Леди Совершенство 2. She's back! +57

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Hagane no Renkinjutsushi

Пэйринг или персонажи:
В ролях: армия Аместрис, гомункулы, химеры, гражданские. В эпизодах: Автор, Авторский произвол, Истина. В главной роли: Эльза Жозефина Генриетта Мариэлла... А, нет, простите, Оливия-Николь Изабелла Антуанетта Луиза-Глория... Да какая разница?
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Пародия, Эксперимент, Злобный автор, Стёб
Предупреждения:
Мэри Сью (Марти Стью), ОЖП
Размер:
планируется Мини, написано 14 страниц, 4 части
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Она пришла, чтобы нести добро, справедливость, бред и пакетик. Она явила свой светлый лик миру Стального Алхимика - и Мир зажмурился, то ли ослеплённый её великолепием, то ли от стыда и ужаса, ибо одеться всё-таки не помешало бы. Она всесильна и неповторима, точно так же, как и остальные тысячи их. Она - Эльза Жозефина Генриетта Мариэлла... А, нет, это уже Оливия-Николь Изабелла Антуанетта Луиза-Глория... Да один хрен.

Посвящение:
Моему больному воображению. Выздоравливай, бедное...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все помнят несравненную Эльзу Жозефину Генриетту Мариэллу де Люфуа-Боргезе Ануи де Лефорже и т.д., и т.п. на полстраницы из первой части? Она уволилась, не выдержав тягот, сваленных на её задубевшие от веса груди плечи коварным Авторским Произволом. На смену ей пришла Она - Оливия-Николь Изабелла Антуанетта Луиза-Глория...

Часть 1. Вступительная.

19 марта 2012, 02:02
– Значит, ты возжелала посягнуть на запретное? – от почти сливающегося с чистым белым пространством белого силуэта, обрамлённого мерцанием чистой темноты, исходила аура бесконечной мощи, древней и могущественной, как само мироздание. Вот только стоящую перед вратами девушку это не волновало. Её вообще мало что волновало, потому что стресс ухудшает состояние кожи.
– Ты ещё кто? – вопросила она, не слишком-то вежливо ткнув в абстрактное тело длиннющим гелевым ноготком, усыпанным стразами. Тело ничуть не обиделось.
– Я – то, что вы зовёте миром, а ещё – богом, а ещё – всё, а ещё – одно, а ещё...
– Альфа и омега, что ли? – озадачилось дивное создание, нахмурив выщипанные до состояния почти полной невидимости бровки. Секунду спустя она вспомнила, что от этого на переносице образуются морщины, ужаснулась и снова вернула лицу выражение блаженного пофигизма.
Истина приуныл. Вот бывали же такие алхимики – всё в них прекрасно, что ни возьми, а у этой - что ни возьми, и брать не хочется. Да и что брать-то, если даже ему, Истине, не было ведомо, каким ветром перемен эту дамочку занесло в его уютный бесцветный мирок? Не иначе как был сквозняк и под Врата надуло. Надо бы всё-таки сделать нормальные пороги, а то ещё какой-то дряни наметёт…
– Трансмутацию чего или кого ты проводила? – энтузиазма в его голосе было не больше, чем в приговорённом к смерти через повешение, которому предлагают самостоятельно надеть на шею петельку и сигануть с табуреточки.
– Транс-чего?! – девка покраснела. – Мне просто на ту сторону надо! – порыскав глазами с таким воодушевлением, что правая линза сместилась, она обнаружила искомые Врата, не обнаружить которые смог бы разве что слепой, да и то, он бы в итоге на них наткнулся и расквасил нос, и размашистым шагом человека, привыкшего к двенадцатисантиметровой шпильке, двинула к ним. Врата распахнулись сами – только бы их не трогали чудовищные ногти, заставляющие с содроганием вспомнить о куриных лапах.
– Ты вообще откуда такая взялась? – без особой надежды спросил Истина у почти скрывшейся из виду спины. Девка обернулась, пафосно взмахнув волосами, с которых на идеально белое ничто, существующее здесь на правах пола, потолка, стен и всего прочего, посыпались какие-то блёстки, и сверкнула идеально-белыми зубами, цвет которых вызывал стойкую ассоциацию с сантехникой:
– Я из АХТУНГа*!
Врата в ужасе захлопнулись за её спиной.
Истина был в печали. Если за Вратами, кроме Гомункула, водилось ещё и такое, то хорошего точно ждать не приходилось.

Покинув Врата, девушка, которой удалось ввергнуть в ужас саму Истину, познала не только и не столько дзен, сколько смысл выражения «выпасть в осадок». Увы, в буквальном смысле – выпав из открывшихся метрах в шести над землёй Врат, она приземлилась аккурат на грязную, утоптанную сотнями ног дорогу. Едкая рыжая пыль немедленно осела на лице шестым слоем пудры и в четвёртый раз за день сменила цвет волос. До чего же отвратительно – она, Мери-Сью, попала в обречённый быть спасённым ею мир таким неподобающим образом! Правда, мир пока выглядел вполне спокойно и погибать не собирался, но она, великая и всеведущая Мери-Сью, прекрасно знала, что это лишь временно. Наверняка зло уже притаилось где-то в недрах, и теперь подло выжидает, чтобы нанести чудовищный в своей разрушительной силе удар… Ох, святой АХТУНГ, зло во всеоружии, а у неё макияж испорчен! От праведного гнева её отвлёк назойливый до боли знакомый запах. Чуть солоноватый металлический запах, всегда преследующий её перед тем, как произойдёт нечто чудовищное, предчувствие беды, запах крови… Боги, весь город пропитан этим запахом! Значит, она не ошиблась, зло действительно не дремлет!..
– Смотрите, смотрите, у неё автоброня груди! – восторженно завопил вынырнувший из какого-то переулка мальчишка лет двенадцати, тыча пальцем в её дизайнерский бронелифчик. Хромированный, между прочим! Стоп, какая ещё автоброня?..
– Да ну, отстой, – скривился второй, лет десяти от силы. – Она простая – ни пушки встроенной, ни лезвий… Мне вот обещали встроить в запястье складной армейский нож – круто, да?
– Ладно тебе, глянь, какая большущая – туда столько всякого влезет, – возмутился первый. – Спорим, там самонаводящаяся пушка? А может, ракетница! Круто было бы, да, Карл?
– Автоброня груди – отстой, – авторитетно заявил третий, постарше. – Пощупать нечего, а если что-нибудь не то заденешь – отвалится.
Мери-Сью ошарашенно захлопала ресницами, с ужасом чувствуя, как на правом глазу они неумолимо отклеиваются.
– Тёть, а у вас автоброня модифицированная или совсем простая? – две с половиной пары глаз и одна железная пластина с какой-то линзой уставились на неё с детским исследовательским интересом.
Так, стоп. Автоброня. Искусственные конечности и глаза… Неужели она прошла сквозь не те врата и её забросило в будущее?! Нет, такой досадной оплошности не могло приключиться с ней, самой Оливией-Николь Изабеллой Антуанеттой Луизой-Глорией… Она же не какая-то там Эльза Жозефина Генриетта Мариэлла, которая умудрилась провалить простейшее задание!
– Скажи мне, дитя, где я нахожусь? – как можно более величаво спросила Оливия-Николь, стараясь хотя бы интонацией искупить свой откровенно непрезентабельный внешний вид. Мальчишки переглянулись. Младший почесал в затылке пятернёй. Железной пятернёй.
– Так-ыть… Долина Раш, – пробормотал он, растерянно рассматривая пребывающую не в лучшем своём виде Мери-Сью. – Тётенька, вы ведь сюда на ремонт автоброни приехали? Давайте к моему папаше, он вам такую грудь забабахает!
Оливия-Николь едва не задохнулась от возмущения. Да она… да они… да у неё всё своё! Всё, до последнего грамма силикона! За всё уплачено! Для драматического эффекта стоило бы хорошенько всколыхнуть грудью, но дизайнерский бронелифчик такой возможности не давал, а потому Мери-Сью ограничилась Укоризненным Взглядом №26 из учебника по воздействию на живых и неживых существ, обладающих зачатками разума. Как ни странно, на детей это не оказало никакого воздействия. Либо они не обладали зачатками разума, либо – от этой мысли Оливия-Николь ощутила, как на ногах встают дыбом те волоски, которые, вопреки заверениям мастера из салона, не поддались дорогущей эпиляции, – её магия не могла пробиться через Врата. Нет-нет-нет, не может быть… Просто осечка, со всеми бывает. Спокойно, Луиза-Глория, каждый имеет право на осечку, даже самое совершенное существо в этом мире!
– Срам-то какой… Карл, Тим, Фил, не смотрите на эту падшую женщину! – возмущённый голос не слишком молодой, но очень деятельной дамы в вышитом переднике вырвал её из размышлений о судьбах мира сего. Секунд десять потребовалось на осознание того, что «падшей женщиной» назвали её, Мери-Сью! Её, саму!..
– Что вы себе позволяете? – не преминула возмутиться Оливия-Николь, отряхиваясь от въевшейся, кажется, до самых костей пыли. – Вы хоть знаете, кто я?
– Не знаю, срамота ходячая, и знать не желаю! – сварливо отозвалась женщина, окидывая её крайне неприязненным взглядом. – Ни стыда, ни совести, хоть бы людей постеснялась…
– Там, откуда я родом, девы не стесняются красоты своего тела, – гордо сверкнула стразами на ресницах Оливия-Николь. Один страз печально блеснул и отпал. Это было дурным символом, очень дурным… Мери-Сью мысленно приготовилась отражать внезапную атаку врага, однако враг, вопреки законам жанра, показываться не спешил. Вместо него нарисовался пожилой мужчина в форме.
– Так ты не из наших мест? – поджав губы, спросил он, старательно не глядя на её бронелифчик и его содержимое. – Въездная виза есть?
Мери-Сью от удивления выронила только-только выкопанный из пыли страз. Виза? Её, саму Оливию-Николь, более того, Луизу-Глорию, да даже ещё круче, Изабеллу Антуанетту, просят предъявить визу? Это такая глупая шутка? Да её имя должно открывать любые двери! А репутация АХТУНГа должна бежать впереди неё, чтобы перед открытыми дверями ещё и красную ковровую дорожку стелили!..
– Нет визы, как я погляжу?
– Нет, но…
– Ясно, нелегалка, значит… Ты откуда такая чудная взялась? – мужчина с усталым кряхтением снял рыжий от пыли плащ.
– Из другого мира... – Оливия-Николь Изабелла Антуанетта ещё-такой-же-ерунды-на-полстраницы не успела даже как следует закатить глазки, как на её запястьях защёлкнулись простенькие наручники, а плащ не слишком эстетично повис на плечах, прикрывая всё, чем природа и пластические хирурги одарили, едва ли не до земли. Глазки немедленно вернулись в исходное положение и осоловело заморгали.
– Шеф, у нас тут нелегал, – усмехнулся в усы и в рацию мужчина, без должного благоговения подталкивая шокированную Мери-Сью в спину. – Ещё и в неподобающем виде.
– Эй, я же говорю вам, я…
– Откуда? Да шут её знает, видать, с Луны рухнула. В участке разберутся…

Оливия-Николь Изабелла Катарина… ну, или что-то в этом роде, была удивлена и даже разочарована, обнаружив, что тюрьмы этого мира – вовсе не чудовищные подземелья с цепями, хлыстами, плё... В смысле, с орудиями пыток, а вполне чистые камеры, да и кормили здесь сносно. Странный мир какой-то. Ну просто очень странный – местные отчего-то вовсе не спешили просвещаться духовно, созерцая её, Оливии-Николь, божественную красоту, или внимая ещё мудрым речам, или предлагая себя в качестве покорных слуг. И вообще, они заперли её в каталажке. Подобных прецедентов в её длинном послужном списке ещё не было…
– К тебе тут пришли, – заявил упёршийся в решётку объёмистый живот, вернее, его обладатель. – Вот она, лейтенант, нелегалка эта. Задержали вчера утром. Ни стыда, ни совести, ни документов.
– Благодарю вас, сержант Райкотт, – кивнул чуть менее объёмистый рыжеватый мужчина, жуя чудовищных размеров бутерброд. – Я так понимаю, вы – эээ… кхм… короче, вы из АХТУНГа?
Оливия-Николь ломанулась к решётке с таким энтузиазмом, что прутья едва не отпечатались на её лице.
– Вы получили извещение от руководства? – восторженно спросила она. Мужчина почесал небритый подбородок и куснул бутерброд.
– Ну, в какой-то степени… – проворчал он. – Фюрера Груммана заинтересовали ваши рекомендации, так что мне велено доставить вас, дамочка, к нему. Кстати, я старший лейтенант Бреда.
Оливия-Николь вздохнула с превеликим облегчением. Слава АХТУНГу, это всего лишь небольшое недоразумение… Просто извещение немного запоздало, а она немножко – совсем немножко! – ошиблась с координатами и попала на пару сот миль южнее, чем ей было нужно… Ну, со всеми бывает, зато теперь она направится в столицу, на встречу с самим фюрером. В столицу?..
– Постойте, разве могу я покинуть этот город? – Мери-Сью принялась трагично заламывать локти, аккуратненько так, чтобы совсем не сломать. – Здесь сам воздух пропитан железным запахом крови!
– Деточка, ты в Долине Раш, – хмыкнул Бреда. – Здесь железа нет разве что в моих бутербродах, да и то, только потому, что я с ними приехал. Меньше слов – больше дела, нам ещё до Централа добираться.
Оливия-Николь Изабелла Антуанетта покорно кивнула. Наверное, ей просто нужно немного времени, чтобы освоиться в этом странном мире… Да, именно так. А совсем скоро она приедет в Централ и станет государственным алхимиком, и тогда этот мир будет избавлен от железного запаха крови, сулящего беду!
Ну… По крайней мере, Мери-Сью очень в это верила.

_________________________________________________________________________
АХТУНГ - Ассоциация Харизматичных, Таинственных, Уникальных, Неповторимых Героинь

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.