Гроза +45

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мстители

Основные персонажи:
Брюс Беннер (Халк), Локи Лафейсон, Тони Старк (Железный Человек), Тор Одинсон
Пэйринг:
Тони/Брюс, в эпизодах Тор и шаровая молния
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Психология, Философия, Даркфик, Ужасы, Hurt/comfort, Мифические существа
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Вот вы боитесь грозы? А Тони Старк боится. Во всяком случае, вид делает...
Первая ночь после битвы за Нью-Йорк. Старк Тауер. Комната Брюса Беннера.

Посвящение:
Фантазии древних.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вдохновлено тремя грозовыми ночами подряд (Тор, прекрати).
18 мая 2014, 18:43
      Голубая молния вспыхнула в чёрном, в пушистых бурых тучах небе, осветила спящий Нью-Йорк неоновым светом; несколько мгновений – и раскат грома обрушился на ослеплённый город. Брюс резко открыл глаза; потом, хмурясь спросонья, потянулся к тумбочке за очками. Ветер, хулиганя, ударил в оконное стекло; на второй половине двуспальной кровати в свете второй вспышки Брюс увидел пару круглых сверкающих глаз.
      - Здравствуйте, Беннер, - сказали глаза голосом Тони Старка.
      - Д-добрый вечер, - подавив невольную дрожь, неловко брякнул Брюс. Включив ночник, он воочию увидел торчащие во все стороны чёрные волосы, короткую фигурную бородку и лёгкое летнее одеяло, закрывающее голубоватый кружок света на голой груди нового знакомого. Точно Старк.
      - Я знаю, как это выглядит. Но это не то, что вы думаете! - поспешил заверить Старк. Брюс расплылся в максимально вежливой улыбке, желая показать, что он, вообще-то, приличный человек и наивно полагал, что ночной гость заблудился в собственном доме на пути к туалету или холодильнику. – Я… Ну, понимаете, Пеппер уехала, я один… О-о, как гремит!
      Очередной удар разрезал воздух и зазвенел в оконных стёклах; состроивший непередаваемую гримасу Старк крепко прижал к груди одеяло и на секунду замер. Потом посмотрел на Беннера щенячьим взглядом и продолжил:
      - Можно я сегодня у вас переночую?
      - Вы грозы боитесь? – с максимальным для зверски уставшего и нагло разбуженного человека сочувствием в голосе спросил Брюс.
      - Что вы, доктор! – возмущённо фыркнув, спешно затараторил Тони. - Здесь нечего бояться, гроза – это обыкновеннейшее природное явление, давно познанное и укрощённое наукой. Не в семнадцатом веке живём, на Старк Тауер есть громоотводы и замечательная система защиты. И вообще… Просто я не привык спать один. Ну, вы понимаете…. Неуютно. Не спится.
      Брюса подмывало посоветовать Старку обнять на ночь плюшевого котёнка или зайца, коих он охапками дарил негодующей Вирджинии, но в мозгу упрямо топталась данная когда-то клятва Гиппократа. Что ж, вздохнул Беннер, назвался врачом – изволь морально соответствовать. Пусть даже твой пациент – здоровый половозрелый дядька, который, имея в друзьях бога грома, этого самого грома боится.
      - Так я здесь на ночь останусь? – настойчиво повторил Старк.
      - Конечно, - с натянутым радушием протянул Брюс. Какая сволочь: мало того, что выгоняет из тёплой постели собственного гостя, так ещё и вынуждает материться интеллигентного человека! Но насчёт переселения за пределы ортопедического старковского матраца Брюс ошибся: стоило доктору сделать поползновение в сторону пола, как со стороны Старка последовало:
      - Куда вы?
      - На пол.
      - Почему?
      Брюс задумался. Ничего лучше, чем «Мы не можем спать в одной постели», в голову не лезло, а с аргументацией этого тезиса была беда. Абстрагируясь от раздражения и неловкости, вызванного наличием в его кровати надоедливого постороннего лица, Брюс находил причину за причиной, по которым он должен с этим посторонним лицом остаться. Во-первых, Старк – хозяин дома. Во-вторых, у Старка фобия, и страдания его, без сомнения, ужасны – вон как трясётся. В-третьих, кто его, этого Старка, знает, вдруг ещё решит, что его геем посчитали, а для такого… мгм, ловеласа это наверняка страшное оскорбление.
      - Просто так, - невинно сказал Брюс, поудобнее устроился на пухлой (не чета индийским) подушке, закрыл глаза и выплюнул: - Спокойной ночи.
      - Спокойной, ночи, - слегка беспокойно отозвался Тони, матрац рядом с Брюсом прогнулся. Дождь успокаивающе барабанил по стеклу; тихо гудели измученные за битву ноги и растянутые мышцы, кровать растаяла, и Брюс начал медленно проваливаться в сладкий томный туман…
      Но поспать ему не дали.
      - Беннер! – Изо сна Брюса вырвало тихое поглаживание по плечу. – Доктор Беннер!
      - М-м? – недовольно помычал Брюс.
      - Я… Вы спасли мне жизнь, я хотел бы отблагодарить вас.
      - М! – категорично заявил Беннер. Спасал не он, а Халк, его и благодарите, мистер Старк. Но мистер Старк их, видимо, не разделял:
      - Как вы смотрите на то, чтобы слетать со мной на Гавайи?
      Брюс проснулся окончательно и незамедлительно впал в ступор. Приоткрыв один глаз, он уставился на Старка – тот сидел в его, между прочим, зоне комфорта и грел Беннеру голое плечо горячей, как печка, ладонью. Нет, в принципе, это очень мило, но не сейчас, когда чёртов Джарвис держит температуру в помещении на уровне двадцати пяти градусов. Судя по всему, благодарность Старка не знала границ. Это пугает, иронично подумал Брюс, тем более, что после сауноподобной летней Индии он бы предпочёл Гавайям Антарктиду.
      - Так что? – ещё раз проведя ладонью от плеча до локтя Брюса, упорно спросил Старк. Брюсу вусмерть хотелось послать почитателя своих физических и спортивных талантов ко всем Локи, но успокоившаяся было гроза жахнула молнией совсем неподалёку, и вздрогнувшие пальцы Старка сжали руку Беннера чуть ли не до синяков.
      - С удовольствием принимаю ваше приглашение, - поспешил заверить Брюс, сел в кровати и положил свою ладонь поверх старковской. Собеседник немного успокоился.
      -Замечательно.
      Над кроватью повисла немного неловкая пауза: Брюсу не хотелось ничего, кроме как поспать, Старку – ничего, кроме как подержать Беннера в бодрствующем состоянии, потому непринуждённого разговора тем более между почти незнакомыми людьми не получалось ни в какую. Брюс уже подумывал о том, чтоб снова угнездиться на пухлой подушке и уснуть, блин, наконец, но Старк поспешно предотвратил попытки дезертирства:
      - У вас замечательные работы по элементарной физике. Никогда не встречал биолога, который бы познал самую суть физики.
      - Спасибо.
      - Особенно хорошо о поведении электрона на гиперскоростях в вакууме написано.
      - Благодарю.
      - Вы работали когда-нибудь на БАД'е?
      Брюс поднял к небу опухшие красные глаза и мысленно возопил к Господу Богу, моля послать на голову Старка персональную молнию - дабы закоротить, наконец, этого чёртового энерджайзера. Молитва была бурной и искренней, и Бог её услышал: огненный хлыст рассёк воздух в полумиле от Старк Тауер. Эффект, правда, был обратный: ахнув, как викторианская барышня, Старк упал ему на грудь. Секунды две обалдевший Брюс невидящими глазами таращился во тьму. Дитя малое, уже почти без сарказма подумал он. Хотя нет, Старк был скорее похож на перепуганного сироту-лисёнка, которого семиклассник Брюс нашёл в лесу и вопреки закону естественного отбора притащил домой. Тот тоже грозы боялся, ушки поджимал и голову под одеяло прятал… В приступе ностальгической жалости Беннер гладил Тони по голове и как-то бессознательно почесывал за ухом.
      - Не бойся, это всего лишь гроза, не бойся, - рассеянно приговаривал доктор, но через полминуты спохватился и резко отпрянул. Старк, видимо, вспомнил, что он всё же Железный Человек, и перестал эксплуатировать Брюса Беннера в качестве жилетки.
      - Извините, - неловко буркнул Старк, сложив руки ладонь к ладони.
      - Ничего страшного, - отвлечённым голосом пропел здорово покрасневший Беннер.
      - Так как насчёт БАД'а? У меня знакомый в Швейцарии, он... Прошу прощения! – Тони вынул из кармана вибрирующий смартфон. – СМС.
      - Да, конечно.
      Брюс замер и втупился в закрывшее голые ноги серое одеяло. Почему он? Почему не Бартон, с которым они со Старком уже век знакомы, капитан Роудс (кажется), ночующий сегодня здесь, тремя этажами ниже? Брюсу вспомнились дети – абсолютно чужие дети, которых он просто лечил от всяких там насморков-царапин, а они привязывались к нему не пойми почему. Мать одной из его маленьких пациенток сказала, что он – самый добрый и терпеливый, эмпатический, как она сказала, врач в округе. Может, Старк тоже что-то такое почувствовал и в минуту кризиса пришёл к нему? А может, ему, несмотря на обилие знакомств и связей, и пойти-то не к кому?.. Словом, Брюс не видел никого и ничего, и это стало его фатальной стратегической ошибкой: всего лишь заглянув Тони в телефон, он бы, во-первых, узнал, что СМС - от Тора, а во-вторых, прочёл:
       «Говардов сын, совесть имей! Я, яко ты, читаури сражал и за день и так молотом намахался, а тут ещё и твою просьбу уважь и громницу устрой! Ты, верно, почиваешь давно в объятиях той, что искусить замыслил, а обо мне и думать забыл!»
      Взбрыкнул, подумал Старк. Вот блин. Не попадая по экранным клавишам, спохватившийся Тони спешно кинулся набирать ответ:
       «Тор, я на финальной прямой. Совсем немного осталось, постарайся, уж будь добр. К составу тефлона-23 добавляю чертежи бронетранспортёра системы «Выдра».
      Ответ не пришёл – Тор всё злился, - но чертежи «Выдры» подействовали магическим образом: вокруг загрохотала ленивая до сих пор небесная канонада, да загрохотала так, что затряслись стены, а от напряжения в воздухе встали дыбом чёрные завитушки у Брюса на груди и предплечья пошли гусиной кожей. Глаза у Старка загорелись. Не трахнет, так хоть облапает, подумал он и уже распустил было загребущие клешни, но жуткая вспышка озарила небо и бетонную крышу Старк Тауер вдавило вниз от громового раската. Свет погас; не пойми как Тони оказался в объятьях Брюса. На миг взаправду испугались оба.
      - Джарвис, – позвал Тони, – перезагрузи систему. Джарвис!
      Ответа предсказуемо не было.
      - Наверное, полетели резервные источники, - прохрипел Брюс. – Надо исправить всё вручную.
      - Вручную? Одну минуту.
      Старк не без сожаления выкрутился из таких неожиданно пылких объятий и вышел из комнаты. В коридоре взялся за телефон, дабы высказать увлёкшемуся Одинсону всё, что думает нём в целом и его мастерстве в частности. Тор не отвечал; Старк уже начал терять терпение, когда в трубке наконец прозвучало сонное:
      - Внемлю.
      - Тор, хватит, сворачивай лавочку! – зашипел Старк. – Ты мне и так всю электронику сжёг.
      - Здрав еси, Тони? Я почиваю давно!
      - А гроза откуда? – остолбенел Старк.
      - Мне не ведомо! – огрызнулся Тор и бросил трубку. Тони забегал глазами по стенам: нервы, сегодня расстроенные окончательно и бесповоротно, играли что-то из Вивальди. Тут над головой ядерной бомбой взорвался ещё один электрический разряд, и Тони понял, что молнии метят в Старк Тауер. В сознании всплыли марсианские треножники из «Войны миров», после чего нервы с Вивальди переключились на барабанное соло «Слипкнота».
      Тони вернулся было в комнату, но был остановлен Брюсом.
      - Старк, бегите, - сдавленным голосом сказал он. Брюс сидел неподвижно и безмолвно, как каменное изваяние, только датчик пульса пикал всё чаще и чаще. Чёрные глаза уставились на розетку, из которых тянулись два красно-коричневых светящихся плазмических щупальца. Старк похолодел: так возникает шаровая молния.
      - Джарвис, блокировка электросети! – рявкнул Тони.
      - Не поможет, - тем же сдавленным голосом произнёс Брюс. – Джарвис отключён. Уводите всех, Тони, я сейчас халконусь…
      Щупальца слились, и на месте пересечения начал быстро расти колеблющийся шар. За пять секунд он достиг полуметра в диаметре, втянул из розетки остатки щупалец и медленно поплыл в воздухе – внутри чёрный, а ближе к краям горящий слабым красноватым светом.
      - Ух ты, чёрная, - тупо брякнул Брюс. – Долгожительница. – Он пытался шутить, чтоб побороть страх, но датчик на его запястье всё равно разрывался. Да уж, радость великая, когда он планировал горячую ночку, то подразумевал совсем другое, иронично подумал Старк, а вслух сказал:
      - Не бойтесь, Брюс!
      - Я не боюсь, Тони. Шаровая молния – обычное природное явление. – Брюс подумал и добавил: - Нифига не исследованное и не укрощённое наукой взрыво- и термоопасное природное явление.
      Шар приблизился к кровати и, казалось, осмотрелся: чего это вы, господа, здесь делаете? Брюс слышал сухой бумажный треск и видел перебегающие по поверхности шара инфернальные красноватые молнии; в нос пахнуло серной вонью. А от молнии должно пахнуть озоном…
      - Брюс! – Из-за пелены ужаса послышался дрожащий голос Старка. - Медленно встаньте и идите ко мне. – Беннер плавно выскользнул из-под одеяла и по-кошачьи ступил на мягкий-премягкий старковский ковёр. Шар настороженно дёрнулся и быстро подплыл к Брюсу на расстояние протянутой руки; и Старк, и Беннер могли голову на кон поставить, что эта «молния» обладала интеллектом и сознанием.
      - Колобок, колобок, я тебя съем, - с отчаянной мрачностью пошутил Брюс. И отчётливо услышал басовитое:
      - Как бы не так.
      Из шара выросла клыкастая и ушастая морда, косматые когтистые лапы, и одна из них потянулась к сердцу Брюса. Но прикоснулась уже к твёрдой зелёной шкуре Халка. Старк Тауер всколыхнул заглушающий гром яростный рев, за ним последовал тихий мужской вскрик; неизвестное существо оттолкнулось от зелёной груди, подожгло штору, расплавило стекло и на всех парах вылетело из окна восемнадцатого этажа в чёрнобурое небо.
      Дождь утих, молнии всё реже вышивали в облаках световые узоры. По мокрому асфальту бодро катился слегка светящийся чёрный шар, остановился, лишь уткнувшись в хозяйскую штанину. Молодой и очень высокий мужчина с чёрными волосами, в чёрном пальто, под чёрным зонтом - всем красивый мужчина, если б не портила его излишняя худоба, - провёл по искристой поверхности бледной аристократичной рукой, и неведомая науке плазмическая зверюга превратилась в милого кудрявого и бородатого ризеншнауцера.
      - Здрав будь, Фенрир, - потрёпывая пса по холке, сказал мужчина. Потом достал из кармана кремешок и протянул любимцу. – Молодец, добр и верен пёс мой, вкушай, заработал. – Ризеншнауцер с радостью раскусил камень на части и принялся с чавканьем грызть. - Не дашь хозяина в обиду, чтоб всякие дружинники смрадные у него планеты отымали и мужей красных сманивали!
      Фенрир доел и ласково лизнул хозяйскую ладонь. Что ж, не один Тор из Асгарда может устроить хорошую грозу.