Кошка и Дракон +19

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Katekyo Hitman Reborn!

Основные персонажи:
Бельфегор (Принц-Потрошитель) (В) , Скуало Суперби (S)
Пэйринг:
Squalo/fem!Belphegor
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Songfic
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Она всегда была кошка, а он был драконом,
И лунные ночи на теплом бетоне
Она проводила, греясь его огнем

Посвящение:
Illusionist Fran

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Дом Ветров - Кошка и Дракон
8 февраля 2014, 14:27
Она была странной девушкой.

Всё время пряталась, скрывалась. Скрывала всё: свои эмоции, свои мысли, даже своё настоящее имя и внешность. То ли зная, что в Варию не берут женщин, то ли на это были и свои причины, но с самой первой минуты её появления она начала прятаться. И даже когда её раскрыли, ведь женщине очень сложно притворяться мужчиной долгое время, она не прервала свою игру в прятки.
Ей разрешили остаться, поскольку Занзасу была нужна такая искусная убийца, ей разрешили больше не скрываться. Однако до сих пор никто так и не узнал её настоящего имени, настоящих целей и желаний.

Она всегда улыбается.
Улыбкой безумия. Улыбкой бессердечного убийцы. Но есть ли на самом деле у неё сердце? Этого никто никогда даже не пытался узнать.
Она никогда не показывала своих слабостей. Когда ей было больно, грустно или обидно, она спокойно продолжала улыбаться, из-за чего её называли легкомысленной. Но так ли это на самом деле?

Она всегда говорила то, о чём думала, напрямую озвучивая свои мысли. Но никто не знал, правда ли она так думала или опять врала.

Чёлка мешала заглянуть в её глаза и понять, куда она смотрит, что чувствует и о чём думает. Возможно, именно для этого она и была нужна - что бы помогать скрываться.

Первым кто раскрыл её, оказался боевой командир Варии.

Он первый обнаружил на обнажённом теле худого мальчишки выпуклости растущей груди и сообщил об этом Занзасу.
Девушка в Варии - нарушение правил, и в тот момент, когда она стояла перед боссом - она стояла на краю гибели, поскольку её могли спокойно и убить. Но этого не произошло. Босс Варии слишком сильно ценил её как убийцу, хотя как человек, она была для него всего лишь кучей мусора, и закрыл глаза на её истинный пол. Тем более ему понравилось, насколько искусно она скрывала себя всё это время - ни у кого из Варийцев не было даже подозрения.
Зато спустя какое-то время Суперби понял, что стал привязываться к девчонке.

Когда она долго не возвращалась с задания, он начинал волноваться. Старался вести себя как обычно, но в глубине души волновался, что она уже не вернётся.

Когда она приходила с задания вся в крови, как обычно с усмешкой смотря в лицо орущего на неё Капитана, она даже не подозревала, что он кричит не потому что недоволен, а потому что действительно беспокоится.

Во время Конфликта Колец он слишком думал о ней, забывая о себе. Его не могло успокоить даже её обычное "Я же гений. А этот мальчишка из Вонголы и рядом со мной не стоит!". Суперби привык, что она рискует собой, что каждый раз находится на краю пропасти, но он просто не мог свыкнуться с мыслью, что когда-нибудь её потеряет.

И вот она выиграла. А вот он проиграл. И когда он вернулся живой, она только посмеялась.
Одновременно радостно, что она верила в него. Одновременно грустно, что она даже не побеспокоилась.

Сделать первый шаг Скуало смог сделать только далеко после.

Он хорошо знал все её привычки. Часто замечал, что она делает, когда сидит одна.
Всё-таки странная девушка. Всё своё свободное время она сидела на бетонном краю крыши. Зачем - не говорила. Даже если и спрашивали. Возможно, она и сама не знала. А может ей просто нравилось смотреть с высоты на людей, проходящих под окнами особняка Варии.

Скуало хорошо помнил, как поднялся вечером на крышу и присел рядом. Может быть, она обратила на него внимание, а может быть, даже не заметила, продолжая смотреть на небесную гладь и луну.

Услышав от него необдуманное и неловкое признание, она медленно повернула к Скуало голову. Было даже странно видеть, как Бельфегор молчит и даже не улыбается. Но вот улыбка вновь вернулась на её лицо.
Суперби ожидал чего угодно. Любых слов. Но их не последовало. Девушка только рассмеялась, своим обычным шипящим смехом и, встав, ушла с крыши.
И не поймёшь, всё равно ей на это признание, или она опять врёт.

Снова врёт. Как всегда врёт.


Шло время, Скуало всё больше нравилась Бел.

Та неповторимая грация в её движениях, её тело, её запах, её волосы, которые после раскрытия своей личности девушка стала отращивать.

Она любила подлизываться к Скуало, подходя к нему, повиснуть на его шее. Хотя в кругу остальных Варицев она продолжала насмехаться над любым его провалом, выводить его из себя. Она любила выводить его из себя.
Но наедине с ним она превращалась в милую спокойную зверушку. Даже её улыбка более не казалась такой безумной.

Сидя в лунные ночи на крыше возле Капитана, она часто засыпала, прижавшись к его плечу. В такие моменты Скуало хотел остановить время. Он понимал, что как бы она это ни отрицала, что бы она не говорила, она и сама привязалась к нему. А скорее всего, Бельфегор уже давно считала Суперби своим. А он считал её только своей.

Любые отношения в Варии - нарушение правил. Потому женщин там и не держали. И Скуало, и Бел знали, чем всё это может им грозить. Занзас не будет "закрывать глаза" на их поступки. Поэтому при боссе они продолжали вести себя как обычно. Вот и Скуало из-за неё начал скрываться, прятаться.
Она затянула его в свою вечную игру. И они играли в неё вместе целый день, с нетерпением дожидаясь ночи.

Она любила молоко, и постоянно пила его с утра или вечером. Любила поваляться на тёплых коленях Скуало, перебирая пальцами его длинные волосы. Только ей Капитан позволял трогать свои волосы.

Этакая кошка. Она очень больно царапала сердце, смело говоря различные гадости, но когда она просила прощение, тёрлась тёплой щекой о холодную ладонь Скуало, когда она ластилась как маленький котёнок, злиться на неё было невозможно.

Скуало же всегда был твёрд. Он не убирал свой невозмутимый, гордый, строгий вид даже когда оставался с ней наедине. Он мог улыбаться. Он делал это часто. Но на фоне маленькой игривой кошки, он выглядел крупным и сильным драконом.

Он согревал её своим пламенем, зная, как кошки любят сидеть у огня. Он давал ей точить свои когти о крепкую стальную чешую.

Казалось что это самая прекрасная пара на свете, их союз нерушим. У них было всё. Всё, кроме свободы. Показать свои чувства публично они не могли.
Тогда бы кошку поймали и посадили в клетку, а дракона убили.


То, что каждую ночь Бел и Скуало пропадали из особняка, не осталось незамеченным. Вскоре об этом узнал и Занзас. Он вызвал к себе только своего Капитана, он не стал беспокоить Бел, зная, что она опять станет врать.

Теперь оба могли лишиться жизни. Отпускать никого из них Занзас не хотел, а вот убить - запросто.

Принять решение Скуало было не просто, но это было обязательно. Он встретил Бел в коридоре особняка, остановив её. Он не знал что сказать, но сказал.

На следующую ночь они уже не встретились на крыше.


Занзас торжественно вручил Скуало стопку бумаг, которые Капитан должен был любой ценой доставить в штаб Вонголы. В лесу было много вооружённых врагов. Конечно, для Скуало Суперби они были лишь мелкими слабыми сошками.

Проходя к лесу, Дракон кинул взгляд на крышу, где одиноко сидела его Кошка. Он обязательно вернётся к ней. Хотя они уже и не будут вместе.

Убивая всех на своём пути, Скуало проходил через лес. Но мысли о ней отвлекали его от дела.
И вот, в грудь уже врезается лезвие вражеского оружия, с хрустом ломая грудную клетку и врезаясь в сердце.

Дракон пал. Больше он не вернётся к ней.


Волнение заполнило воздух, и, подавив томный вздох, Бельфегор спустила ноги с края крыши, прыгая вниз, на траву.

Пятнадцать метров - ничто для выносливого урагана, она даже не ушиблась, столкнувшись с землёй. Приземлилась ровно на ноги.

И ушла.

Она ушла, никому ничего не сказав. Никто больше не видел её ни в лесу, ни даже в окрестностях Италии.

Возможно, и Кошка тоже умерла.





Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.