Между прошлым и будущим 10

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Адъютанты Любви

Пэйринг и персонажи:
Михаил Лугин/ ВарвараЛанская/ Моабад-хан, Михаил Лугин
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Ангст
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Мысли Варвары Петровны Ланской в вечер после посещения "Красного кабачка"

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
1 мая 2014, 20:59
На дворе март. Но в этот вечер так никогда не подумаешь. Словно бы и не было первых солнечных лучей, так нежно греющих кожу, обветренную от прогулок вдоль зимней Невы. Сейчас за окном настоящая метель. Крупные снежинки летят, несутся куда-то, из-за них ничего не видно. Снег словно хочет замести все: улицы, окна, крыши, воспоминания...
Почему Платон ведет себя так? Неужели не осознает, как выглядел сегодня, все те дни, когда он напивается. Если у него нет жалости к себе, пожалел бы хоть Мишеля. Почему тот должен все свободное время тратить на то, чтобы урезонить своего друга, вытаскивая его из очередного кабака. Неужели он не замечает, что чем больше Платон пьет, тем грустнее и раздражительнее становится Мишель. Он винит во всем происходящем с Платоном меня...
Хотя я даже рада сегодняшнему инциденту. Благодаря ему я узнала насколько добрым, чутким и деликатным оказался мой новый друг - его высочество Моабад-хан. Это человек так внезапно появился в моей жизни - и из нее ушел страх перед великим князем Константином, страх, терзавший меня все последние месяцы, с тех пор как ушел Михаил.А сегодня я узнала, что Моабад-хан не только благородный и отважный человек, но способен к милосердию и чуткости. Целый вечер рядом с ним пролетел, как минута. Только бы он подольше оставался в Петербурге. Рядом с ним так спокойно. Он умеют быть в одно время сдержанно-серьезным, почти холодным и в то же время таким внимательным, мягким и добрым. Только с одним человеком в прошлом мне было так же легко, уютно и спокойно... Миша. Мишенька, Мишель Лугин. Мой бесстрашный кавалергард, в одиночку готовый встать против великого князя или братства тамплиеров и своих бывших соратников-иллюминатов. Поэт, чуткий, чувственный романтик. Добрый друг, всегда милосердный к слабым. Безжалостный к врагам, равнодушный к тем, кто разочаровал его. Мой темный ангел-хранитель, защищавший меня от всего дурного. Мой Мишель... Больше уже не мой. Чужой, холодный человек, абсолютно равнодушный и непроницаемый. Как, когда это произошло? Когда он узнал о моей, якобы, измене с Константином? Но мы объяснились еще в Париже, и он, кажется, поверил. Не до конца, но все же. Когда подпал под влияние Учителя. Да, школа иллюминатов - одна из самых жестоких в мире, после нее люди становятся другими, и Мишель изменился гораздо более, чем хотел показать. Но все же в целом он остался собой, нашел силы начать жизнь заново. Или его так обидели мои слова,что я не люблю ни его, ни Платона? Но что я могла сказать. Скажи я, что выбираю его, Мишеля, дело завершилось бы дуэлью, или, что еще хуже, Платон брякнул бы что-нибудь лишнее Петру обо всей этой парижской истории... "Я исцелился от любви к Вам, Варенька. Я Вас больше совсем не люблю" - Мишенька, глупый мой мальчик, не бывает таких слов: "Я вас разлюбил". Бывают слова: "Я никогда Вас не любил, я все время лгал Вам или я лгал самому себе."
Поэтому я не поверила твоим словам поначалу. Я подумала, ты разозлился на меня за что-то. И я ждала, ждала, что ты вернешься, ведь ты всегда возвращался ко мне. Как только заканчивалась придворная канитель, в которой я должна была участвовать, я становилась у окна и смотрела на площадь. В каждом конном всаднике надеялась увидеть тебя, Мишель, но ты не ехал. Ничего, ведь я умею ждать, я научилась этому в детстве, неделями ожидая приезда маменьки...Однажды за этим занятием меня застала Зося, фрейлина княжны Екатерины. Смеясь мне в лицо, сказала: если ты все ждешь своего Лугина, то поезжай во Французский театр, там сегодня бенефис актрисы Юлии. Она теперь его главная муза. Я не поверила ей, но в театр поехала. Там был и ты, Мишель. У тебя в руках был большой букет белых роз, таких, как ты дарил мне, когда мы были женихом и невестой. Тогда я все поняла. Боли не было, я совсем ничего не чувствовала, ни грусти, ни радости, ни обиды, ни облегчения... И это продолжалось, пока я не встретила Моабад-хана. А это значит... что я никогда не любила тебя, Мишель! Ведь нельзя разлюбить, если любишь по-настоящему. Если я люблю тебя, значит моя жизнь кончена. А я хочу жить дальше, улыбаться солнцу, рисовать и петь. А значит, я не люблю тебя. Я еще встречу того, кого полюблю. Может быть, это прекрасный персидский принц, с которым свела меня судьба, ведь он защищает меня, как ты, и разговаривает со мной обо всем, как ты...