И в Аду есть свет 786

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Kuroshitsuji

Пэйринг и персонажи:
Себастьян Михаэлис/Сиэль Фантомхайв
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 227 страниц, 61 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Драма Изнасилование Мистика Насилие ОЖП ОМП Романтика Смерть второстепенных персонажей Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Сможет ли демон смягчить свою злобную натуру? И сумеет ли Сиэль смириться с тем, что теперь он игрушка для исчадия ада? И какое чувство, в конце концов, свяжет этих двоих?

Посвящение:
Поклонникам "Тёмного дворецкого", в частности поклонникам пейринга Себастьян/Сиэль, и своим читателям (а особенно!):Влюбленна в Демона, Misaki Nogami, РыжийБесь, liska7, Анька. Я такая одна..

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 55 Самая страшная мука. Вторая часть

29 июля 2014, 01:35
      Это было невозможным. Он только нашёл свою любовь, как её отняли уже навсегда. Растекалась по полу кровь, раскинулись тонкие руки, которые больше его не обнимут. Как в том видении, что насылал как-то на него Аббадон. Уж не пророческим ли было то видение? Как же больно!       Отец Браун отшатнулся, с ужасом глядя на то, чем стал столь понравившийся ему человек. Нет. Не человек. Проклятая тварь. Священник осенил себя крестным знамением. Рука дрожала. От страха ли? Или же от того, что было это обманом, почти предательством? Тот, кто показался другом, был демоном. Но святой отец не убежал. Он дал обещание помочь. И не мог его нарушить, даже после открытия ужасной правды.       Азинар с восторгом скинул с себя надоевшее людское обличье. И два демона встали напротив друг друга. Чёрные тени побежали по потолку. Две пары жутких алых глаз вступили в поединок первыми. До того, как сплелись в смертельном танце чёрные крылатые тела.       Себастьян хотел убить и умереть. Сиэль - любовь, счастье, свет... Где он теперь? Его мальчик? Которого он обещал защитить даже ценой жизни?       Его убийца не сумеет уйти.       А Азинар и не собирался.       Демоны раздирали друг друга до костей, мстя друг другу за поруганную любовь. Друг другом. И оба видели, в сущности, одно и тоже - любимое тело в густеющей крови... Себастьян наносил удары снова и снова, превращая тело врага в одну большую рану. Но Азинар не собирался ему уступать, ровно как и молить о милости. Обоими владела древняя ярость падших.       Себастьян швырнул Азинара в стену, почти пробив её. И чуть ли не сшибив Элиота. Тот вскрикнул. И налитые кровью глаза Себастьяна узрели его... Синяки на голом теле мальчика. Себастьян ощерился. Элиот рванул в сторону, в диком ужасе ему было не до того, что он ни за что не смог бы спастись от демона. Себастьян схватил его, подняв в воздух. - Спаси меня! Это приказ! - закричал Элиот, пытаясь вырваться. Азинар всё-таки поднялся на ноги. Он был жутко изранен. Кровь лилась из глубоких царапин по всему телу, его шатало. Но демон всё равно бросился на Себастьяна. Удар. Рука Себастьяна пробила ему грудь. Азинар повалился на пол, сминая и ломая крылья, и застыл чёрным пятном.       Элиот слабо верещал, пытаясь отодрать руку Себастьяна от своей шеи. Глаза его были вытаращены, его трясло, он едва ли не рыдал в смертельной хватке демона. Себастьян впечатал его в стену. Потом ещё раз и ещё, пока не треснул позвоночник. Дотоле дергающиеся ноги Элиота замерли. Человек издал дикий крик, ещё сильнее вцепляясь в руки демона. Себастьян жутко засмеялся. Как всегда, Сиэль... Всё ради тебя.       Себастьян швырнул Элиота в противоположную стену, до которой было два или даже три десятка метров. Раздался треск костей. Элиот завопил. Он бы давно лишился чувств или даже умер бы от болевого шока, но Себастьян не был бы демоном, если бы позволил жалкому смертному умереть слишком быстро. - Что ты с ним сделал? - зарычал Себастьян, прыгая к нему. - Ничего! - вскрикнул Элиот, и кровь побежала по его подбородку, - Я не сделал ничего! Не успееел! Я не успееел!!! Уйди! Уйди! Не надо!!! Я только гладил, трогал... Ничего больше! Не надо! Только трогал, значит... Себастьян криво усмехнулся. Подошёл к этому жалкому смертному червю и занёс руку для смертельного удара.       Но его отвлекли... - Не трогай его! - прорезал минутную тишину отчаянный голос Брауна. Священник бесстрашно подбежал к демону и перехватил его руку. - Убирайся! - рычащий голос ужасающей твари, в которую обратился вежливый Себастьян Смит, заставил всё-таки Брауна дрожать. Однако священник так и не разжал свою руку. -Каждый может спастись! Каждый. Даже и ты. Только скажи. Дай ему шанс. - Ты не понимаешь. - и что заставляло Себастьяна попытаться начать разговор, а не откинуть назойливого святошу в сторону, чтобы не мешался? Демон не знал. Но причинять боль, тем более, убивать отца Брауна не хотелось. - Он убил того, кто слишком много значил для меня. - Прошу. Не надо. И тут Себастьян закричал: - То, что эта мразь - твой отец, ещё не значит, что её можно защищать! И, тем более, оставить в живых!       Тогда Браун отпустил его. Священник был бел, словно снег. Себастьян пристально посмотрел ему в глаза, и он опустился на пол, погружаясь в беспамятство. Демон довольно кивнул сам себе. Пусть полежит и не мешает. Себастьян вновь обратил своё внимание на него. Под свирепым взглядом демонических глаз Элиот задёргался. Себастьян склонился над ним и вновь взвил его в воздух. Что делать с этой поганью? Быстро убивать демон его не собирался. Но и на долгие муки времени не было - надо было убедится, что с Азинаром всё кончено. И потом подойти к Сиэлю. Проститься с единственным любимым существом. Единственным!       На минуту неизбывная печаль погасила огонь в глазах Себастьяна. Жить больше не за чем. Не для кого. Он расправится со смертным, лежащим у его ног, добьет Азинара... А потом уйдёт вместе с любимым. Больше. Не зачем. Жить. Вот так просто. Он бы зарыдал, если бы умел. Но просто скатилась одинокая слеза по его щеке, и упала на звонкий пол...       Элиот (глупец!) пользуясь случаем, попытался отползти. Себастьян незамедлительно придавил его ногой к земле. С наслаждением вонзил острый каблук промеж рёбер, вслушиваясь в крик боли.       Тем временем Азинар за его спиной пошевелился, а затем с трудом встал на ноги и направился к ним. Глаза его горели, зубы оскалены, а по губам струилась кровь. Он отомстит. Убьёт того, кто лишил его любимой. Даже если ради этого придётся и самому сгинуть. Всего пара шагов...       Себастьян услышал его шевеления. Злобно улыбнулся. Поднял Элиота с пола. Мужчина заорал от боли в потревоженных сломанных костях, забился в жестоких руках. Он тоже видел, что Азинар встал. - Спаси! Меня! Ааа! Спаси! Приказы... прика... приказываю! Азинар не мог не подчинится. И тут Себастьяну всё это надоело. Он ещё раз швырнул Элиота о стену, на этот раз не попытавшись задержать смерть. Тяжело раненый Азинар не смог перехватить своего хозяина. Элиот мешком сполз на пол. Вокруг него растекалась кровь и валялись куски внутренностей - тело его было размазано по стене и частично по полу.       Себастьян был как-то дико счастлив. Он резко развернулся на каблуках, встречая бросившегося на него Азинара точным ударом, раздробив ему рёбра. Азинар упал ему под ноги, забрызгав кровью сапоги, но успел потянуть его на себя и вцепиться в горло зубами, пытаясь при этом добраться до сердца и вырвать его из тела. Себастьян ударил его по лицу, затем ещё много раз, пока оно не оказалось полностью разодранным. Азинар же продолжал бороться, шепча при этом имя своей женщины, хотя и давился кровью. А Себастьян произносил, но про себя, имя своего мальчика.       Себастьян тоже слабел - Азинар нанёс ему ощутимый вред. Но перед тем, как тьма заберёт и его, убийца Сиэля будет мёртв. Азинар дёргался под ним, истекая кровью и хрипя, и боролся, боролся, несмотря на неимоверные страдания. Себастьян никак не мог добить его.       Наконец Себастьяну удалось привстать, чтобы было удобней вершить расправу. Он прижал Азинара к полу за горло. - Ну что? Готов умереть? Азинар бестрепетно смотрел на него. И даже не мигал. Губы его были плотно сомкнуты. Просить пощады он не собирался. Вот и всё. Шёл к мести много веков, и погибает, побеждённый, а за смерть Алисы враг не ответит. - Убивай. - произнёс Азинар спокойно. Сплюнул кровь. Глаза так и сверкали с изувеченного лица. Он мало чем выявил свои муки. Только когти оставляли глубокие царапины на полу. - Так умри же. Азинар не закрыл глаза, когда Себастьян замахнулся, нанося последний, смертельный удар.       Голова Азинара покатилась по полу. Тело дёрнулось пару раз и затихло. Себастьян упал рядом с убитым. Всё кончилось. Всё болело. Раны от когтей Азинара. И внутри. Внутри словно поработали ещё более смертоносные когти. Больно было так, что Себастьян задыхался, ловя ртом воздух. Сиэля больше нет. Себастьян медленно начал вставать. Он дойдёт до своего мальчика, прижмёт в последний раз к груди... Поцелует холодные губы. Как же всё-таки больно...       Себастьян сумел дойти до Сиэля. Взял на руки. Голова мальчика склонилась ему на плечо.       Сиэль был холодным, очень холодным. Души не было внутри тела. Демон, не помня себя, целовал плотно сомкнутые, залитые кровью губы, укачивал на руках, словно младенца и шептал о любви. Гладил по запавшим щекам, вдыхал аромат мягких пепельных волос... И не мог поверить, что Сиэль умер. Что это тело больше не прижмётся к нему, согревая родным теплом, что губы больше не коснуться его губ, живые, горячие, и не произнесут тихого и полного доверия: люблю, что руки не будут застревать в его чёрных волосах, лаская кожу головы. Что больше не целовать эти худенькие ножки и маленькие ладони. Только сейчас. И Себастьян целовал, умирая от боли.       Очнувшийся Браун тихо подошёл к нему, больше не пугаясь демонического облика и встал на колени перед ним. Протянул руку и коснулся плеча. И так замер, скорбя вместе с ним.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Реклама: