Город грехов +46

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bleach

Пэйринг или персонажи:
Гриммджоу Джагерджак\Широсаки Хичиго, Айзен Соуске, Ичиго Куросаки, Ичимару Гин.
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, AU
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Действо разворачивается в Чикаго начала двадцатого века. Об остальном вам скажет название.

Посвящение:
Olka, спасибо за идею =)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Опять же, писалось чисто от скуки и на дурную голову.

http://vk.com/id147009529?z=photo-38977249_283558820%2Fwall147009529_1733
27 марта 2012, 19:54
Ночь. Дождь. По темным, мокрым улицам Чикаго шла неприметная фигура в черной шляпе и таком же пальто. Неизвестный опустил голову, его лица было не рассмотреть. Да и поздние прохожие торопились домой, не обращая на него никакого внимания. Он завернул в проулок. Там было совсем темно, но это не мешало ему. Он спокойно прошел мимо старого грязного здания и завернул за угол. В стене показалась еле-еле различимая и такая же грязная дверь. Он подошел к ней и сделал шесть коротких стуков. Дверь отворилась. Неизвестный быстро вошел и оказался в тускло освещенном коридоре. Он снял пальто. Под ним он был одет в черный брючный костюм, а на поясе его покоились две кобуры. Неизвестный коротко кивнул длинному охраннику, который открыл ему дверь, и прошел в конец коридора к лестнице. Хоть все здание изнутри и было старым, но былая роскошь еще сохранилась и бросалась в глаза. Мужчина быстро поднялся по массивной дубовой лестнице и оказался в новом коридоре. Стены его были отделаны деревянными панелями, а на потолке красовалась маленькая, но дорогая люстра. Не обращая внимания на эти старые красоты, мужчина двинулся к двери из красного дерева, которая находилась в самом конце коридора. Его шаги заглушал бордовый ковер. Он подошел, тихо постучал и вошел, не дождавшись приглашения. Огромный кабинет, в котором он оказался, был прокурен. За массивным деревянным столом восседал хозяин всего здания, один из влиятельнейших людей порочного Чикаго – Айзен Соуске. Рядом, на ручке кожаного дивана сидел его заместитель и доверенное лицо Ичимару Гин. Он, как обычно, расплывался в ехидной улыбке. Главный охранник Соуске – Широсаки Хичиго – стоял в стороне и без интереса смотрел на происходящее.
- Гриммджоу Джагерджак, - губ Айзена коснулась жеманная улыбка. – Рад видеть. Ты принес то, что я просил?
- Да, - коротко ответил мужчина и достал из внутреннего кармана пиджака небольшой желтый конверт.
- Отлично, - кивнул Соуске.
Джагерджак подошел к столу и положил конверт на край.
- Я могу быть свободен? – безразлично поинтересовался он.
- Да. Завтра я жду тебя в своем казино, - Айзен улыбнулся ему. Он ничего не ответил, быстро развернулся и покинул этот ненавистный кабинет. Спустившись на первый этаж, он столкнулся с кем-то. Джагерджак раздраженно поднял голову и увидел пред собой молодое симпатичное лицо юноши.
- Ичиго? – удивленно спросил он. – А что ты тут делаешь?
Парень легко улыбнулся и, поправив свою серую шляпу, ответил:
- Я только что вернулся. Господин Айзен просил отчитаться сразу же по возвращению.
- И как? Все там в порядке?
- О да! Новая партия героина будет доставлена как раз к сроку. Ну, я пойду.
Рыжий быстро прошел мимо него и взбежал по лестнице. Гриммджоу с сожалением посмотрел ему вслед и удалился. Спустя минуту он снова брел по ночным улицам Чикаго. На данный момент он проживал в съемной квартире, которая как раз находилась недалеко отсюда. Чтобы убить время он пошел в обход и, поплутав еще немного, подошел к высокому зданию. Он быстро вбежал в подъезд и устремился к лифту, который как раз был на первом этаже. Квартира его была на пятом, и подниматься пешком было просто лень.
Лифт шумно распахнулся. Джагерджак на ходу достал из кармана ключи и, подойдя к первой же двери, открыл её и прошел внутрь. Он щелкнул выключатель, и прихожую озарил тусклый свет одинокой лампы. Гриммджоу не любил роскошь, поэтому и квартиры выбирал скромные. Вот и в этой было всего две комнаты, обставленные только самой необходимой мебелью.
Джагерджак прошел в спальню и скинул пальто на кресло, а после переоделся в домашние брюки и решил поужинать. Сыр, хлеб и кофе – ничего лишнего. Да он и не был голоден. Когда он сделал последний глоток из кружки, в дверь позвонили. Он подорвался с места и кинулся к двери. С улыбкой он распахнул её.
- Привет, - небрежно махнул рукой Хичиго и вошел.
- Я ждал тебя гораздо позже, - Гриммджоу повернулся к нему спиной и пошел в свою спальню. Белобрысый подскочил к нему сзади и зашептал на ухо:
- Эта тварь отпустила меня сегодня пораньше.
«Эта тварь» - так называл Хичиго Айзена. Он ненавидел его всей душой, но верно служил, за что и стал главным охранником.
- Я рад, - хрипло прошептал Гриммджоу, а затем резко развернулся и прижал Хичиго к стене. Тот похабно улыбнулся и прильнул к его губам. Он всегда целовался безбашенно, нагло врываясь в рот, а нежность всегда была после. Гриммджоу отлично изучил его повадки за три года их отношений. Целых три года… Три года страсти, безбашенной любви и скрывания чувств. Если хоть кто-нибудь догадается о них, то не избежать беды. Об их отношениях знал только младший брат Хича Ичиго, который вступил в банду всего лишь год назад.
- Завтра эта тварь устроит вечер в мою честь, - прошептал Хичиго в губы любовнику. – Ты же придешь?
- Конечно, - кивнул Джагерджак и отпустил Хича. - А ты все ближе к верхам. Не помню, чтобы Айзен устраивал такие мероприятия. Тем более, в своем казино.
Гриммджоу снова направился в спальню. Хичиго, засунув руки в карманы белых брюк, двинулся следом.
- Я его главный охранник, самое доверенное лицо. Я присутствую на всех сделках и переговорах.
- Знаю, - коротко кивнул голубоволосый и сел на свою огромную двуспальную кровать. – Мне только Ичиго жаль. Зачем ты его втянул? Ведь мог бы парень нормально жить.
- Ой, не начинай снова, - белобрысый скинул шляпу и начал расстегивать пуговицы на жилетке. – Я бы не смог вечно прятать брата от этой твари. Уж лучше он будет под его покровительством, нежели где-нибудь в самом низу. Я тебе это не один раз говорил.
- И все же можно было обезопасить его. А теперь он отвечает за поставки героина. Не лучшая участь для двадцатилетнего парня.
- Пока я с этой тварью, брата никто не тронет, - уверенно произнес Хичиго. Он расстегнул молнию, и брюки свалились на пол. – Ты ведь собираешься меня поздравлять? А то какой-то у тебя безразличный вид.
- Собираюсь, конечно, - улыбнулся ему Джагерджак. – Только разденься до конца.
- Совсем ты обленился уже, - ухмыльнулся Хич и скинул нижнее белье. Затем перешагнул через кучу одежды и, скрестив руки на груди, уставился в голубые глаза Гримма. Тот окинул его хитрым взглядом и притянул к себе. Вместе они упали на кровать. Хичиго с хитрой ухмылкой терся своим уже вставшим членом о ногу любовника и выцеловывал его шею. Гриммджоу, рыкнув, подмял белобрысого под себя.
- Хотел поздравлений? Сейчас получишь, - хохотнул Джагерджак и впился новым поцелуем в бледные губы Хича, руками оглаживая и царапая его тело.
- Ты же помнишь, что я хотел получить от тебя? – прошептал ему в губы Хичиго.
- Помню. И ты получишь.
Гриммджоу потянулся к прикроватной тумбочке. Нашарив что-то в ящике, он снова вернулся к белобрысому.
- На, сделаешь все сам, - он кинул ему баночку с вазелином. Хичиго поймал её и открутил крышечку. Джагерджак улегся на спину и, согнув колени, как можно шире развел ноги. Хич в предвкушении склонился к его вставшему члену и взял его в рот, попутно проникнув в любовника одним пальцем. Гримм был снизу всего лишь два раза в год: на Рождество и вот сегодня, в день рождения Хичиго. Поэтому его надо было каждый раз растягивать. Белобрысый ввел еще один палец и быстро нащупал центр удовольствий. Джагерджак с протяжным стоном выгнулся. Хичиго еще раз прошелся по простате. А потом еще раз и еще. Его любовник почти орал и выгибался до боли в позвоночнике. Белобрысый потратил немало времени для подготовки, он не хотел сделать любовнику больно. Когда он посчитал, что подготовки достаточно, то вынул пальцы и закинул ноги Гримма к себе на плечи.
- Давай быстрей, - хрипло прошептал тот.
Хичиго ухмыльнулся и, приставив свой член к заветному колечку мышц, медленно вошел. Джагерджак не почувствовал боли, лишь немного неприятное растяжение, но оно исчезло, когда член белобрысого задел простату. Хичиго вошел до предела и остановился, внимательно наблюдая за реакцией любовника. Гримм был не в силах больше ждать – возбуждение уже становилось болезненным. Он сам толкнулся навстречу Хичиго. Тот от неожиданности не смог сдержать стона: внутри Гримма было так узко, так горячо, его мышцы очень плотно обхватывали член и постоянно сжимались и разжимались. Все это кружило голову. Хич сделал пару медленных толчков.
- Быстрее ты! – осевшим голосом крикнул Джагерджак.
Хичиго поудобнее перехватил его ноги и начал быстро двигаться в нем. Гримм почти кричал от удовольствия: все-таки быть снизу – необычайное удовольствие, это в разы приятнее, чем быть сверху. Белобрысый видел, какое наслаждение он доставляет любовнику, но не хотел, чтобы тот быстро кончил, поэтому вышел из него и снова впился поцелуем в его приоткрытый рот. Гримм был очень близок к оргазму, но в последние моменты все прекратилось. Он разочарованно застонал.
- Потерпи, детка, - похабно улыбнувшись, прошептал Хичиго. – Этой ночью ты не раз закричишь от оргазма.
Он перевернул несопротивляющегося Гримма на живот и резко вошел в него. Тот вскрикнул. Хич не дал ему привыкнуть и сразу же начал двигаться в бешеном ритме, вцепившись в него руками и покусывая за загривок. Сегодня Хичиго главный, сегодня он делает все, что хочет. Гриммджоу стонал и извивался под ним. Он был готов на все, лишь бы это не прекращалось. Ему нравилось принадлежать любовнику без остатка, сливаться с ним в единое целое и получать внеземное наслаждение. Еще два мощных толчка – и его тело сводит судорога, по комнате разносится хриплый рык. Он кончает, забрызгав себя и постель огромным количеством спермы. Хичиго неумолимо продолжает насаживать его на себя. Он хрипло стонет, запрокинув голову и блаженно прикрыв глаза. Момент обладания – вот, что он любит. Он может себе это позволить всего два раза в год, в остальное время его имеет Гримм. Но, как бы каверзно это ни звучало, Хичиго тоже мужчина, ему тоже хочется привычных для всех мужиков ощущений жара и узости чужого тела.
Надолго его не хватает, и он с протяжным стоном изливается в Гриммджоу. Но это всего лишь первый оргазм за ночь…

Ичиго раздраженно фыркает и откидывает бинокль на пол.
Ну конечно! Мой братец еще не раз поимеет шлюху Джагерджака этой ночью.
Он глянул в окно противоположного здания, где и без всякого бинокля была отлично видна спальня Гриммджоу. Рыжий вынул из кармана сигару, откусил один конец и подкурил. Никотин наполнил легкие, но не принес былого облегчения. Злость все равно не уходила из души Ичиго.
Уже три года брат с этой подстилкой. Три года! Когда он уже наиграется?!
Ичиго долгое время сам себе не хотел признаться в том, что жутко хочет оказаться на месте Джагерджака. Он злился, завидовал, ревновал, любил… но брат даже и не догадывался. Он был ослеплен своим Гриммджоу. Таким его Ичиго еще никогда не видел. Никогда не видел такой радости в его глазах, когда он шел на очередную встречу к Джагерджаку. Никогда не видел его таким счастливым… Это и останавливало его, иначе Гриммджоу уже давно лежал бы мертвый в своей постели. Связи Ичиго простирались гораздо дальше, чем думал его брат. Так что один звонок – и Гримм погибает, скажем, от передозировки наркотиками. Но что тогда будет с Хичиго… Рыжий не хотел разбивать сердце брата, и тем самым разбил свое. Он превратился в бездушную жестокую скотину, а брат все продолжал, сам того не ведая, раздирать его сердце и душу на части. И вот, некогда веселый и добродушный юноша Ичи, стал одним из самых жестоких гангстеров банды Айзена. Соуске дал ему номер восемь, что означало его место в иерархии. Хичиго был нулевым, Гриммджоу шестым. Чем меньше номер, тем больше значимость и опаснее задания. Ичиго прекрасно знал, что нули не живут долго. Хичиго продержался год – одна из самых длинных продолжительностей жизни нулевого. Однажды брат может просто не вернуться домой, и это «однажды» может наступить в любую секунду. Но Хичиго нравилась такая жизнь, его привлекал риск, к тому же, он обещал не умирать, пока не отомстит за семью. Их с братом родителей и сестер расстреляли на их же глазах, когда Ичиго было восемь лет, а Хичу двенадцать. С тех пор они перебивались как могли и, наконец, попали к Айзену Соуске.
Гребаная жизнь…
Ичиго сплюнул в сторону и снова поднял с пола бинокль. С садистским удовольствием он навел его на спальню Джагерджака. Хичиго снова имел Гримма. На этот раз, поставив на колени на кровати.
- Похотливый братец, - злобно ухмыльнулся Ичиго. – Спорим, ты сегодня и четырех раз не сможешь.


Утро встретило Джагерджака болью в заду. Он застонал и сел в кровати.
- Ебаный в рот! – он закрыл лицо руками. – Сколько же раз он меня?..
- Пять, - раздался голос позади него.
Гриммджоу резко развернулся и увидел ухмыляющегося Хичиго, который развалился на всей кровати.
- Сколько? – пораженно прошептал Джагерджак.
- Пять! – гордо произнес белобрысый. – И нечему удивляться! У нас же была неделя воздержания.
- А у тебя, случаем, яйца не скукожились?
- Яйца в порядке, а вот член утром не встал.
Гриммджоу со стоном повалился обратно на подушки.
- Я больше тебе не дам, - хрипло прошептал он.
- А на Рождество? – обиженно надул губы Хич.
Джагерджак прикрыл ему рот рукой. Хичиго поцеловал его ладонь и заглянул в глаза.
- Прости. Тебе очень больно? – виновато спросил он.
- Потерплю, - улыбнулся Джагерджак. Такими они были только друг с другом. В обществе они числились безжалостными головорезами. Но чего только не творит с людьми любовь…
- Так-с… - Хичиго вскочил с постели и потянулся. – Где у тебя там кофе?
- Там же… - тихо ответил Гримм.
- А ты хочешь кофе? – белобрысый повернулся к нему и улыбнулся своей безумной улыбкой.
- Ага.
- Ну тогда я тебе в постель принесу, страдалец.
Засмеявшись, Хичиго ушел на кухню.

Спустя два часа Широсаки уже подъезжал к особняку Айзена. Он остановился у входа и стал ждать Соуске. Тот появился через двадцать минут в сопровождении Тии Херрибел – своей фаворитки. Они уселись на заднее сидение, Айзен дал указание отвезти его в офис, а затем подбросить его любовницу до дома. Хичиго коротко кивнул и тронулся с места.
Еще массу указаний выполнил в этот день Широсаки, куда только его сегодня не отправляли! Он был совсем уставший, когда подъезжал к заднему входу огромного театра. Он вышел из машины и направился во внутрь здания. Там его встретил и провел в подпольное казино Ичимару Гин. В этом казино Хичиго бывал довольно часто, но его все равно поражала роскошь и бросающаяся в глаза дороговизна игрового зала. Сегодня там были только люди из банды Айзена. Множество людей, восседавших за игровыми столами, повернули в его сторону свои головы, как только он вошел. Еще бы! Сам нулевой Широсаки Хичиго почтит их своим присутствием. Белобрысый бегло окинул толпу взглядом и заметил Гриммджоу, который невозмутимо попивал коктейль за барной стойкой. Тот коротко кивнул ему и опустил голову.
- Широсаки, - жеманно обратился к нему Гин, - Айзен хотел бы поговорить с тобой перед началом вечера.
Хичиго недоуменно пожал плечами и направился за Ичимару. Тот провел его в конец зала к личной комнате Соуске. Она была такой же шикарной, как и все, что принадлежало этому человеку: кресла и диван, обитые бархатом, люстра из хрусталя, бордовые обои на стенах, огромная картина над дубовым столом, изображающая обнаженную прекрасную женщину. Сам Айзен сидел на одном из кресел, подложив ладонь под подбородок и с интересом поглядывая на подчиненного.
- Хичиго… - жеманно начал он, - почему огромнейшая поставка героина из Азии сейчас уничтожается полицией?
- Что? – тот непонимающе захлопал глазами.
- Ты прекрасно слышал мой вопрос.
- Я не понимаю, какое это имеет отношение ко мне.
- Но твой брат отвечал за эту поставку… Мне лучше спросить у него?
- Нет! – слишком резко выпалил Хичиго.
- А что тогда? Прогорели мои деньги, а твой братец не смог меня предупредить.
- Я сам разберусь с ним.
- Я на это надеюсь. А что же делать с деньгами?
- Я… все верну, - тихо прошептал он. Айзен удивленно поднял брови.
- Такую сумму? Вряд ли… но я дам тебе срок в неделю. Ты можешь попробовать. А если не вернешь, то твой братец расплатится своей жизнью.
- Да, - кивнул белобрысый.
После Соуске назвал необходимую сумму, вежливо напомнил о том, что может убить Ичиго, а после сказал:
- А сейчас можешь идти развлекаться. Это твой вечер.
Хичиго выбежал из комнаты и сразу же опрометью кинулся к барной стойке, где сидел Гримм. Он позвал его покурить и на улице рассказал о том, что случилось.
- Ведь неслучайно Айзен поговорил об этом с тобой, а не с Ичиго. Он лишь играет, - спокойно произнес Джагерджак, хотя в душе его поселилась паника.
- Я ведь не смогу достать и половины этих денег… - тихо прошептал Хич и сделал затяжку.
- Знаю.
Белобрысый медленно выдохнул дым.
- Надо вывезти Ичиго из страны. Отправишь его в Японию, там эта тварь его не достанет.
- А как же ты? – как-то обреченно произнес Гримм.
- Создам иллюзию того, что собираю деньги. Эта тварь не найдет Ичиго и тогда убьет меня. У нас с тобой есть неделя, чтобы как следует попрощаться.

Хичиго сделал так, как сказал. Он связался со знакомыми, сделал брату документы, все доступно Ичиго объяснил. Тот хотел было погеройствовать и самому отправиться к Айзену, но Хич приструнил его и приставил к нему Гриммджоу. Сам же Джагерджак места себе не находил. Его самый любимый на свете человек идет на верную смерть, а он ничего не сможет сделать. Но они – люди взрослые и понимают всю безвыходность ситуации, к тому же никто не собирался тешить себя иллюзиями. Гримм пытался отговорить Хича, но тот его даже не слушал. Он говорил с Айзеном, но тот чуть ли не выпер его из кабинета. Он пытался найти деньги, не нашел и половины нужной суммы. Чем ближе была назначенная дата, тем больше он паниковал. Хичиго же наоборот был решителен и спокоен. Забыв о мести, он пожертвует собой ради брата и Гримма.

В ночь с пятого на шестой день Гриммджоу приехал по просьбе Хича в гостиничный номер одного из самых дорогих отелей. Белобрысый, уже обнаженный, встретил его страстным поцелуем.
- Настала ночь для прощания, - с грустной улыбкой прошептал он. – Сегодня я хочу тебе принадлежать.
Он медленно раздел Гриммджоу и провел его в ванную комнату. Там, пред стеклянной стеной, находилась огромная белая ванна. Вода наполняла её до краев, а от душистой пены по всей комнате разлетались пузырьки.
- Тебе нравится? – Хичи заглянул Гримму в глаза.
- Конечно, - улыбнулся он и заключил его в объятия, наслаждаясь его запахом и теплом его тела. – Я люблю тебя.
- Ой, не разводи соплей! – оскалился белобрысый. – Я этого не люблю.
- Я просто хочу, чтобы ты знал о моих чувствах.
- Я и так знаю.
Хичи отступил от него и пошел к ванной. Пальцем попробовал температуру воды, а потом аккуратно залез и сел, блаженно прикрыв глаза. Джагерджак с грустью во взгляде наблюдал за ним. Он любовался его лицом и красивым подтянутым телом. Он проклинал этого Айзена, деньги, весь свой гангстерский образ жизни. Гримм так и стоял, пока Хичиго не позвал его к себе. Тогда Джагерджак подошел и медленно сел рядом с ним. Хичи прижался к нему всем телом. У Гримма на душе стало как-то гадко, захотелось закричать. Но вместо этого он тихо спросил:
- Почему ты не хочешь убежать?
- В этом нет смысла. Эта тварь найдет меня, куда бы я ни пошел.
- Я спрячу тебя. Эта планета огромна, мы убежим, найдем, где спрятаться, - уговаривал Гримм, поглаживая его по отбеленным волосам.
- Для меня сейчас главное – спрятать Ичи. Времени нет. Если я спрячусь сам, то не успею отправить его. Для меня Ичи – самое ценное в этом мире.
- А как же я? Что я буду без тебя делать?
- Незаменимых людей нет. Думаю, ты немного поскучаешь, а потом найдешь нового мальчика. Таких, как я, в Чикаго пруд пруди.
- Идиот! – Гримм подорвался с места и прижал Хича к ванной, крепко вцепившись в его плечи. – Я говорил, что люблю тебя! Это значит, что кроме тебя, мне больше никто не нужен. Я понимаю, что тебе важен брат, но почему из-за него ты забываешь обо мне?!
- Успокойся, - ледяным тоном произнес Хичиго. Этот тон остудил пыл Джагерджака, и он отпустил любовника.
- Я никогда не забывал о тебе. Тем более, я доверил тебе самое ценное для меня. Ты защитишь Ичиго и поможешь ему добраться до Японии. Точка. А сейчас я хочу заняться с тобой любовью…
Белобрысый прильнул к губам Гримма и одарил страстным, глубоким и таким характерным для него поцелуем.


- Когда я получу деньги? – недовольно спрашивал Ичиго. Он стоял в кабинете шефа полиции Кучики Бьякуи.
- Как только мы возьмем их всех с поличным, - безразлично ответил шеф - высокий мужчина с длинными черными волосами.
- Я дал ценную информацию, вы должны были!..
- Должен? Я никому ничего не должен, мальчик, - резко прервал его Кучики и кивнул охраннику. Ичиго грубо выперли из здания. Он грязно выругался и, достав из кармана сигарету, закурил.
- Мудак Кучики, - злобно пробормотал рыжий.
А сейчас братика наверняка имеет Джагерджак…
Ичиго снова сплюнул и пошел вниз по улице. Его взгляд наткнулся на телефонную будку. Он остановился в ступоре посреди тротуара – к нему в голову пришла замечательная идея.

Гриммджоу плавно двигался в Хичиго, держа его за ягодицы. Тот стонал и подавался ему навстречу. Кровать чуть подрагивала от их толчков, а в соседнем номере слышали их стоны. Они уже ни на что не обращали внимания: были полностью поглощены друг другом. Они не услышали, как щелкнул замок их номера, и как шагнули в него пять человек. Внезапно Гримм увидел пять фигур в черных костюмах. Он мгновенно выскользнул из Хичиго и, притянув любовника к себе, прикрыл руками его гениталии. Тот недоуменно уставился на вошедших. Затем недоумение сменилось шоком…

- Ай-ай-ай, - чуть напевал Ичимару, расхаживая по белой комнате перед двумя голыми парнями. – Я и не подозревал, что у Айзена в банде есть пидарасы. И еще какие пидарасы! Сам нулевой и шестой!
Связанные Гримм и Хичиго сидели на полу и с ненавистью глядели на него. Гин подошел к Хичу и со всей дури врезал ногой ему в лицо. Тот с протяжным стоном свалился на пол. Гриммджоу рыкнул.
- Не рыпайся, Джагерджак, - Гин еще шире улыбнулся. – А то ты умрешь первым.
Гримм шокированно посмотрел на него.
- Да-да, - гадко пропел Ичимару. – Айзен приказал убить пидарасов. Он, кстати, скоро подойдет, чтобы лично прикончить нулевого.
И Айзен пришел. Почти сразу же. Он резко распахнул дверь и, подойдя к белобрысому, ударил его ногой под дых. Хичиго закашлял, извиваясь от боли.
- Сука! – он плюнул ему на лицо.
Гин подсунул ему пистолет. Айзен выхватил его и, наклонившись к лицу Хича, приставил дуло к его виску. Гриммджоу резко рыкнул и попытался встать. Его сердце бешено колотилось. Соуске, не разворачиваясь, прицелился в его сторону и выстрелил. Хичиго услышал, как что-то грузно свалилось на пол.
Значит, попал…
Казалось, мир остановился. В груди что-то оборвалось, глаза расширились. Хичиго перестал видеть и чувствовать…
Гримм… нет. НЕТ!
Громкий крик вырвался из его груди, но его заглушил кляп. Одинокая слеза скатилась по его щеке.
- А знаешь, кто мне сдал вас? – тихо прошептал ему Айзен. – Твой братец.
Глаза Широсаки потрясенно расширились.
- Он сдал мне вас в обмен на свою жизнь. Он же сразу понял, что облажался с поставкой наркотиков.
Быть того не может… Ичи…
- Не веришь мне? – усмехнулся Соуске, а затем чуть повернул голову и позвал:
- Ичиго! Зайди.
Нет!
Вошел именно Ичиго. Он старался не смотреть брату в глаза и стал возле стены, засунув руки в карманы.
- Теперь ты убедился? – довольно улыбнулся Айзен. Хичиго прикрыл глаза. Он просто не мог все это вынести, пусть лучше его поскорее убьют. Целую минуту ничего не происходило. Хичиго слышал бешеный стук своего сердца и молил небо о том, чтобы все это оказалось просто плохим сном. Наконец, раздался выстрел… В груди Хича что-то болезненно сжалось, но не было боли. Вообще ничего не произошло. Он открыл глаза и увидел ахуевшего Айзена. На его груди расползалось красное пятно. Он осел на пол и рухнул прямо на белобрысого. Еще один выстрел – и Гин падает рядом. Широсаки как в тумане видит группу темных фигур, а потом сознание покидает его, и он проваливается в темноту.

- Хичиго! Хичиго! – слышит он как сквозь вату. Разлепляет глаза. Плохо видно. Он трет глаза кулаками, потом моргает. Наконец-то удается рассмотреть рыжую шевелюру.
- И-чиго?
Его голос хриплый. Горло болит и першит. Видимо, он сорвал голос, когда кричал. Теплая рука оглаживает его лицо. Приятно. Он трогает руку.
- Все закончилось, - тихо шепчет он.
- Да. Надеюсь, ты не поверил Айзену? – лихорадочно забормотал Ичиго. - Я не сдавал тебя. Точнее, сдавал, но так было надо.
- Что?
- Я работаю на полицию. Вчера мы убили Соуске и Гина при задержании. А ты свободен. Тебя ни в чем не обвиняют.
- Где Гриммджоу?
Широсаки не интересуют ни полиция, ни Соуске, ни Гин.
- Он… жив, - как-то зло пробормотал Ичи. – Айзен промахнулся. Ему чуть-чуть бок задело и все. Он в соседней палате.
Хичиго без лишних слов вскочил с постели и, пошатываясь, направился к двери.
- Хич… - начал рыжик, а потом умолк.
Белобрысый кое-как добрел до двери и вышел в людный больничный коридор.
- Дверь напротив, - крикнул брат ему вслед.
Хичи благодарно кивнул, добрел до двери и толкнул её. Она со скрипом отворилась. Он медленно вошел.
- Хичиго?
Белобрысый застыл на пороге. Там и правда был Гриммджоу. Живой. Он полулежал на кровати и потрясенно смотрел на любовника. Хичи кинулся к нему и, подбежав к кровати, просто накинулся на него с объятиями. Джагерджак приобнял его одной рукой и уткнулся носом в его волосы, вдыхая любимый запах. В дверях его палаты застыл Ичиго. Гримм коротко кивнул ему. Тот отсалютовал, развернулся и ушел в неизвестном направлении.
Будь, что будет… Главное – брат счастлив. А я… разберусь как-нибудь.