Солнце +87

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Камша Вера «Отблески Этерны»

Основные персонажи:
Арно Савиньяк, Валентин Придд
Пэйринг:
Арно Сэ/Валентин Придд
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Флафф, PWP, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Бессмысленное, флаффное, утренее и беспощадное.

Посвящение:
Анечке

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
4 марта 2014, 12:39
      — Нет.
      — Нет?
      — Да.
      Арно вцепился всеми пальцами в подушку и явно стремился задушить самого себя, судя по упорству, с которым он прижимал несчастную к носу.
      — Солнце, — донеслось приглушенное хриплое бурчание, — еще не взошло.
      — Когда взойдет солнце, будет уже поздно, — развел руками Валентин, не прекращая попытки стянуть виконта с кровати. Дело оказалось непростым, гораздо сложнее, чем гарцевать по льду. Арно в течение ночи так замотался в одеяло, что стал напоминать громадную сказочную личинку, из которой вылазили обхватившие подушку руки и пушистая растрепанная голова. Тёплый и сонный. Савиньяк что-то протестующе замычал, когда Валентин запустил руку в светлые волосы и встрепал их.
      — Не будь утренним кошмаром, дай хоть минут десять.
      — Как всегда, — подвел итог полковник, скосил взгляд на закупоренное окно и посчитал слишком жестоким впускать в комнату морозный воздух. Виконт еще заболеет — с него станется.
      Валентин с размаху присел рядом на кровать, стягивая сапоги, дабы не замарать белые простыни, и начал задумчиво водить указательным пальцем по оголённым плечам, так и норовя пробурить в коже дырку. Арно заворочался, но позиции не сдал, лишь отвернулся и попытался натянуть одеяло повыше. Неудачно.
      Валентин нашарил край одеяла и потянул на себя, перекручивая теньента на кровати. Тот утробно зарычал, лениво помотал головой и уткнулся лбом Валентину в бедро, зажав укрывавшую его тёплую ткань между ног. Холодные пальцы провели по позвоночнику, остановились на лопатках и надавили. Савиньяка передёрнуло, и он сдавленно страдальчески застонал, приподнимаясь на запястьях и напропалую хрустя суставами. Оказавшись на одном уровне с лицом Придда, Арно по-лисьи прищурился и ковырнул носом краешек щеки.
      — Утренний смотр через двадцать минут, виконт, — низким замогильным голосом провозгласил Валентин и ощутил горячие ладони сначала на ногах, потом на животе, груди.
      — Целых двадцать? — прищуренно переспросил Савиньяк, запуская руки под рубашку и нависая над ухом. — Это целая куча времени.
      — Ты и вправду так считаешь? — усмехнулся Придд, отворачивая мешающееся одеяло. — Готов поспорить, что ты так и заснешь, не добравшись до цели.
      Арно поджал уголок губ и приподнял бровь, принимая вызов.
      Слишком резво для всей душой желающего спать человека Арно расправился с пуговицами на мундире и рубашке, припадая к бледной груди. Валентин сразу напрягся и откинул голову. Вздыбившиеся от пуха и перьев волосы щекотали кожу. Прислоненной к стене спине было холодно. Валентин немного продвинулся вперед, реквизировал у Сэ уже не нужную ему подушку и закинул голову назад, наваливаясь на согретый пух.
      — Хорошо, что именно ты приходишь по утрам, — прошептал Арно куда-то в плечо, — а не какой-нибудь корнет.
      — Генерал Райнштайнер высказал мысль, что смотреть на мою физиономию по утрам тебе будет настолько претить, что поднимешься намного быстрее.
      — Этот Райнштайнер явно знает что-то лишнее.
      Ответить очередной колкостью Валентину было не суждено, потому что рот оказался занят. На поцелуй он ответил, оглаживая по вздрогнувшим от холода предплечьям. Руки Арно спустились ниже, хватаясь за шнуровку штанов.
      — Действовать нужно быстро, каких же кошек ты одеваешься по утрам? — съязвил Савиньяк, на долю бье отрываясь от солоноватых губ и запуская руки под белье. Придд не ответил, лишь хмыкнул, привычно высвобождаясь из мешающейся одежды и неловко оглаживая голенью бедро Сэ. Палец прикоснулся к губам, и Валентин обхватил его, прикусив кончик ногтя.
      В темноте не спешившего казать солнечный лик рассвета раздавалось тяжелое дыхание. Остатки сна сметало жаром тел, и даже Валентин быстро согрелся, время от времени зажимая себе рот рукой, чтобы не застонать в голос. Руки оглаживали бёдра, пальцы сжимались, заставляя зайтись в сладкой истоме. Времени было в обрез, Арно делал всё немного суетливо, но сонливо, целуя изученное до мелочей тело, направляя и прижимая к себе.
      Подушка за спиной Валентина совершенно сбилась, но он пытался не издать ни звука, лишь прерывисто дышал и впивался ногтями в напряженные плечи Арно, вытягивал шею, до которой тот так и норовил дотянуться. Ладонь ритмично двигалась в такт, Савиньяк еле хватал новый глоток воздуха, выдыхал куда-то в шею, шептал на ухо, Валентин не стал даже разбирать слов.
      Слишком хорошо, чтобы думать. Слишком мало времени, чтобы переспрашивать.
      — Солнце восходит, виконт, — негромко предупредил Валентин, сжимая горячее тело меж всё еще расставленных ног. — Опоздаем — и господин генерал решит, что отправлять тебя будить по утрам меня — плохая идея. И пришлёт Жиля, например.
      — Пусть, — махнул рукой Сэ. — Пристрелю его — и дело с концом. Сами мне спасибо скажете.
      — Райнштайнера?
      — Вот это уже угроза посерьёзней. Я тебя-то, спрута ледяного, очень с трудом ежедневно терплю.
      — Я заметил, — иронично хмыкнул придавленный Валентин, проводя носом по скуле. Арно перехватил его губы, дотронулся языком до нижнего ряда зубов и окатил тёплым дыханием. Не в силах сделать хоть что-то против, Валентин совершенно расслабился, подставляясь ласкам и начиная придумывать хоть какое-то пристойное оправдание.
      И тут Арно резко дёрнулся вперед и до крови прикусил губу, тотчас кончиком языка мягко слизывая выступившую кровь. Валентин поморщился, прикоснулся пальцем к месту укуса и закатил глаза, пытаясь не допустить пачканья формы. Кусался Сэ не приведи Создатель как.
      — И что это сейчас было? — укоризненно буркнул Придд, зажимая губу пальцами.
      — Теперь все подумают, что я тебя бью, какой конфуз, — хихикнул Савиньяк, прижался распахнутым ртом к шее и резво соскочил с кровати, хватая свою одежду.
      Минут пять у них все же оставалось.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.