Not enough +184

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Основные персонажи:
О Cехун, До Кёнсу (ДиО)
Пэйринг:
Сехун/Кёнсу; фоном Лухань/Сехун
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Миди, 52 страницы, 7 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Влюблена ❤» от Mrs Chon
«Спасибо за чувственность » от Митсуко
«классика седо ;; <з» от brusnika5
Описание:
О Сехун работает в баре, а До Кёнсу каждую пятницу выступает в этом баре с каверами различных песен.
Эта история о притяжении, влечении, чувствах, эмоциях и немного о прошлом.

Посвящение:
http://vk.com/public45206058

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
не советую ждать умопомрачительных интриг, потому что автор очень терпетно относится к этому пейрингу и ему захотелось просто написать о невероятном притяжении между двумя людьми.

рейтинг PG-13, но возможно изменится на R

- 6 -

23 апреля 2014, 19:04
Сехун очень удивляется, когда ему за два дня до Рождества звонит Бэкхён и сообщает, что буквально завтра вечером их факультет устраивает праздничную встречу выпускников. Сначала Сехун упирается, пытаясь найти отговорку, что пойти не сможет, но Бэкхён невероятно настойчивый и находит тысячу и одну причину, чтобы заставить О Сехуна «притащить свой зад на эту дурацкую встречу».

– Бён Бэкхён, ты прекрасно знаешь, как я буду чувствовать себя среди тех, кто туда явится, – Сехун плечом прижимает трубку к уху, стараясь среди шума, что царит в баре (сегодня много посетителей) расслышать, что ему говорит друг.

– Брось! – почти кричит Бэкхён. – Не со всеми же у тебя были плохие отношения!

– Зато все, кто учился вместе с нами, буду смотреть на меня, как на неудачника. Ну, знаешь, диплом психолога, а работает в каком-то замшелом баре, ничего не добился и бла-бла-бла, – ворчит Сехун в трубку, встряхивая шейкер в руках.

– С каких это пор тебе есть дело до того, что подумают другие?

– Наверное, с тех самых, как после выпуска мне отказали в пяти конторах, – Сехун пытается шутить, только выходит у него это плохо.

– Ты как был идиотом, так и остался, ясно, – как-то устало выдыхает Бэкхён в трубку. – В общем, я отправлю тебе адрес, где будет проходить это мракобесие. Очень надеюсь, что ты придёшь. А ещё я точно знаю, что завтра у тебя выходной, поэтому не смей прикрываться работой. До встречи.

– До встречи, – Сехун убирает трубку от уха и запихивает телефон в нагрудный карман рубашки. Он хмурится, представляя себя завтра среди своих бывших однокурсников. Если верить социальным сетям, то жизнь удалась практически у всех, кроме него. Даже рядом с Бэкхёном, который был лучшим другом, Сехун чувствовал себя на пару ступеней ниже в обществе.

Вместо того, чтобы получать с клиентов приличные деньги за сеансы психоанализа, Сехун торчит в этом баре, смешивая в шейкере со льдом очередную порцию Май-Тая или Бронкса. Но его это устраивает, ведь так?


Бэкхён заезжает за Сехуном вечером следующего дня. На удивлённый взгляд друга Бён отвечает, что так надёжнее и так он точно будет знать, что О не решил отказаться от приглашения в самый последний момент.

До ресторана они добираются довольно быстро. Сехун присвистывает, выходя из машины:

– Вау, не думал, что наш психологический решится на такие затраты ради какой-то рождественской вечеринки.

Бэкхён в ответ кривит губы, делая вид, что не замечает сарказма в словах друга. Сехуну хочется пристыдить самого себя, потому что он знает, как сильно Бён любил и любит их факультет, а быть психологом – его мечта. Но при одной мысли о том, что сейчас они войдут в помещение полное людей, которых О Сехун хотел бы больше никогда не видеть, он отодвигает чувство стыда на задний план.

С одной стороны Бэкхён прав, думает Сехун, открывая двери ресторана и вежливо кивая хосту на входе, студенческая жизнь была не такой уж катастрофически ужасной. Просто не со всеми преподавателями и одногруппниками сложилось взаимопонимание. И постоянные пересдачи, наряду с косыми взглядами, отношения не улучшали. Вообще, в окружении всех этих людей Сехун всегда чувствовал себя недостаточно умным, успешным, интересным и список мог бы быть очень длинным, поэтому Сехун предпочитал ёмкое «неудачник».

Пока они пробираются через толпу к своему столику, Сехун вяло здоровается с преподавателями, половина из которых даже не помнит, кто он такой. Слава богу, что и своих одногруппников он пока не встречает. В основном на пути попадаются выпускники разных годов: кого-то Сехун видит впервые, а кого-то помнит по последним годам обучения.

– Интересно, этот ресторан не лопнет? Не ожидал, что здесь будет столько народу, – Бэкхён поправляет очки на переносице. Он достаёт из кармана пиджака телефон и начинает быстро стучать большим пальцем по дисплею, набирая сообщение. По счастливому выражению лица, которое бывает только у влюблённых людей, Сехун понимает, кому пишет его друг.

– Если честно, я думал, что ты возьмёшь Тэён с собой, – Сехун подхватывает с подноса пробегающего мимо официанта бокал шампанского и делает небольшой глоток. Мелкие пузырьки резко бьют в нос, заставляя морщиться. Всё-таки шампанское не его напиток.

Оторвавшись от телефона, Бэкхён смотрит на Сехуна, отчего-то покрываясь едва заметным румянцем.

– Я хотел, только она отказалась. Сам знаешь, её голова сейчас забита приготовлениями к свадьбе и ей дела нет до, цитирую: «какой-то там дурацкой встречи выпускников».

Сехун смеётся:

– Мне всегда нравилась Тэён.

– Это потому что вы всегда сходитесь во мнении, и очень часто против меня, – Бэкхён тоже не сдерживает смех.


Лёд в заказанном мохито медленно тает. Сехун лениво помешивает коктейль трубочкой и, подперев кулаком щёку, откровенно скучает. За последний час он перекинулся лишь парой дежурных фраз с тремя профессорами, а из бывших однокурсников к нему никто не подходил. Сехун предпочитает думать, что они просто его не заметили, а не игнорируют целенаправленно.

Бэкхён пропадает где-то в толпе, лишь иногда подбегая к Сехуну и обещая, что через пять минут вернётся. Но пять минут каждый раз превращаются в пятнадцать или двадцать, так что Сехун уже просто снисходительно улыбается, когда Бён Бэкхён говорит, что «ну это точно в последний раз». От скуки он переписывается в «какао ток» с невестой Бэкхёна. Все мысли Тэён действительно забиты только свадьбой, поэтому она уже в пятый раз уточняет у Сехуна что-то насчёт алкогольных напитков, ведь она доверяет ему «как самому лучшему бармену из всех, которых когда-либо знала», при этом Тэён не упускает возможности выведать, как ведёт себя её жених на встрече выпускников, а ещё умудряется отпустить парочку колких шуточек. Сехун считает, что Тэён определённо самая лучшая пара для его друга.

Всё это время Сехун раздумывает над тем, стоит ли звонить Кёнсу. Их отношения кажутся ему какими-то странными и очень осторожными. Сехуну всё сложнее сдерживать себя во время свиданий и провокационных поцелуев, во время которых Кёнсу чуть прикусывает его губы, а затем проводит по ним языком. В такие моменты Сехун умирал мысленно уже миллиарды раз, но при очередной попытке сделать следующий шаг Кёнсу останавливал его и извинялся. В чём была причина, он пока не говорит, но и Сехун не торопится выяснять, считая, что у него ещё нет права претендовать на что-то большее. Терпеть, правда, тоже не было никаких сил. Сехуну очень мало Кёнсу, хочется позволить себе раствориться в нём, в звуках его голоса, в нежных прикосновениях, в запахе его тела и во вкусе его поцелуев. На самом деле Сехуна пугает, что увлечение До Кёнсу, кажется, превратилось для него в какую-то одержимость. Что будет, если Сехун добьётся своего? Он уверен, что сейчас это больше влечение, нежели какие-то сильные чувства, о которых, конечно же, рано пока говорить. Но в любом случае Сехуну рядом с Кёнсу хорошо, рядом с ним он забывает о своём прошлом, о своих неудачах в жизни и о Лухане.

– Чёрт! – Бэкхён, наконец-то, соизволил вернуться к другу. – Ты сейчас, главное, не оборачивайся.

Сехун поднимает на друга удивлённый взгляд:

– Что-то случилось?

– Кое-кто на тебя пялится уже полчаса. Его зовут Лухань и он старшекурсник, – повторяет Бэкхён свои же слова, сказанные несколько лет назад на факультетской вечеринке, где Хань с Сехуном как раз и познакомились.

Сехун криво усмехается – он оценил иронию друга.

– Мы уже виделись.

– Когда? – Бён Бэкхён чуть хмурит брови. – Ты мне не говорил.

– Не посчитал это важным, – отмахивается Сехун и делает глоток мохито.

– Чего же он хотел? – Бэкхён бросает довольно злые взгляды за спину Сехуна. Там, через несколько столиков Лухань с кем-то разговаривает, постоянно посматривая в их сторону.

– Бён Бэкхён, давай не будем сейчас разыгрывать драму, – Сехуну совсем не хочется говорить о Лухане. Ему вообще хочется сорваться с места и уйти прочь. Возможно, всё-таки набравшись смелости, позвонить Кёнсу и сказать, что у него уже нет сил терпеть.

– И всё-таки, – не отстаёт Бён.

– Ну чего может хотеть Лухань? Чтобы мир лежал у его ног, чтобы всё было так, как надо ему, чтобы я снова вернулся, – отвечает Сехун на одном дыхании, а затем, извинившись, встаёт из-за стола и уходит.


В туалете ресторана никого нет. Тут прохладно и тихо. Сехун слегка ослабляет узел гластука, чтобы было легче дышать. Вода из-под крана приятно холодит руки и освежает, когда Сехун проводит влажными ладонями по лицу.
– Приятно видеть тебя здесь, Сехунни.

Сехун поднимает глаза и в отражении видит, как Лухань прикрывает за собой дверь уборной, приближаясь к нему.

– Не могу ответить тебе тем же, – Сехун выключает воду и поправляет манжеты рубашки, вновь затягивает галстук и думает, что сейчас самое время свалить с этого мероприятия.

– Что же ты такой грубый? Господи, Сехун, неужели твоя обида на меня настолько велика? – Лухань даже как-то устало вздыхает, опираясь руками о бортик раковины рядом с Сехуном. Он долго смотрит на себя в зеркало, даже зачем-то касается пальцами своих скул, поправляет волосы.

– Просто я хочу оставить нас в прошлом, – голос у Сехуна звучит совсем равнодушно, даже Ханю становится немного грустно.

– Ты в этом так уверен?

– Более чем, – отвечает Сехун, чуть наклоняясь, когда натягивает на плечи пиджак.

Сехун уверен, что теперь может противостоять Луханю, что стал взрослее, сильнее и что та давняя обида закалила его. Однако эта уверенность разбивается на сотню осколков, когда Лухань, ухватив его за галстук, тянет к себе и припечатывает губы поцелуем. Руки Луханя забираются Сехуну под пиджак, обхватывая вокруг талии, прижимая ближе.

В голове Сехуна яркой вспышкой загораются прошлые воспоминания, которые он так и не смог стереть из своей памяти, а тело вспоминает знакомые прикосновения. Он снова ломается под напором Луханя и отвечает, позволяя себя целовать, позволяя ладоням опускаться на его бёдра. Сехун признаёт, что на самом деле скучал по такому Луханю, по его ласкам, по аромату парфюма, всегда чуть резкому, бьющему в нос.

Лухань – то самое прошлое, по которому тоскуешь в желании вернуть его хотя бы ненадолго.

Лопатки упираются в твёрдую кафельную стену, кажется, что она даже холодит через слой ткани. Лухань, покрывая шею Сехуна поцелуями, шепчет о том, как он скучал, что жалеет о своём поступке и что не должен был отпускать. Сехун чувствует себя дураком, но верит. Всё это время ему хотелось думать, что на самом деле Хань любил его, что он был важной частью его жизни. Больше всего Сехуну хочется услышать, что Хань совершил огромную ошибку, бросив его.

Поцелуи становятся всё нетерпеливее, и их даже не заботит, что кто-то может войти. Пальцы Луханя нервно стягивают с Сехуна галстук, расстёгивают пуговицы на рубашке, в то время как Сехун пытается справиться с пряжкой чужого ремня.

Неприятная вибрация и ненавязчивая мелодия раздаётся из нагрудного кармана пиджака Сехуна, в тот самый момент, когда Лухань усаживает его на бортик раковины.

– Не бери, – шепчет Хань.

Но Сехун проводит пальцем по дисплею, касаясь кнопки ответа, и прикладывает трубку к уху.

– О Сехун, где тебя носит? – тон Бэкхёна слегка истеричен. – Я тут встретил Криса и он предложил свалить к отсюда к чёртовой матери!

– Бён Бэкхён, – Сехун старается дышать как можно ровнее, что очень сложно делать, когда губы Луханя касаются его груди, – когда ты успел напиться?

– Пока искал тебя, – обиженно бурчат в ответ. – В общем, если через пять минут тебя не будет рядом, я найду тебя и… и хрен знает, что с тобой будет, ясно?!

– Ясно, ясно, – Сехун выдыхает в трубку и чуть отталкивает от себя Луханя, сбрасывая звонок. – Хань, Хааань, – он отворачивает лицо, пытаясь остановить парня, который тянется к нему за новым поцелуем, и губы Луханя лишь смазано касаются сехуновой щеки, – хватит. Не надо ворошить прошлое, начинать всё сначала, возвращать. Будем считать, что это минутная слабость.

Лухань отходит в сторону, стараясь сделать вид, что ни капли не уязвлён. Он смотрит, как Сехун поправляет рубашку, вновь застёгивая все пуговицы, затягивает галстук, приглаживает волосы, оправляет пиджак.

– Минутная слабость, говоришь? – подаёт голос парень. – Окей. Значит всё действительно в прошлом. Что ж, тогда я думаю, ты не будешь против, если я присоединюсь к вам с Бэкхёном и… я успел услышать, что с вами Крис? Ты же не запретишь мне встретиться с другом?

Такое чувство, что каждое слово Луханя сейчас пропитано ядом, а ещё горькой обидой, которую, конечно же, он старается запрятать под излишней самоуверенностью и безразличностью.

Сехун не отвечает. Хватит уже поддаваться на провокации, решает он для себя.

В общий зал, где вечеринка в самом разгаре, они возвращаются вместе. Сехун быстро находит в толпе Бэкхёна, который глупо хихикает, повиснув на плече немного растерянного Криса. Завидев Сехуна, тот приветливо улыбается и машет рукой, а заметив позади Луханя, лишь удивлённо поднимает брови, но никак это не комментирует.

– Сехун, я же просил тебя не оборачиваться в сторону этого мудака, – не сдерживается Бён. Он притягивает к себе друга, и шепчет ему это на ухо, косо поглядывая в сторону Ханя, который с улыбкой на лице о чём-то разговаривает с Крисом.

– Просто забудь, – отвечает Сехун и старается сменить тему: – А не слишком ли ты пьян, чтобы продолжать веселье?

– У меня ещё есть силы, и я вполне себе уверенно стою на ногах, – возмущается Бэкхён. – Так что думаю поддержать предложение Криса и свалить отсюда. Но только не говори мне, что твой бывший пойдёт с нами?

– Я не могу запретить ему, прости. С нами Крис, а они… сам знаешь, лучшие друзья.

– Я бы на его месте дружбу с такими не водил.

– Не нам решать, Бэкхён, не нам.

На улице Бэкхён доверяет ключи от своей машины Крису, поэтому не слышит, какой адрес называет Лухань, когда тот спрашивает «куда ехать?».


Только Сехун переступает порог бара, как до его слуха доносится мелодичное And I give it all away just to have somewhere to go to, Give it all away to have someone to come home to*. Он тут же поворачивается в сторону сцены и видит Кёнсу, сидящего на высоком табурете. Его глаза прикрыты, губы медленно двигаются, а голос вытягивает каждую строчку в песне.

Сехун прекрасно знал, что перед праздниками Кёнсу с Чанёлем выступают практически каждый день, но отчего-то надеялся, что не застанет их сегодня. Ему не очень хочется пускать Кёнсу в своё прошлое, так же как и не хочется, чтобы это прошлое хоть как-то пересеклось с Кёнсу.

Парни своей почти дружной компанией занимают место за первым освободившимся столиком, чуть ли не в центре зала. Бросив куртку на спинку стула, Лухань сразу же направляется в сторону бара. Бэкхён кричит ему в след, чтобы тот обязательно принёс порцию виски, на что Лухань отвечает довольно красноречивым жестом из среднего пальца. Крису приходиться извиняться за своего друга перед недовольным Бэкхёном, после чего он сам отправляется за выпивкой для Бёна, поинтересовавшись у Сехуна, принести чего-нибудь ему или нет. Сехун лишь отрицательно качает головой.

– To have someone to come home to*, – допевает Кёнсу, а когда звучат последние аккорды и Чанёль, наконец, отпускает струны гитары, Кёнсу открывает глаза. Он благодарно улыбается на аплодисменты, негромко извиняясь за свой не совсем рождественский репертуар, и объявляет о небольшом перерыве. Чанёль отставляет гитару в сторону, что-то шепчет Кёнсу, кивая в зал, и спускается со сцены –его ждёт девушка; он нежно целует её в висок. Кёнсу спускается следом и глазами ищет Сехуна, про которого ему только что сказал Пак.

– Привет, – он негромко и немного неловко здоровается, когда подходит к столику Сехуна, за которым тот сидит с каким-то парнем. Кёнсу был бы не против чмокнуть О Сехуна в щёку, но присутствие рядом незнакомого человека слегка смущает.

– Привет, – отвечает Сехун чуть охрипшим голосом. – Отличное было выступление. Жалею, что пропустил большую часть.

– Не страшно, – Кёнсу отодвигает стул и усаживается рядом. – Как встреча выпускников?

– Да так, – дёргает плечами Сехун, – кстати, познакомься, это мой друг и бывший однокурсник, Бён Бэкхён. Он, правда, сейчас немного не в форме, – с губ срывается лёгкий смешок, на который Бэкхён реагирует недовольным фырканьем.

– Всё я в форме!

– Ладно, ладно, – Сехун поднимает руки в примирительном жесте. – А это До…

– Кёнсу! – довольно радостно кричит Лухань, подходя к столу. В одной руке у него стакан с виски, который он с грохотом ставит перед Бёном, в другой, что удивительно, не Лонг Айленд, а что-то больше похожее на Виски Сауэр. – Ты сегодня выступаешь? Ах, жаль я раньше не пришёл.

Лухань усаживается напротив Кёнсу, протягивая ему свой коктейль.

– Ммм, угощаю, – улыбается он и в одно мгновение завладевает вниманием До. Он спрашивает его о чём-то, как старого знакомого. Сехун сидит рядом и хмурит брови.

– Вы знакомы? – наконец, не выдержав, спрашивает он.

– Как сказать, – на лице Ханя появляется кривая ухмылка, которая заставляет Сехуна нервничать.

Кёнсу тоже неожиданно напрягается и что-то ему подсказывает, что лучше Сехуну ничего не знать об их знакомстве.

– Просто мы как-то раз выпили вместе, ну и поцеловались, – Лухань делает глоток виски из бэкхёновского стакана, который тот не успевает отобрать, – в общем, ничего серьёзного.

После этих слов трезвеет даже Бён Бэкхён, он сквозь зубы шепчет «сволочь», а руки начинают чесаться в желании на месте придушить Луханя.

– Вот как, – Сехун поджимает губы и переводит взгляд на Кёнсу. Нельзя сказать, что его охватывает сильное чувство ревности, хотя зачем себя обманывать? Сехун злится, Сехуну обидно: – То есть со мной ты торопиться не хочешь, но при этом… – начинает он, но вовремя вспоминает, что, несмотря на все их с Кёнсу свидания, они всё-таки не настолько близки, чтобы он сейчас предъявлял ему какие-либо претензии. – Впрочем, ладно, я не имею права тебя ревновать или выказывать свое недовольство, у нас ведь ничего серьёзного, – он нервно фыркает и отмахивается.

– Хэй, ты чего? – не успокаивается Лухань. – С тобой я не только целовался и ведь ничего такого...

Сехуну хочется заехать кулаком по довольному лицу Ханя, но вместо этого он встаёт со своего места, накидывает пальто на плечи и уходит. Он ничем не лучше, потому что сегодня позволил себе слабость, позволил давно забытым чувствам вновь вылезти на поверхность.

– Сехун! – Кёнсу пытается его остановить, но перерыв закончился, нужно снова возвращаться на сцену. Он не находит в себе смелости бросить всё и догнать Сехуна. Они взрослые люди, поэтому поговорят чуть позже, в спокойной обстановке и без посторонних.

– Какой же ты всё-таки мудак! – выплёвывает Бэкхён в лицо Луханю и уходит следом за другом.
Примечания:
*Linkin Park – My December