Счастливая (Overjoyed) +228

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Рот Вероника «Дивергент»

Основные персонажи:
Беатрис (Трис) Приор (Прайор), Дэвид, Калеб Приор (Прайор), Кара, Кристина, Тобиас Итон Джонсон (Четыре), Юрай (Юрайя) Педрад
Пэйринг:
Трис/Тобиас, Кристина/Юрай
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Фантастика, POV, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за счастливый финал!» от Гайнуллина Анастасия
Описание:
я не бесстрашная - я испугалась концовки книги. Этот фанф -абсолютнейший отступ от канона, который не так сильно разрушает нашу психику,как оригинал (да простит меня Вероника). Говоря коротко и ясно : почти идеальный Хэппи Энд.

Посвящение:
Вере Тимофеевой, которая желает мира во всем мире ( ну или только в мире Трис) и правильно делает :3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
29 марта 2014, 19:33

***


— Я позволю себе смелость посоветовать вам, Маргарита Николаевна, ничего и никогда не бояться. Это неразумно.
© Мастер и Маргарита

***



Глава 50¾ -Тобиас.
Трис начинает падать и хлопает рукой по клавиатуре. Позади зеленой кнопки загорается свет.
Она скользит по полу. Я вижу что-то на ее шее, и под ее щекой. Красное. У крови странный цвет. Мрачный.
Краем глаза вижу, как Дэвид выскальзывает из своего кресла.
"Ты справишься с этим" - шепчет мое подсознание,-"хоть ты не дивергент, но ты справишься"-я собираю всю волю в кулак и возвращаюсь в реальность.
В который раз уже я становлюсь свидетелем этой сцены? Уже неделю в моем пейзаже страха я наблюдаю смерть Трис и не могу с этим ничего сделать.
При этом я по-прежнему Четыре: после разговора с Эвелин Маркус перестал казаться мне опасностью.

Глава 51-Трис.
Я сделала это. Я справилась с перезагрузкой – Калеб подоспел вовремя: еще пару минут и я, наверное, встретилась бы с ними со всеми : с мамой, отцом, Марлен, Алом, посмотрела бы в глаза Уиллу, поняла бы, что значит быть ими – быть лишь воспоминанием, язвой на теле памяти – напоминанием о том, что кто-то отдал свою жизнь за тебя. Но брат не предоставил мне такой возможности – отключил Дэвида, не дав ему меня прикончить. Наверное, ему все же передался какой-то ген матери, раз он смог противостоять сыворотке смерти.
Я открываю глаза и вижу Тобиаса. Он сидит у моей кровати с закрытыми глазами – кажется дремлет. Я пытаюсь протянуть руку и дотронуться до него, но потом понимаю, что мне мешает…капельница. Господи, это что еще такое? Я что, в госпитале? Интересно, сколько времени прошло, с тех пор, как я отключилась? Жив ли Дэвид? Как там Юрай? Где Кристина?
- Беатрис, ты очнулась? – Четыре вздыхает с облегчением.
- Мы же договорились, что ты меня так называешь только по праздникам?
- О, не поверишь, сегодня самый главный праздник в моей жизни, - смеется он, - я так боялся, что с тобой что-то случится, как ты могла пойти туда вместо Калеба? Ты опять не сдержала обещания.
Я немного смущаюсь и пытаюсь перевести тему.
- Где Кристина?
- Выяснилось кое-что интересное о сыворотке памяти, они с Карой уже сутки не вылезают из лаборатории.
- Кристина-эрудит? Это что-то новенькое, - усмехаюсь я.
- Кристина больше не эрудит, не искренняя, и даже не бесстрашная. Фракций больше нет, Трис, грядет новая эра, – с улыбкой мягко произносит Тобиас.
- Что с Эвелин и Маркусом? – интересуюсь я.
Тобиас немного хмурится при этом вопросе, но все же отвечает, - Отец ничего не помнит – он под действием сыворотки, так что Эвелин решила взять власть в свои руки ( как впрочем и всегда) и воспитать Маркуса на свой манер. Чувствую, чудные мне достанутся родители, - на этой фразе он усмехается. Четыре никогда не называл "их" родителями. Кажется, и впрямь грядут серьезные перемены.
- Трис, ты меня прости, но я вынужден на время тебя покинуть, - извиняющимся тоном говорит Тобиас, - Я назначен лидером, но уже двое суток не интересовался тем, что находится за периметром твоей палаты. Боюсь, меня растерзают за невыполнение обязанностей.
- Я люблю тебя, Тобиас Итон.
- Я тоже люблю Вас, Беатрис Приор, - шутливо говорит он, - Я скоро вернусь, поспи. Завтра тебя должны переселить обратно в отель.
Разумеется, заснуть мне этой ночью не удалось: я старалась представить, как я буду жить дальше – как все мы будем дальше жить: без фракций, родителей, Марлен, Линн, Ала, Уилла, может даже без Юрая (пока не хочу об этом думать). На секунду мне даже самой захотелось попробовать сыворотки памяти, но потом я решила, что они не заслуживают этого – не заслуживают, что бы их забыли – забыли их самоотверженность, их бесстрашие, забыли все, что они для нас сделали.
Мне срочно нужно на свежий воздух – я отключаю капельницы, натягиваю поверх больничной рубашки свою серую толстовку, которая лежит тут же, на стуле и, стараясь сильно не шуметь, выхожу из палаты. Я уже была в этой части здания, когда мы навещали Юрая - кажется, его палата через три от моей. Я долго иду по длинному коридору, как вдруг вздрагиваю, потому что слышу чей-то голос. После нападения на меня Питера в штабе бесстрашных, я опасаюсь всех, кто не спит ночами.
- Ты же понимаешь, что это может быть крайне опасно: даже если он выживет, он может забыть больше чем надо – его придется заново учить читать, говорить, может быть даже ходить.., - раздается голос Кары.
- Но ведь и ты понимаешь, что оно того стоит. Знаешь, мы погубили достаточно человеческих жизней, пусть и не нарочно; и я все еще помню глаза Фернандо перед смертью, ведь я могла бы его спасти..- дрожащим голосом говорит Кристина, - все это того не стоило, мы должны спасать жизни, а не калечить их.
- Хорошо, будь по-твоему, но мы должны поговорить с Ханной – все же окончательное решение должна принимать она.
Чувствуя, что становлюсь свидетельницей разговора, явно не предназначенного для моих ушей, я тихо крадусь в сторону лифта. Я поднимаюсь на крышу и вижу бескрайний лес, вижу огни города, вижу Хэнкок, возвышающийся над ним, вижу колесо обозрения. Я вижу наше будущее. Я вдыхаю столько воздуха, сколько только могут вместить мои легкие. Я пытаюсь верить в это самое будущее. Я не боюсь его.

Глава 52- Теперь только Трис.
С утра пришел Тобиас, чуть не задушил меня в объятиях и сказал, что пора переселяться в отель, чему я была несказанно рада, так как от капельницы и запаха лекарств меня уже несколько подташнивало.
- Погоди, мы же прошли мою комнату?
Он опустил глаза и кажется немного смутился, - Я подумал, что ты будешь не против если мы…если мы..
- Четыре, ты что, зовешь меня жить к себе? – думаю, мои щеки запылали от смущения.
- О, стифф, ну ладно тебе, я уже давно не твой инструктор, думаю, мы можем себе это позволить, - усмехнулся он.
- Как скажешь, - я притянула его к себе для поцелуя, а про себя подумала, что теперь Кристина от меня точно не отстанет с шутками про сложение и умножение, -Кстати, где Кристина?
- Она обещала скоро зайти, ты пока устраивайся на новом месте, а я схожу за ней.
Через десять минут в комнату влетела подруга. Сегодня она была какой-то такой.. какой я ее давно не видела. На Кристине было ярко-желтое платье дружелюбных, а на губах играла улыбка.
- Ты в порядке! Выглядишь отлично! И твое новое жилище… уютненькое! А кровать как, мягкая? – заулыбалась она.
- Крис, тебе не кажется, что мы давно не разговаривали как подруги ? –перебила я ее.
-О, ну если тебе нужны подсказки в ЭТОМ деле, то я всегда помогу, - ухмыльнулась подруга.
- Я не об этом…я о том.. ты ничего не хочешь мне рассказать? – я многозначительно посмотрела на Кристину.
- Что? Трис, неужели тебе Четыре ничего не рассказал? – с обалдевшим видом спросила она.
Я отрицательно покачала головой.
- В общем Юрай, он… Короче, после того, как Калеб вырубил Дэвида, Дэвиду вкололи сыворотку памяти. И знаешь что выяснилось? Сыворотка влияет на нервные окончания и еще на какие-то там определенные клетки мозга, - за этим лучше к Каре, я не совсем в этом разбираюсь. Но суть в том, что Дэвид встал с коляски, знаешь? Встал и пошел, как будто никогда не был инвалидом! Это инновационное лекарство, понимаешь? Если его вколоть больному, оно регенерирует поврежденные клетки тела! - в запале говорила подруга.
- То есть Юрай..-начала я.
- Да! Кара провела исследования и пришла к выводу, что его можно вылечить, но ему нужна доза большая, чем остальным, поэтому он может забыть не только прошлое, но и лишиться многих навыков, может разучиться читать, считать, даже говорить… Но мы решили рискнуть…но сначала надо было спросить Хану…и в общем она разрешила…иии…у Юрая сегодня забилось сердце и врачи говорят что показатели почти в норме и что его могут в течение двух недель перевести из реанимации! – протараторила Кристина с довольной улыбкой.
Я с облегчением выдохнула…неужели…неужели весь наш кошмар закончился? Неужели нас ждет спокойствие? Хотя какое спокойствие может ждать бесстрашных? Хорошо,тогда так : нас ждут мирные приключения и мирные безбашенные поступки!

ЭПИЛОГ
One year later.

К счастью, реабилитация Юрая прошла не так болезненно для Кристины, как ожидалось. Благодаря тому, что он был дивергентом, сыворотка ему пошла скорее на пользу: все повреждения организма практически восстановились, и Кристине лишь пришлось его заново учить считать и правильно писáть.
С Калебом у нас наконец сложились настоящие отношения брата и сестры: я сумела простить ему его предательство, а он, в свою очередь, больше не нарушает моего доверия.
Эвелин все еще немного недолюбливает меня, но я ее сейчас не очень интересую: все ее внимание переключилось на Маркуса и она оставила нас с Тобиасом в покое.

В один теплый июльский вечерок, когда мы с Тобиасом сидим на вершине колеса обозрения, он мне признается :
- Знаешь, я сделал для себя одно открытие: когда я в последний раз пытался пройти пейзаж страха, я осознал, что больше ничего не боюсь, кроме как потерять тебя.
- Я не проходила свой пейзаж со времени инициации, Тобиас, но я знаю, что сейчас он идентичен с твоим,- признаюсь и я.
- Значит, мы теперь не Четыре и Шесть, а Два- как одно целое?
Я молчу,а затем смущенно улыбаюсь:
-Нет, Тобиас, мы теперь – Три.
Он сначала удивленно смотрит на меня, потом улыбка понимания озаряет его лицо и он берет меня за руку. И я знаю, что больше никому не позволю разрушить этот новый мир.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.