Кошка бывает кусачей +412

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Автор оригинала:
LifesADarkArt
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6352785/1/CATastrophe

Основные персонажи:
Блейз Забини, Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
Пэйринг:
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 16 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Тинэн_
«Отличная работа!» от KAROLINA...
Описание:
«Небольшое» приключение анимага-неудачника или В гостях у Драко Малфоя

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания переводчика:
Гамма: AntiGravidy

Арт от автора фанфика можно найти по ссылке: http://lifesadarkart.deviantart.com/art/CATastrophe-180914627

Сиквел: http://ficbook.net/readfic/2401993
31 января 2014, 03:38
Гермиона была просто в неописуемом восторге, когда на Косой Аллее пошел дождь. Ну конечно же, в ее первый день в качестве официально зарегистрированного анимага непременно должен был пойти дождь! Искусство превращений было не из легких, и теперь, после долгих месяцев обучения и тренировок, когда она, наконец-то, на законных основаниях отважилась выйти на улицу и – на тебе! — кошачья полосатая шерстка медового цвета вмиг промокла.

Девушку злило, что из нее получился такой крохотулик.

Гермиона была уверена в том, что постороннему наблюдателю она покажется пятимесячным зверенышем. «И все-таки надо поправиться хоть немного, чтобы выглядеть солиднее в анимагическом обличье», — сделала она вывод. По крайней мере, Гермиона полностью превратилась в животное, без каких-либо проколов, и, конечно же, ей очень повезло, что в своей анимагической форме она могла похвастаться короткошерстностью.

Гермиона укрылась под козырьком магазина «Мантии мадам Малкин на все случаи жизни». Дождь продолжал лить, как из ведра, и прекращаться не собирался. Поэтому подождав несколько минут, Гермиона решила, что пора заканчивать это маленькое приключение. Понаблюдав за прохожими, спешащими скрыться от дождя в ближайшем пабе, она уже собралась трансформироваться обратно, как звякнул колокольчик над дверью магазина.

Она даже не успела понять, что случилось, пока не было уже слишком поздно, и большая часть ее задней лапки оказалась буквально расплющена чьей-то огромной ножищей. Гермиона взвыла (это прозвучало как сумасшедшее «МЯ-А-АУ!»), нога убралась, и она попыталась отхромать подальше с этого места, но от боли упала.

Она подняла голову, чтобы посмотреть, кто этот обидчик, и зашипела, увидев возвышающегося над ней Малфоя. Гермиона решила было превратиться обратно в человека — просто для того, чтобы наорать на него — но потом отказалась от этой идеи. Навряд ли ее вид вызовет в нем раскаяние. Да не только это, из-за боли в ноге она не смогла бы толком сосредоточиться на превращении.

А он так мрачно смотрел на нее, как будто это ему прищемили ногу. Действительно, чего еще ждать от такого придурка!

— Тупая кошка, — пробурчал он и пошел прочь. Но, сделав три шага в дождь, остановился, с негодующим резким выдохом. Он вернулся, выглядя очень недовольным, и она была практически уверена, что сейчас он довершит начатое, когда его рука потянулась к ней.

— Иди сюда, бестолочь лохматая! — раздраженно фыркнул он, осторожно поднимая ее с тротуара и пряча на груди под плащ, подальше от дождя.

Гермиона взвизгнула от боли, но и думать о ней забыла, когда поняла, насколько высоко находится. Дезориентированная подъемом, она как следует запустила в него когти. Гермиона боялась высоты, и вот так вот взлететь – это была просто жуть какая-то.

— Эй, полегче! — сердито сказал Драко, отдирая ее от себя, — Не заставляй меня пожалеть о моем великодушии.

Но она уже снова вцеплялась в него, когда они аппарировали.

* * *

В имении Малфоев он снова ругался, пытаясь отодрать острые когти Гермионы по дороге ко входной двери. Гермиона старалась не паниковать, пока ее возносили вверх по лестнице, и через весь длинный коридор. Наконец, внеся ее комнату, он усадил котенка на кровать и вышел, бормоча себе под нос ругательства и потирая расцарапанную грудь.

Гермиона попыталась сесть, но боль в лапке была просто невыносимой. А что еще хуже – в логове врага возможность обратной трансформации полностью исключалась.

Скорее всего, он просто излечит ее и отпустит на все четыре стороны. В конце концов, у каждого должна быть хоть капля совести. Ладно, она может потерпеть. Кроме того, она не настолько хорошо освоилась с анимагией, и ей не следовало без особой надобности подвергать свои переломанные кости риску дополнительных смещений.

«Все будет хорошо. Он вернется с зельем, или исцелит меня заклинанием, а потом я отсюда уберусь».

Как только она все обдумала, Драко вернулся в комнату, неся несколько книг. Он положил их на стол и принялся снимать рубашку. Потом направился в ванную комнату и закрыл за собой дверь. Она его неплохо отделала, и только эти кровавые отметины от ее когтей сейчас уродовали его, несомненно, идеальное тело.

Она слышала звук бегущей воды и как он ругается вполголоса там, перед тем, как снова появиться в комнате, вытирая разодранную грудь махровым полотенцем. Он подошел к книгам и открыл одну, а затем обратился к ней:
— Смотри, чтобы у тебя не оказалось бешенства, – пригрозил он. Гермиона улыбнулась этой предосторожности. Вместо того чтобы применить заживляющее заклинание, Малфой, на всякий случай, обработал свои раны одной очень щиплющей мазью. Он тоже немножко помучается. Ну, это уже было хоть что-то.

Он долго смотрел на нее, прежде чем вернуться к книге и вымолвить:
— Думаешь, это смешно, а? – спросил он у ошеломленной Гермионы. И как он только заметил? Как жаль, что в обличье кота у нее нет возможности рассмеяться.

— Ну да ладно, — продолжил он, — если я не найду нужного заклинания или зелья, чтобы вылечить тебя, придется совершить единственный остающийся гуманный поступок и придушить тебя.

Потом пробормотал:
— Тогда увидим, кому из нас будет смешно.

Как будто заметив ее обеспокоенность, он повернулся к котенку и ухмыльнулся. Понимая, что он не мог знать, что зацепил ее, Гермиона все равно на него зашипела. Драко тихо засмеялся.

— Чертовски сообразительная тварь! — сказал он, возвращаясь к книге. Гермиона на миг почти уверилась в том, что он догадался, что это она, но потом отмела эту мысль, списав все на паранойю.

Гермиона попыталась быть терпеливой все то время, пока он листал первую книгу, страницу за страницей, лишь иногда останавливаясь на чем-то. Наконец, он отложил ее и перешел к следующему фолианту.

Сейчас она была целиком и полностью уверенна, что вызубрила больше бесполезных заклинаний, чем кто-нибудь другой из ее поколения. Но для него-то было сущим позором не знать, каким заклинанием срастить кости. Профессор МакГонагалл, преподавая им трансфигурацию в течение семи лет, обучила их нескольким разным приемам исцеления сломанных конечностей – на случай, если они травмируют животное, с которым работают.

Ладно, если честно, МакГонагалл ничему такому их не обучала. Но она демонстрировала это! Столько раз, что Гермиона успела все запомнить.

Тем не менее, в той ли книге, что надо, он ищет? Ради Мерлина, поиск нужного заклинания не занимает столько времени! Конечно, если знаешь, где искать.

Это стало невыносимым, ей надо посмотреть, что он делает. Гермиона превозмогла боль достаточно для того, чтобы подняться и дохромать к краю кровати, где он сидел, проглядывая страницы, в шаге от нее. Она заставила себя подобраться ближе, подползая для того, чтобы разобрать строчки.

— Ты чего творишь? – раздраженно спросил Драко, повернувшись, и этим самым испугав ее.
Она потеряла равновесие и свалилась на пол, испустив леденящее кровь мяуканье, когда приземлилась на больную лапу. Драко поднялся, рассмеявшись.

— Знаешь ли, любопытство погубило кошку, — сказал он, поднимая ее с пола за шкирку (как унизительно!) и усаживая Гермиону на стол перед книгой, подложив под нее подушку. – Если хочешь пошалить – делай это тихо. Навряд ли ты тут сможешь помочь, — вздохнул он, потянулся и вышел из комнаты.

И это все? Ему уже нужен перерыв? Он не особо рвался помочь бедному котенку.

Пользуясь случаем, Гермиона просмотрела книгу, которую он читал. Просто текст по общей терапии… в таких книгах обычно не встретишь настолько продвинутых заклинаний, как те, которые сращивают кости. Но она была уверена, что здесь найдется хоть одно простенькое зелье на такой случай.

Если бы только найти страницу… но как ты объяснишь потом кота, который указывает как его лечить? Но вообще-то в его глазах она могла бы быть помесью кота и книззла, как Живоглот, например.

Она уже почти потянулась к страницам, когда он вернулся с маленьким блюдцем в руках.

— Выпей, — скомандовал он, поставив блюдце перед ней, действуя так, словно полагал, что она его понимает.

Гермиона посмотрела на зеленую жидкость и понюхала ее. Сначала она не узнала запаха, но потом чуть ли не запрыгала от радости, когда поняла, что это за зелье. Обезболивающее! Именно то, что ей нужно. Ну… не совсем, но почти то. Она вылакала немного горького снадобья, молясь про себя, чтобы у Малфоя хватило ума найти в книге исцеляющий отвар, который — она-то была уверена — где-то там был. Серьезно, неужели он не знает о такой штуке, как оглавление?!

— Хороший мальчик, — вздохнул Драко, потрепав ее за ушком, и убрал блюдце.

«Мальчик?!»

Он на секунду задумался, прежде чем снова покинуть комнату.

Мерлин, вот это уже было действительно унизительно! Как только все закончится, она приложит все усилия, чтобы убрать эту историю из своей памяти. По крайней мере, сейчас она не ощущала боли. Но с такими темпами действие зелья прекратится раньше, чем до него дойдет, что в книге есть такая чудесная вещь как содержание.

Малфой снова вернулся, теперь с двумя небольшими мисками, которые поставил перед ней, и продолжил тупо пролистывать страницу за страницей.

Гермиона грустно вздохнула. Ей только и остается, что надеяться, что та глава, которую они ищут, находится не в самом конце книги. Она отвела глаза от этого безнадежно идиотского поиска и обратила свой взор на две мисочки. Вода! Гермиона подошла к миске с водой и стала пить, утоляя жажду. Потом заглянула в другую.

Кошачий корм?!

Хорошо, она голодна, но не настолько же! Только этого и не хватало, чтобы никогда не забыть эти жуткие мытарства. Если она сейчас это сделает, то память останется с ней навечно. Она вернулась к подушке и уныло развалилась на ней.

Самым худшим в этом глупом положении было то, что, после того, сколько это все уже продлилось, она не переживет позора, который ее ожидает, если все же придется снова становиться человеком — здесь. Она издала горестный вопль при этой мысли и осеклась, вдруг поняв, что чересчур освоилась с новой шкурой.

Драко посмотрел на нее, отвлекшись на это отчаянное «мяу», и перевел взгляд на кошачью миску.

— Что, тебе не по вкусу? – спросил он, и она сердито зашипела на него. Ну кому нужна кошачья еда в такое время?! Ей так хотелось наорать на него, чтобы Малфой, наконец, начал быстрее соображать.

— Понятно, — он поднялся из-за стола и, забрав миску с кошачьим кормом, вышел.

О, ради всего святого!

С такими темпами, он ее вообще никогда не вылечит. Она нетерпеливо ждала его возвращения и раздраженно била хвостом. Потом пообещала себе, что, когда он вернется, она будет вести себя тихо, дабы не отвлекать его от поисков. Кто же знал, что Драко Малфой так проникнется судьбой бедного животного?

Наконец он вернулся, снова поставил перед ней миску и сел, продолжая поиски.

Следующие несколько минут Гермиона честно пыталась вести себя тише воды, ниже радаров, чтобы не отвлекать его. Но запах сырой рыбы просто убивал ее по-кошачьему чуткое обоняние. Если бы она была настоящей кошкой, она бы отдала должное его благородству и самопожертвованию (рыбу, небось, сам резал), но ее уже просто выворачивало.

— Пожалуйста, не надо, – нахмурился он, когда увидел, что она борется с рвотными позывами. Поздно, доктор…

— О, нет, только не это! – в неверии воскликнул он, вскакивая со стула, тогда как ее стошнило прямо ему на локоть, на документы, подушку и книгу. – Ах ты, маленький засранец! – пробормотал Драко, поднимая ее, чтобы вытереть ей рот губкой. Она видела, что ему стоило много труда не швырнуть ее, а осторожно посадить обратно на кровать.

Следующие несколько минут он с помощью волшебной палочки убрал за ней, и удалился в ванную, чтобы (как она думала) отмыть руки. Ей было ужасно стыдно (слава Богу, что он думает, что она – обычный кот, в противном случае – ей не сносить головы). Хорошо, что он считал ее только кошкой, а не то быть бы ей прибитой девушкой.

Когда Драко вернулся, с красным лицом, он сел и посмотрел на нее:
— С тобой выходит чересчур много возни, — сказал он сам себе, и Гермиона с ним согласилась. Она устала и хотела домой.

Она растянулась на кровати, зевнула, и прикинула, что, пожалуй, ничто не мешает ей немного вздремнуть. Устроившись удобнее, она взглянула на Малфоя и удивилась, заметив, что выражение его лица резко смягчилось. Он вздохнул и вернулся к книге.

Видимо, вообще мало кто устоял бы перед комбинацией кошачьего зевка и потягивания.
Она знала, что если продолжит бодрствовать, то просто будет изводить себя в тихом бешенстве, поэтому решила, что пусть котенок немного поспит, в надежде, что когда она проснется – он уже приготовит нужное зелье. Она смежила веки и уже почти засыпала, когда почувствовала что на нее легла теплая ладонь.

Она открыла глаза, с удивлением поняв, что Драко гладит ее. А потом, к ее ужасу, услышала, что мурлычет. Эта непрошенная ласка раздражающе расслабляла, и, прежде чем она успела разозлится на него за прикосновения, или на себя за скотский балдеж, Гермиона уснула.

Гермиона не знала, насколько поздно было, когда она проснулась, но в комнате уже стемнело, и Драко зажег лампу. Дождь все еще стучал в оконное стекло.

Она не могла поверить, что он до сих пор возится с этими книгами. Ну, как далеко могла заходить его глупость?

Она прорычала с досады. Драко взглянул на нее:
— Добрый вечер, — поприветствовал он ее пробуждение и вернулся к чтению. Гермиона потянулась и, встав на ноги, начала пробираться к краю кровати. Нога уже снова побаливала, и скоро ей опять понадобится порция обезболивающего зелья.

Итак, где мы там теперь застряли? Драко, похоже, перелистал уже несколько книг, пока она спала, но все еще без толку. Ее это уже здорово достало. Надо ему как-нибудь помочь, но как?

— Мяу, мя-а-а-ау, мя-а-а-ау-у… мя-а-а-а-ау… мяу! – заладила она и это сработало – он прервался. Гермиона начала ходить взад-вперед по краю кровати, глядя то на него, то на стол с книгами. Она хотела добраться до книг, чтобы помочь ему.

Он несколько секунд непонимающе переводил взгляд с нее на стол и обратно.

«Да! Да! На стол, ты правильно понял!»

Она снова начала мяукать, и тогда он поднялся и поставил перед ней миску с водой.

«Нет!»

Она не обратила внимания на воду, продолжая мяукать, изо всех сил стараясь показать, что ей надо. Он вернул миску на место и в замешательстве запустил пальцы в волосы.

Хорошо, не получилось. Может, она сама допрыгнет. Она выглянула за край высокой кровати и почувствовала, что ее снова замутило. Прыжок получался чересчур большой для такого маленького котенка, да еще со сломанной лапкой. Но что ей оставалось?

Она свесилась вперед над краем кровати, низко припадая, и шевельнула плечами туда-сюда, готовясь к прыжку. Гермиона постаралась не думать о своем последнем падении с этой кровати и сосредоточилась на удачном приземлении на три свои здоровые лапы в точке назначения. И как раз когда она скакнула, тут-то Драко ее и поймал.

— Ты куда это? – спросил он, укачивая ее на руках, — чего тебе на месте не сидится?

Она брыкалась и царапалась в его объятиях, отбросив страх высоты и пытаясь подобраться поближе к книгам, намереваясь допрыгнуть хоть бы и отсюда, если надо.

Он схватил ее за загривок, таким образом парализовав ее движения, и вперился в нее:
— Ну чего тебе надо? – спросил он слегка расстроено. Ах, если бы коты могли говорить!

Драко снова усадил ее на кровать и достал волшебную палочку:
— Я не думал, что это так затянется, иначе сделал бы это раньше, – когда он это сказал, Гермиона запаниковала: он что, собирается ее убить?

Она снова повторила попытку добраться до стола, но Драко поймал ее, удерживая на весу:
— Остынь, — пробормотал он и наложил заклинание на ее сломанную конечность. Она крепко зажмурилась, а когда поняла, что все еще жива, открыла глаза и увидела, что Драко проверяет, правильно ли он все сделал.

Он посмотрел на нее фирменным взглядом «а чего ты ожидала?»:
— Дурашка, — он погладил ее по голове.

Оскорбленная, Гермиона увернулась от его руки и укусила за палец так сильно, как только могла. Не сработало. Он лишь тихо засмеялся от того, как она его зажевала.

Затем с первого этажа донесся звонок в дверь.

— Ах, да, — вспомнил он и снова вышел.

Гермиона сию же секунду направилась к столу: спрыгнула с кровати и попыталась забраться на кресло, но безрезультатно. Она, черт подери, была слишком мала, да еще больная нога. Она вытянулась во всю длину своего хилого тела и сделала утешительный вывод, что малфоевское кресло было просто сверх всяких приличий высоким.

Не прошло и минуты, как она услышала, приближающийся к комнате, голос Драко. Он говорил с кем-то еще, с каким-то парнем с низким голосом, и Гермиону выводила из себя мысль о том, что кто-то еще будет свидетелем всего этого позора.

— Тебе надо снять антиаппарационное заклинание, — услышала она жалобу того, другого, — заставить меня промокать под дождем, ну, знаешь!

— Тем не менее, ты, наконец-то, соизволил прийти. Я послал к тебе сову час назад! Он просто наказание какое-то! — сказал Драко, вернувшись в комнату. Рядом с ним был Блейз Забини.

— Но, Драко, это всего лишь кот, – обнадеживающе ответил ему Блейз.

— Он какой-то странный, — добавил Драко, закрывая дверь. В это время, Блейз заметил ее на полу и поднял, взяв под мышки.

— Странный, — повторил Блейз, рассматривая ее, — может, это потому, что это кошечка, а не кот? – он засмеялся, а Гермиона покраснела от стыда. В самом деле: она в кошачьей шкуре, а не на приеме у гинеколога!

Драко тоже подошел, чтобы взглянуть.

— Я не проверял, — пожал он плечами, — думал, этот задира — парень.

Гермиона услышала, как из ее горла вырывается неясное рычание. Блейз засмеялся, вернув ее на кровать.

— Кажется, ей твои слова не понравились, — отметил он, посмотрев на стол. – Так ты ничего не нашел в этих книгах? – спросил он, разглядывая обложки с названием.

— Нет, — вздохнул Драко, а Гермиона не поверила собственным ушам. Блейз пролистывал страницы в большой книге. – У тебя ведь есть собаки, поэтому, я подумал, что ты поможешь, — с некоторым раздражением признался он.

— Ты хоть удосужился посмотреть в содержание, прежде чем слепо начал листать страницы? – спросил Блейз, а Гермиона громко мяукнула, соглашаясь. Она поаплодировала бы Блейзу, если бы могла.

— Заткнись, — обратился к ней Драко.

— А кошка-то тут при чем? – засмеялся Блейз. Драко сверкнул на него гневным взглядом.

— Единственное, что я там нашел, это зелья для сращивания костей, — раздраженно буркнул он.

— А с ними что не так? – выспрашивал Блейз.

— Их надо варить от трех дней до недели, — ответил Драко, — а эта маленькая тварь мне ни к чему, да еще на такой долгий срок. Поэтому я искал заклинания.

— Понятно, — улыбнулся Блейз, — заклинание, чтобы вышвырнуть ее поскорее на улицу?

— Я так и сказал, — ответил Драко.

— Значит, это не потому, что тебе хочется поскорее ее вылечить? – ухмыляясь во весь рот, сказал Блейз.

— Что ты имеешь ввиду? – воскликнул Драко.

— Ты хочешь оставить ее себе, не так ли? – откровенно спросил Блейз.

— Что? – насмешливо переспросил Драко, краснея.

— О-о-о… — протянул Блейз, присаживаясь возле Гермионы и гладя ее по голове. – Ты слышала, киса? Ты кому-то очень нравишься.

Гермиона ужаснулась: она не может остаться в качестве домашнего питомца, да еще и у Малфоя! Наверное, ей стоит задуматься над тем, чтобы смиренно принять свою незавидную участь: превратиться обратно и сознаться во всем.

— Заткнись, Блейз, — пробормотал Драко, отворачиваясь.

«Наверное, чтобы спрятать лицо» — подумала Гермиона.

— Ладно, — сказал Блейз, доставая волшебную палочку и направляя ее на Гермиону. Он произнес заклинание, делая быстрые и точные пассы. Лапка Гермионы тут же срослась. — Вот и все, — продолжил он, — думаю, ты незамедлительно отошлешь ее теперь на Косую Аллею?

Драко пожал плечами.

— Ну, на ночь она может остаться, — сказал Драко. Блейз наградил его проницательным взглядом.

— Уверен? – спросил он. — Я мог бы занести ее туда, по дороге.

— Нет, не стоит, — махнул рукой Драко, — кроме того, ей надо подкрепиться и отдохнуть. Она пока не отошла от стресса, — добавил он. — Да и дождь на дворе… — словно оправдываясь, продолжил Драко.

— Ну, если ты так говоришь, — пожал плечами Блейз, направляясь к двери. – Сообщишь мне, чем все это закончится, – сказал он, выходя из комнаты.

Прежде чем сесть возле нее и снять обезболивающее заклинание, Драко вздохнул и провел рукой по волосам.

Гермиона же настолько расслабилась после того, как ей вылечили лапку, что даже не потрудилась разозлиться на него за то, что Малфой ее гладил.

— Ну, ты рада? – спросил он, а Гермиона взглянула на него снизу вверх и мяукнула в ответ. Мгновение он выглядел ошеломленным, а потом отодвинулся от нее и поднялся:
— Теперь бы мне еще понять, чем тебя накормить, мантикора тебя задери… — пробормотал он прежде, чем снова покинуть комнату.

Она все еще умирала от голода и молилась, чтобы ему не взбрело в голову опять принести ей сырую рыбу. Гермиона вытянула свою зудящую лапку – еще несколько часов, и она будет свободной.

По крайней мере, она очень на это надеялась.

* * *

Удивительно, но Малфой вел себя, как прилежный кошатник. Жаль, что к людям он не столь внимателен, а то Гермиона могла бы подумать, что Драко славный парень. Собственно, если все закончится хорошо, она попробует нормально поговорить с Малфоем в своем человеческом облике, просто, чтобы увидеть, каков он на самом деле.

Трудно, правда, предположить, что за собой повлечет такая их встреча. Но все-таки, хоть он и сломал ей лапку, Драко повел себя благородно, пытаясь исправить положение. Гермиона знала многих волшебников, которые даже пальцем не пошевелили бы в такой ситуации.

Драко вернулся с блюдцем чего-то очень восхитительно пахнущего.

— Тебе это понравится, — сказал он, и Гермиона видела, что он постарался сказать это обиженно, но у него не получилось. Малфой поставил блюдце на пол и, когда Гермиона увидела свежеприготовленного лосося, живот ее радостно забурчал.

Гермиона спрыгнула на пол и без промедления принялась за еду.

— Ах ты, привереда, — не поверил своим глазам Драко. — А сырое ты, значит, не ешь? – спросил он, а кошка оторвалась от блюдца лишь на секунду, чтобы утвердительно мяукнуть и снова вернуться к делу. Он присел на краешек кровати и стал смотреть за ней, пока та не наелась до отвала.

— Гляди-ка, такая крошка, а аппетит-то волчий, — покачал он головой, а Гермиона постаралась сверкнуть на него взглядом.

Драко поднялся и прошел в ванную, где наколдовал кошачий туалет, прежде чем показать его кошке:
— Если, не дай Мерлин, ты мне уделаешь хоть что-то из вещей, я тебе эту ногу обратно сломаю, поняла? – серьезно сказал он, а Гермиона сглотнула. – Отлично, — улыбнулся Драко, прежде чем снять штаны и включить душ.

Гермиона повернулась в поисках выхода (дверь в комнату он, слава Мерлину, оставил открытой) и вмиг очутилась возле кровати. Она не могла так высоко запрыгнуть, поэтому уселась и стала ждать его – привыкание к своему статусу налицо.

Наконец (вечность спустя), Драко появился из ванной в одном полотенце, и Гермиона отвернулась, чтоб не смущать его, пока тот одевался. Хотя, если честно, она бы не осмелилась назвать боксеры «одеждой», но, видимо, Малфой спал только в них.

Гермиона обрадовалась, когда Драко поднял ее, надеясь на то, что он посадит ее на кровать, но вместо этого ее отнесли в ванную, которая была неглубоко наполнена водой.

О, нет…

Гермиона сопротивлялась и царапалась, шипела и кусалась, но это его не удержало.

— Да уж, кошки воду не любят, — сказал Драко, осторожно помещая ее в теплую воду. – Я не знаю, где ты была, но все равно простыни придется менять, так что прекрати, — спокойно объяснил он и стал поливать кошку, зачерпывая горстью воду и стараясь, чтобы влага не попала ей на мордочку и в ушки.

Драко намылил ее чем-то из небольшого флакона, и все время, пока он ее купал, Гермиона ощущала себя жертвой надругательства.

Она попробовала опять подраться с ним, стараясь, чтобы Малфой убрал руки от ключевых областей.

— Ты только делаешь себе хуже, — сказал он ей сурово, в конце концов, поняв, что её не пропустят назад в его комнату без тщательной дезинфекции, Гермиона затихла, надеясь только на то, что все закончится поскорее.

После того, как суровое испытание было завершено, Драко завернул кошку в полотенце и применил сушащее заклинание. Потом откинул одеяло и посади ее на кровать.

— Так лучше? – улыбнулся он.

«Кому как, мне – нет».

Гермиона приложила все усилия, чтобы выразить на своей кошачьей мордочке обиду и расшевелить в нем раскаяние, но он, зараза, только смеялся над ней.

Драко потянулся и зевнул, проделав это настолько же соблазнительно, как она недавно, и Гермиона поняла, что не только кошачьим зевкам невозможно сопротивляться. Потом он забрался в постель, и кошка подвинулась, чтобы Драко лег удобнее.

Вообще-то, Гермиона решила, что это будет отличная возможность, чтобы улизнуть отсюда. Она так и собиралась сделать, как только он уснет.

Неожиданно Драко ее поднял, уложив на свою широкую грудь, и начал мягко поглаживать, иногда еще почесывая ей за ушком. Она почувствовала, как ее охватывает сонливость и, непроизвольно замурлыкав, снова начала дремать. Черт возьми, какая разница, он не знает – и никогда не узнает – кто она, так что пусть гладит.

Гермиона и не заметила, как провалилась в сон.

Когда же она снова проснулась, то была у Драко под боком, крепко прихваченная его рукой. Утреннего солнца не было, но, из-за продолжавшегося дождя, Гермиона не могла сказать, ночь ли это, или просто очень пасмурно. Тем не менее, ей пора уже уходить отсюда. Она достаточно легко выбралась из его хватки и довольно грациозно спрыгнула на пол.

Подкравшись ближе к двери, Гермиона вернулась в свое человеческое обличье. Она тихо потянула дверь за ручку, но та не поддалась. Достав волшебную палочку, она прошептала «Алохомора», однако и это не привело к необходимому результату.

Это ж каким параноиком надо быть, чтобы вот так вот запечатать несчастную дверь? Да это просто смешно! Гермиона попыталась открыть ее более продвинутым заклинанием, но, все так же, безуспешно. Она со вздохом негодования досадливо топнула ногой, и тут же об этом пожалела — Драко пошевелился.

Гермиона обернулась, чтобы увидеть как Малфой сел в постели, протирая глаза.

Она судорожно попыталась взять себя в руки и превратиться обратно в кошку, но не смогла сосредоточиться и запаниковала, после чего это уже стало совершенно невозможным. Гермиона примерзла к месту, а он сонно вытаращился на нее.

— Какого черта? – нахмурившись, прошептал Драко, щурясь в полумрак.

Какой кошмар! Ну и что ему отвечать? «Прости?» Она уже вознамерилась сдаться и приступить к объяснениям, когда Драко зевнул.

— Да что со мной такое? – пробормотал Малфой, потряс головой и повалился обратно.

Ошеломленная, Гермиона стояла некоторое время тихо, выжидая, пока успокоится пульс. Когда же она, наконец, обрела способность двигаться, то прокралась к кровати, осторожно присела на ее краешек и превратилась в кошку. Ей придется выждать, чтобы убежать днем.

Когда Гермиона мрачным утром проснулась, Драко уже был на ногах, одет и убирал книги со стола. Она чувствовала себя исключительно хорошо – нога не болела, и Гермиона просто не могла дождаться, когда же ее наконец отнесут обратно на Косую Аллею.

Она мяукнула, оповещая его, что уже проснулась и готова отправляться в путь. Малфой окинул ее оценивающим взглядом, и Гермиона чувствовала, что он ищет в ней какое-то сходство с… нет, об этом лучше даже не думать. Она снова мяукнула, пытаясь убедить его, что ничего подозрительного не происходит, что она всего лишь животное, и, кажется, это подействовало. Драко тяжело вздохнул и подошел ее погладить.

— Мне ночью такой странный сон приснился, — сказал Малфой, а Гермиона застыла соляным столбом, потом снова мяукнула, поскольку он выжидающе смотрел на котенка.

Приняв ее «мяу» за вопрос, Драко начал объяснять:
— Об одной девочке из школы, которую я уже сто лет не видел. Довольно странно, — сказал он уже сам себе. Потом поднялся с кровати, забрал ее блюдца для еды и воды и вышел.

У Гермионы перехватило дыхание. Малфой что-то заподозрил. Как может быть иначе? И так, как он так разговаривал с животным…

Спокойно, расслабься…

У нее нет причин волноваться. Она вот-вот освободится. Как только он вернется, то заберет ее с собой в город и отпустит.

— Помни, что я тебе говорил о туалете, кошка, — сказал Драко, ставя на пол, перед ней блюдце с водой и другое — с кусочками вареной курицы.

«Что?» — спросила она, но изо рта вырвался вопросительный звук; она спрыгнула с кровати и стала тереться об его ноги.

— Я скоро вернусь, — пробормотал он, гладя ее по голове, — на дворе все еще дождь, поэтому никуда я тебя не отпущу. Пока что, – добавил Драко, доставая из шкафа куртку и одевая ее.

— Рада, небось, что не на улице, — сказал он, направляясь к двери.

Нет! Нисколько не рада!

Надо было заставить его взять ее с собой.

— Мяу! Мяу… Мя-а-а-ау! – возопила она, преграждая ему дорогу и прыгая на ноги.

Он засмеялся, поднимая ее.

— Не хочешь, чтоб я тебя бросил? – спросил Драко, и Гермиона обрадовано мяукнула от того, что ее поняли.

Он вздохнул и обвел взглядом комнату, как будто на самом деле обдумывая.

— Я же не могу носить тебя с собой, — сказал Малфой, а Гермиона посмотрела на него снизу, склонив голову на один бок и постаравшись тем самым придать себе трогательный вид преданной собачки.

Казалось, взгляд оказал свое действие, и она для большей соблазнительности несколько раз лизнула ему ладонь шершавым язычком.

Драко вздохнул еще раз и опустил ее на пол.

— Прости, но мне надо идти, — сказал он извиняющимся тоном и практически выбежал из комнаты. Словно, если бы он этого не сделал, то передумал бы и кончил тем, что прихватил бы ее и носил с собой весь день.

Гермиона в гневе возопила ему вслед.

Да я ведь даже руку ему полизала!

Она кипела от злости еще полчаса, прежде чем вспомнила, что одна дома. Гермиона превратилась в человека и воспользовалась ванной, чтобы освежиться, прежде чем сделать умную вещь и проверить, не заперта ли дверь.

Она повернула ручку и чуть не подпрыгнула от радости, когда дверь открылась.

Гермиона побежала по коридору, помедлив на верху лестницы, чтобы убедиться, что поблизости нет слуг. Когда она поняла, что горизонт чист, то направилась на первый этаж, ошеломленная роскошью вокруг. Она вообще не заметила всего этого вчера.

Приметив входную дверь, Гермиона бросила осматриваться и метнулась туда, чтобы открыть ее, и выбежала на улицу, в свет пасмурного дня. На дворе накрапывало и, не теряя времени, Гермиона, наконец, в спешке аппарировала из этого места.

Попав домой, она решила, что второй раз пережить подобное не сумеет.

* * *

У Драко — наконец-то! — закончилась последняя примерка. Его специально заказанная мантия от мадам Малкин для приближающейся свадьбы чистокровной пары будет, как всегда, безукоризненной.

Он не пытался притворяться, будто не торопится домой проверить, на месте ли эта глупая животинка, — какой смысл? Ему понравилась эта чертовка и он не хотел выпускать ее на свободу. Да и с чего бы? Нужно проследить, чтобы она не потерялась в доме, а в остальном проблем с тем, что она остается, возникнуть не должно.

Родителей все равно не было дома, чтобы возражать.

Отлично. Ну, так о чем он спорит сам с собой? Закончив с примеркой, прежде чем сообразить, что он делает, Драко уже был в зоомагазине, покупая маленький красный ошейник, с крошечным золотым звоночком.

Он не хотел, чтобы она заблудилась в доме.

Но дома кошки уже и след простыл.

ЭПИЛОГ



Неделю спустя Гермиона, наконец-то, нашла в себе мужество сделать то, что сама себе пообещала.

— Привет, Малфой, — негромко окликнула она его, стараясь не думать, насколько наигранной выглядела эта случайная встреча.

Эту неделю Гермиона выслеживала его, чтобы определить его распорядок дня, собираясь с духом для разговора, и определила, что в это кафе он часто приходил обедать.

Приставила, в общем, к нему самодеятельную «наружку».

Гермиона хотела отблагодарить Драко за все, что он сделал для нее, попытавшись подружиться с ним. Возможно, ему было достаточно одиноко, возможно, не было, но она решила проверить: на самом ли деле он такой хороший. Гермиона не собиралась хранить в памяти свои кошачьи хождения по мукам, но не забыла его доброту.

Драко повернулся на стуле, поднимая голову, и Гермиона уже приготовилась, что он пошлет ее куда подальше.

— А, это ты, — удивленно сказал Драко, когда увидел, кто к нему обратился. — Как дела, Грейнджер? – спросил он, а Гермиона растерялась. Она не подумала, что будет делать потом, предполагая, что он просто не захочет с ней разговаривать.

Когда он нахмурился, она встряхнулась и неловко улыбнулась:
— Ну, я тут просто проходила мимо и… — она очень надеялась, что все это звучит не слишком прямолинейно. — Ну, и увидела, что ты сидишь здесь и я… э-э-э… — она не знала, как закончить фразу.

Его, кажется, озадачило такое ее поведение, поэтому Гермиона заставила себя продолжить:
— Я подумала: «Ой, я так давно я его не видела!» — ну, типа того, — девушка чувствовала, что ее лицо заполыхало. — Ну, и я просто решила поздороваться.

Казалось, Малфой был шокирован.

— Ну, так что… — она помахала ему рукой, — привет.

Он улыбнулся и встал, обошел стол кругом и выдвинул стул напротив.

— Хочешь, вместе пообедаем? – спросил он с такой улыбкой, словно сдерживал смех. Гермиона улыбнулась в ответ, чувствуя себя немного лучше оттого, что он, вроде, не собирался спрашивать, не свихнулась ли она, и не предлагал сгинуть подобру-поздорову.

— Э-э-э, да, — сказала она, присаживаясь. — Спасибо.

Драко тоже сел и спросил, что она будет пить, и Гермиона заказала чай.

— Я думала, — неуклюже начала она, — что ты не пожелаешь со мной разговаривать.

Драко негромко рассмеялся.

— То же самое я мог бы сказать и о тебе, — пожал плечами Малфой. – Я на тебя не злюсь, Грейнджер, — Драко улыбнулся, и Гермиона порадовалась, что она это затеяла.

— Я тоже, — ответила она. Потом спросила:
— Так что ты здесь делаешь?

— Да ничего особенного, — вздохнул Драко. – А ты?

Гермиона ему улыбнулась:
— Наверное, хочешь купить кота? — закинула она удочку, Драко улыбнулся.

— Я нашел здесь кошку на прошлой неделе, — начал он. — Взял ее домой, — прибавил, как само собой разумеющееся.

— Правда? – улыбнулась Гермиона. — И как она?

— Сбежала, — рассмеялся он.

— Как жаль, — сказала Гермиона.

— Кожа да кости, так что надеюсь, ее не сцапала какая-нибудь сова, приняв за крысу, — пожал плечами Драко, а Гермиона попыталась не разозлиться на такое безразличие к судьбе животного.

— Наверное, ты по ней скучаешь? — строго спросила она.

— Да не особо, — снова пожал плечами Драко, а Гермиона попыталась утихомирить себя.

— Так ты не собирался ее оставлять себе? – спросила она, и Драко вроде как на несколько мгновений задумался.

— Просто досадно, что она сбежала именно в тот день, когда я купил ей премиленький ошейник, — пробурчал он, а Гермиона улыбнулась на такие вести.

— Видишь? Она тебе понравилась, — сказала она.

Гермиона возликовала, и в то же время ей стало немного грустно.

— Почему бы тебе просто не взять другую кошку? – спросила она. Драко задумался, глядя сквозь нее.

— Мне не нужна кошка, — просто ответил он. – Ладно, было приятно снова пообщаться с тобой, но мне уже пора, — сказал он, поднимаясь из-за стола, и положил на стол несколько монет. Гермиона почувствовала, что сфальшивила.

— Подожди, — сказала она, вставая. Малфой остановился, глядя на нее. — Не хочешь ли ты… э-э-э, — Гермиона опять не знала, что сказать. — Снова встретиться за обедом… — выдохнула она, а Драко засмеялся.

— Ты приглашаешь меня на свидание? – уточнил он, и Гермиона покраснела.

Она не это имела в виду, но после такого заявления лишилась дара речи и просто кивнула.

— Ну, да, — промямлила она, склонив голову. Малфой окинул ее оценивающим взглядом перед тем, как ответить.

— Конечно, — улыбнулся Драко, а Гермиона нахмурилась, увидев его самодовольное выражение. Прежде чем она успела взять свои слова назад, Малфой заговорил:
— Можем встретиться здесь сегодня вечером, в восемь, и тогда решим, что будем есть, — и аппарировал.

Гермиона вздохнула. Придется ей попробовать некоторое время его потерпеть…

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.