Так или иначе +287

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Mass Effect

Основные персонажи:
Кай Ленг
Пэйринг:
фем!Шепард/Кай Ленг, упоминание фем!Шепард/Тейн
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Чувственная работа!» от Сэттон
«Лучший фик с этим пейрингом!» от St_Anita
Описание:
Противостояние этой парочки на Цитадели закончилось совсем не кульбитами на аэрокарах.

Посвящение:
Эксклюзивно для подруги и её Шепард :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Немного "крейзанутая" Шепард, автор старался придерживаться книжного образа Ленга
27 марта 2012, 15:47
Когда изображение Призрака исчезло, Кай Ленг беззвучно выругался и вдавил акселератор. Это было... болезненно. Впервые за 10 лет его шеф прямым текстом дал понять своему лучшему оперативнику, что кто-то превзошёл Ленга. И не просто кто-то, а Шепард, которая была не только предателем, но и пятном позора на всей организации "Цербер". Миллиарды вложенных кредитов, которые теперь работали далеко не на благо человеческой расы. И хотя задание с Советом Кай закончить уже вряд ли сможет, ничто не мешает ему попробовать ещё немного подпортить жизнь этой стерве.
Церберовец сделал вызов по секретному каналу, и в динамике раздался знакомый голос его агента в СБЦ.
- Что случилось? Я не могу долго говорить, за каждым сейчас следят, - слегка раздраженно сказала женщина.
- Есть какие-нибудь сведения о Шепард? Где она или куда собирается?
- Минуту.
Несколько мгновений агент молчала, и Ленг понял, что та просматривает данные на терминале.
- На её имя до завтрашнего утра забронирован номер в Общине Президиума. - наконец заговорила она. - Сейчас она направляется в больницу Гуэрта. Одна. Команде, судя по всему, дана увольнительная. Больше ничего сказать не могу.
- Спасибо, - коротко ответил он и отключил связь.

Проникнуть в Общину Президиума не составило никаких проблем. Везде царил такой хаос и неразбериха, что даже если бы церберовец решил неспешно прогуляться по улице, его бы вряд ли кто-то заметил. Но, тем не менее, рисковать он не стал и предпринял все меры предосторожности, чтобы проникнуть туда незаметно.
Номер оказался вполне обычным: средних размеров комната с простой, но практичной мебелью и двуспальной кроватью, барная стойка в дальнем углу, заодно служившая и кухней, ванная и небольшая веранда с видом на площадь.
На присутствие здесь постояльца указывала лишь небольшая сумка у двери и небрежно сброшенная там же броня N7. Ленг невольно улыбнулся. Без неё Шепард будет гораздо уязвимее. Испытав внутренний укол любопытства, оперативник "Цербер" расстегнул сумку и, словно брезгуя, одним пальцем, отогнул полог, заглянув внутрь. Сверху оказалась лишь аккуратно сложенная униформа Альянса и футляр с зубной пастой и щеткой. Не проявив интереса к остальному содержимому сумки Шепард, Кай закрыл её и направился к барной стойке.
Для него это уже было своего рода традицией - перекусить в квартире своей цели. Так он начинал чувствовать себя ещё более уверенно, и ему нравилось внутренне усмехаться при мысли, что хозяин жилища даже не может представить себе подобного. К тому же, сегодняшний день был слишком тяжелым, и прилив адреналина сделал нахлынувшее чувство голода почти невыносимым.
Порыскав по шкафам, церберовец, к своему большому удовольствию, обнаружил, что кто-то озаботился наличием провизии в них, и он сомневался, что это была сама Шепард. Возможно, это было одной из привилегий СПЕКТРов? Так или иначе, спустя пару минут он уже уселся за столиком, жадно глядя на тарелку с любимым сортом хлопьев, щедро политых молоком. Если Шепард направилась в больницу, то у него есть как минимум полчаса, чтобы нормально поесть, прежде чем он ей окажет достойный приём в её же номере.

Сделав глубокий вдох и ощутив сладковатый аромат блюда, Ленг взял ложку и...
- Даже не думай дёргаться, ублюдок, - услышал он позади себя уже знакомый голос и щелчок смены термозаряда. - В этот раз у меня пушка покрупнее.
Первой мыслью было возвести вокруг себя барьер и пойти в атаку, но если Шепард не блефует, нескольких выстрелов в упор из хорошего крупнокалиберного пистолета сведут всю его защиту на нет. План был отчаянным, но плохим. С другой стороны, подумал оперативник, если бы она хотела пристрелить его, она бы уже сделала это. А ещё его распирало болезненное любопытство, почему она вернулась так рано, и как ей удалось так бесшумно подкрасться к нему. Даже с навыком тактической маскировки, которым она прекрасно владела, это было бы весьма непросто.
Аккуратно опустив ложку в нетронутую тарелку с едой, Ленг медленно поднял руки.
- Вот так, хороший мальчик. А теперь возьми и сцепи себе руки за спинкой стула, - и рядом с ним на стол упали плазменные наручники.
Немного поколебавшись, церберовец подчинился. Бесшумно подойдя ближе, Шепард убедилась, что запястья закреплены надёжно и, не опуская оружия, обошла Ленга спереди. Ногой отодвинув от стола второй стул, она опустилась на него и осторожно положила пистолет рядом с собой.
- А ты, я смотрю, наглый, ковбой. Или мне следует называть тебя Мистер Шаолинь? После всего решил ещё и пообедать за мой счет, а? - кривая ухмылка исказила её губы, и она пододвинула тарелку с хлопьями к себе.
- Думаю, ты уже знаешь моё имя, - ответил Ленг, проигнорировав вторую колкость.
- Да мне насрать на твоё имя. Тем более, что мертвым оно не очень-то и нужно, - ответила она, помешивая уже начавшие набухать в молоке хлопья. - Значит, пришёл убить меня?
Шепард расслабленно закинула ногу на ногу, и Ленг лишь сейчас заметил, что она совершенно босая. Пальцы её ног были длинными и тонкими, и если бы на её месте была какая-нибудь другая человеческая женщина, он даже сказал бы, что у неё красивые ступни. Но его мысли уже неслись в другом направлении, и он медленно повернул голову влево, к балконной двери, которая оказалась приоткрыта. Теперь Кай, кажется, понял, как Шепард удалось проникнуть в номер бесшумно и неожиданно.
- Ты слишком рано вернулась, - он не стал давать очевидный ответ на её вопрос. - Что, в больницу Гуэрта теперь психопатов не пускают?
Шепард тихо рассмеялась, но вышло это довольно зловеще.
- А ты всегда такой шутник или только перед тем, как сдохнуть? - и желудок Ленга жалобно сжался, когда она отправила в рот ложку с аппетитным содержимым. - Не только у "Цербер" есть нужные связи и каналы в СБЦ. О том, что ты меня искал, мне стало известно уже через несколько минут. Было нетрудно догадаться, что ты придешь за мной сюда.
Ленг мысленно выматерился. Всё пошло прахом на Цитадели, даже агентская сеть. А всё из-за той, которая сидела сейчас перед ним и отправляла очередную ложку себе в рот. Ленг сглотнул слюну и подступивший к горлу комок злости одновременно.
Несколько мучительных минут Шепард молчала, не сводя глаз с пленника и продолжая поглощать аппетитный обед. После очередной ложки она облизнулась и довольно замурлыкала.
- Чёрт побери, а это вкусно, надо будет закупить таких на Нормандию. - одобрительно кивнула она и отправила в рот следующую порцию хлопьев, блаженно закатив при этом глаза.
Кай Ленг, пытаясь всё это время изображать из себя безжизненный манекен, не выдержал и глубоко вздохнул, отвернувшись к окну. Вся эта ситуация уже порядком начала раздражать, нужен был план. Можно было бы попытаться перевернуть стол ударом ноги и воспользоваться моментом, пока Шепард будет хватать пистолет. Можно было бы заняться вскрытием наручников и затем воплотить в жизнь вариант с барьером и внезапной атакой. И пока он прокручивал всё это в мыслях, она снова заговорила.
- Бедняжка... - на лице Шепард отразилось поддельное сочувствие. - Я совсем забыла, ты же проголодался. Да так сильно, что не побрезговал едой в моём номере.
Она поднялась со стула и подошла ближе, придвинув тарелку с оставшимися хлопьями ближе к нему.
- Я не садистка, в отличие от твоих дружков из "Цербер". Я не пытаю людей голодом. Хочешь?
Ленг промолчал и опять отвернулся.
- Какие мы гордые... - и, крепко схватив его за челюсть, Шепард заставила его снова повернуться к ней. Несколько мгновений она вглядывалась в черноту его визора, а затем резким движением сорвала его с лица Ленга. Церберовец зажмурился. - Ненавижу, когда не видно глаз. Смотри на меня! - почти рявкнула она, ощутимо тряхнув его за подбородок.
Он открыл глаза. Чёрные, не очень густые брови правильной формы, обычный разрез глаз. Чуть больше, чем у чистокровных азиатов, но меньше, чем европеоидов. Тёмно-карие когда-то глаза теперь отсвечивались точно такими же имплантами, какие Шепард видела у Призрака, отчего радужка Ленга казалась янтарно-ореховой, а там, где обычно у людей располагалась слезная железа, у церберовца голубоватой жемчужиной мерцал ещё один имплант.
Без визора Ленгу было непривычно. Обычно он расставался с ним лишь во время водных процедур и сна. Прибор дарил ему ночное зрение, улучшенный прицел, датчики движения и расстояний и способность различать био-потоки. Сейчас же, оставшись лишь со своим почти обычным человеческим зрением, он чувствовал себя некомфортно. Но то, что продолжала вытворять эта сумасшедшая Шепард, заставило его быстро забыть об этом.
Она устроилась напротив него на краю стола и поставила босые ноги ему на бедра, подавшись вперед и уперевшись локтями в свои колени.
- Ты любишь играть со своей добычей? - вдруг спросила она, перейдя почти на полушёпот. - Я вот люблю.
- Слово "добыча" применимо лишь к охотникам. А ты - психопатка, место которой в какой-нибудь лаборатории "Цербер".
- Вау... как грубо, - осклабилась Шепард. - И тем не менее... - она оторвала взгляд от Ленга и потянулась к тарелке, - как я уже говорила, я не садистка.
Перед губами церберовца возникла наполненная аппетитно пахнущая ложка. Оперативник отвернулся.
- Хочешь, чтобы я поиграла с тобой в строгую мамочку? - свободной рукой Шепард вновь заставила его повернуться. - Слюнявчики, заляпанная одежда, "я это есть не буду"... Уверена, кусочки хлопьев в перемешку с молоком и слюнями будут красиво смотреться на твоей новомодной броне.
- Шепард, ты действительно больная, - скривился Ленг, но послушно открыл рот, когда ложка в очередной раз настойчиво уткнулась в его губы.
Желудок Ленга благодарно заурчал, ощутив долгожданную порцию еды, но Шепард не дала пленнику даже дожевать, как следует, подсунув очередную полную ложку.
- Вот так... Не подыхать же тебе на пустой желудок, - удовлетворенно пробормотала она, решив не останавливаться на достигнутом.
Третья порция оказалась лишней, едва поместившись во рту Ленга, отчего густая капля молока проступила в уголке его губ и медленно стекла по подбородку.
Сощурившись, Шепард наблюдала за церберовцем, пока тот прожевал всё и вздохнул, видимо с надеждой, что этот кошмар закончится.
- Вот и молодец... - сказала она и потянулась пальцами к его подбородку, смахнув молочную каплю. - А у тебя красивые губы. Правильные, чувственные... жаль, что они принадлежат такому выродку.
Несколько мгновений Ленг смотрел на неё, а потом начал смеяться, расходясь всё больше, пока смех не превратился в хохот. Наконец, успокоившись, он прокашлялся и отвернулся к окну, оставив на губах лишь слабую улыбку.
Шепард молчала, вопросительно глядя на него.
- Если ты планируешь дальше меня пытать рассказами о своих сексуальных фантазиях, то лучше пристрели прямо сейчас, моя психика этого не выдержит, - сказал он.
- Все мои сексуальные фантазии оказались в глубокой заднице благодаря тебе, ублюдок, - прошипела Шепард и, схватив сильными пальцами его подбородок, словно в тиски, болезненным рывком развернула к себе. - На меня смотри, когда я с тобой разговариваю! Ты сегодня убил моего товарища... моего любовника. А он был очень... очень хорошим любовником... лучшим из всех, что у меня были, - она подалась вперед, остановившись лишь в паре дюймов от его лица. Подушечкой большого пальца она грубо провела вдоль нижней губы Ленга, оттянув её и обнажив ровный ряд зубов. Церберовец слабо попытался отстраниться, но её железная хватка лишь усилилась, а слегка отросшие ногти вонзились в кожу его лица, от чего мужчина сжал зубы и сделал резкий вдох через нос. Удовлетворенная его реакцией, Шепард продолжила. - А когда я не получаю хорошей разрядки, я превращаюсь в очень плохую, злую девочку.
- Призрак наверняка расстроился, узнав, что о его четыре миллиарда кредитов обтёрла свой член какая-то лягушка, - равнодушно ответил Ленг.
Резкий удар слева почти застал его врасплох, но благодаря отличной реакции оперативник "Цербера" сумел развернуть голову так, чтобы касание было скорее скользящим и причинило минимум вреда. Однако, он вынужден был признать, что хук у Шепард получился довольно ощутимым, а во рту тут же появился слабый металлический привкус.
Едва Кай Ленг пришел в себя после удара, как тут же ощутил настойчивое касание у себя в паху. Медленно опустив голову, он увидел, как одна ступня Шепард спустилась с его бедра и заняла место на промежности, угрожающе забравшись под небольшой бронированный щиток и продавливая прочную, но тонкую ткань костюма. Снова подняв голову, он неуютно заерзал на стуле.
- Интересно, а яйца у тебя настоящие или там тоже противоударные импланты? - Шепард с любопытством склонила голову набок, продолжив пальцами ноги исследовать новую область.
- Это неважно. На такую как ты не встанет в любом случае, - парировал Ленг, стараясь сохранять каменное выражение лица, хотя ощущения в нижней части тела несколько... беспокоили.
Шепард снисходительно улыбнулась и поцокала языком.
Она давно уже пережила юношеские комплексы, а суровая жизнь солдата сделала отношение к таким вещам, как половое влечение и секс довольно простым и прямолинейным. Кроме того, она знала себе цену. Несмотря на заметные яркие шрамы на лице и горящие жутковатыми огоньками импланты в глазах, её можно было бы назвать даже миловидной. Густые, черные волосы всегда хорошо ложились в её привычной рваной, скорее подростковой стрижке, правильные черты лица, брови вразлёт, слегка впалые щеки, подчеркивающие высокие скулы, широковатый рот с правильно очерченными губами... Её можно было назвать кем угодно, но не уродиной. А в сочетании с атлетическим телосложением, твердым характером и всеобщей известностью, она уверенно входила в десятку самых желанных женщин галактики, наряду с кинозвездами и моделями.
- Ты же не думаешь, что я поверю тебе на слово, - сказала она, углубив проникновение пальцами ноги в промежность Ленга. - Давай проверим.
Он знал, что это была нечестная игра. Никакое количество имплантов не способно убить в человеке его основные инстинкты и рефлексы, если только он не станет полностью бездумным овощем. Он мог бы сколь угодно презирать и ненавидеть Шепард, но иногда тело предпочитало делать свой собственный выбор, не отвечая на уговоры разума.
Он закрыл глаза и расслабился, пытаясь думать о чем-то отвлеченном. О его сегодняшнем разговоре с Призраком, о том, как очень скоро эта игра ему надоест, и он свернет Шепард шею, наблюдая, как красные огоньки угасают в её зрачках, и о том, что...
На мгновение всё прекратилось, и он открыл глаза, увидев, как Шепард сняла свою толстовку N7, оставшись в черной обтягивающей футболке военного образца, и уселась Ленгу на колени лицом к нему.
Глупо. Очень глупо.
- Нравится тебе это или нет, но я возьму у тебя то, что ты сегодня у меня отнял, - сказала она, рассматривая его вблизи будто какую-то вещь. - У меня сегодня был о-очень плохой день, и кое-кто заплатит за это.
- Ты всегда домогаешься тех, кто убивает твоих друзей? - хмыкнул Ленг.
- Для оперативника "Цербер" ты слишком много болтаешь.
Мягкий, влажный язык Шепард коснулся его кожи. Она провела им вдоль линии его челюсти, сделала круг на подбородке и поднялась к губам, быстрым, но настойчивым движением лизнув их.
Вблизи она была... другой. От неё словно исходила какая-то энергия, заставляющая ощущать силу и подчиняться. Слабаков, конечно. А ещё выродков с других планет, с которыми она так охотно водила дружбу и даже трахалась. Одна эта мысль могла заставить Ленга вздрогнуть от отвращения, но сейчас всё было иначе. Её касания были волнующими, её тело, находящееся сейчас в такой непосредственной близости, казалось легким и упругим, и этот едва уловимый запах, исходивший то ли от её волос, то ли от её кожи. Так, по его мнению, и должна пахнуть женщина. Осталось лишь исключить в этом аромате налет дыма и войны.
После её воскрешения в "Лазаре", Кай Ленг стал считать Шепард недочеловеком. Не из-за обилия имплантов, а скорее потому, что всегда верил лишь в одну смерть. Он доверял Призраку, он знал, что на определенном этапе Шепард была отличным инструментом в руках "Цербер" и, возможно, даже отработала вложенные в нее кредиты. Но, тем не менее, полноценным представителем человеческой расы он её не считал. Сейчас же он ощущал на своих губах касание не героини галактики и не цели, которую он собирался устранить ещё полчаса назад. Перед ним была самая обычная самка, потерявшая самца и теперь жаждущая спариться с победителем. Какая ироничная победа инстинктов над разумом!
Пару мгновений он колебался, заглянув ей в глаза, но когда её язык снова прочертил влажную линию вдоль его губ, несколько позабытое за последние месяцы ощущение в паху решило всё за него. Едва подавшись вперед навстречу, он ртом ухватил её за нижнюю губу и потянул на себя, ощутимо прикусив при этом зубами. Шепард издала едва слышный стон, скорее похожий на вздох, и когда он ослабил хватку, прильнула к его губам своими и настойчиво проникла языком вглубь. Привкус ещё слегка кровоточащей после удара десны смешался со вкусом Шепард, и сердцебиение Ленга участилось.
Её поцелуй был горячим и требовательным. Она жадно впивалась в него, крепкой хваткой обвивая шею и прижимая к себе. Её бедра легко двигались в такт вращениям их языков, и от этого церберовцу стало ещё жарче в его броне. На мгновение Кай подумал, что Шепард наверняка представляет себе сейчас на его месте кого-то другого, но это уже не имело значения. Когда её ладонь проникла туда, где совсем недавно побывали пальцы её ноги, и ощутила то, на что и рассчитывала, Ленг решил, что пора начать игру по его правилам.
Утратив бдительность, закрыв глаза и отдавшись нахлынувшим ощущениям, Шепард почти перестала замечать происходящее вокруг. Поэтому для неё стало неожиданностью, когда чья-то рука с сильной хваткой потянула её за волосы, заставив разорвать поцелуй.
Второй рукой Ленг вцепился в её запястье и теперь победно смотрел на неё.
- Ц-ц-ц, - покачал он головой. - Какая беспечность и самоуверенность, Шепард... Ты действительно думала, что эта жалкая пара наручников остановит меня? Или после воскрешения твой мозг стал находиться в области вагины?
Он ожидал увидеть в её взгляде испуг или хотя бы замешательство, но в её глазах лишь блеснули дерзкие, сумасшедшие огоньки. Может, именно так она выглядит, когда принимает безрассудные, но в итоге эффективные решения?
- Да нет... - ответила она, криво ухмыльнувшись и не пытаясь вырваться из его железной хватки. - Я просто знаю, когда кобель подходит сзади не для того, чтобы покусать.
Ленг прищурился, пристально глядя на неё.
- Наверное, поэтому тебя и считают самой главной сукой в галактике...
Ответить ей не удалось, поскольку в то же мгновение сильный биотический бросок швырнул её на несколько метров назад в сторону кровати. Шепард приземлилась на неё, ощутимо приложившись темечком в твердое изголовье. Быстро оправившись после полета и удара, она подобралась, наблюдая, как Ленг отшвырнул в сторону преграждавший ему путь стол вместе с её пистолетом. Её рука потянулась к прикроватной тумбочке в надежде найти какое-нибудь подобие холодного оружия, но и та оказалась отброшенной к противоположному краю стены.
- Мне показалось, Шепард, или ты собираешься изменить правила нашей игры? - он неторопливо приближался к ней, будто наслаждаясь видом того, как она оказалась загнанной в угол. - Потому что я всерьез подумываю над тем, чтобы дать тебе то, чего ты так добивалась от меня. А потом между нами всё закончится, так или иначе.
- Что я слышу? Мистер Хладнокровный Подонок распалился? Или у тебя встаёт только при мысли о том, как кого-нибудь убить?
- Для главной занозы в заднице человечества ты слишком много болтаешь, - вернул он её же любезность и, остановившись у кровати, принялся снимать броню.
Шепард решила промолчать, удобнее устроившись на локтях и наблюдая за шоу.
Да, он был хорош, мать его. Она не могла отрицать этого. И если бы не идиотские обстоятельства, возможно, всё было бы иначе.
Шепард знала о болезни Криоса и была готова к неизбежному. Она никогда не клялась ему в любви и вечной верности. Это был союз духовный и физический, когда двое просто находили удовольствие и спокойствие в общении друг с другом. И они оба всегда знали, что однажды в её жизни появится другой, который не сможет жить без этой по-своему безумной, отчаянной женщины.
Возможно, он стоял сейчас перед ней, потому что в тот момент, когда несколько часов назад она впервые увидела его, услышала его голос, что-то тревожно щёлкнуло у неё внутри, предупреждая о том, что этот человек ещё сыграет немалую роль в её жизни. Её сегодняшняя беспечность в отношении него могла казаться глупостью, но узнав, что он ищет её, то же самое внутреннее чутьё подсказало Шепард, что он заинтригован не меньше её. Возможно, он станет её погибелью. Возможно, она сама убьёт его. Но прямо сейчас это было пламя, которое уже непросто было погасить.

Его руки можно было в какой-то степени назвать произведением искусства: гармоничное переплетение тугих, рельефных мышц и искусственных волокон. Кости предплечья и кистей были заменены на искусственные или укреплены, предоставляя дополнительную защиту и возможность нанесения более мощных ударов. Рельефу его торса мог бы позавидовать любой спортсмен или элитный боец Альянса. И хотя на нем не было заметно присутствие имплантов, в физических возможностях такого тела сомневаться не приходилось.
Продолжая неподвижно полулежать на кровати, Шепард окинула взглядом открывшийся вид и одобрительно кивнула. Но ещё больше её интересовало то, что осталось скрытым под нижней частью его одежды. Однако, раздевшись по пояс, Ленг вразвалочку направился к ближайшему валявшемуся стулу, поднял его, поставил напротив кровати и уселся, скрестив руки и закинув ногу за ногу.
- Что? - спросила Шепард, разведя ладонями.
- Твоя очередь.
- Помочь не хочешь? - Шепард вздернула бровь и неохотно села на кровати.
- Уверен, ты и сама прекрасно справишься.
Она нахмурилась.
- Вообще это как-то странно, не находишь?
- Нет, - пожал он плечами. - Ты же не помогала мне, пока я тут устраивал перед тобой шоу. Так что давай... приступай и помедленнее.
- Ладно, - вызывающим тоном ответила она и привстала на колени. Через пару минут он сам прибежит к ней с высунутым языком.
Её футболка медленно поползла вверх, открывая плоский рельефный живот, стройную талию и средних размеров грудь, облаченную в черный атласный лифчик, отделанный кружевами. Отшвырнув футболку в сторону, Шепард встала на кровати во весь рост и повернулась к Ленгу спиной.
Глупее ничего и придумать было нельзя. Одна, без оружия, наедине с профессиональным убийцей, наверняка желавшим прикончить её, да ещё и стоя к нему спиной. Эти мгновения легко могли стать последними в её жизни, но забурливший в крови адреналин лишь подстегнул её азарт.
Расправившись с застежкой штанов, она заложила большие пальцы за пояс и не спеша потянула вниз. Штаны сидели на ней плотно, и ей пришлось сделать несколько колебательных движений бедрами, прежде чем плотная ткань соскользнула с её ягодиц, едва прикрытых трусиками явно не военного образца. Замерев на несколько мгновений и прислушиваясь к звукам у себя за спиной, но ничего так и не услышав, она стала медленно наклоняться вперед, одновременно с этим спуская штаны по своим стройным, крепким ногам. Сзади послышалось какое-то ёрзание, и Шепард, не меняя положения, обернулась, обнаружив Ленга на том же самом месте с тем же непроницаемым лицом, но в несколько иной позе. Довольная ухмылка скользнула по её губам, и, выпрямившись, она высвободила щиколотки из спущенных штанов, правым носком небрежно швырнув их примерно туда же, куда и футболку.
Она знала, как выглядит. Идеальное сочетание мышц и женственности, с яркими вкраплениями шрамов вдоль позвоночника. Ей самой собственное тело сейчас нравилось гораздо больше, чем до крушения Нормандии, а все эти шрамы лишь служили ей напоминанием о том, как дорого даётся вторая жизнь. Может, они бы и отпугнули кого-то, но не того, кто сейчас находился с ней в одной комнате. Она была уверена в этом.
Шепард не стала поворачиваться к нему лицом. Её руки скользнули за спину и ловко справились с застежкой белья. Тонкие чёрные бретельки спали с обнаженных плеч, и лифчик полетел прочь вслед за прочей одеждой. Раздосадованная тем, что церберовец по-прежнему не произнес ни звука и не проявил никакой реакции, она была уже готова выдать очередную колкость, но когда открыла рот и развернулась, то вздрогнула от неожиданности. Ленг стоял рядом с кроватью в метре от неё. Невысказанная фраза превратилась во вздох, и по её телу прокатилась волна жара, когда взгляд мужчины бесцеремонно скользнул по её почти обнаженному телу.
Явно удовлетворенный зрелищем, Ленг молча поманил её пальцем к себе. Шепард ухмыльнулась и сделала шаг назад, отрицательно покачав головой. Одним быстрым прыжком он оказался на кровати. Шепард отступила ещё, продолжая улыбаться и буравить оперативника горящим взглядом. Ещё два шага вперед. Ещё шаг назад и стена.
- Вот и всё, - тихо сказал Ленг, остановившись в нескольких дюймах от неё и словно констатируя факт, что отступать ей дальше некуда. - Я всё же не могу понять, Шепард: ты либо настолько безрассудна, либо настолько глупа.
- А какая версия больше нравится тебе? - вздернула подбородок Шепард.
- Никакая из этих двух, - его голос опустился почти до рычания, и он закончил фразу уже коснувшись её губ и обхватив рукой её за талию.
Всё вокруг снова понеслось кувырком. Сплетения тел и языков теперь стали ещё жарче. Теперь уже его язык требовательно проникал к ней в рот, а Шепард лишь совершала не совсем удачные попытки отвоевать потерянную территорию. Его руки скользили вдоль её спины, а затем ладонь Ленга легла на её грудь, ощутимо сжимая её. Не разрывая поцелуя, Шепард застонала и стала поспешно справляться с застежкой его штанов. Почувствовав её заминку, на этот раз Кай решил помочь ей, тем более, что давление под плотной тканью костюма становилось уже болезненным. Освободив себя одновременно от штанов и от нижнего белья, он намеревался с новым рвением вернуть внимание к Шепард, но она резким рывком потянула его вниз, уложив на кровать и слегка придавив ему ладонью грудную клетку.
- Не люблю спешки, - сказала она, восстанавливая дыхание. Убедившись, что Ленг не собирается сопротивляться, она откинула назад волосы и обернулась, рассматривая его.
Что ж, её шутка всё же оказалась лишь шуткой: вместо загадочных имплантов на положенном ему месте красовался совершенно обычный эрегированный член. Шепард захотелось отпустить очередную шутку по этому поводу, но она передумала. В некоторые моменты лучше помолчать, если не хочешь всё испортить. А портить себе потенциально хороший секс в её планы не входило.
Другое дело было - ноги Ленга. Хорошо развитые мышцы бедер ближе к колену переплетались с искусственными сухожилиями, уходящими в икры, коленные чащечки представляли собой конструкцию из прочного сплава, а берцовые кости были также, по всей видимости, заменены и укреплены пластинами. Участки кожи на его ступнях совершенно отсутствовали, и Шепард предположила, что стопы Ленга были полностью искусственными.
- И ты согласился на это добровольно? - спросила она, обернувшись и посмотрев ему в глаза.
Он несколько мгновений смотрел на неё с каким-то недоумением, а затем закинул руку за голову и вздохнул.
- Решила провести со мной задушевную беседу? Прекрасно. Лучшего способа всё испортить и придумать нельзя.
Он попытался привстать, но она удержала его.
- Да не дергайся ты... С тобой нельзя вести задушевные беседы. - Шепард склонилась над его лицом, а её пальцы обхватили его плоть, уже начавшую терять свою твёрдость. - Потому что у такого как ты не может быть души.
- Хорошо, что ты понимаешь это, - сказал он и притянул её для поцелуя.
Шепард понадобилось всего несколько движений, чтобы вернуть его члену нужное состояние. Удовлетворенная результатом, она двинулась ниже, решив уделить внимание тестикулам и начав бережно играть ими в ладони. В этот же момент она почувствовала, как рука Ленга проникла под ткань её трусиков. Она знала, что была уже слишком мокрой. И когда почувствовала в поцелуе, как мужчина то ли усмехнулся, то ли хмыкнул, внезапно ощутила неловкость за то, что вся эта ситуация настолько завела её. Но неприятная эмоция быстро прошла. Ей плевать, что думает о ней Ленг. Она просто возьмёт то, что хочет, ради собственного удовольствия.
Кай требовательно потянул последний элемент её одежды вниз по бедру, и она одной рукой немного неловко избавилась от трусиков. Решив взять инициативу в свои руки, она уселась на Ленга верхом и выпрямилась. Его ладони легли на грудь Шепард, и он принялся играть с её сосками, прокручивая их между пальцами. Шепард застонала и прогнулась, ощутив внизу живота приятное тянущее чувство. Чуть приподняв бедра, она взяла в руки его член и принялась водить головкой вдоль своей влажной, нежной плоти. Потеревшись о неё клитором, она вернула головку ко входу, а затем обратно. Давление пальцев Ленга на её сосках усилилось, и Шепард закусила губу, сдержав стон. Она продолжила игру с его членом, дразня головку, погружая её в себя почти полностью, а затем снова лаская лишь половыми губами.
Через несколько таких подходов, Кай глубоко выдохнул, уловил нужный момент и, крепко ухватив её за талию, быстрым движением бёдер вошел в неё полностью. Шепард ахнула. Ей требовалось несколько секунд, чтобы привыкнуть к нему, но Ленг не собирался давать их ей. Приподнимаясь, он начал входить в неё, задав довольно быстрый темп.
Но Шепард быстро вернула себе самообладание. Ухватив мужчину за запястья, она оторвала его руки от своей талии и завела их ему за голову, подавшись вперед и удерживая их там.
- Какой же ты нетерпеливый, Ленг... - сказала она, плавно вращая бедрами и задавая свой собственный темп.
- Ну надо же, - парировал он. - Оказалось достаточно лишь вставить в тебя член, чтобы ты назвала меня по имени, а не одним из очередных идиотских прозвищ. Старина Фрейд тобой бы гордился.
- Ты льстишь себе, - промурлыкала она, двинув бедрами так, чтобы получить максимальное проникновение. - Особенно учитывая, что пока что твой член не особо-то выделяется среди многих других.
- А ты не та, ради которой стоит слишком напрягаться, - не растерялся Ленг.
Уже знакомые огоньки блеснули в глазах Шепард, и она сменила ритм, двигаясь теперь вперед-назад и с особым усердием насаживаясь на всю его длину. Вскоре она уже не могла сдерживать стоны; она отпустила запястья Ленга и выпрямилась, откинув голову назад и отдаваясь ощущениям. Кай не стал бездействовать и приподнимался ей навстречу, удерживая её за бёдра.
Шепард почти закричала, когда тело затопила волна удовольствия; она несколько раз конвульсивно дёрнулась, а затем обмякла, опустив ладони Ленгу на грудь и тяжело дыша. Он по-прежнему был в ней и нуждался в собственной разрядке, но ей нужна была небольшая пауза.
- Значит, любишь быть сверху... - сказал Ленг. Его дыхание почти не сбилось, но на лбу и висках выступили заметные капельки пота.
- Да... люблю... когда всё у меня под контролем... - ответила запыхавшаяся Шепард.
- Наверное, это единственное, в чём мы похожи, - сказал он, и спустя мгновение, она оказалась уже под ним, не успев толком ничего сообразить.
Спустившись несколькими поцелуями к её шее, он слегка прикусил зубами нежную кожу, вырвав из Шепард слабый стон, и снова вошел в неё. Может, она бы и стала сопротивляться его напору, если бы захотела. Но сейчас ей было так хорошо, что она решила просто плыть по течению и получать удовольствие.
Его толчки невозможно было предугадать. Он то ускорялся, словно готовясь к приближающемуся оргазму, то замирал на несколько секунд, погружаясь в неё как можно глубже, а когда она только начинала привыкать к этому ощущению, резко покидал её. Это было необычно, и через какое-то время у Шепард пошла кругом голова. Она уже плохо контролировала себя и свои стоны, её руки бездумно блуждали по его крепкой спине, сжимали его ягодицы, её бедра обнимали его, прижимаясь к нему как можно сильнее, а её припухшие губы с охотой отвечали на его поцелуи и ласкали его кожу.
Шепард уже утратила ощущение времени, в промежутках между стонами бормоча что-то, что слышалось Ленгу как "ещё". В какой-то момент он остановился и вышел из неё, перевернув податливое тело на живот и рывком приподняв её бедра к себе.
Новый угол вторжения придал и новых ощущений, и Шепард почувствовала, что повторный оргазм близок. За всё это время Ленг не издал ни единого стона, и это слегка нервировало её. Обычно она привыкла получать реакцию от партнера и знать, когда ему тоже приятно, но сейчас это было почти невозможно. Так что всё, что она могла - лишь расслабиться и предполагать, что он сам делает то, что ему нравится.
Его руки крепко ухватили её за талию, и его толчки замедлились, но стали более резкими и глубокими. Каждый из них заставлял Шепард стонать и судорожно хвататься руками за постельное белье.
- Я... навсегда запомню этот момент... Шепард... - вдруг раздался его сдавленный от напряжения голос.
- Да пошел ты...- просипела она, и с губ сорвался очередной стон.
Вместо ответа раздался его тихий смех, прерываемый лишь звуками интенсивного соприкосновения их бёдер.
- Я сказала.... пошел ты, Ленг! - надрывно выкрикнула она, ощутив приближение повторного оргазма.
Громкий, болезненный шлепок внезапно опустился на её зад, заставив Шепард от неожиданности охнуть. Её внутренние мышцы сжались от неожиданного болевого ощущения, и сознание на несколько мгновение поблекло, разливая по телу то горячие, то холодные потоки удовольствия. Наконец, вернувшись к реальности она ощутила, как Ленг тоже сделал несколько последних хаотичных толчков, издав при этом звук, похожий на тихий стон.
Чувствуя себя совершенно обессилевшей, Шепард с усилием перевернулась на спину и закрыла глаза.


- И что? Неужели никаких уловок, никаких хитростей? Просто уйдешь? Или вернешься ночью, чтобы перерезать мне горло, пока я буду спать?
- Не сегодня, - сказал он, поправляя грудную пластину брони. - Твоя смерть уже не сможет помочь мне выполнить моё задание на Цитадели, как следовало.
Шепард удовлетворенно хмыкнула.
- К тому же, - продолжил он, несколько раз круговыми движениями размяв плечи, - я бы хотел, чтобы какое-то время ты пожила с мыслью о том, что добровольно переспала с одним из самых доверенных агентов "Цербер" после того, как он собственноручно прирезал твоего любовника.
Улыбка исчезла с лица Шепард, и она нахмурилась, буравя взглядом спину церберовца. Надев визор, он повернул голову к ней.
- В следующий раз, когда ты помешаешь моим планам и планам "Цербер", я убью тебя. И поверь мне, Шепард, моя рука не дрогнет.
- Моя тоже, - мрачно ответила она.
- Ах да... - он остановился в дверях, что-то вспомнив. - Передавай мой привет Андерсону. Скажи, пусть не переживает за мои ноги. Они лучше, чем когда-либо.
Когда дверь за ним закрылась, на Шепард обрушилась гнетущая тишина.