Пара. 418

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Пэйринг и персонажи:
Дерек Хейл, Стайлз Стилински, Кали, Дженнифер Блэйк, Кали, Дженнифер, Стерек.
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Hurt/comfort, AU
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Никто не смеет покушаться на пару альфы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
2 апреля 2014, 23:42
В принципе, Бикон-Хиллс достаточно милый городок. И возможно, только возможно, сложись бы её жизнь совсем иначе, она бы осталась здесь насовсем.

Дженнифер усмехается своим мыслям.

Спиной она опирается на старый, немного ржавый пикап и считает звёзды на небе. Это непозволительная роскошь. Чёртовы небоскрёбы в городах скрывают от глаз самое главное. Бесценное.

- Что это значит? – угрожающе рядом с ней рычит Кали, но честно говоря, Дженнифер её не слышит. Совсем. Ей хочется запечатлеть этот миг навсегда. Чтоб каждый раз, закрывая глаза в душной нью-йоркской квартире на двенадцатом этаже, видеть тёмно-синий небосвод.

- У нас с тобой была договорённость.

Острые когти Кали царапают дверцу автомобиля и этот неприятный звук всё-таки заставляет перевести взгляд на разозлённую волчицу.

- Всё отменяется, - Дженнифер устало мотает головой и насмешливо продолжает, - я слишком молода, чтобы умирать.

На самом деле это не так. Ей уже больше двухсот лет, но знать об этом никому не обязательно.

Кали выглядит удивлённо и недоверчиво одновременно, и Дженнифер чувствует острую разочарованность. Как мало современные альфы знают о силе. Предпочитая физическую, они даже не догадываются о существовании чего-то большего, чего-то намного опаснейшего.

А ведь всё было настолько просто. Элементарно. Сплочённая, большая стая Кали против неопытных щенят Хейла. Дженнифер чувствовала победу, желала её большего всего на свете. И что в итоге? Её ждёт ржавый пикап и много часов в дороге. Это провал.

- Что? – тупо переспрашивает Кали – Что за глупости?

Как альфа она сильна, могущественна, но она волчица. Самка, которая любит показать превосходство, долго и со вкусом играть с жертвой.

Кали оставляет их в живых. После первой стычки, распятых, исполосованных острыми когтями, едва дышащих. Только для того чтобы побаловать своё эго. Насладиться чувством превосходства и силы.

Дженнифер неприятно морщится.

Тихий лесной шелест доносится до неё как раз в тот момент, когда она берётся за холодную ручку дверцы автомобиля. Неметон зовёт её. Она физически чувствует, как его невидимые нити оплетаются вокруг неё. Этому чертовски сложно сопротивляться.

Где-то совсем рядом испугано клокочет сердце самого слабого члена хейловской стаи. Человека. Несносный мальчишка, пара альфы и Дженнифер знает, что за ним уже идут.

Даже неожиданно для себя, она осознает, что в ярости. В тихой, свирепой ярости.

- Ты только что разбудила силу, против которой не устоит ни один смертный и бессмертный на этой земле, - Дженнифер сжимает тонкую шею альфы. Она может быть намного сильнее глупых, недалёких оборотней. – Гнев, который сотрёт всё живое вокруг.

Злое рычание эхом катится из глубин леса. Кровь застывает в жилах.

- Это место станет личным кладбищем для вашей стаи, - тихо обещает, склонившись к волчице Дженнифер. – Никто не смеет покушаться на пару альфы.

Ужасный рёв настигает её уже на выезде из городка. К счастью, дорога пустынна и Дженнифер резко жмёт на тормоза. Её ломает, прижимает к земле сила, исходящая от альфы. Безумная, неуравновешенная сила, что защищает своё.

Дженнифер уверена, что всего через несколько лет стая Хейла будет одной из самых могущественных на этих землях. Пара альфы чертовски умна и сообразительна. Совсем скоро мальчишка разузнает, насколько сильнее и неуязвимее он делает всех волчат. Совсем скоро он разузнает, насколько редко встречаются истинные пары.

Как бы там ни было, Дженнифер ещё вернётся сюда. Вся эта территория, вместе с Неметоном, по праву будет принадлежать только ей одной. Нужно только немножко подождать. В конце-то концов, у неё есть не одно столетие в запасе. И даже не два.