Не оставляй меня 46

Eligo Ferrero автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Diaura

Пэйринг и персонажи:
Кей/Шоя, Шоя, Кей
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Только потеряв что-то, можно осознать настоящую важность потери

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
26 февраля 2014, 22:05
Зажав пакеты в одной руке, Шоя открыл дверь и ввалился в квартиру, оставив свою ношу в прихожей. Пару дней назад в доме сломался лифт, и сейчас басист, пройдя семь этажей пешком, проклинал все, на чем свет стоит. Отдышавшись, мужчина хотел пройти в комнату, но растерянно замер на пороге, услышав бормотание телевизора со стороны кухни. Только через минуту Шоя вспомнил, что всю последнюю неделю живет не один. В начала месяца Кей объявил всей группе, что собирается устроить ремонт в своей квартире, и не знает, где жить в течение этого времени. Все участники группы предложили гитаристу пожить у них, однако позже выяснилось, что к Татсуе на некоторое время приедут родители, а Йо-ка недавно завел щенка, забыв об аллергии Кея. Таким образом, вопрос о месте жительства гитариста решился сам собой, и Кей переехал к Шое. - Я дома! – хозяин квартиры снял куртку и направился на кухню. Кей сидел на диване, подогнув ноги под себя, и читал какой-то музыкальный журнал. Его едва слышное бурчание показало, что он заметил возвращение Шои. - Я купил продукты, - басист принес пакеты на кухню и начал раскладывать их содержимое в холодильник. – Ты нашел, чем позавтракать? Кей кивнул, не отрывая взгляда от глянцевых страниц. - Я доел лапшу, которую ты приготовил вчера. Шоя закончил с продуктами и, убрав пакеты в ящик, сел за стол, напротив Кея. Некоторое время оба мужчины молчали, а затем хозяин квартиры заговорил: - Представляешь, сегодня в магазине, пока я стоял у кассы, парень попытался незаметно вынести шоколадный батончик. Его остановила охрана, и парня проводили к заведующему магазином. Самое забавное, что это этот батончик был по акции и стоил совсем немного, - Шоя рассмеялся. – Вот это ему не повезло! Кей чуть улыбнулся, по-прежнему глядя в журнал. Хозяин квартиры замолчал и повернулся к телевизору. В это время шли новости. Улыбчивая ведущая рассказывала о грозовых тучах, движущихся в сторону Японии. - Вот это да, - басист вздохнул. – Наверное, завтра весь день будет лить дождь. Нужно будет предупредить Йо-ку. Кажется, он собирался в студию. - Да, нужно, - пробубнил Кей, однако весь его вид показывал, что грозовые облака волнуют его меньше всего. Шоя почувствовал, как начинает злиться. Безразличие временного жильца начинало его раздражать. Как-никак, можно хотя бы сделать вид, что тебе интересно! - Кей, я с тобой разговариваю, - Шоя попытался сохранить спокойный голос. – Ты слышишь меня? - Да, конечно. Басист встал и, включив воду в раковине на полную мощность, начал мыть гору посуды, скопившуюся во время его отсутствия, чтобы хоть как-то снять напряжение. Неожиданно он произнес: - Наша группа распалась. - Да-да. Это была последняя капля. Шоя выключил воду и встал напротив гитариста, скрестив руки на груди. Раздражение, копившееся в нем в течение дней, что Кей жил у него, вылилось наружу. - И ты будешь заверять меня, что слышишь, о чем я с тобой разговариваю?! У тебя сохранился хотя бы остаток совести? Гитарист удивленно отложил журнал и впервые за день посмотрел на Шою. - Да что случилось? – растерянно спросил Кей. – Ты не в настроении? - Ты еще спрашиваешь?! – хозяин квартиры склонил голову набок. – Это я-то не в настроении? - Видимо, да, - гитарист пожал плечами. – Пришел, затем ни с того ни с сего начал кричать. Вот я и спросил. Шоя сощурил глаза и тихо прошипел: - Знаешь, это уже предел наглости. Все это время я пытался с тобой поговорить, а ты усердно меня игнорировал. Любой на моем месте начал бы кричать! И происходит это уже не первый день! - Просто я читал журнал, - Кей говорил спокойно, словно вел обыденную беседу. – Там была интересная статья, и я не хотел отвлекаться. - А вчера ты смотрел телевизор. Позавчера ты сидел в своем телефоне. До этого был занят какими-то серьезными размышлениями. Может быть, ты забыл, но ты живешь у меня. Ты ешь то, что я купил и приготовил. Так что, будь добр, не забывай о моем присутствии, - Шоя облегченно вздохнул, выдав, наконец, все, что беспокоило его все эти дни. А вот Кей неожиданно посерьезнел, и безразличие исчезло с его лица. В голосе гитариста послышалось раздражение: - Ты на что-то намекаешь? – просто спросил он, глядя на хозяина квартиры. – Может быть, мне начать платить за то, что я живу у тебя? Или оплачивать еду? Как в ресторане. Что именно ты от меня хочешь? - Пожалуй, с твоим поведением ни один человек не взял бы тебя к себе ни за какую плату. Свои нервы дороже! – Шоя выпалил это, не думая, на автомате. Но было поздно. Кей встал с дивана, пулей вылетел в коридор и, наскоро натянув ботинки и куртку, покинул квартиру друга, громко хлопнув дверью. Расстояние в семь этажей мужчина преодолел в рекордные сроки. На улице гитарист прошел несколько улиц, не останавливаясь, все еще обдумывая слова, сказанные Шоей. «Он буквально выгнал меня из своей квартиры! Зачем было приглашать, если ему что-то не нравится? От кого, от кого, но от него я такого точно не ожидал». Кей мрачно шел вперед, спрятав руки в карманах куртки. Мрачный пейзаж серой февральской улицы окончательно опустил его настроение на самое дно. Каша из снега и грязи под ногами, голые ветки деревьев, холодный ветер – все располагало к тому, чтобы настроение Кея не поднялось ни на йоту. «В конце концов, я же не виноват в том, что выражать эмоции – не мой конек. Как я должен был реагировать на его слова о магазине или грозе? Рассмеяться? Или сделать грустное лицо?». Вскоре гитарист замедлил свой шаг и начал плестись совсем медленно, оглядываясь на вывески всяческих магазинов и кафе, светящихся яркими огнями. Чем дальше он шел, тем хуже на душе становилось. Кей понимал, что в этой ситуации он виноват намного больше. Шоя, действительно, очень помог ему. Можно сказать, что все свободное время басист посвящал ему, Кею. Шоя готовил его любимые блюда, покупал ему любимые журналы. Он даже переместился в гостиную, предоставив гостю для сна свою кровать. Короче говоря, басист делал все, чтобы Кей чувствовал себя комфортно. А сам Кей не мог даже пересилить свою неразговорчивую натуру, чтобы хоть как-то выразить Шое свою благодарность. За все это время гитарист не сказал даже простого «спасибо». От этих мыслей Кею становилось все более тошно. Мужчину преследовало чувство, что он наговорил лишнего, по-настоящему обидев Шою. Как же ему сейчас хотелось забрать свои слова назад, сделать так, чтобы басист забыл обо всем. Чувство вины опутывало Кея, словно липкая паутина. Гуляющие вокруг смеющиеся парочки начинали все больше раздражать. Сердце болезненно сжималось, когда в голове он снова и снова прокручивал этот разговор. Такое ощущение возникает, когда совершаешь поступок, который уже нельзя изменить. Прямо сейчас Кей чувствовал, что разрушил что-то важное для самого себя. «Почему я не мог просто извиниться? Почему начал спорить? Ведь Шоя был прав, никто не станет терпеть меня даже за деньги. Но я ведь не могу изменить свой характер. Мне трудно выражать эмоции на людях, и с этим ничего не поделать». Гитарист задумался. В обществе Шои ему становилось еще труднее. Эта мягкая, добрая улыбка, внимательный, чуть насмешливый взгляд – все в нем заставляло Кея закрываться в себе и бурчать что-то невнятное, как бы показывая его безразличие и черствость. «Черт, я просто обязан с кем-нибудь поговорить!» Кей остановился и в нерешительности достал из кармана джинсов телефон. Позвонить Йо-ке? Тот сразу начнет читать нотации, заставив гитариста чувствовать себя еще хуже, чем сейчас. Пусть Йо-ка делает это из лучших побуждений, но нотации – не то, что сейчас хочет услышать Кей. Можно позвонить Татсуе, но он станет всячески сочувствовать и поддерживать гитариста, пытаясь поднять его настроение, а Кею сейчас хочется просто поговорить. Немного замявшись, мужчина убрал телефон обратно в карман и завернул в ближайшее кафе, решив, что лучше всего сейчас будет немного отдохнуть и согреться. Выбранное кафе оказалось полной противоположностью унылой серой улицы, по которой Кей брел минуту назад. Желтые обои, яркий свет, веселая музыка, уютные диванчики розоватового оттенка. Посетителями кафе в основном были семьи с детьми и молодые парочки. Кей выбрал для себя столик в самом углу у окна и уселся на мягком диване. Он был единственным одиноким посетителем. Через секунду к нему уже подошла молодая симпатичная официантка: - Что желаете? Гитарист задумался. Бумажник остался в квартире Шои, а в кармане только несколько смятых купюр. - Мятный чай, пожалуйста, - наконец, определился Кей. - Вы кого-то ждете? Может быть, ему тоже что-то принести? Мужчина покачал головой. - Нет, я пришел один. - Извините, - официантка покраснела и быстро удалилась в сторону кухни. В ожидании заказа Кей уставился в окно, глядя на темное небо. Повертев головой, он обнаружил на стене часы. Без пятнадцати десять. С момента его ухода из квартиры Шои прошло почти два часа. На смену отчаянью пришла пустота. Кей чувствовал, что потерял что-то очень важное. Причем, понял он это только сейчас. - Ваш заказ, - официантка улыбнулась, поставила перед гитаристом чашку с ароматным чаем и поспешно удалилась. «Можно сколько угодно изображать безразличие, а сердце не обманешь» - удрученно думал Кей, размешивая сахар в чашке. Он был готов сделать все, что угодно, лишь бы стереть из памяти Шои эту глупую ссору. Мужчина сделал глоток. По телу разлилось приятное тепло. Вместе с ним к Кею пришло некое подобие спокойствия. «Что бы ни произошло, нужно придумать, что делать дальше. Сейчас нужно определиться, где мне провести эту ночь. Может, все-таки позвонить Йо-ке? Аллергию можно одну ночь и перетерпеть. А дальше что-нибудь придумаю» Кей допил чай, оставил деньги на столе и покинул столь уютное кафе. В глубине души он понимал, что вернуться в квартиру Шои придется в любом случае. Там остались и его деньги, и его документы, и ключи от собственного дома. Но встречаться с Шоей ему сейчас хотелось меньше всего. Кей боялся увидеть холод или, что еще хуже, отвращение в глазах друга. Немного подумав, гитарист решил еще немного побродить по вечерним улицам, размышляя, что сказать Шое. «Может, ничего не говорить? Нет, так не пойдет. Тогда войду и скажу что-нибудь вроде: «Я быстро, мне нужно забрать вещи». Да, наверное, так будет лучше всего». Собравшись с духом, Кей направился в сторону дома Шои. Серая многоэтажка вылезла из-за поворота слишком быстро, не дав гитаристу окончательно собраться с мыслями. - Не будь дураком, - пробурчал Кей и вошел в подъезд. Еще на улице он заметил, что в квартире басиста не горит свет. Мужчина нарочно поднимался очень медленно, задерживаясь на каждом этаже. Но вот перед глазами дверь нужной квартиры. Кей достал из кармана связку ключей, которую неделю назад ему вручил сам Шоя. Быстро открыв дверь, гитарист приготовился встретиться с глазами хозяина квартиры, но, оказавшись внутри, он столкнулся с полной темнотой. «Странно. Он ведь никогда не ложится раньше полуночи. Ну и ладно. Так даже лучше». Кей снял ботинки и тихо прошел в зал. В ночном полумраке он сумел разглядеть Шою, свернувшегося клубочком на диване. Бока мужчины равномерно вздымались, а на лице застыло умиротворенное выражение. Кей растерянно замер в центре комнаты, не зная, что делать дальше. Такой милый и беззащитный Шоя заставил его сердце болезненно сжаться. Только теперь гитарист понял, что потерял. Не удержавшись, Кей опустился на колени рядом с диваном, на котором заснул Шоя, и укрыл друга одеялом, лежащим чуть в стороне. В горле застыл ком. Кей понял, что не может больше оставаться здесь, и поднялся с колен. В этот момент Шоя открыл глаза. Какое-то время они просто смотрели друг на друга, а затем хозяин квартиры вздохнул и откинул одеяло: - Дурак. Снимай куртку и ложись. Кей понял все сразу, без лишних слов. Ему хватил одного взгляда, чтобы ощутить все то, что чувствовал Шоя. Избавившись от верхней одежды, он скользнул под одеяло. Шоя тут же прижался к нему. - Дурак, - повторил он. – Ты весь холодный. Замерз, наверное? Ходил черт знает, где, целых три часа. Я очень волновался. Я боялся, что из-за этой ссоры может рухнуть все. - Прости, - Кей уткнулся носом в шею Шои. – Прости меня. Я виноват. Хозяин квартиры положил палец на губы гитариста, заставляя его замолчать. - Оба виноваты, - тихо сказал он. – Давай просто забудем. Я не хочу, чтобы ты уходил. Не оставляй меня. Кей ничего не ответил, а только сильнее прижался к Шое, чувствуя, как сон начинает одолевать все тело. * * * Кей резко открыл глаза и огляделся, понимая, что находится в комнате один. Небо все еще было темным, а настенные часы показывали ровно пять утра. Гитарист встал с дивана и вышел в коридор в поисках хозяина квартиры. Обнаружить Шою ему удалось на кухне. Он стоял у открытого окна, держа в руке сигарету. Табачный дым заполнил все помещение. Кей тихо подошел к басисту и обнял его за талию. - Я люблю тебя, - просто сказал он, прижимаясь к Шое. Хозяин квартиры отложил сигарету и повернулся к Кею, слегка касаясь его губ своими. Это был даже не поцелуй, а, скорее, проявление нежности, любви. - Я тебя тоже, - прошептал Шоя, отрываясь от столь желанных губ. – Просто будь со мной, хорошо? Кей кивнул, зарылся носом в волосы басиста и только крепче обнял его. Холодный ветер ворвался в открытое окно, и кожа обоих мужчин покрылась мурашками. Но Кею было все равно. Он был счастлив.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: