Улей 7

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
Эонар, Йогг-Сарон
Рейтинг:
G
Жанры:
Флафф, Фэнтези, Экшн (action), POV, Мифические существа, Учебные заведения
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Миры, которые мы создаем и разрушаем, - великая история наших деяний. Мы тасуем их, как карты в колоде, и один за другим выкладываем перед собой. Мы путешествуем, легко перемещаясь в пространстве и времени, раскручивая спираль истории, выставляя события в том порядке, как это нужно нам. Мы уходим и возвращаемся, чтобы скорректировать историю и направить ее в верном направлении.

Посвящение:
Спасибо Blizzard!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Рассказы от первого лица никогда не производили на меня впечатления, но вот даже сейчас, изо всех сил желая начать повествование от третьего лица, я не могу оторваться от собственных мыслей, провести грань между собой и той девушкой, о которой хочу рассказать. Даже не то, чтобы хочу... Я почему-то просто не могу промолчать. А может быть могу, но не испытываю в этом необходимости.
Да и рассказ, в общем-то, не о девушке даже, а о том, что некогда случилось со мной или, может быть, только случится. Меня даже не волнует то, насколько реальны эти сны и что они значат, насколько свидетельствуют о моем безумии... Я просто наслаждаюсь тем волнением и восхищением, что они дарят мне, и всеми моментами своей жизни, которые не только не отрицают реальность моих снов, но лишь дают им все большее подтверждение.
Названия локаций были изменены не намеренно, почему-то именно так они назывались в моём сне.
Этот арт, найденный мною совсем недавно, как будто рисовался специально под рассказ: https://pp.vk.me/c617726/v617726079/85f2/FpDJOuV2qLQ.jpg
15 апреля 2014, 21:57
Началось все около месяца назад, когда была разрушена моя последняя обитель, последний приют, где я обрела покой и даже какой-то намек на счастье. Кто я в этом мире? Случайный свидетель - не более того. Моя дорога должна была вести меня все дальше, но я остановилась здесь, под сенью золотых дубов и алых куполов башен из белого камня. Здесь всегда было тихо, и я наслаждалась уединением на берегу прохладного пруда, перелистывая тяжелый старинный фолиант, заинтересованная источником магической силы этих земель и той магией, что практикуют местные жители. Эти силы мне были смутно знакомы, прежде я имела с ними дело, но никак не могла вспомнить, когда и где.
Когда началась война, мне следовало бы уйти и не вмешиваться. Но это было невозможно, хотя бы потому, что эту землю я уже была готова назвать своим домом, да и перед сокрушительной силой того Зла, что надвигалось на эти залитые солнцем дубовые леса, не устояла никакая бы магия. Противостоять могла только я, сохранившая часть древней памяти и часть древней силы. Я покинула город, миновала магические щиты, что скрывали под собой стены мирных поселений, и на передовой встретилась лицом к лицу с воплощениями иных реальностей, омерзительными существами, порожденными хаосом и тьмой.
Я была слишком самоуверенной... за что расплатилась тысячами чужих жизней, дотла сожженными лесами и опустевшими деревнями.
И мы стояли вдвоем, измученные долгими сражениями с неравным нам по силе противником, истекая кровью, не в силах даже перевязать раны. Мой спутник тяжело опустился на землю, громыхнув латными доспехами, местами рассеченными до самой кольчуги, стянул с пояса кожаный бурдюк с прохладной водой. Протянул воду мне, но я лишь устало мотнула головой, глядя на то, что осталось после некогда богатого своей растительностью леса. Глаза щипало от гари, по щекам бежали слезы, застилая взор, ноги по щиколотку утопали в белом пепле, замаравшем полы моей тесной робы. Я удерживала, как могла, слезы обиды и разочарования, в груди все больше нарастала боль несбывшихся желаний и, казалось, мелочных стремлений, боль потери... очередной в моей жизни.
- Мне нужно уйти, - шепнула я ровным голосом, и он зазвенел осколками льда.
- Куда ты пойдешь? - устало спросил мой спутник.
- Это не имеет значения. Здесь меня уже ничего не держит... - я говорила тихо, нашептывая себе под нос, как будто боялась, что это сражение станет упреком моей силе, подтверждением моей слабости. - И битва была проиграна с ошеломляющим результатом.
- То есть ты просто оставишь меня здесь? Посреди руин моего города?
- Ты не сможешь со мной пойти, просто не сможешь.
Не оглянувшись назад, я неторопливо пошла вперед, тяжело опираясь на свой резной посох, раздвигая иссушенные зноем иной реальности ветви дубов перебинтованной рукой. Идти мне было действительно некуда, но все лучше, чем лицезреть плоды своего бессилия и впадать в отчаяние все больше с каждым днем.
Я видела разные миры, пролетала над ними в предрассветных сумерках, услаждала свое обоняние волшебными ароматами, казавшимися мне еще более чудесными в свежем прозрачном воздухе утра. Как меня занесло в эти непроходимые джунгли, до сих пор ума не приложу... Я просто захотела остаться здесь.
Я падала так быстро, что восходящее солнце скрылось за горизонтом, и я упала в укутанный тьмой тропический лес. Раскидистые лианы затормозили мое падение, и густой толстый мох с нежностью принял меня в свои объятия. Раскинув конечности, дыша тяжело, как после изнурительной пробежки, я наслаждалась прохладой и мелодичным чириканьем просыпающихся птиц. Мысли о проигранном сражение уже перестали меня терзать, и я готова была начать свою жизнь заново, даже не вспоминая о том, что случилось в том далеком мире. Когда это было? Я даже уже не могла вспомнить, сколько эпох сменила, пока добралась сюда. И они, что удивительно, не знают стройности и порядка, они чередуются умопомрачительными непоследовательными комбинациями, и если сегодня я нахожусь здесь и сейчас, то завтра могу оказаться в другом месте миллион лет назад.
Едва сквозь дремучие заросли начал пробиваться свет утреннего солнца, разгоняя плотный туман, ползущий у самой земли, как к бесконечному щебету птиц добавился зудящий гул. Я поднялась с земли, огляделась, принюхалась, - ниоткуда не тянуло дымом или выпечкой. Значит, поблизости нет поселений. Куда идти, я не знала, но чувствовала интуитивно. Всю местность я как будто видела сверху, с высоты птичьего полета. Не сказать, что четко и достоверно, но направление легко угадывалось. Я задрала полы робы и связала их узлами на бедрах, оголив босые ноги. Идти так было легче, тем более опираясь на длинный посох, что служил мне чаще всего в качестве оружия, нежели опоры.
Крючковатые корни деревьев, вздымаясь над рыхлой землей, хватали меня за ноги, оставляя на коже глубокие кровоточащие порезы, ступни были разбиты о мелкие камни и останки погибших животных. Боли я не чувствовала. Откровенно говоря, я вообще забыла, что такое боль за столь долгое существование, была практически невосприимчива к ней. Самое смешное в этой ситуации то, что достаточно только одного заклинания - и я бы начала парить над землей, сохранив свои ноги неповрежденными. Но почему-то это совершенно меня не волновало, и даже просто не пришло в голову.
Вместе с тем гул нарастал, вызывая в моей душе волнение и необъяснимое беспокойство. Он явно имел природное происхождение, ибо шум этот даже удаленно не напоминал механический, да и тот мир, в котором я оказалась, по моим предположениям, был недостаточно технологически развит.
Высоко в небесах что-то громыхнуло, и небосвод начали затягивать свинцовые тучи. Стемнело почти мгновенно, на вершины тропических деревьев налетел сильный порывистый ураган. Снова гром, и всполох молний - и уже мелкий дождик закрапал по широкой листве купола леса. Едва стоило ливню усилиться, как гул стих. Почву под ногами размыло очень быстро, ступни проваливались уже по щиколотку.
Закинув посох на перевязь за спиной, я прибавила шагу. Чтобы облегчить себе передвижение, расстелила под ногами воздушную прослойку, и побежала уже по ней, не касаясь земли. Тугие прохладные струи ударили по лицу, заструились по волосам и плечам, пропитав одежду влагой.
Где-то тут должен быть небольшой порт. Чувствую. Запахло свежей рыбой и водорослями. Выбегаю на деревянную пристань, вдоль которой тянуться низенькие хижины. Ливень здесь, кажется, сильнее, и потому решаю спрятаться под развешанными сетями рыбаков. Совершенно не представляю, куда идти, и какими судьбами оказалась здесь. Все это кажется абсолютно бессмысленным, мои скитания, попытки убежать от себя самой... И, вместе с тем, как будто все запланировано... как будто кто-то направляет тебя.
- Эй, ты! - слышу неприятный скрипучий голос откуда-то снизу. - Что встала?
- Простите... - опускаю взгляд, пытаясь разглядеть собеседника. - Я надеялась спрятаться от дождя.
У ног мельтешила низкая горбатая фигурка, размашистые уши которой едва доставали мне до колен. В свете молний я разглядела огромные миндалевидные глаза и широкую улыбку существа.
- Под снастями не скроешься от непогоды, идем со мной, - прокряхтел голос, и послышался скрип открываемой двери.
Я спустила полы своего расшитого одеяния, как следует отжав их, и, согнувшись вдвое, протиснулась в маленький проход хижины. В помещении горела лампадная лампа, в свете которой кожа существа казалась нежно-зеленого цвета, как молодая трава. Судя по одежде, по кружевной белой блузке и крестьянского покроя сарафану, это была женщина. Она жестом предложила мне сесть, сняла с парового котла чайник и разлила по маленьким глиняным чашечкам душистый чай.
- Выпей. Согреешься, - женщина протянула мне чашку и села напротив.
Она придирчиво осмотрела меня: запачканное грязью платье, разбитые ступни, взлохмаченные волосы, с которых все еще стекала вода.
- Куда путь держишь?
- Пока не знаю, - я пригубила настоянный на травах чай.
- Как ты оказалась в джунглях? Там опасно, много хищников...
- Меня преследовал странный гул с самого утра и до момента, пока не начался ливень... Что бы это могло быть?
- Насекомые, - грустно вздохнуло маленькое зеленокожее существо. - Тебе очень повезло, что вам не удосужилось повстречаться. Этот гнус особенно кровожаден и многочисленнее, чем некогда прежде.
- Как Вы думаете, с чем это может быть связано?
- Что может знать жена рыбака? - женщина скрипуче рассмеялась, прикрыв широкую улыбку грубой широкой ладонью с длинными ногтями. - Но ходят слухи, что с севера идет чума, и причины ее... орды демонов в древних снегах.
- Демоны? - я усмехнулась, и перед глазами снова встал образ опустошенных выжженных лесов, воин, прикрывающий меня щитом в правой руке. - В снегах?..
- Не знаю, что там происходит... Всего лишь слухи... Всего лишь слухи...
- В этот порт заходят корабли?
- Только пиратские суда.
- С ними можно договориться? Хочу отплыть на север.
- Договориться можно всегда, только нужно ли тебе это? - женщина выжидающе посмотрела мне в глаза.
- Если в моих силах остановить угрозу вторжения демонов и предотвратить распространение чумы, почему бы мне этого не сделать? - я почувствовала, как в душе что-то вспыхнуло с новой силой: надежда, шанс - все равно. - Где здесь можно раздобыть карты?
- Любые карты всех континентов есть у пиратов. Я отведу тебя к ним.
Ливень слегка приутих, но море все еще было неспокойно. Я стояла на палубе корабля, до нитки промокшая, кутаясь в старую шаль, подаренную женой рыбака. По промокшим до черноты доскам настила топали грубые ботинки морских волков, которым не только ливни, но и шторма не были страшны. А меня трясло от ледяного ветра и капель брызг, что с каждой волной, разбивающейся о борт, орошали меня с головы до ног. Я стыдливо прятала босые ноги под полами одеяния и старалась сделать свое присутствие на корабле как можно более неприметным. Борясь с судорогой, сотрясавшей все мое тело, я не заметила, как начало светать. Корабль отважно вгрызался кормой во вздымающиеся волны уже на протяжении целой ночи, которая пронеслась перед моими глазами черным покрывалом, без проблеска звезд или луны.
Ладони, мертвой хваткой сжимающие канаты, оледенели совсем. Сколько я не пробовала разжать пальцы, превозмогая боль, мне этого не удавалось. Суставы хрустели, а казалось, что ломается плоть, став хрупкой от мороза. Ища остатки тепла в своем смертном теле, я возродила в душе огонь, подобный тому, что бушует в чреве звезд. Он медленно принялся расползаться, пожирая все на своем пути. Чем жарче становился огонь, тем больше я себя ощущала, и, казалось, будто я могу вместить в своей груди всю Вселенную с ее бесконечными лабиринтами времен и плоскостей реальности. Если бы рядом был кто-то, обладающий магическим зрением, он бы весьма удивился, наблюдая за тем, насколько ярко я пылаю изнутри. Для человеческого глаза было заметно лишь легкое покраснение кожи. Я согрелась и, наконец-то, смогла разжать пальцы. Сзади кто-то бесшумно подошел, дернул за край шали, чтобы привлечь к себе внимания.
- Вы хотели взглянуть на карты северного континента, - прокрякало существо.
Я обернулась и опустила взгляд. Передо мной, широко расставив ноги, обутые в черные сапоги, стоял низкорослый капитан с лоснящейся зеленой кожей. На его голову между длинных ушей была нелепо натянута пиратская шляпа, а белая, насквозь промокшая рубаха, распахнута на тощей груди. Тем не менее, это маленькое существо было преисполнено отвагой и бесстрашием, и я с готовностью отняла руки от борта корабля и последовала за капитаном судна в каюту.
- Мы редко перевозим пассажиров, - ворчал он себе под нос. - В наше неспокойное время это опасно. Откуда Вы пришли? В мире только два сильнейших государства, людей и эльфов, но Вы не похожи ни на тех, ни на других. И все же Вы маг.
- Простите, я бы хотела сохранить свою биографию в тайне. К тому же нет в ней таких эпизодов, которые смогли бы заинтересовать Вас, капитан, - отозвалась я едва слышно.
Конечно, я кривила душой и намеренно уводила разговор от столь щекотливой темы. Все дело в том, что на конкретные вопросы я уже не смогу ответить неправдой, поэтому изначально старалась не допускать их. Обычно это не играло мне на руку в общениях с живыми существами, меня сторонились и мне не доверяли. Хотя и не скажу, чтобы это меня особенно расстраивало: где бы я не находилась, я не задерживалась там надолго.
- Но разве Вас не Орден отправил на северный континент? - существо впервые обернулась, кинув на меня украдкой взгляд.
Я долго молчала, не зная, что ответить. И корила себя за то, что опять ничего не узнала об этом мире прежде, чем ступить на него. Лишь тяжелый вздох, и я остановилась в дверях каюты, ощущая как неспокойно под палубой море.
- И среди магов есть одиночки, - через силу выдавила я и вошла в небольшую освещенную несколькими горящими свечами комнатку, посреди которой стоял чрезмерно большой для капитана-коротышки письменный стол с разложенными на нем картами.
Я осмотрелась, но ничто не привлекло моего внимания так, как плотно скрученные свитки. Я подошла ближе, осторожно взяла в руки пергамент и развернула его перед глазами. Карта была ручной работы, выполнена настолько искусно и четко, с филигранно вычерченной кромкой берегов континентов, что я не могла отвести от нее взгляда. Мои глаза жадно вглядывались в каждый штрих, в каждый росчерк пера, обозначающие леса, речушки, поселения, как будто я пыталась запомнить ее досконально, чтобы уже никогда не забыть... Но я точно знала, что в другом мире эта карта может оказаться для меня совершенно бесполезной. И дело не в том, что мир, в котором я окажусь, будет совершенно отличным от этого, но даже временные промежутки одной и той же реальности наделены непостоянными параметрами, легко поддающимися изменениям.
- Есть ли на этом континенте область, именуемая Грозовыми Чертогами? - я расстелила карту на поверхности стола.
Капитан хмыкнул себе под нос и потер острый выпирающий подбородок четырехпалой ладонью. Его взгляд долго скользил по карте, я терпеливо ждала.
- Это здесь, - он ткнул толстым пальцем в центр карты и очертил окружность. - Но вам придется добираться туда либо пешком, либо договариваться с местными жителями. Я высажу вас в Бореях, там есть достаточно большой порт.
- Хорошо, капитан. Как скажите, - я слегка поклонилась ему и вышла из каюты.
Я добрым словом вспомнила жену рыбака, что замолвила за меня словечко капитану, когда растянулась на теплом ложе в отведенной для меня комнатке. Было жестко, а одеяла пропахли ромом, но мне было не привыкать к подобным условиям существования. Самое страшное, а сомнений в этом у меня не было, ждало еще впереди. Причем настолько грандиозное, что моя недавняя... или наоборот - древняя - встреча с демонами не шла даже ни в какое сравнение и служила, скорее, отправной точкой к тому, к чему я шла сейчас.
Я накинула на голову капюшон подбитого мехом плаща, стряхнув с него резким движением крупные хлопья снега. Мне приходилось прежде видеть снег, но мало, и не такой.
Прежде, чем уйти, я в последний раз взглянула на корабль, нашла глазами капитана и крикнула ему с причала:
- А почему те земли называются Грозовыми Чертогами?
- Очевидно, из-за частых гроз, - он ловко снял шляпу с головы и низко мне поклонился.
- Частые грозы? - хмыкнула я, размышляя вслух. - Посреди метелей? Ну да. Вполне очевидно.
Внутри у меня все еще продолжало гореть магическое пламя, согревая и не давая цепкому морозу забраться под плащ. Снег сыпал в лицо, из-за белой пурги не было видно ни неба, ни земли, ни линии горизонта, разделяющей их. Но я продолжала идти вперед, шаг за шагом, по колени утопая в сугробах. Мозг напряженно работал, стараясь ухватить верткую и проворную мысль, а та медленно таяла у меня на языке, растекаясь по глотке горечью.
Я остановилась посреди бескрайнего застланного снегом поля, ноги словно вмерзли в ледяной покров континента. Пустые остекленевшие глаза, не моргая, всматривались в пляшущие на ветру снежинки.
- Здесь, все правильно! Это здесь! - быстро проговорила я, обернувшись вокруг своей оси, разглядывая ошалелым взглядом местность вокруг. - Это здесь! Бесспорно здесь! Но не тогда! Совсем не тогда! Много-много времени назад.
Ветром сорвало капюшон и растрепало огненно-красные волосы. Я запрокинула голову, вглядываясь в серебристо-белую муть неба.
- Назад! - закричала я тучам, и они ответили мне громом.
Стемнело быстро, почти мгновенно. Тучи сгустились и наполнились чернильным цветом. Внутри них испуганно метались разряды молний, как будто я без спроса вторглась в их владения. Очередной раскат грома, и я ощутила на лице первые капли дождя. Мои глаза закрылись, но даже через опущенные веки грозовые всполохи слепили меня. Холодный воздух, богатый озоном, щекотал мне ноздри, врываясь в легкие. И я уже знала наверняка, что меня здесь ждали. Нечто вторглось в мои мысли и попыталось подавить их, но я пока находила в себе силы сопротивляться этому вмешательству. Чужое внимание пробегало по нервам подобно частым спазмам, вызывая сильную боль в висках, от которой начинала кружиться голова.
Пересиливая вдруг наполнившую мое тело слабость, я сделала шаг вперед - и нога по икру вошла в размякшую грязь. Осторожно я перенесла вес тело на эту ногу, затаив дыхание, и с долей облегчения обнаружила, что нога не погрузилась в грязь еще глубже. Дождь стал сильнее, тугие струи били по земле, поднимая в воздух грязевые брызги. Толстый теплый плащ пропитался влагой, и тяжелым грузом повис на моих ослабевших плечах. Здесь было жарко, влага пропитала одежду, стекала по волосам. Земля была горячей, словно жидкая раскаленная лава. Когда струи холодного дождя касались ее, над огромным полем, что на многие километры простиралось вокруг меня, поднимался густой белый пар.
Мои пальцы потянулись к горлу и сомкнулись на позолоченной застежке плаща. С силой рванув вниз, я сорвала петлю, и плащ тяжело упал на землю. Струи дождя немедленно вбили его в грязь, и тот исчез из виду. Я встала на обе ноги, набрала полную грудь насыщенного паром воздуха и с хрипом выдохнула. Длинный резной посох все еще болтался на перевязи за спиной. Идти с ним было так же тяжело, но его бы я не оставила никогда. И вовсе не потому, что он обладал какой-то магической силой... Хотя, кто знает? Он у меня очень давно, но я так и не смогла раскрыть всего его потенциала. Просто он мне был отчего-то дорог. Он побывал со мной в различных мирах и в различных временных периодах. Мой верный незаменимый спутник.
Мне снова пришлось подвязать полы робы, которая уже давно потеряла свой былой лоск, и, высоко задирая голени, медленно пробираться через распаханное поле. Впереди я видела огни, но не могла понять, то ли это зарницы, то свет далеких огней. У меня не возникало сомнений, что здесь были живые существа, настоящие, с теплой кровью. Хотя... я отмечала и что-то инородное, что-то прибывшее издалека, и что-то столь древнее, что кожу словно охватывало ледяным дыханием. Прежде мне был неведом страх, но сейчас я ощутила, как он медленно проникает в меня.
Я все шла вперед, настойчиво, превозмогая боль и усталость. И я могла бы воспользоваться магией, чтобы облегчить свой путь, но раскрыть себя было бы глупо. К горлу подкатила тошнота, и я упала на колени, сдерживая рвотные позывы.
- Эй! Эй! - шепнул обеспокоенный девичий голос. - Я помогу тебе добраться. Я тоже иду туда.
- Куда? - расслышала я свой хриплый стон.
- В Улей, - раздалось над самым ухом, и мое сознание погрузилось в плотную аморфную тьму.
Резкий щелчок, подобный звуку лопнувшей струны. Мозг будто обожгло ледяной родниковой водой, и я подпрыгнула на чем-то мягком и теплом.
"На занятия!" - прошипело внутри головы, снова отдаваясь болью в висках. Я лишь сильнее стиснула зубы и поднялась на ноги. Голос показался мне не больше, чем игрой воображения, поэтому я лениво подтянулась и огляделась по сторонам.
Это была вытянутая в длину комната, с расставленными вдоль стен кроватями, над которыми в стенах были выдолблены ниши для хранения личных вещей. Дальняя стена была занята широким витражным окном, через которое лился яркий солнечный свет. В помещении было пусто, но следы недавнего присутствия здесь живых существ были свежи и отчетливы. Все кровати, кроме моей, были заправлены, и повсюду царила хрупкая гармония.
"На занятия!" - голос раздался громче, и я как будто снова услышала звук лопнувшей струны.
В ушах зазвенело. А следом - невнятный шелест. Я едва успела обернуться на звук, как в меня с ниши над кроватью полетело друг за другом две увесистые книги в грубом кожаном переплете. Одна угодила в живот, вторая - в грудь. Дыхание сбилось, и я медленно опустилась на пол, потирая ушибленные места. Дверь в комнату распахнулась сама собой, будто ворвался ветер. Но я не чувствовала ничего, кроме постоянного давления на свое сознание, подчиняющего себе мою волю. Оно становилось все сильнее, в груди стало совсем тесно - и я не могла дышать, прерывисто глотая воздух, будто выброшенная из воды рыба. Чем сильнее становилось давление, чем менее успешными оказывались мои попытки вдохнуть хоть немного воздуха, тем явственнее ощущалось здесь присутствие чего-то инородного. Оно накатывало на меня волнами океана, захлестывало с головой и тянуло ко дну. Я лишь барахталась, ощущая сверху тяжесть огромных масс воды. Оно приблизилось так близко, что сознание заметалось в панике. Спазмы участились настолько, что все тело содрогалось в конвульсиях. Но я продолжала смотреть на распахнутую дверь, не отводя от нее взгляда, за которой будто бушевала статическая буря, эпицентром которой было ИНОЕ НЕЧТО. Мысли хаотично проносились в моей голове, и я пыталась представить себе, как выглядит это существо. Оно уже приблизилось и остановилось напротив меня, с интересом и удивлением оглядывая с ног до головы. Страх проник глубоко в меня настолько, что я лишь могла беззвучно кричать, не размыкая губ, от ледяного ужаса, расползающегося по телу. Но самое странное в этом было то, что я... я просто никогда не испытывала эмоций, какими бы они ни были: ни страха, ни горечи, ни сомнения, ни любви, ни надежды.
И, видимо, зрение подводило меня... или сознание, находящееся под давлением, сыграло со мной злую шутку, но через дверной проем я видела лишь стены пустого коридора и высоко подвешенные софиты. Страх медленно отступил, я пошарила руками вокруг себя, все еще не отводя взгляда от двери, нащупала книги и взяла их в руки. Осторожно поднявшись с пола и прижав к груди фолианты, я нерешительно направилась к двери. Я вышла в коридор и, проходя мимо того места, где, как мне показалось, находилось НЕЧТО, ощутила ледяное дыхание самой глубокой бездны. Меня передернуло, но я, не оглядываясь, пошла по коридору дальше. Ощущение сверлящего взгляда давило на затылок, вдоль позвоночника пробегали мурашки, но, по крайней мере, сейчас я полностью контролировала свои эмоции... или мне внушили, что я их контролировала.
"Опоздания будут караться", - эхом зазвенел в голове голос, и дверь комнаты, из которой я вышла, с силой захлопнулась.
Прежде всего, необходимо взять себя в руки, думала я, и не пасовать перед тем, с чем не встречалась прежде. Хотя почему не встречалась? Просто могла забыть. И ведь что-то привело меня сюда? Сквозь пространство и время. И меня тут ждали.
Проходя мимо стенда, за стеклянной витриной которого находилась статуя, будто сотканная из Млечного Пути, я оглядела свое отражение. Грязную одежду с меня сняли и облачили в атласное алого цвета платье с длинным расклешенным рукавом и высоким стоячим воротничком. По манжетам и краю узкой юбки вился замысловатый узор, вышитый розовыми мулине и золотой нитью. Меня искупали и причесали, заплетя кроваво-красные длинные волосы в тугую косу. Но сколько не пыталась я напрячь память, но так и не смогла вспомнить событий вчерашнего вечера. Даже то, как попала сюда, будто вся предыдущая жизнь была всего лишь сном.
"Вся предыдущая жизнь была всего лишь сном..." - эхом вторил голос моим мыслям.
Мои шаги эхом разносились по коридору, опережая меня, и тонули в глубокой тишине. Передо мной распахнулись двери с разноцветной витражной мозаикой, за которыми все было залито ярким золотистым светом. Я уверено шагнула вперед, и передо мной проступили очертания клумб, расставленных по краям полукруглой террасы, в центре которой возвышалось цветущее плодовое дерево.
Гул, царивший в зале, стих, и десятки глаз обратились в мою сторону. Удивительно спокойно я прошествовала вдоль длинных рядов скамей, присмотрела свободно место и плавно опустилась на скамью, сложив книги на коленях. Невидимое глазу НЕЧТО плавно передвигалось по моим следам. Я все никак не могла отделаться от ощущения, что оно следит за мной. И будто у него было много глаз, часть которых замечало все мелочи в окружающей обстановке, в поведении учеников, а оставшаяся часть - пристрастно изучало меня. Я уже не испытывала страха по отношению к нему, но ощущала так сильно и явственно, словно оно состояло из плоти и крови. Когда оно прошло мимо меня, снова накатила волна давления, но потом лишь остался легкий зуд, как напоминание о том, что я все еще нахожусь под наблюдением.
"Напомню вам в очередной раз: вы здесь ради учения, а не развлечения. Приступим к занятиям", - голос прозвучал громче, охватывая сознания всех учеников.
Зашуршали страницы книг, и я улучила момент, чтобы взглянуть на тех, кто следовал учению вместе со мной. Тут были существа разных видов, но все были облачены в те же платья, что и я, независимо от половых признаков. В руках - фолианты, обложки которых точь-в-точь соответствовали обложкам тех, что лежали на моих коленях.
Я взмахнула пальцем, почувствовала, как маленькая искра магии сорвалась с кончика ногтя, и страницы моей книги зашелестели, подобно осенней листве дубов города Серебряной Луны. Символы писания мне были незнакомы, я старалась проследить закономерность их начертания, вложить в них смысл, но содержание текста по-прежнему оставалось для меня тайным. Конечно, я знала много языков и различных наречий, в зависимости от того, в каком мире жила, с какими существами общалась. Так как понятие времени не было для меня значимо, я задерживалась в местах своего пребывания на достаточно долгий срок, чтобы ознакомиться с культурой аборигенов, и, соответственно, с их письменностью. А так как живу я уже очень долго, еще с тех времен, когда не существовало способов не то, что замерить время и дистанцию, но и даже определить их существование, и побывала в разнообразных мирах, какие только мог вообразить мой разум, то данное писание хотя бы отдаленно должно было мне что-то напомнить.
Я начала сопоставлять символы с теми, что мне приходилось видеть прежде, искать хоть какие-то аналогии, мысленно зачитывала их, и вдруг поняла, что смысл прочитанного текста раскрывается объемной картиной в моем сознании. Я закрыла глаза, и губы уже сами нашептывали заклинания, а в голове расцветали яркие сюжеты прошедших лет. Сперва был единый континент, омываемый со всех сторон единым океаном, огромным и мощным. В глубине его вод бушевали стихи, сравни тем, что находили свое пристанище на земле под грозовыми облаками. На сушу обрушивались шторма, вспарывая каменную плоть материка, из-под земли уносились вверх облака черного дыма, пепел и осколки камней. Медленно на месте прорыва вырастала гора и изрыгала пламя, а вниз по ее склонам стекала ярко-алая дымящаяся жижа. Огонь пожирал все на своем пути и медленно полз к береговой линии, испаряя воды океана. Густые пары поднимались к грозовым облакам, внутри которых сияли молнии, и вновь теплым ливнем стремились на землю. В этой бесконечной войне стихий была своя красота, дикое безудержное очарование, но облака развеяли, проглянуло солнце, и на землю спустились Живущие-Среди-Звезд. Их кожа отливала металлом, волосы серебрились в нежных солнечных лучах, им подчинялись океаны и суша, по движению их рук вырастали горы, расширялись леса, звонкие родники били из-под земли и речушками сбегали к лесным озерам. Мир наполнился светом, птичьим пением, зацвели цветы и развеяли свой аромат по воздуху. Я ощутила сладкий вкус нектара на губах, приторный, словно сотовый мед.
И стало так тепло на душе, как не было уже очень давно. Мне уже приходилось создавать миры, и это чувство не сравниться ни с каким другим. Первозданный мир чист и прекрасен, и в нем идеально абсолютно все.
Но духи стихий не потерпели вмешательства в их мир, Древние Боги уничтожили все, что было создано, и выступили войной против Живущих-Среди-Звезд. И были долгие сражения, и мир неоднократно оказывался на краю гибели, но Древних Богов удалось сломить, заточить, чтобы больше никогда она не смогли посягнуть на красоту мира.
"Ты очень способна!" - прогремел голос, и мои ведения растаяли: "Кто ты? И почему ты здесь?"
Он приблизился ко мне резко и быстро, оставив за собой шлейф возмущенных полей, вверх взметнулись вырванные из книг страницы и медленно закружились в воздухе. Волной меня подкинуло вверх, но своевременное вмешательство невидимого учителя не дало мне упасть. Поток его внимания был целенаправленным и весьма болезненно бил по моему сознанию, от боли на глазах выступили слезы, но я продолжала стоять недвижимо.
"Ты знаешь, что здесь случилось? Ты знаешь, кто я?" - кричал голос, сдавливая всю меня изнутри.
"Ты... - мой голос даже мысленно прозвучал ослабленным и хриплым, - Древний Бог..."
"Кто знает, тот вооружен! Убирайся отсюда, иначе тебя ждет смерть!"
"Я хочу... продолжить... обучение! Позволь мне остаться!"
Он швырнул меня на скамейку, а сам бесшумно покинул залу. Ученики беспокойно переглядывались, многие не могли отвести от меня взгляда, пытаясь понять, что тут только что произошло.
"Не отвлекаться!" - донеслось до всех, и ученики испуганно раскрыли свои книги и вновь взялись за чтение.
Я подняла с пола фолианты, что упали с моих колен, когда я была подкинута в воздух, бережно открыла на первой странице, скользя взглядом по символам. Теперь их значения становились мне понятными, и я без труда прочитывала страницу за страницей.
Более или менее все становится понятным. И даже мое пребывание здесь. Если кто и способен противостоять Древнему Богу, то только я, ибо уже прошла через войну с ему подобными. Улей - всего лишь тюрьма для заключенного в ней Бога, и Бога весьма сильного, ибо даже я с трудом могу преодолеть его ментальную атаку. Что касается других учеников, они полностью находятся под контролем узника, так что искать среди них союзников не придется.
Но вновь всплывает сюжет моей последней войны с демонами, и мое поражение. И стоящий рядом воин с мечом в левой руке прикрывает меня щитом, чтобы ни одна тварь не помешала мне произнести очередное разрушающее заклинание, что дотла сжигает инфернальных существ и выталкивает их прах в иную реальность. И он просит меня не уходить, но этот мир так хрупок, что я не могу не попытаться сохранить его в безопасности. И пусть мне придется сразиться с демонами или даже с Древними Богами, это не значит, что я не смогу вернуться. В другом времени... или в другой реальности.