Накануне войны +44

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион»

Основные персонажи:
Маглор (Канафинвэ, Макалаурэ), Маэдрос (Нельяфинвэ, Майтимо, Руссандол)
Рейтинг:
G
Жанры:
Повседневность
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Незадолго до Дагор Браголлах Маглор приезжает в Химринг навестить брата.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано когда-то на драббл-фест.
8 апреля 2014, 15:32
Маглор склонился над столом, перо так и бегало по листу. Как и всегда, когда на него "находило вдохновение" он не думал о черновиках или о том, что чернила для пергамента - не лучшее, чем можно рисовать на бумаге. Тем более - на бумаге толстой, чуть рыхлой, с явственно видными кусочками листьев и мельчайшим лесным мусором. Линии получались неровными и немного расплывчатыми, как отражение в озере, подернутом рябью.
Маэдрос улыбнулся: брат так глубоко ушел в рисунок, что не заметил стука в дверь и не обернулся навстречу вошедшему. Пожалуй, придется подождать, пока он закончит... Старший феаноринг прикрыл за собой дверь и, подойдя к столу с другой стороны, осторожно спустил с локтя корзинку, принесенную с кухни.
- Лорд Химринга теперь сам подает гостям закуски? - осведомился Маглор, не поднимая глаз от листа и не прекращая рисовать. - Крепость господина моего и брата оскудела чашниками?
Маэдрос на миг оторопел от холодного, если не сказать - надменного тона, какой даже в устах гномьего правителя был бы уместен не всякий раз. Мгновением позже Маглор отложил перо и подмигнул брату.
- Попался! - с торжествующим смехом проговорил он. - Снова попался!
Маэдрос мог только рассмеяться в ответ. Он действительно в который раз попался на братнину выходку, несмотря на то, что знал его обыкновение передразнивать все встреченное еще с детства. Отсмеявшись, феанарион покачал головой.
- Я слишком давно тебя не видел, - он начал неторопливо выставлять на стол содержимое корзинки. - Почему ты так долго не приезжал?
- Был занят, - Маглор пожал плечами. - Карантир приезжал, опять что-то мутит со своими бородатыми соседями. Наугрим с собой не привез, по счастью, но жаловался на них очень подробно.
- Так это ты от него набрался... про чашников? - фыркнул Маэдрос.
- А что? - и взгляд, и тон Маглора были замечательно невинными. - По-моему, получилось похоже. Хотя это все равно не он, а его наугрим.
Он ехидно покосился на брата и откусил от ломтя сыра почти половину.
На некоторое время воцарилась сосредоточенная тишина. Наконец Маэдрос решительно сдвинул тарелки и потянул к себе свежий рисунок.
- Не подозревал в тебе художника, - удивленно протянул он, рассматривая знакомые холмы, линии которых ненавязчиво и плавно перетекали в очертания стен, крыш, пойманные в движении силуэты эрухини... - Когда ты успел этим увлечься?
- Эй, осторожно, размажешь! - Маглор сердито фыркнул. - Какая разница, петь или рисовать? Все это музыка. Ты просто не обращал внимания.
- Вот как? - забавляясь, Маэдрос поднял бровь. Еще одна перепалка не всерьез, привычная с юности... - А на что еще я, по-твоему, не обращаю внимания?
Маглор пожал плечами.
- Тебе виднее. Но твои люди удивительно несозвучны месту, где ты их поселил.
Маэдрос вздохнул и поморщился.
- Знаю. Я думал расселить их вниз по реке, но это получится не раньше весны. Как-то они быстро... прирастают числом, - феанарион выглядел озадаченным. - Тебя, выходит, и к ним уже носило?
- Это я должен спросить, где тебя носило, - усмехнулся Маглор. - Приезжаю вечером, надеюсь на чашу горячего вина и хорошую беседу у огня, а тут - лорд, видишь ли, в отъезде, и когда будет - неведомо.
- Горячего вина, думаю, тебе предложили и без меня, - безжалостно прервал его брат. - Так что сегодня обойдешься ромашковым взваром. Ни за что не поверю, что тебе не сказали, на какие именно заставы я уехал. И в то, что ты приехал без дела - тоже не поверю, слишком уж там слякотно для отдохновенной поездки.
Маглор кивнул.
- Сказали, конечно. Твой долговязый Таурлин перечислил их все, и предупредил, что лично он ждал бы тебя к вечеру, но на заставах уже две недели подозрительно тихо, и лично он ни в чем не уверен.
Маэдрос кивнул.
- Он правильно не уверен. Впрочем, ты знаешь, он редко ошибается. Если ты задержишься хотя бы на неделю, сможешь из первых рук узнать, в чем он будет уверен...
- Не смогу, - Маглор покачал головой, сооружая небольшую башенку из ломтей мяса и хлеба. - У меня такое же подозрительное затишье тянется скоро месяц, и я ни в чем не уверен почти так же, как твои разведчики. Вряд ли, конечно, я по возвращении застану руины на месте своих крепостей, но...
Певец вытянул из-под листа с наброском другой, плотнее и тоньше, с четкими линиями. Маэдрос с удивлением узнал просторную долину Врат Маглора, нарисованную так, как если бы художник смотрел на нее с севера.
- Я не мог бы придумать лучшего места, если бы собирался нападать, - вздохнул Маглор. - Но... мне-то предстоит защищать эту долину.