Осколки холода +47

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Fairy Tail

Основные персонажи:
Грей Фуллбастер, Мираджейн Штраус (Дьяволица)
Пэйринг:
Грей|Мираджейн
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Психология, Hurt/comfort, AU, Эксперимент
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
На полу осколки разбитого стакана, в глазах у Мираджейн — осколки разбитых надежд. А у него осколки льда, который, казалось бы, только начал таять. Но они разлетаются в стороны, режут нутро, и так больно, по-настоящему и нестерпимо больно-больно-больно.
А еще — холодно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это мой первый эксперимент подобного рода, первый раз пишу в соавторстве, пускай и драббл.
Но так того требовал конкурс и, честно признаюсь, я рад, что принял в нем участие и рад, что мне попался именно такой компаньон.
Plash, спасибо тебе большое, ты невероятно тонко и точно прочувствовала всю атмосферу данной работы. С тобой приятно иметь дело ~

Писалось на заявку:
Мираджейн Штраус, Грей Фулбастер "Разговор по душам: разбитые стаканы — разбитые души".

Осколки холода

5 июня 2014, 17:28
— Ты ведь не смог бы ничего сделать. Ты не успел...

Слова, которые режут его нутро не хуже, чем осколки треснувшего льда.

— Мы не успели...

Грею не знакомо это чувство, но он должен его помнить. Вроде бы должен.

Ему холодно.

Холодно, то ли от пронзительно-пустого взгляда Мираджейн, то ли от ее фраз с пометкой «точное попадание», то ли оттого, что здание гильдии больше не пропитано привычным тягуче-сладковатым теплом.

Ему паршиво.

На полу осколки разбитого стакана, в глазах у Мираджейн — осколки разбитых надежд. А у него осколки льда, который, казалось бы, только начал таять. Но они разлетаются в стороны, режут нутро, и так больно, по-настоящему и нестерпимо больно-больно-больно.

А еще — холодно.

*

Арктически холодно. Настолько холодно, что замерзает даже он. Ледяные осколки медленно окрашиваются в тёмно-розовый — цвет крови. Замёрзшей крови.

И от боли — тоже холодно. Она иголками впивается в душу, в тело, во всё. Кровь стынет в жилах.

Личный замёрзший Ад.

Ему больно.

— Я должен был...

Хочется сорваться на крик, и кричать, кричать, пытаясь выбраться из этой клетки вины и долга. Прутья клетки слегка скрипят, но не ломаются. Ледяные осколки ранят ещё больше.

— Мы должны были...

И это слово "были" холодное, правдивое, остро-колючее. Прошлое не отпустит, намертво примёрзнув к душе и сердцу. Прошлое не уходит без последствий. И не важно, какие они: радостные или грустные.

Ему жутко хочется вернуть всё назад.

*

Мираджейн читает его мысли в застывших от колющей боли глазах, когда внутри воет демон, рвется с цепи, плюется ядом-кислотой, обжигая внутренности, и так отчаянно хочется кричать... она лишь давит крик где-то в горле, остужает его солеными слезами.

Ей больно не меньше.

Перед глазами образы, родные, дорогие сердцу, дороже всей ее проклятой силы и испепеленных воспоминаний. Они надеялись тогда, они верили, они целью задавались сотню и еще один раз.
Чтобы выжить.

Напрасно.

У них сейчас на двоих разбитые надежды, а между ними – осколки стекла, испачканные кровью и разочарованием. Грей видит, как у мага трясутся руки.

— Ты замерзла, — слова вырываются из горла клубом пара и обжигают чужие ладони.

*

Мираджейн понимает, что он попал в точку.
Она замёрзла без обжигающего тепла родных и гильдии, она замёрзла просто без солнечного, весеннего тепла. Мираджейн понимает, что весны уже не настанет. По крайней мере, для них. Их сковала вечная зима — вечный холод на душе и вокруг.

Сейчас — где-то во льдах рушатся судьбы и разбиваются души, замёрзшими осколками несбывшихся надежд убивая кого-то.
Раньше... Это их "раньше" под толщей воспоминаний, словно снегом занесено — не дойти до них, не докопаться. Лишь иногда наступает озарение, и то в вихре вьюг уносится, не оставляя ни следа. И память вся тонкой корочкой изморози покрывается.

— Ты тоже... — произносит она на выдохе, теряя драгоценные капли тепла, рискуя совсем замёрзнуть.

*

"Ледяные маги не ведают холода, они являются частью него", — вертится на языке, но сейчас это прозвучало бы как дешевый самообман. Кому ему врать-то? Теперь...

Грею досадно. Досадно и обидно от невыполненных обещаний, разбитых надежд, чужих взглядов, пустых и с горечью отчаяния на самом дне зрачков.

Это не-вы-но-си-мо.

Грей знает, что она сегодня снова приснится. Как обычно на лицо упадут капли теплой воды, смывая собой его боль и кровь от льдинок-осколков. Мираджейн же снова сможет почувствовать крепкие объятия сестры, увидеть до колких ударов под ребрами родную улыбку, согреться ее теплом и, наверное, на пару минут унять непрекращающуюся дрожь в руках.

Так правильно, так и должно быть. Никак иначе.

А в чужой реальности холодно, только изнутри все жжется: у него — от кровавых ран, у нее — от кислотных ожогов.

У них — разговор по душам, только взглядами. А еще — попытки согреться, забыться и постараться найти опору, не упасть.
Холодно снаружи, а внутри ожоги от воспоминаний.

*

Если бы эти воспоминания грели сейчас, а не во снах, то реальность уже бы не была такой враждебной.
Если бы холод этой реальности заглушил бы боль ожогов, то было бы лучше.
Если бы они могли что-то изменить.

Слишком много "бы" — это доказывает, что этого уже точно не будет.

Если бы у них осталось что-то большее...

А остались — разговоры по душам и попытки согреться, залечив ожоги холодом. Взгляды, пропитанные пониманием и воспоминания под толстым слоем снега.
Ещё осколки стекла и льда, тёмно-розовые от крови. Лёд, совсем не тающий, и стекло, которое совсем не плавится.
И это уже никуда не пропадёт. Это — вечное.

В холоде всё проживает намного дольше.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.