Страшная сказка +10

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Муркок Майкл «Сага об Элрике»

Основные персонажи:
Мунглум, Элрик
Рейтинг:
G
Жанры:
POV
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Размышления Мунглума о своём друге

Посвящение:
А.Кервену

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано для команды WTF M.J.Moorcock 2014
17 марта 2014, 17:05
Ночь.
Отблески огня гладят твоё лицо, соскальзывая с него в темноту. Ты хмуришься во сне, иногда вздрагиваешь и словно пытаешься от кого-то отмахнуться. Не знаю, что тебе сейчас снится — но явно ничего хорошего.
А я сижу и охраняю твой сон.
Мне бы положено сидеть спиной к костру и не сводить глаз с недалёкого леса: мало ли кто — или что — может оттуда вдруг появиться. В общем-то я так и делаю... большую часть времени.
Но заставить себя совсем не коситься в твою сторону не получается так давно, что я уже и пытаться перестал.
…Помнишь, как мы встретились?
Я ведь тоже искал эту Книгу, шёл по следам древних легенд и полуистлевших свитков. И когда ты сказал о цели своих поисков, я едва не признался, что это — и моя цель тоже. Но — я видел, каким огнём горят твои глаза, видел, с какой одержимостью ты идёшь вперёд... и надо было быть последним идиотом, чтобы встать у тебя на пути.
Я предпочёл прикинуться простачком. Простак и идиот — это совсем не одно и то же…
Знаешь, я хотел бы узнать тебя раньше. Когда жизнь ещё не переломала тебя — вот так, вдребезги. Когда ты ещё умел улыбаться — не усмехаться печально-иронически и не скалиться, по-волчьи вздёргивая губы... просто улыбаться. Ведь умел же когда-то? И смеяться тоже умел — смеяться от радости, а не только в безумии боя...
Ты удивляешься, почему я продолжаю оставаться с тобой – иногда про себя, а иногда и вслух. Но не спрашивай меня, почему. Я ведь не отвечу: отшучусь как-нибудь, съёрничаю — но не скажу правды. Потому что правда слишком странна, чтобы произнести её вслух.
Ты — сказка, Элрик. Злая, страшная, но от этого не перестающая быть прекрасной сказка. Невозможная. Ставшая реальностью.
Ты знаешь, что на обоих материках вами, мелнибонэйцами, до сих пор детей пугают? Нет, это не с тебя пошло. Что с того, что вы уже полтысячи лет сидите безвылазно на острове: у человечества слишком долгая память. И почти в каждой сказке есть злой мелнибонэйский колдун — которого герой, разумеется, ближе к финалу одолеет, и освободит прекрасную деву, или друга, или сокровище, или за чем там ещё героям положено отправляться на край света.
Слышишь, ты, колдун мелнибонэйский?
Не слышишь. Стонешь сквозь зубы и сгребаешь в кулак подвернувшуюся под пальцы ветку. Опять, наверное, видишь во сне, что куда-то не успел, кого-то не защитил, не спас...
Ты сам не знаешь, что гонит тебя из города в город, с материка на материк — но при этом как-то умудряешься оказываться именно там, где нужен. Лишённый возможности выбирать свой путь, ты меняешь всё, к чему прикоснёшься — и всех, кто соприкоснётся с тобой. Не замечал? Невозможно идти дальше своей дорогой, если она вдруг пересечётся с твоей; невозможно встретиться с тобой — и остаться прежним. Отблеск чего-то, лежащий на тебе — чего-то, чему даже нет названия — озаряет и всё вокруг, лишая мир обыденности.
А я свой путь выбираю сам. Я не настолько заметен высшим силам, чтобы они использовали меня как фигурку в своей игре, и никто не бережёт меня для великих свершений в будущем — но зато я могу сам решать, где мне быть.
И я выбираю быть здесь. С тобой.
Потому что любой сказке нужен тот, кто её может услышать.