Рядом +217

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Лукьяненко Сергей «Дозоры»

Пэйринг или персонажи:
Завулон/Антон, Надя Городецкая
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда дети оказываются умнее своих родителей.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
3 августа 2010, 22:51
Едва войдя в квартиру, Надя сразу почувствовала — дела плохи. А чувствовать Наденька Городецкая — Абсолютная Иная — умела очень хорошо. Она сбросила туфли, на цыпочках прошла в кухню, оставив на столе два тяжелых пакета с едой и пошла искать отца. Антон нашелся в гостиной, мирно спящий в обществе полной пепельницы окурков и почти пустой бутылки водки. Наденька поморщилась, аккуратно забрала с собой материальное олицетворение вредных привычек ее папы и вновь вернулась на кухню. По ее подсчетам времени оставалось часа четыре. Час — на уборку, два — на готовку и еще по мелочи.
По прошествии отведенного времени квартира сияла и блестела, из кухни в комнаты тянулись приятные запахи только что приготовленной еды,а Наденька Городецкая полностью выбилась из сил. Можно было конечно воспользоваться магией и сделать все за несколько минут, но магические воздействия могли бы разбудить Антона, а Надя этого не хотела. Она подошла к двери в гостиную, довольно улыбнулась и бегом убежала обратно в кухню. В этот же момент Антон Городецкий резко подскочил, толком не понимая, что его вдруг разбудило, затем почувствовал знакомое ощущения от заклинания отрезвления и еле успел добежать до ванной. Через полчаса абсолютно трезвый от заклинания и от холодного душа, Светлый маг появился на кухне. Наденька сидела на табурете и улыбалась.
— Очень жестоко с твоей стороны, — покачал головой Антон. Затем подошел к дочери, обнял и поцеловал в лоб. — Давно не виделись. Ты совсем выросла.
Наденьке уже было семнадцать, она заканчивала свое обучение в Праге и ей предстояло выбирать дальнейший род деятельности, хотя какой может быть выбор с ее-то способностями?
— Пап, есть садись, — девушка быстро накрыла на стол.
Антон ел с удовольствием. Во-первых, потому что давно даже не мечтал о вкусной домашней еде, а, во-вторых, потому что был ужасно голоден. Надя сидела напротив, подперев подбородок сложенными руками.
— Наелся, пап?
Антон утвердительно кивнул.
— А теперь рассказывай!
— Что рассказывать, — Городецкий недоуменно уставился на дочь.
— Ну как что? С какой стати ты напился, что случилось? — девушка говорила очень серьезным голосом. Антон мысленно отметил, что дочка на самом деле очень повзрослела.
— Устал, на работе вымотался, — как-то невнятно ответил Городецкий.
Наденька сжала губы и пристально посмотрела на отца. Антон чувствовал себя неуютно, дочь хоть и очень многому научилась, но контролировать Силу такой величины и мощи все равно будешь учиться всю жизнь, и когда Надя так смотрит, кажется, будто бы она сканирует тебя через Сумрак, причем, явно не через первые три слоя.
— Ладно, пап. Я и так сама все поняла. Ты ж квартиру не чистишь, — она покачала головой. — Тут столько следов дяди Завулона, что невооруженным взглядом видно.
Она с детства привыкла называть его "дядя Завулон", так и продолжала, несмотря на то, что давно уже получше многих понимала, что он из себя представляет.
— Вот пап, ты же взрослый! А выбираешь самый бессмысленный способ, ну что изменилось от того, что ты напился с горя? Вот у меня в этом году парень был, — Наденька невинно улыбнулась.
Антон же выпучил глаза и уставился на дочь.
— Ну а что, мне уже семнадцать, между прочим!
Городецкий улыбнулся, сменив гнев на милость. И правда, надо с собой что-то делать. Наденька давно уже не маленький ребенок, и пусть лучше она сейчас радуется жизни, пока есть еще возможность. Пока девочку не превратили в очередную Мессию или еще что похуже.
— Так вот, — моментально уловив смену настроения отца, продолжила девушка, — Мы поначалу как-то не особо ладили, и я часто на него обижалась.
— И что?
— И ничего, — буркнула Надя, — Он меня бросил из-за того, что я постоянно обижалась. Ну, потом-то он все равно вернулся...
После этой фразы Антон на несколько секунд засомневался, а не ведьма ли его дочь, уж больно речи похожи.
— Рад за тебя. Но ты ведь неспроста мне это рассказала? -Городецкий удержал себя от желания закурить.
— Конечно, пап! Не обижайся на дядю Завулона, он хоть и Темный, но лично для тебя — он самый хороший. Вот если бы ты это понял, то все было бы замечательно.
"Если бы я понял? Лично для меня?" Как же много все-таки эта молодая девчонка понимает! И как талантливо научилась разделять Тьму со Светом от личной жизни каждого Иного.
— Ну вот видишь, Светлый маг Городецкий, что тебе дочь говорит? — знакомый голос зазвучал совсем рядом, за спиной. Даже не оборачиваясь, Антон точно знал, что Завулон сейчас стоит рядом, опираясь одной рукой о стену, слегка улыбаясь. Что две верхние пуговицы черной рубашки расстегнуты, а узел галстука ослаблен. Что, несмотря на то, что он чертовски устал, глаза у него блестят,а на щеках румянец, пусть даже никто, кроме Антона этого румянца и не видит. Что через несколько секунд он коснется сухими горячими губами шеи Светлого, обнимет за плечи, скажет что-нибудь на ухо. Наденька хитро улыбнется, подмигнет и исчезнет из квартиры за пару минут, пообещав заглянуть ближе к вечеру. А у них с Завулоном в виду отсутствия жаркой ночи, будет жаркое утро, плавно переходящее в еще один счастливый день, когда можно ни о чем не думать, а просто положить ему голову на плечо и молчать, от счастья. Все трудности уйдут моментально, потому что он — рядом. Не великий Темный маг, а просто любимый человек.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.