Sabbatum. Инквизиция 251

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Мистика, Детектив, Экшн (action), Даркфик, Мифические существа, Учебные заведения
Размер:
Макси, 275 страниц, 42 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За неповторимый мир Саббатума!» от Alethe
«Шикарная и чувственная работа!» от destrigo
«Замечательному автору за всё!» от Kovpak
Описание:
В больничной палате, где лежит потерявшая память после аварии девушка с новым выдуманным именем Мелани, появляется таинственная гостья. Она приглашает лишённую прошлого девушку на работу в некую частную школу. Предложение не менее странное, чем она сама. Однако Мелани даже не подозревает, какие странности ждут её дальше. Костры Инквизиции, Ведьмы, Колдуны и Химеры — Мелани увидит зловещую изнанку нашего мира.

Приглашаем вас к прочтению трилогии Sabbatum - в самый эпицентр Инициированного мира

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка: http://radikall.com/images/2014/06/24/hx7M.jpg

Группа в контакте http://vk.com/ffsabbatum

Книги по порядку:
1."Sabbatum. Инквизиция "* - http://ficbook.net/readfic/2051109
2."Sabbatum. Химеры" - http://ficbook.net/readfic/2295036
3."Sabbatum. Сенат" - https://ficbook.net/readfic/2741381
4."Sabbatum. Начало" - https://ficbook.net/readfic/3640230

*Книга отредактирована профессиональным редактором АСТ

От альфы до омеги

23 июня 2014, 00:16
Я убегаю от них, слыша крик: "Ловите ее!", но делаю одну оплошность - сворачиваю не туда, а в коридор, где много дверей с табличками. Хотела вернуться, но преследователи уже выбежали навстречу и перекрыли путь к выходу, поэтому, как загнанная лиса, бегу по туннелю, спасаясь от охотников.
- Мелани! Стой! - Голос Евы разносится эхом по коридору. Я бегу вперед, пока есть возможность. И вот мой туннель сворачивает, и у меня есть возможность спрятаться. Хватаюсь за ручку первой попавшейся двери, нажимаю на нее и вбегаю в открывшийся проем.
Сначала меня пронзает радость, так как мои легкие наполняются свежим воздухом, а уши шумом. "Я выбралась! Я нашла выход!". Вбегаю по ступеням наверх, открываю еще одну дверь и охаю: я на крыше какого-то дома, подо мной с гулом проносятся машины, где-то играет музыка, неоновые вывески яркими всплесками горят на фасадах, уличные фонари освещают улицы и праздно идущих пешеходов.
К а к т а к о е в о з м о ж н о?
Я только что была в подземельях замка, а сейчас стою на крыше какого-то городского дома, притом в одной ночнушке...
Но долго раздумывать не приходится, потому что дверь с грохотом открывается, ударившись о кирпичную кладку, и вбегают они: кто-то уже без рясы, кто-то стаскивает ее с себя и кидает под ноги, словно ненужную тряпку. Я пячусь и упираюсь в кирпичную ограду, за которой уже всё - край, пустота. Все, кого я считала своей семьей, смотрят на меня: Ева, Кевин, Курт, даже Ной, и он - Рэйнольд. Я их теперь боюсь. Если они спокойно сожгли ту женщину - что же сделают со мной?
От страха забираюсь на ограду. На самом краю, подо мной, несколько этажей свободы и в финале - смерть, если повезет - мгновенная.
- Мелани, пожалуйста... - Рэйнольд протягивает мне руку, его голос дрожит, а сам он бледен, как полотно.
Его голос так нежен, так напуган, будто моя смерть принесет ему страдания. Хочется протянуть руку в ответ. Но я не верю этому человеку, который поднес факел к женщине и поджег ее, как спичку.
- Она смертная, мы можем просто на нее воздействовать, - подаёт голос Курт из-за спины застывшего Кевина, который выглядит испуганным ребенком.
- Нет! - взвизгивает Ева. - Она тогда упадет!
- Мелани, - голос Рэя мягок, бархатист. Он никогда так не обращался ко мне. Господи, как он прекрасен сейчас в своей беззащитности. - Мелани, пожалуйста, слезь с ограждения. Мы тебе все объясним, только слезь.
Я плачу от страха, чувствуя, как ветер щиплет мокрые щеки. Не могу говорить, просто отрицательно качаю головой, еще больше отодвигаясь к краю, наблюдая, как Рэй становится еще бледнее, и, кажется, забывает дышать. Все равно они меня убьют, как ненужного свидетеля преступления, но уж лучше упасть и разбиться, чем сгореть заживо.
- Мелани... - он шепчет и тянет руку, после чего оборачивается в сторону остальных и кричит с нотами отчаяния, - Кевин, что ты молчишь? Уговори ее!
"При чем здесь Кевин? Он не нужен мне. Его слова - пустое," - проносится в моей голове, но слышу испуганный голос Кевина.
- Мел, послушайся Рэя, отойди от края. - Нет, мне не хочется слушаться Кевина. Как можно довериться, если его голос сама неуверенность?
Отвожу глаза от них, чувствую спиной ветер и пустоту. Мои ноги будто приросли к краю ограждения. Я нахожусь между небом и землей, между жизнью и смертью. Один шаг... Один маленький шажочек.
И тут мой взгляд находит спасение: справа от меня, в нескольких метрах - пожарная лестница. Только бы не сорваться! Я собираюсь с духом и снова поднимаю взгляд. На меня смотрят пять обеспокоенных пар глаз, и каждый из Саббата прорабатывает план, как стащить меня с ограждения.
Последняя пара глаз цвета грозы - смотрит на меня, умоляя о пощаде. Рэйнольд медленно подходит ко мне, думая, что я не замечу.
И я делаю те несколько шагов рядом с пропастью, покрывая расстояние до лестницы.
Хватаюсь за нее, чувствуя шершавую ржавь и мокрую грязь под ладонями. Спешу, хватко перебирая руками перекладины, порой срываясь ногой и наступая на подол своей длинной сорочки, но спускаюсь быстро. На меня сыплется что-то сверху мелкой пылью и грязью, поднимаю взгляд вверх и вижу, что следом спускаются Рэйнольд и остальные. Ускоряюсь. На последних перекладинах срываюсь, оступаюсь и падаю, вскрикнув от страха. Но я была слишком близко к земле, чтобы повредить себе что-нибудь, поэтому, не мешкая, встаю и бегу к ярко освещенной улице с пешеходами.
Меня оглушает звук и свет. Люди смеются, гуляют, мимо проносятся машины, желтые такси, автобусы. Я бегу, кажется, никто не замечает девушки в ночной сорочке, лишь пара парней вслед присвистывают и что-то кричат. На повороте чуть не спотыкаюсь о бездомного попрошайку, который ругается на меня с криком "Смотри, куда прешь!". Яркой вывеской горит плакат: "Добро пожаловать в Нью-Йорк". И я останавливаюсь, глупо пялясь на этот плакат. Не может быть! Я же только что была в Англии! Какой, к чертовой матери, Нью-Йорк?
- Мел!
Оборачиваюсь на звук и вижу бегущих ко мне Рэя, Еву и Кевина. Черт! Из-за плаката потеряла пару драгоценных секунд, чтобы оторваться от них. И я решаюсь перебежать дорогу, чтобы скрыться в проулке напротив. Это даст мне фору.
Но только добегаю до конца, как слышу визг тормозов и меня что-то чудовищное на скорости сносит в сторону. Я пролетаю по гладкой поверхности капота, ударяюсь в стекло, и меня отбрасывает назад под колеса. Удар. И снова темнота. Ничто.

***

Я никогда не видел ничего прекраснее и страшнее, чем ее, стоящую на крыше. Хрупкая, беспомощная, напуганная, в легкой кружевной ночнушке, добавляющей сходства с нимфами с картин Альфонса Мухи или Ленуара - белое фарфоровое пятно на фоне темно-синего ночного неба с яркими искрящимся городом у ее ног.
- Мелани, пожалуйста, слезь с ограждения. Мы тебе все объясним, только слезь. - У меня ужас внутри, страх, потому что она находится слишком близко к краю. Слишком близко к смерти. А я боюсь этого безотчетно, по-звериному. Хочу, чтобы она слезла с этого ужасного ограждения, чтобы подала свою руку, и я смог заключить её в объятия, потому что, только ощутив это, буду уверен, что она в безопасности. А дальше будь что будет.
Я вижу, что Мелани хочет протянуть руку, но знаю, что она видела, как я поджигал Марию Смит. Вместо этого Мел отрицательно качает головой, по ее щекам текут слезы. Боже, девушка напугана до чертиков. Остановись, прекрати, пожалуйста, эту пытку. Я уже готов воздействовать на нее с помощью колдовства, но Мелани, как нарочно, отодвигается еще ближе к краю, и внутри у меня все холодеет и немеет от ужаса. Кажется, она готова прыгнуть, лишь бы не оказаться рядом с нами.
- Мелани... – шепчу я, как заклинание, уже не в состоянии уговаривать спокойным голосом. Ну, давай же, милая, пожалуйста, подай руку! Но вижу лишь ужас в красивых глазах, которые стали бездонны. Теперь я для нее чудовище. Как быстро мы поменялись местами.
Как уговорить ее? И тут понимаю, если я чудовище, то нужен тот, кто еще сохранил человечность в ее глазах, тот, к которому испытывает нежные чувства, тот, в кого она влюблена - Кевин. Кстати, почему он молчит, где он? Я оборачиваюсь и кричу ему, чтобы, в конце концов, снял ее с ограждения.
- Кевин, что ты молчишь? Уговори ее!
- Мел, послушайся Рэя, отойди от края. – Я слышу, как напуган Кевин, он сейчас напоминает мальчишку, но никак не Инквизитора. Кажется, будто Ганн не понимает, что сейчас происходит, что все реально, шутки никто не шутит. Я оборачиваюсь на Мелани, чтобы увидеть - возымели хоть какое-то действие слова ее возлюбленного, но вместо успокоения, чувствую, как волосы встают дыбом: Мелани присматривается и заносит свою ножку над пропастью, готовая рухнуть с огромной высоты. Мгновение, другое. И внезапно она делает пару стремительных шагов к пожарной лестнице, которая находится рядом, после чего исчезает с крыши, стремительно спускаясь вниз по перекладинам.
Все кидаются к лестнице, но я удерживаю жестом.
- Дадим фору, она испугана, одно движение - и сорвется.
- Может, используем гипноз или притяжение? – Это Ной, единственный, наверное, у кого сейчас голова работает так, как надо. – Ева, ты что-нибудь видишь?
- Нет, я испугалась, когда она кинулась к ограждению. Видела лишь ее падения из-за магии. А сейчас не могу взять себя в руки. Все вижу пятнами. – Ева расстроена, чуть ли не плачет и дрожит от холода. Мы все знаем, что когда она выбита из колеи, будущее не видится.
Когда девушка достигла середины лестницы, я стал слезать, догоняя ее. За мной пошла Ева, а там все остальные. Мелани поднимает голову и замечает нас, пытается ускориться. Через пару мгновений я слышу ее вскрик и с ужасом устремляю взгляд вниз, но вижу лишь Мелани, убегающую по переулку.
Мимо меня проносится Курт, использовавший заклятие левитации, и мягко приземляется на землю. Все остальные, наплевав на осторожность, проделывают тоже самое, я чувствую, как под рукой дрожит лестница, так как все резко отталкиваются от нее. Я тоже шепчу заклинания, чувствуя, как кровь магией отзывается во мне, а в районе лопаток приятное покалывание, будто невидимые крылья. И прыгаю вниз, легко приземлившись на ноги, словно пролетел не три этажа, а соскочил со стула.
Все бегут за Мелани, расталкивая зевак, прохожих. Вокруг кипит жизнь Нью-Йорка, мы недалеко от легендарной Пятой авеню, но сейчас скопление народа лишь мешает нам. Слишком много свидетелей. На секунду мы притормаживаем. И я командую, так как охота - моя стихия.
- Ной, Курт в обход. Надо окружить ее!
Парни бросаются в сторону, через дворы, чтобы успеть перегнать и схватить Мелани. Мы с Евой и Кевином продолжаем бежать за девушкой. И вот она поворачивает за угол.
Через несколько секунд я вижу ее, стоящую и смотрящую куда-то в одну точку.
- Мел! – зову её. Вдруг она одумалась? Но мой крик лишь вспугивает, и Мелани решает нестись через проезжую дорогу, не удосужившись посмотреть по сторонам.
Всё страшно. Всё резко и замедленно быстро, будто мгновение растянули, как в каком-то фильме.
Я вижу, как таксист жмет по тормозам, но машина по инерции летит вперед и сшибает хрупкое тело Мелани. Она с глухим ударом падает на капот, влетая в стекло, после чего скатывается белым, некрасивым комком плоти и длинной ночной сорочки под колеса с противным глухим ударом о землю. Всё, что я могу испытывать, так это боль, но не свою. Будто меня вместо нее сбили.
Я бегу к ней. Кевин опережает меня и падает на колени возле Мел, закрывая доступ.
Онемение проходит, и реальность вместе с холодным потом прошибает меня. Задыхаюсь.
- Мел? Мел! – Кевин держит в руках ее голову. Глаза закрыты, она без сознания.
К нам подбегают Курт, Ной и Ева. Вылезает водитель, который что-то нам объясняет в панике, уговаривая, что девушку надо срочно в больницу. Кевин озадаченно оглядывается.
- Это Нью-Йорк. А нам нужно сейчас в Саббат, - Ева полна решимости, хотя видно, что напугана не меньше. Пока мы решаем что делать, Курт и Ной разбираются с водителем: двойная доза магии для смертного.
- Кевин, увеличь мою силу. Хочу, чтобы люди прекратили смотреть! – Я оглядываюсь на словах Евы и вижу толпу зевак. Кевин посылает мощный заряд сил в сторону Валльде, так что даже я, находясь в стороне, его чувствую его. Ева начинает шептать магические слова в сторону смертных, попутно рисуя рядом с нами знаки для отвода глаз. И вот один за другим люди начинают отходить, и толпа расходится, не замечая нас.
- Кевин, увеличь и мою силу, - прошу младшего Ганна, который положил голову девушки себе на колени. – Хочу узнать степень повреждений.
Тот кивает, и дар течет огромной дозой магии в мою кровь, я чувствую мощный прилив сил, будто стал Атлантом. Только главное не мешкать, скоро это ощущение кончится. И я концентрируюсь на Мелани, накрыв ладонью ее яремную впадину, и пытаюсь сканировать ее тело. Синяки, ушибы, ссадины, они на поверхности зудят и ноют, иду вглубь… Вроде бы ничего не повреждено… Да, все цело. Кроме одного: яркой вспышкой горит ребро справа.
- Перелом ребра…
Я переношу руки на голову Мел и пытаюсь сосредоточиться. Это очень сложно. Мозг человека - очень сложная система. Я никак не могу понять: сотрясение это, ушиб мозга или просто шишка… И через мгновение понимаю:
- Кажется, ничего серьезного… Просто легкое сотрясение.
- Всё это - ерунда. Нам нужно в Саббат! А там мы узнаем конкретно, что с ней, – Ева начинает паниковать и злиться, ведь магия отвода глаз скоро прекратит действовать.
- Уходим! – это уже Курт обращается к нам. Тем временем Ной мысленно управляет водителем такси и заставляет его сесть в машину, и уезжать. Сегодня этот таксист продрыхнет всю ночь, как убитый, и не вспомнит, что сбил девушку. Обычная реакция смертного на большую дозу магии.
Я подбираю Мелани и беру на руки, ощущая практически невесомость тела – какая же она худенькая! -, осторожно, чтобы не повредить еще больше ребро, уношу с улицы. Все это напоминает, как я нашел ее среди завалов, слабо подающую признаки жизни. Тогда Мелани была Химерой, тогда была вся поломана и разбита, так что любое прикосновение к ней отзывалось адской болью. Тогда я был уверен, что несу труп, что у девушки нет шансов выжить, что ее бросили свои же сестры. Мной тогда двигала жалость и человечность, и ничего больше.
Сейчас все повторяется - правда, сломано лишь одно ребро, а я переживаю так, как будто от этого зависит моя жизнь.
Кевин посылает Ною мощные приливы магических сил, чтобы тот защищал нас и чтобы люди не видели, как идет группа молодых людей и один из них несет девушку без сознания в одной ночной сорочке.
Обратно мы возвращаемся тем же путём: переулок, дом, прыжки с заклятием левитации, крыша с проклятым мной ограждением, дверь на чердак, которая для нас еще и вход в подземелья Саббата.
Войдя в темноту и холод замка, мы почувствовали неприятную тревогу.
- Как вы думаете, гости уже уехали? – Ева зажгла факел, чтобы не идти в темноте.
Курт с Кевином тем временем подбирали наши рясы Инквизиторов - официальные наряды для суда, которые мы снимали, когда погнались за Мел. Они жутко неудобны для передвижения из-за грубой холщовой ткани, которая путается в ногах при беге.
- Думаю, что да. Реджина с Артуром , наверное, все объяснили и успокоили их.
Мы вышли на улицу, чувствуя тишину и темноту Саббата, в отличие от гомона Нью-Йорка: только скрип и звяканье запирающейся Ноем двери от подземелья, да звуки сверчка. Мелани на моих руках еле слышно застонала, а ее ресницы начали подрагивать, как крылья бабочки. Кажется, она приходит в сознание.
Войдя в замок, мы увидели спешащих навстречу нам Реджину и Артура. И вопросы, словно выстрелы, зазвучали по пути к комнате Мел:
- Что с ней?
- Попала под машину. Перелом ребра и ушиб головы.
- Инквизиторы уехали?
- Да. Я им сказала, что она новая смертная служанка, еще не успевшая стать Доверенным лицом.
- Что будем делать с ней?
- Стирать снова ей память? Это безумие! Она от настоящей амнезии не отошла, а тут мы еще!
- Думаю, нам стоит рассказать.
- Ну, да, учитывая, что мы хотим сделать ее Инквизитором…
Мы всей толпой вошли в ее комнату. Кровать была разобрана и смята, сохраняя все еще тепло и запах тела Мелани; видно, что девушка, спала перед тем, как спуститься в подземелья. Интересно, что заставило ее это сделать, что привлекло внимание?
Положив Мелани, мы стали наблюдать.
Реджина взяла ее за руку, пытаясь проникнуть в сознание.
- Она приходит в себя…
Минута, и вот она открывает свои глаза. Мы застыли в ожидании. Может, сейчас она всё вспомнила, и знак Химеры проявится с минуты на минуту?
Мелани обводит комнату взглядом и видит нас. Я вижу опасение и недоверие нам. Чувствую, как болит у нее голова и ребро, которое напоминает о себе на каждом вдохе. А еще куча синяков и шишек.
И вот взгляд останавливается на мне, и ее зрачок ширится от страха. Меня режет осознание, что Мелани теперь меня боится.
- Рэйнольд, выйди! – голос Реджины суров - приказ Светоча не обсуждается. – Выйдите все.
И мы все выходим за дверь, оставив Мелани наедине с Артуром и Реджиной.

- Артур сделает свое дело, - не знаю, кому говорит Кевин сейчас: себе или нам. Мы сидим в гостиной в ожидании вердикта. Все также одетые. У меня на руках куски грязи от пожарной лестницы, в груди непонятная темнота от свершившегося. Я все еще безнадежно влюблен.
- Надеюсь, Артур не превратит ее в зомби. - Ева выглядит крайне уставшей, постоянно борется с зевотой и прикладывается к плечу Кевина. Курт и Ной ушли к себе в комнаты переодеться и принять быстро душ, но еще не ложились спать: тоже ждут вердикта. Вполне, возможно, что сегодня придется сжечь Мелани, если она стала Химерой.
- Я однажды видел, как Артур развернул стаю Химер и заставил драться друг с другом. И всё было подано так, будто они сами дошли до решения поубивать друг друга. – Зевота Евы передалась и мне, и я от усталости тру глаза.
Артур невероятно сильный Светоч-Инквизитор. Он обратная сторона Реджины. За его дар любой политик и диктатор отдал бы душу, потому что Артур умеет вложить свою мысль в вашу голову, он достиг такого мастерства, что вы сами не узнаете, что на вас воздействовали. А еще этот колдун может сделать из вас «зомби»: он выпотрошит мозги, уберет все ваши мысли, и вы будете слушаться только его. Поэтому Артура не любят в Сенате. Боятся. Кому понравится держать человека, который будет управлять вами, а вы даже не догадаетесь? Да и сам Артур не стремится к власти, она ему никогда не нужна была, довольствуется жизнью, будучи братом и вторым Светочем Саббата, оставив всю власть Реджине.
Мы слышим стук каблуков Реджины и более тихие, мягкие шаги Артура.
Они входят, а мы замираем в ожидании приговора. Особенно я. Меня словно скручивает в комок нервов, ожидая невидимого удара: либо будет больно, либо кулак судьбы промахнется.
- Она уснула. – Бесстрастный металлический голос Реджины. Иногда, кажется, что она сама сделана из металла. – Девочка сильно напугана. Мелани видела, как сожгли ведьму. Артур успокоил ее. С помощью Ноя мы показали отрывки прошлого с Химерами, чтобы знала, кто была та женщина.
- Может, стоило сказать, что всё ей приснилось? – Ева озабоченно смотрит на Реджину, и я мысленно соглашаюсь. Наверное, было бы проще внушить, что всё увиденное - плохой сон.
- Зачем? Рано или поздно ей все равно пришлось бы узнать эту сторону мира. – Артур проходит и садится в кресло. Я же, наоборот, усидеть не могу:
- Что говорит? Как она?
- Реджина сказала ведь, девочка напугана. – Артур удивленно вскидывает брови, глядя на меня.
- Ее надо в больницу , - Кевин впервые подает неуверенный голос за весь вечер. Я неприятно удивлен его безынициативностью, и, вообще, раздражает его бесполезность: будто не он влюблен в эту девушку, будто не он накануне звал на свидание, будто не в него она влюблена. Ведет себя как слабак, бесхребетная мямля, а не Инквизитор. Вместо того, чтобы помочь мне ее уговаривать на крыше, он молча наблюдал за моими жалкими попытками.
Бесит.
- Нет, не надо. Я подлатала ее заклинанием sanitatum*. Должно помочь. Повреждения не особо сильные…
И я снова обращаюсь к Мелани: ее боль не столь сильная, некоторые ушибы рассасываются, но сломанное ребро продолжает ныть.
- С этой минуты ей нужен тот, кто всё завтра объяснит.
- В смысле всё?
- А что вы хотите? Сказали «альфа», теперь идите до «омеги». – Реджина закуривает сигарету, без мундштука она смотрится просто, без лоска. Делает глубокую затяжку и выдыхает клубы дыма. – Если честно, я давно ждала этого момента. Видно, он наступил. Кто-то из вас должен стать ее учителем.
- Предлагаю Кевина или Еву. - Я устало сел на диван, чувствуя себя вымотанным. Пусть Кевин объясняет всё, тем более, эти двое друг другу нравятся. Или Ева, которая очень сдружилась с Мелани. Думаю, она отлично ей объяснит.
- Нет, Рэй. Это будешь ты, - Реджина говорит тихо и вкрадчиво, обращаясь ко мне и прочитав все мои мысли. – Это была полностью твоя идея, тебе её и воплощать. Тем более, учитывая твой опыт и нелюбовь к Химерам, ты сделаешь из Мелани оружие для Инквизиции. Понятно?
Мне не нравится это. Я борюсь со своими чувствами к ней. А это будет лишь мешать. Я и так Ноя достал, прося воспроизводить моменты с Химерами из моего прошлого, чтобы помнить и осознавать, откуда пришла Мелани.
- Меня не интересует, что ты чувствуешь к ней. Если надо, я Ноя привяжу к тебе, но обучать девочку будешь ты. И еще, ты не будешь говорить ей, кто она такая и от кого пришла. Думаю, это ты понимаешь?
- Да.
- Вот и отлично, завтра приступишь.
Она резко встает и выходит, стуча каблуками и уводя за собой Артура. Мы молчим.
Я прячу глаза, боясь взглянуть на Еву и Кевина, чтобы не выдать свое отчаяние. Я не хочу быть учителем Мелани.
- Я пошел спать, - не поднимая глаз, выхожу из комнаты, чувствуя себя разбитым и… поверженным? Пока шел к себе, задержался на мгновение у ее двери. Захотелось войти туда и увидеть девушку. Но не позволил себе. В последний раз мое желание увидеть Мелани закончилось несдержанным поцелуем на чердаке и прыжком с крыши под названием «я влюбился». И вот мои попытки спастись становятся бесполезными… Понадобится очень много силы воли и терпения, чтобы остаться живым после этого прыжка.
Примечания:
*sanitatum - (лат.)исцеление
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.