К Чёртовой Глотке и обратно +103

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Сверхъестественное

Пэйринг или персонажи:
Дженсен/Джаред
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, Фантастика
Предупреждения:
ОМП, ОЖП
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«За внезапные кинки)))» от Brais
Описание:
Нечаянный попутчик на грузовом космолёте - к добру или к худу? И что на самом деле так тщательно скрывает пилот?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фик написан по заявке на Дженсен-топ кинк-фест. Слово "фанг" образовано от немецкого Fangarm - щупальце. Юст, дабкон, тентакли. АУ.
Заявка: Хочу сурового топа Дженсена с тентаклями, который по причине своего нежного отношения к Джареду боится его испугать и настойчивого Джареда, который не понимает, почему при всей видимой взаимной симпатии Дженсен ему отказывает. Испугается ли Джаред тентаклей - на усмотрение автора, но даб-кон желателен.
13 апреля 2012, 13:33
Правду говоря, Дженсен задолбался. Иначе как это объяснить? И временно попрощался с мозгами, видимо. Ненадолго. Как раз на то время, чтобы согласиться взять попутчика к Земле. Причём это был его последний полёт. Десятый. Десятый к Чёртовой Глотке - порожняком и обратно - с грузом. Что за груз? Вы не хотите знать. Нет-нет, никакого криминала. Дженсен просто не интересовался. Ему было достаточно того, что десятью этими полётами он обеспечил себя до конца жизни. Длинной и не самой скромной. При том, что подписывая контракт, он хотел всего лишь заработать на операцию. Но лишняя парочка нулей в конце и без того впечатляющей суммы лишней на самом деле не бывает. Вот он и не интересовался. Знал только, что это особо ценное сырьё для безумно дорогих лекарственных препаратов. Поэтому обратный путь занимал больше полугода. Вот и прикиньте, в какую глушь он забирался. Эта самая ценная медицинская дрянь не переносила подпространственных прыжков, поэтому приходилось тащиться долгие месяцы в опостылевшей консервной банке и пытаться не сойти с ума от скуки и одиночества.
За сохранность груза Дженсен не опасался - кроме подпространства тяжеленным опечатанным контейнерам не грозило ничего.
Так почему бы не взять попутчика, спросите вы? Дженсен так и сделал в первый раз. Подцепил парня на Пятом Транспортном. А потом с трудом избавился от него, истерящего, на первой же попавшейся планете, откуда тот мог улететь. На нормальном пассажирском корабле. Ну что сделаешь - не приспособлены цивилы к жёстким бытовым условиям грузовых кораблей. Да и суровые будни космолётчиков привлекательны лишь в бесконечных сопливых сериалах.
Словом, Дженсен предпочитал ходить в рейсы один. Маялся, конечно. Останавливался на всех пересадочных астероидах и планетках, где и накачивался в барах при станциях и портах. Иногда и не только накачивался. А потом заползал в свою койку, отсыпался сутки и двигал дальше.
Самым паршивым был последний перегон до Земли. Три месяца пустого космоса. И надо же было, чтоб его так накрыло в этот раз. Расслабился.
У входа в бар его поймала Риз - рыжая, весёлая пышка. Клиентов у неё не было и она повисла на Дженсене. Понадеялась совместить приятное с полезным.
Но Дженсен аккуратненько от неё ибавился, пообещав, что в другой раз - обязательно. Риз от него просто млела, да и Дженсен ничего не имел против. Вот только выпить очень хотелось.

Парень был болтлив сверх меры. Симпатяга, кто же спорит. Но уж больно шумный и большой. Ладно. Если совсем честно - он был как раз во вкусе Дженсена.
Забавный. Пёр на него, как танкер. Угостил выпивкой, хотя Дженсен пытался возражать. Но парень, похоже, просто не брал в расчёт отказ. Щёлкнул пальцами и кивнул Зелёному Рэю на пустой стакан Дженсена - повтори, мол. И приложился браслетом к сканеру - Дженсен и рта открыть не успел. Пришлось знакомиться.
Вообще-то Дженсен подозревал, что парень прицепился бы к любому, кто подвернулся ему под руку, но бар был пуст в это время суток. До того, как Дженсен вошёл, он болтал с Рэем, да успел того порядком утомить, похоже.
Дженсен не отказал себе в удовольствии и на пару секунд задержал в руке тёплую большую ладонь. Голос оказался тоже тёплым. И даже имя - Джаред. Будто прозрачное небо над летним лугом. И от этого тоска стала ещё острее.
Эх, да что там. Хорош оказался парень. И Дженсена скрутило. Как представил себе, что ещё три месяца лететь в полном одиночестве среди пластика и металла - чуть не взвыл. Понимал прекрасно, что надо взять себя в руки, затариться у Рэя пойлом, как всегда, и молча свалить.
Нет. Вместо этого он пил уже третий стакан и трепался с Джаредом. О чём - и сам толком не понимал. Тому всё было интересно. А уж рассказывать Дженсен умел, хоть и нелюдим был. Это все знали. А тут ещё такой слушатель - в рот смотрел, даже не моргал, кажется.
Рэй посмеивался - Дженсен отмечал краем глаза. Ну да, а что он ещё мог подумать? Дженсен решил оттянуться перед полётом. Нагрузиться и снять кого-нибудь. Тем более, этот кто-то разве что вслух не просил, чтоб его... Чтобы с ним... Да ну вас к чёрту, честное слово. На такого и у импотента встанет.
Вот только... не мог Дженсен. Эй, вы не о том подумали! Мог, да ещё как. Позволить себе не мог. Сам так решил. Были основания.
Но чем дольше Дженсен сидел на жёстком барном табурете рядом с Джаредом, тем хуже ему становилось. Ругал себя последними словами, а встать и уйти не получалось.
Теперь он сам слушал Джареда и глаз от него отвести не мог. А когда Дженсен ляпнул какую-то глупость и Джаред рассмеялся, он понял, что попал окончательно. Загнал себя в ловушку.
Остаться он не мог. Просто уволочь Джареда в паршивую гостиницу при станции и затрахать до обморока - тоже не мог. Вернее, мог, но...
Чувствуя себя так, будто у него сейчас разорвётся сердце, Дженсен опрокинул в себя остатки пойла, пожал руку Рэю и слез с табурета.
Хрен с ним. Сейчас он выйдет из бара, возьмёт за руку Риз, если она не успела снять кого-то, и позволит ей всё, что придёт в её огненно-рыжую голову. Потом завалится к себе, закинется для верности парочкой таблеток и будет спать. А когда проснётся - опять будет пить. И опять спать. Подумаешь - лишние сутки. А потом ему будет так хреново, что из головы выветрятся все лишние мысли. Тогда он приведёт себя в чувства, затарится у Рэя, как и планировал, да и отчалит. Чтобы больше сюда не вернуться.

- Эй, ты куда? - Джаред догнал его в два прыжка у выхода из бара. Ещё бы - с такими-то ногами!
Дженсен неопределённо помотал головой - отстань, мол. Но Джаред не отстал. А что, были сомнения?
- Я тебя обидел чем-то? - допытывался Джаред, заглядывая в глаза. Невозможное создание.
Дженсен вздохнул.
- Нет, Джаред. Просто я засиделся.
Он прекрасно понимал, что это не убедительно, только не было сил что-то придумывать. И без того тошно.
- Уже улетаешь? - искренне огорчился Джаред.
Дженсен кивнул и отвёл взгляд. Это было невыносимо.
- Жаль. - Джаред будто потух. - С тобой было весело. Теперь неизвестно, сколько тут куковать...
- А тебе куда нужно? - Дженсен прислонился к стене, когда понял, что спросил это. Господи, зачем он это делает?
- На Землю, - улыбка Джареда оказалась последней каплей.
Дженсен знал, что пассажирские звездолёты на Землю отсюда ходят не регулярно. Никто не станет гонять огромный корабль из-за десятка туристов. Поэтому те, кто здесь по какой-либо причине оказывался, могли торчать месяцами, ожидая попутки.
- А что ты вообще здесь делаешь? - вопрос был чистой формальностью. Дженсен уже знал, на каком корабле Джаред полетит домой. Он бы не поменял своего решения, если бы даже ему сказали, что Джаред - беглый преступник.
- На Радужную летал - смущённо улыбнулся Джаред. - Там "Драконы" выступали...
- Вот это да! - Дженсен присвистнул даже. - Любишь "Драконов", чувак?
- У меня все их записи есть! - воодушевился Джаред, - даже те, которых ни у кого нет, - он сиял, как ребёнок.
- Я тоже хочу, - улыбнулся Дженсен.
- Да запросто! Как вернусь на Землю... - Джаред погрустнел, вспомнив, что Дженсен улетает.
- Если тебя не смущают грузовые звездолёты - могу подбросить.
Дженсен не верил в то, что решился сказать такое.
Джаред посмотрел на него недоверчиво:
- Дженсен, я и так знаю, что я лох. Не смейся надо мной.
Он даже собрался повернуться и уйти обратно в бар, но Дженсен задержал его:
- Я не шучу, Джаред. Только учти - нам телепаться три месяца в закрытой жестянке, а характер у меня не подарочный. И я не так общителен, как тебе показалось. Так что, скорее всего, твой полёт пройдёт не слишком весело.
Джаред, казалось, его не слушал. Он понял только, что ему не нужно торчать здесь неизвестно сколько, ожидая звездолёт. Что он улетит прямо сейчас вот с этим охренительным парнем из бара. Всё остальное было не существенно.
Дженсену только осталось отмахиваться от Джареда, вопящего, что он заплатит, сколько нужно - не бродяга же он, в самом деле.
Он сказал, что не возьмёт с него ни кредита, ему нужно лишь, чтобы Джаред в полёте неукоснительно соблюдал все его указания.
Затариваться выпивкой к Рею они пошли вместе.
Так Дженсен и распрощался с мозгами. Иначе свой поступок он объяснить не мог.

Всё оказалось именно так, как Дженсен себе представлял. Неугомонный Джаред умел быть тактичным и даже молчаливым, если нужно.
На корабле он освоился быстро, крохотный личный отсек, где были только койка, ниша пищеблока, туалет и душ, его нисколько не смутил. По кораблю он не шатался - ему достаточно было того, что Дженсен провёл его и показал, где что находится.
К Дженсену Джаред не лез. Личные отсеки были неприкосновенной территорией.

Большую часть времени они проводили в рубке - за неимением другого общего помещения. Питались они там же - строго говоря, Дженсен не должен был этого допускать. Но... Джаред на самом деле скрашивал его одиночество. Даже если просто сидел рядом. Он мог часами гонять какие-то идиотские старые фильмы, надев очки и наушники, и Дженсен украдкой поглядывал на него. Мимика у Джареда была очень выразительна - даже скрывавшие половину лица глухие очки позволяли понять, что именно испытывает Джаред сейчас. Дженсена гипнотизировали его ямочки на щеках и губы, которые он периодически прикусывал белыми зубами. А ещё - родинки. На щеке и на шее.
Дженсен отводил взгляд усилием воли. Понимая, что сам себя на это обрёк.
Иногда они вместе резались в какую-нибудь дурацкую допотопную игру, надев сенсорные перчатки и очки. Оба были азартны и Джаред вопил, когда выигрывал, а Дженсен только сдержанно ухмылялся.

Всё шло отлично. Только пожелав Джареду спокойной ночи, Дженсен наглухо задраивал дверь и напивался. Помогало это слабо. Джареда хотелось до чёртиков, до скрежета зубовного. Целый месяц в замкнутом пространстве с парнем, при одном взгляде на которого все волоски на теле дыбом вставали, не говоря уж о прочем - это было слишком даже для Дженсена. Тем более, Джаред совершенно не чувствовал, что нарушает личное пространство. А отсесть подальше у Дженсена не хватало сил. Он дурел от тёплого, большого и сильного тела рядом и понимал, что не выдержать может в любой момент.
Джаред же совсем освоился и вёл себя с Дженсеном так, будто они много лет прожили бок о бок. Мог схватить за руку или хлопнуть по плечу. Пихался коленками, когда они сидели рядом, толкал плечом. А Дженсен замирал и беззвучно стонал, сдерживаясь из последних сил.

Всё изменилось, когда Джаред после завтрака сбросил пищевые контейнеры в утилизатор, а потом надел очки с наушниками и, как ни в чём не бывало, устроился головой у Дженсена на коленях. Поёрзал и застыл с блаженной улыбкой на лице.
Дженсену показалось, что он куда-то стремительно падает. Кровь застучала в висках, глаза застелило красной пеленой. Сердце выскакивало. Пошевелиться Дженсен боялся, а сидеть просто так было равносильно самоубийству. Каменный стояк упирался Джареду прямо в шею. Не почувствовать он не мог. И действительно: Джаред медленно повернул голову и чуть надавил затылком, отчего в груди у Дженсена бухнуло и дыхание сбилось.
Джаред снял очки и уставился на Дженсена прозрачными глазами, которые сейчас, в тусклом стандартном освещении, казались совсем зелёными. Улыбка его стала ещё шире.
- Чувак, - сообщил он радостно, - а у тебя стоит.
Дженсен замер на секунду, а потом расхохотался. Он смеялся, размазывая по лицу брызнувшие слёзы, а Джаред так и лежал у него на коленях, хлопая глазами. Реакция Дженсена его озадачила.
Отсмеявшись и успокоившись, Дженсен сказал, всё ещё всхлипывая:
- Спасибо за ценную информацию, Джей.
Теперь заржал Джаред.
- Извини, - сквозь смех проговорил он, - я идиот.
Дженсен расслабленно махнул рукой: ладно, мол, ерунда. Разрядили обстановку. И тут же понял, что не в случае с Джаредом.
Тот наконец-то оставил его многострадальные колени и сел рядом, едва не касаясь носом его щеки.
- Дженс, - дыхание коснулось уха, - Дженс, ты меня стесняешься?
Дженсен отрицательно помотал головой, мечтая сейчас об одном: удрать в свой отсек и закрыть дверь перед этим вздёрнутым носом. В противном случае он просто боялся за его обладателя.
- Дженс, - продолжал Джаред настойчиво, - я тебе неприятен?
- Боже мой, конечно, нет, Джей!
- Тогда... - Джаред выразительно посмотрел вниз, - может, если ты только не против, мы...
- Нет! - Дженсен вскочил.
- Я... совсем не нравлюсь тебе? - Перепады настроения Джареда сводили с ума.
- Черт. - Дженсен сел обратно. - Джей, ты мне очень нравишься...
У Джареда вспыхнули глаза и он тут же вклинился:
- И ты мне очень нравишься, я...
- Джей, - повысил голос Дженсен, - ничего не получится.
Видимо, Джаред был рождён для того, чтобы задавать риторические вопросы. Кроме того, чтобы сводить Дженсена с ума, разумеется:
- Почему?
Дженсен бессильно вздохнул.
- Не могу, Джей. Не спрашивай, хорошо? Так будет лучше и тебе, и мне.
В полном молчании Дженсен встал и ушёл к себе.
На душе было гадко, но он надеялся, что Джаред успокоился и принял ситуацию. Да не тут-то было.

Да, Джаред больше не заводил разговор на эту тему, но он стал провоцировать Дженсена. Прикасался к нему гораздо больше, чем было нужно, приходил на завтрак в расстёгнутом до пояса комбинезоне, с влажными после душа волосами. Задевал его, будто невзначай, сидел, прижимаясь бедром и коленом, зная, что у Дженсена не хватит духу отодвинуться. Что было делать с этим настырным паршивцем?
Холодный душ и выпивка и раньше не были спасением, а сейчас стали и вовсе бесполезны.
Зато теперь с уверенностью можно было сказать, что от скуки Дженсен избавился напрочь.

Ужин прошёл в молчании. Дженсен отвернулся к приборной панели, хотя на данном отрезке пути это была чистая формальность. Уходить в свой отсек не хотелось, а привычный распорядок безнадёжно сбился. Джаред сидел вроде бы тихо и Дженсен уже подумывал было предложить ему во что-то сыграть, когда тот вдруг коснулся его лица тыльной стороной ладони. Просто провёл костяшками пальцев по щеке.
Дженсен повернулся и сразу попал в плен. Тёплый, живой плен. Джаред обхватил его за плечи и прижал к себе, пытаясь поймать губами губы.
- Что... что ты творишь?! - просипел Дженсен.
Он молча вырывался, но Джей держал железной хваткой и опалял дыханием лицо, шею. Это вот дыхание Дженсена и добило. Он выкрутился из объятий и сам обхватил Джареда за шею. Локтем зафиксировал затылок и наконец-то впился в этот вожделенный рот, рыча и вжимая Джареда в спинку кресла. Джаред не сопротивлялся. Рот у него оказался охренительно нежным и тёплым.
Джей сопел и извивался под Дженсеном, а тот кусал и обсасывал его губы, всовывал язык за щёку, бешено целовал, уже и привкус крови чувствовал - и всё остановиться не мог. Дженсен сходил с ума от гладкой кожи щёк и подбородка - Джаред тщательно брился раз в условные сутки и от него слабо пахло лимонным гелем. Дженсен втянул этот запах и скользнул губами по скуле, а потом принялся целовать длинную, крепкую шею, ловя губами пульс.
Джаред выдохнул длинно:
- Дже-енс...
И Дженсена словно током долбануло. Он резко выпустил Джареда из рук, так, что тот сполз по спинке кресла, расслабленный, бурно дышащий, ждущий. Смотрел перед собой расфокусированно, губы горели, на шее наливался засос. В распахнутом комбинезоне блестели капельки пота на гладкой груди.
- Прости, Джей! - Дженсен развернулся и рванул к себе, преследуемый пресловутым:
- Почему?!

У себя он сунул голову под холодную воду и стоял так до тех пор, пока не начала стыть кожа щёк. Перед глазами плыли раскрасневшиеся щёки Джея, его зацелованный рот и взлохмаченные волосы. Целовать его было так сладко, что Дженсен едва не взвыл, когда понял, как далеко зашёл. Теперь отказаться от него почти невозможно.
Дженсен представил себе, что сейчас чувствует Джей, и к безумному возбуждению примешался стыд. Парень ни в чём не виноват. Теперь он вообразит себе невесть что и остаток пути, уже и без того испорченный, будет окончательно отравлен муками совести. Джаред имеет право хотя бы на самое примитивное объяснение.
Дженсен собирался с духом минут десять. Достал бутылку, повертел в руках и спрятал обратно. Пригладил мокрые волосы, вытер лицо и отправился объясняться с Джаредом.

В рубке его не было. Это сильно осложняло дело. До сих пор они даже не появлялись рядом с отсеками друг друга, соблюдая неприкосновенность личной территории. Теперь же Дженсен решался нарушить это правило. Он уже усвоил, каким упрямцем может быть Джаред, и прекрасно понимал, что этот псих и голодовку объявить может. С него станется.

Дверь в отсек Джареда была задвинута лишь наполовину. Не доходя до неё, Дженсен негромко позвал:
- Джаред.
Реакции не последовало. Он постоял ещё пару минут, а потом заглянул. На аккуратно заправленной койке валялся комбинезон, в душевой кабинке лилась вода. Дженсен застыл, понимая, что с места теперь не сдвинется. Сквозь полупрозрачную пластиковую стену был виден Джаред, стоящий к нему спиной. Он запустил руки в волосы и прислонился к перегородке, вода обтекала его тело, он подставлял лицо под струйки душа.
Дженсен просто стоял и смотрел, понимая, как изголодался по таким вот простым вещам. Вроде потрясающего парня в душевой кабинке, который только и ждёт, чтоб ты уложил его на спину и занялся с ним любовью.

Джаред выключил воду и последние струйки сбежали в щели коробки рециклинга. Перегородка втянулась в стены с тихим шелестом.
Джаред повернулся и сделал шаг. И только тогда увидел Дженсена.
Все мысли, все слова, что Дженсен тщательно прокручивал про себя, вылетели моментально.
Он только осознал, что стоит, прижимаясь к гладкому, мокрому телу, запустив руки в длинные, спутавшиеся от воды волосы Джея.
Джаред обнял его, потащил с плеч промокший комбинезон. В этот раз поцелуй был таким долгим, сладким, без капли агрессии. Дженсен услышал собственный стон и ещё крепче прижался к губам Джареда.
- Хочу тебя, Джей, - шептал Дженсен, облизывая его губы, - что ж ты делаешь, паршивец. Добился своего...
Джаред только тихо стонал, подставляя губы и шею, упирался твёрдым членом в бедро Дженсена.

По телу Дженсена прошла волна дрожи. Началось. Он глубоко вздохнул, закрыл глаза и подумал: будь, что будет.
Прижимающийся к нему Джаред вдруг почувствовал прикосновение к своему голому бедру. На секунду он застыл, осмысливая происходящее. Руки Дженсена были у него на шее. Прикасаться к нему там, где он почувствовал прикосновение, Дженсену было... хм. Нечем. Джаред медленно опустил голову и его глаза расширились. По его ноге вверх ползло... полз... Джаред не знал, что это. Это было похоже на хвост. И это выползло... из расстёгнутого и полуспущенного комбинезона Дженсена.
В следующую секунду отскочивший Джаред орал и размахивал руками, забившись в угол между койкой и выступом в стене, скрывающим умывальник и унитаз, а Дженсен так и стоял, опустив руки, и это... эта штука так и продолжала извиваться в воздухе. А потом рядом с ней появилась ещё одна.

Когда Джаред охрип от крика и только тяжело дышал, Дженсен мягко сказал:
- Джей...
- Не подходи ко мне! - Джаред едва сипел.
- Я и не собираюсь, - покачал головой Дженсен. - Просто я... хотел предупредить тебя. Раньше. Я ничего не сделаю тебе, Джей. И можешь не переживать - я человек. Нормальный. Почти...
- Так ты из-за этого...
- Да. - Дженсен не слишком весело улыбнулся. - Это фанг. Фанги, - тут же поправился он.

Джаред сидел в углу, голый, скорчившийся и явно замерзающий. И ещё в его глазах читался вполне предсказуемый ужас. Ещё бы. Один на один с чудовищем посреди глубокого космоса.
Дженсену стало очень плохо. Гораздо хуже, чем прежде. Каким же он был безответственным идиотом. Как мог себе позволить пойти на поводу у дурацкой слабости? О чём думал? Ясно о чём, конечно.
- Джаред. - Дженсен старался говорить спокойно. При этом он медленно втянул фанги - теперь он успокоился и сделал это легко, а потом натянул висящий на бёдрах комбинезон. - Джаред. Всё нормально. Я ни в коем случае не причиню тебе вреда. Я нормальный. Вменяемый. Не маньяк. Я тебя пойму, если ты не скажешь мне ни слова до конца полёта. Я должен был сразу тебя предупредить. Это только моя вина. Прости. Но тебе не нужно меня опасаться. Оденься, пожалуйста. И приходи в рубку. Я сделаю тебе чаю.

Честно говоря, Дженсен не ждал, что Джаред появится. Чай он и так мог получить в пищеблоке, не выходя из своего отсека. Собственно говоря, он мог спокойно просуществовать там до конца полёта, не выходя вообще. Дженсен очень много хотел сказать ему, но не особенно надеялся на такую удачу. Он вполне понимал Джареда. И испытывал чувство вины. И ещё - досаду и горечь. Встреть он Джареда на Земле, ну... через год, скажем, он бы и опомниться ему не дал. Уволок бы к себе и трахал денно и нощно. Нет, не трахал бы. Слишком просто. Доставлял бы ему всё мыслимое и немыслимое удовольствие. А теперь всё так обернулось, что можно было и не мечтать о чём-то подобном.

Джаред тихо появился в дверном проёме и Дженсен с трудом сдержался, чтобы не вскочить с места. Он понимал, что резкие движения сейчас не на пользу.
Дженсен не мог знать, что он был в своём предположении близок к истине - Джаред на самом деле собирался закрыться в отсеке и не выходить до конца полёта. А потом он подумал, что Дженсен мог с ним сделать всё, что угодно, уже давно. Кроме того, любой дверью можно было управлять с центрального пульта в рубке. И Джаред решил, что прятаться нету смысла.
Дженсен ободряюще улыбнулся и пересел на самый краешек кресла, предоставляя место Джареду. И отвернулся к выемке пищеблока в стене, преувеличенно внимательно набирая код. Когда он обернулся с пластиковой кружкой в руках, полной горячего чая, Джаред сидел на краешке второго кресла и смотрел на него. Он выглядел измученным и Дженсен ощутил болезненный укол в сердце, передавая ему кружку. Джаред взял кружку, кивнул в знак благодарности и слегка приподнял брови. Что ж, он получит свои объяснения. Это меньшее, что Дженсен может для него сделать.

- Ты слышал что-нибудь о Лазурите, Джей?
Джаред неопределённо пожал плечами:
- Это та самая планета, которую давно закрыли для посещений?
- Да.
Дженсен улыбнулся про себя. Джаред пошёл на контакт. И Дженсен был готов поспорить под что угодно, что тот не удержится от вопросов.
- Там вроде бы началась какая-то смертельная болезнь, да?
Дженсен помрачнел.

Лазурит был самым настоящим раем. Без шуток - ландшафты планеты казались нарисованными. Красота совершенно нетронутой природы привлекла сюда толпы переселенцев. После изгаженной, перенаселённой Земли, Лазурит поражал воображение. Он был прекрасен и... пуст.
Колонизация планеты пошла быстрыми темпами.
Уже через год здесь был вполне приличный космопорт.
Через два года планета прочно заняла место в постоянных маршрутах грузовых и пассажирских кораблей.

А потом началась болезнь. Люди без видимых причин чахли и умирали. Определить причину или источник болезни было невозможно. Пробы воздуха, воды, почвы не показали отклонения от нормы. Радиоактивного излучения датчики не фиксировали.
Когда смерти стали массовыми, было принято решение срочно эвакуировать население.
Никто и не предполагал, что вернувшиеся на Землю люди несли в себе бомбу замедленного действия. Всё оказалось гораздо хуже, чем можно было себе представить. Дети, рождавшиеся у бывших переселенцев, были совершенно нежизнеспособны. Тех, которые к своему несчастью выживали, забирали у родителей и помещали под неусыпное наблюдение в закрытые исследовательские центры. И родители не возражали. Потому что никто не был готов растить дома монстра.

Дженсен родился, когда волна ужаса схлынула и контроль над бывшими переселенцами перестал быть тотальным. Мальчик оказался на редкость удачным, здоровым и красивым. Все обследования показали полную норму и ребёнка отдали счастливым родителям.

Дженсен рос абсолютно нормальным мальчишкой. Поэтому недоумевал, когда родители раз в полгода отправляли его на полное обследование в закрытый госпиталь.
К шестнадцати годам ему это порядком надоело и он потребовал у родителей объяснений. Объяснения он получил.
Сложно свыкнуться с тем, что ты монстр. Практически невозможно. Дженсен искал в себе следы и признаки своего чудовищного отличия от других людей - и не находил.
К восемнадцати годам о том, что он чем-то отличается от других, напоминали только неизменные обследования два раза в год.

Это произошло на той безумной вечеринке. Когда родители уезжают навестить престарелую тётушку и оставляют восемнадцатилетнего придурка в пустом доме на выходные - можно себе представить, что из этого выйдет: полный дом пьяных и обдолбанных друзей и подруг, блюющих в бассейн и трахающихся, где есть свободное место.

Как ни странно, Дженсен, при всей своей общительности до сих пор был девственником. Он и сам бы не сказал, почему, - предложений у него было предостаточно.
Но в этот вечер на него подействовала общая атмосфера. И две намертво приклеившиеся к нему девушки, имён которых он не знал. Блондинка и брюнетка. Девушки были откровенно укуренными и облепили Дженсена с двух сторон, хихикая и забираясь руками под одежду. Разумеется, Дженсен сопротивления не оказывал. Одна из них обняла его сзади и потащила с него футболку, другая опустилась на колени и взялась за пуговицу джинсов. Словно в тумане Дженсен смотрел, как в нежный розовый ротик входит его член, чувствуя сзади прильнувшее к нему тело. Голова у него кружилась, кажется, он кричал. Или стонал. Удовольствие казалось совершенно безумным. А потом тело охватило волнами дрожи и начался самый настоящий кошмар. Словно во сне он видел, как из его тела, из ровной, гладкой кожи появляется длинный тонкий хлыст и медленно охватывает девичью шею. Дженсен не мог пошевелиться от ужаса, а девушка только пьяно хихикнула от щекотки и продолжила своё занятие, не открывая глаз.
Безусловно, Дженсен понял, что это, не смотря на пьяный угар. Ему даже удалось совладать с внезапно проявившимися признаками того, чего он с ужасом ждал и искал в себе. Спасло его то, что и он, и девушки были абсолютно расслаблены от алкоголя и травки. Пьяные красотки ничего не заметили. Дженсен избавился от них быстро. Кончить ему тогда так и не удалось - страх убил желание.

Дженсен долго разбирался со своей новоприобретенной способностью. Он выяснил, что появляются... называть их отростками или тентаклями Дженсену не хотелось. Слово "фанги" возникло само собой - сказалась неплохая эрудиция. Так вот, появлялись фанги самопроизвольно лишь в моменты сильного возбуждения. При непосредственном контакте с кожей партнёра. Всё остальное время Дженсен был совершенно обычным парнем. Впрочем, он мог пользоваться ими в любое время, стоило лишь захотеть. Количество их было совершенно неограничено.

Очередное обследование, которого Дженсен ждал со страхом, показало полную норму.

Дженсен потихоньку отдалялся от друзей и подруг. Закрывался у себя, часами искал информацию в интернете. И, разумеется, не находил ничего нужного.
А дальше была учёба и первый вылет в космос на грузовом корабле.

Конечно же, на него вешались парни и девчонки везде, где бы он не появился. Да только никому из них не обламывалось. Методом проб и ошибок Дженсен выяснил, что гораздо легче иметь дело с проститутками. Тут можно было сказать совершенно откровенно: так мол и так, детка. У меня есть несколько дополнительных штук, которых нету у других чуваков. Ты готова? Многим даже нравилось. Так что неопытным Дженсен не был абсолютно.
Но подкатить к просто понравившемуся парню или девушке со своими дополнительными конечностями Джесен не решался.

Больше всего на свете Дженсену хотелось избавиться от этой особенности. Он даже набрался храбрости и проконсультировался с профессором в частной клинике, зная, что здесь сохранят конфиденциальность. Ему страшно не хотелось угодить в лапы исследователей, но и жить, постоянно прячась, он попросту устал.

Кипящий энтузиазмом професор обследовал его на сверхчувствительном, суперсовременном оборудовании и Дженсен узнал о своём теле много нового. Основное из того, что он понял, сводилось к следующему: почти на всей поверхности тела были рассредоточены блуждающие нервные окончания, реагирующие на изменения его состояния. Сильное возбуждение заставляло их активизироваться и результатом становилось самопроизвольное появление фангов.

На вопрос, можно ли что-то сделать, профессор ответил, что можно попытаться провести совершенно уникальную операцию. Убить точечным направленным облучением эти странные нервные клетки, а потом долго "воспитывать" чувствительность кожи специальными восстановительными процедурами. Хлопотно, долго и совершенно неизвестно, сработает ли. Кроме того, названная профессором сумма оказалась огромной. Но Дженсену так отчаянно хотелось стать "нормальным", что он всерьёз задумался об этой авантюре.
Надо ли говорить, что подвернувшийся контракт с перевозкой медицинского сырья показался Дженсену билетом в нормальную жизнь?

Джей держал в руках кружку с остывшим чаем. Он так и не отпил не глотка. Но страх и недоверие из его глаз ушли.
Некоторое время сидели молча, потом Джаред нарушил молчание:
- Скажи, Дженс, так и не определили причину той болезни?
Дженсен покачал головой:
- Нет, Джей. Знаешь, ты можешь считать меня сумашедшим, но я думаю... планета защищала себя так.
- Считаешь, какое-то неизвестное излучение?
- Да.

Разговаривали они долго и Дженсен попросил прощения у Джареда за свою безответственность.
- Да ладно тебе, Дженс, - отмахнулся он. - Я и сам хорош. Ты ведь меня насильно не тянул.
Дженсен залюбовался его улыбкой.
- Ты мне просто понравился, Джей.
- И ты мне, - без промедления ответил Джаред.

Всё стало, почти как прежде. Атмосфера не стала напряжённой. Но Джаред перестал прикасаться к Дженсену. И ему этого ужасно не хватало. Впрочем, иногда он ловил на себе взгляды Джея, от которых едва не краснел. Но попыток сближения не было. Судя по всему, Джаред не перестал хотеть его. Думая об этом, Джесен понимал, что просто не имеет права предпринять хоть какой-то шаг. Ему оставалось только ждать.

- Месяц, Джей! - Дженсен улыбался. - Остался месяц. Отметим?
- Давай! - Джаред хлопнул его по плечу, проходя к своему креслу.

Дженсен отметил это: Джаред давно к нему не прикасался.

Джаред быстро захмелел. Дженсен вообще заметил, что он не слишком любит пить. Джей начинал вести себя, как подросток: орал, размахивал руками, смеялся, а потом вырубался в самый неожиданный момент.

Почему-то они не стали разливать пойло в стаканы и пили прямо из горлышка, передавая бутылку друг другу. В какой-то момент Джаред не удержал протянутую бутылку, в которой уже почти ничего не оставалось. Бутылка закатилась под кресло и Джаред согнулся, нашаривая её. При этом он упёрся лбом Дженсену в колено. И пьяно хихикнул. Дженсен запустил руку в его волосы. Он гладил, тянул, перебирал шелковистые пряди, пока Джаред не улёгся на спину, устраиваясь головой у него на коленях. Лицо у него раскраснелось, глаза блестели. Он смотрел на Дженсена несколько секунд, а потом потянул на себя за отворот комбинезона. Дженсен нагнулся и коснулся губами его лба. Джаред выдохнул. Дженсен целовал его - мягко, осторожно, касался губами скул и висков, нежно лизнул возле уха. Поцеловал приоткрытые губы. От Джареда пахло паршивым виски и ещё чем-то - тёплым, мускусным. Поцелуй получился нежным и долгим. Дженсен подумал, что он может провести вот так остаток жизни - целуя лежащего у него на коленях Джареда.
Джаред тихонько стонал и Дженсена медленно окутывало тёплым, совершенно новым чувством.
Рука Дженсена скользнула под комбинезон Джареда, ощутив гладкую кожу, и Джаред, вдрогнув, разорвал поцелуй.
Черт! Дженсен не должен был проявлять инициативу. Спугнул. Джаред глубоко вздохнул, выравнивая дыхание, встал и ушёл к себе. Дженсен даже не подумал удерживать его. Они не сказали друг другу ни слова.

Дженсен посидел ещё немного, нашёл на полу пустую бутылку и бросил в утилизатор. Вяло подумал о том, что он окончательно всё испортил. Ему стало очень тоскливо. Захотелось нажраться по-настоящему, но сейчас он не имел на это права. Вот вернётся на Землю, сдаст это ценное медицинское дерьмо и уйдёт в отрыв. А потом... Потом... Да что потом? Дженсен не стал развивать эту мысль. Он просто поднялся и пошёл в свой отсек.

Он успел только открыть дверь и сделать шаг, как на него ураганом налетел взявшийся из ниоткуда Джаред. Он просто запечатал рот Дженсена поцелуем и упал вместе с ним на койку.
- К черту! - бормотал он между поцелуями. - Не могу больше, Дженс, хочу тебя!
Дженсен, вдавленный в постель большим и сильным телом, мог только отвечать на поцелуи и бросать отрывисто:
- Джей, ты... уверен? Скажи, уверен?
Вместо ответа Джаред отстранился, расстёгивая его комбинезон и целуя, куда придётся.
И Дженсен позволил себе расслабиться. Он сидел, упираясь затылком в стену, а Джаред оседлал его колени и срывал свой комбинезон. Дженсен не помогал ему, но гладил обнажившуюся кожу, медленно, словно во сне. Он уже дрожал и пытался не думать о том, что сейчас произойдёт.
Джаред вздрогнул и застыл, когда фанг осторожно заскользил по его голой груди. Он зажмурился и крепко вцепился в плечи Дженсена, но не отстранился.
Джесен понял, что сделает всё, что угодно, только бы Джаред вот так не дёргался. Главное, чтобы он не перестал ему доверять. А там - Земля и...
Дженсен нежно провёл пальцами по лицу Джареда, в то время, как его тело медленно охватывали несколько фангов, скользя и переплетаясь. Когда губы Дженсена коснулись губ Джареда, тонкий кончик фанга задел его сосок, будто невзначай. Джаред застонал. Его пальцы дотронулись до обнажённого тела Дженсена, скользнули по груди. Там, где прикасались пальцы Джареда, Джесен чувствовал лёгкую щекотку и знал, что это означает.
Завороженный Джаред смотрел, как вокруг его ладони возникают на гладкой коже маленькие бугорки, стремительно растут и опутывают ладонь Джареда, забираются под неё, пролазят между пальцев, сталкиваясь друг с другом.

Растущую панику Джареда Дженсен почувствовал сразу. Джей замер, глядя, как фанги оплетают его ладонь, словно привязывая его к телу Дженсена. Он вдруг ясно увидел, как фанг охватывает его за шею и затягивает петлю. Он понимал, что ничего такого не произойдёт, что Дженсен не сделает ему ничего дурного, что он хочет Дженсена, в конце концов. Но тут... он почувствовал, что гибкий отросток скользит по его шее, огибает её и заползает на грудь...

Джей рванулся изо всех сил, завопил, упёрся руками в грудь Дженсена. И в ту же секунду ощутил себя будто в тисках: множество фангов опутали его тело, почти спеленав по рукам и ногам.
Джаред бился в этих живых путах, извивался, не видел ничего - глаза застелило пеленой от страха. И вдруг его щёку обожгло. Он словно очнулся и увидел перед собой Дженсена - побледневшего, с плотно сжатыми губами. Дженсен влепил ему ещё одну пощёчину и прошипел:
- Я не отпущу тебя, идиот. Просто не могу.
И впился в его губы таким яростным поцелуем, что Джареда пронизало жаркой волной от макушки до пят.

Дженсен жадно целовал его рот, придерживая руками за плечи и затылок, удерживая его тело чуть ослабившими хватку фангами. Он понимал, что сейчас решится всё. Он должен был сломить недоверие Джареда, утопить в удовольствии и показать, насколько его хочет. И насколько им дорожит.

Джаред в его руках постепенно расслабился, закрыл глаза и отдался поцелуям.
- Тебе будет очень хорошо, Джей, - благодарно прошептал Дженсен, целуя его в ладонь и забираясь между пальцами кончиком языка.
Джаред слабо улыбнулся в ответ:
- А тебе...
- Мне уже хорошо, - Дженсен аккуратно развернул его спиной к постели.

Джареду казалось, что он в невесомости. Опутанный множеством длинных фангов, он висел над койкой, будто в гамаке, а Дженсен нависал над ним. Он не отрывался от губ Джея, лаская его тело руками и кончиками отростков, уже потёкшими смазкой. Они были повсюду - Джареду казалось, что его тело ласкают сотни влажных, тёплых, нежных пальцев.
Дженсен разорвал поцелуй, ловя волны возбуждения, посмотрел на бурно дышащего Джареда и вдруг захотел ощутить его губы кончиком фанга. Его прошибло от этой мысли; и он очень аккуратно и медленно, чтобы не спугнуть, провёл кончиком фанга между губ Джареда. Джаред приоткрыл рот и... лизнул его. Дженсен охнул и поддел фангом язык Джареда, а тот посмотрел на него пьяно и втянул фанг в рот, словно палец или член.
Ноздри Джареда дрогнули: у источаемой фангами смазки был пряный запах и сладковатый, на грани исчезания, привкус. Он играл языком с горячим, гибким фангом, плотно обжимая его ртом, и застонал, когда тот вдруг истончился по краям, будто вывернулся наизнанку и натянулся на его язык, обволакивая его, заполняя сладким.
Дженсен даже стонать уже не мог, глядя на тающего от наслаждения Джея. Он вытащил фанг у него изо рта, тут же срывая стон поцелуем, вылизывая сладкий от собственной смазки язык.

Мокрые кончики фангов дразнили затвердевшие соски Джареда, губы Дженсена ласкали его скулы, шею и рот, а по животу медленно полз вниз очень длинный и тонкий фанг. Джаред чувствовал, как он аккуратно обвивается вокруг твёрдого члена, медленно наматываясь на него пульсирующей спиралью, а потом елозит по скользкой головке, нежно трёт щель и... забирается внутрь тонким кончиком. Джаред сорванно вскрикнул: ему казалось, будто внутрь забрался крохотный, острый, тонкий язык и сладко мучит его, терзает сверлящими движениями, заставляя гореть и метаться. А настырный "язычок" забирался всё глубже, поэтому Джаред едва не пропустил другое ощущение: между ног у него несильно, но настойчиво толкался фанг потолще, мерными движениями расталкивая сжавшиеся мышцы.

- Расслабься Джей, - громко дышащий Дженсен прикусил и засосал в рот его нижнюю губу, - расслабься...

Очумевший от фантастических ощущений Джаред его почти не слышал, но тело отреагировало само: истекающий смазкой фанг проник в него и пошевелился внутри, а потом двинулся обратно, утолщаясь и давя на упругие стенки. Фанг задвигался внутри, слегка извиваясь, и Джаред только часто дышал да подставлялся под беспорядочные поцелуи Джесена, беспрерывно что-то шепчущего. А потом к движущемуся внутри фангу добавился ещё один - ввинтился рядом, сплёлся с ним и вошёл очень глубоко, сгибаясь и растягивая уже без особых церемоний. Это был предел терпения Дженсена.

Вытащив фанги из растянутого и стонущего, ничего не соображающего Джареда, Дженсен вдвинул в него член - да так, что только смазка между ног брызнула. Он подхватил его под спину и задвигал бёдрами, кусая за шею и плечи.
Джаред подавался навстречу, упираясь в постель пятками и затылком - всё остальное было на весу, в прочной колыбели сплетенных фангов и рук Дженсена.
Джареду казалось, что он сейчас умрёт от наслаждения: его задницу в жёстком темпе долбил большой и твёрдый член, его собственный член и яйца плавились в тугих, текущих, ритмично сжимающихся петлях, а его рот был намертво запечатан горячим ртом Дженсена.
Когда Джаред почувствовал, что в растянутый анус тычется фанг, пристраиваясь рядом с членом, он сорвался и кончил, сжимаясь в сладких судорогах и крича во всё горло. Дженсен смотрел, как по его животу и груди разлетаются обжигающие молочные брызги - раз, другой, третий - и с третьим выплеском он кончил сам, остервенело пихаясь в горячее, тугое нутро.

Ноющий от наслаждения Дженсен собрал губами сперму Джареда с его расслабившегося тела, а потом приподнял над собой, так, что Джей выгнулся мостиком, аккуратно вставил в мокрый, раскрытый анус фанг, скручивая его колечком и расширяя сокращающуюся дырку. Через колечко потекла сперма и Дженсен пихнул внутрь язык, вылизывая тонкие струйки. Когда они иссякли, он убрал фанг и приник ртом к почти закрывшемуся входу в долгом поцелуе.

Для Дженсена осталось загадкой, как они ухитрились втиснуться вдвоём в крохотную душевую кабинку. Они оплели друг друга руками и ногами и целовались до тех пор, пока над ними возмущённо не запищал датчик, сигнализируя, что закончилась горячая вода.
Испорченная постель отправилась в утилизатор, туда же пошли и безнадёжно растерзанные комбинезоны.

Джаред лежал на голой груди Джесена, прижимаясь к нему щекой и слушая биение сердца. Обоим было чертовски хорошо. Дженсен переваривал это ощущение: полное удовлетворение, свежесть после душа, чистая постель, шелковистые волосы Джея под его пальцами и невыносимо приятная тяжесть его тела.

Джаред зашевелился, поцеловал Дженсена в шею и собрался встать.
- Ты куда? - удивился Дженсен.
- Кофе хочу, - смущённо улыбнулся Джаред. - Тебе тоже сделать?
- Лежи, - Дженсен придавил его рукой и собравшийся было возразить Джаред так и остался с открытым ртом: из тела Дженсена медленно, будто лениво вырос фанг и потянулся через весь отсек к нише пищеблока. Потыкал кончиком в кнопки и забрал из углубления появишуюся пластиковую кружку. Аккуратно обвил её и медленно донёс до постели.
Джаред, до этого хлопающий глазами, расхохотался.
Дженсен слегка покраснел из-за своей мальчишеской выходки и сунул кружку в руки Джея, улыбающегося от уха до уха.
- Прости меня, Джей, - Дженсен смотрел снизу вверх на Джареда, усевшегося с кружкой кофе на постели, - я не должен был срываться. Хотел, чтоб всё было по-честному, хотел, чтоб у тебя было время...
- Эй, ты что? - Джаред так и не донёс кружку до рта, - я же сам хотел. А если бы ты не встряхнул меня, я бы сбежал. И был бы последним идиотом.
Дженсен прикрыл глаза и спросил очень тихо:
- Джей, ты... подождёшь меня? Если захочешь, конечно.
- Подождать? - Джаред был в недоумении.
- Ну, я же тебе говорил об этом. Операция. После неё я целый год буду бесчувственным бревном. Зато потом...
Похоже, выпить свой кофе Джареду было не суждено. Он уставился на Дженсена с совершенно непонятным выражением, а потом осторожно спросил:
- Дженс, прости, но ты... совсем идиот, да?
- Отчего это я идиот? - возмутился Дженсен.
- Ты на самом деле хочешь сделать эту чёртову операцию после... после...
Джаред даже не мог подобрать слова тому, что происходило в тесном отсеке всего лишь полчаса назад. Но ехидная натура взяла верх:
- Похоже, ты сошёл с ума Дженс. Ты думаешь, я откажусь от того, чтоб ты таскал кофе в постель, даже не отодвигаясь от меня?
Дженсену стало легко. Он рассмеялся и слегка ткнул Джареда в бок:
- Ах ты, мелкий нахал! Я на это согласен, только учти: из постели я тебя не выпущу!
- Надо же, как совпадают наши планы! - фыркнул Джаред.
- Зря смеёшься, - как можно более зловеще проговорил Дженсен, - вернёмся на Землю - затрахаю до обморока.
Джаред азартно сверкнул глазами:
- Можешь начинать практиковаться прямо сейчас!

Через секунду Джаред, обвитый фангами со всех сторон, жадно отвечал на поцелуй Дженсена, а остатки кофе из откатившейся кружки бесшумно втянулись в щель утилизатора.