Sabbatum. Инквизиция 255

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Мистика, Детектив, Экшн (action), Даркфик, Мифические существа, Учебные заведения
Размер:
Макси, 275 страниц, 42 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За неповторимый мир Саббатума!» от Alethe
«Шикарная и чувственная работа!» от destrigo
«Замечательному автору за всё!» от Kovpak
Описание:
В больничной палате, где лежит потерявшая память после аварии девушка с новым выдуманным именем Мелани, появляется таинственная гостья. Она приглашает лишённую прошлого девушку на работу в некую частную школу. Предложение не менее странное, чем она сама. Однако Мелани даже не подозревает, какие странности ждут её дальше. Костры Инквизиции, Ведьмы, Колдуны и Химеры — Мелани увидит зловещую изнанку нашего мира.

Приглашаем вас к прочтению трилогии Sabbatum - в самый эпицентр Инициированного мира

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка: http://radikall.com/images/2014/06/24/hx7M.jpg

Группа в контакте http://vk.com/ffsabbatum

Книги по порядку:
1."Sabbatum. Инквизиция "* - http://ficbook.net/readfic/2051109
2."Sabbatum. Химеры" - http://ficbook.net/readfic/2295036
3."Sabbatum. Сенат" - https://ficbook.net/readfic/2741381
4."Sabbatum. Начало" - https://ficbook.net/readfic/3640230

*Книга отредактирована профессиональным редактором АСТ

Если сделаю больно

27 июня 2014, 11:59
Проснувшись, я, к своему ужасу, помнила всё. Ну почему то, что не хочу, сохраняется в памяти, а то, что надо, утеряно где-то в черноте?
Как я вообще смогла заснуть? Удивительно просто, несмотря на ощущение, что сон был подобен коме. И также больно после пробуждения.
Вчера я разговаривала с Артуром и Реджиной, открыв для себя жестокую правду этого мира, что помимо простых людей существуют другие…
Что мир намного жестче и страшнее, чем потеря памяти, чем грязные домогательства толстого Джея и ожирение Рози, чем простая спокойная смерть Салем и пощечина Клаусснера.
Артур вчера сказал, что сожжение той женщины было нужно, что она Химера… Сразу вереницей закружились те воспоминания, которые Артур показал мне; я видела его глазами страшные вещи, что творят эти Химеры, как убивают людей без сожаления, как умерщвляют младенцев, как обращаются к демонам, становясь их слугами. И все это ради чего? Ради чего, я спрашиваю?
Артур назвался Инквизитором. Они все тут Инквизиторы. Неужели они - те самые средневековые судьи, что сжигали еретиков и ведьм на костре? Я не знаю людей, которым доверяла - это больно и страшно.
Мой мозг разрывается между тем, что было, и тем, что сейчас стало. Не могу так… Мне нужно всё понять и узнать. Они вчера обещали.
Хныча от боли в боку, я решила встать и пойти в ванную. Моя вся правая сторона тела ныла. Подойдя к зеркалу, скинула с себя грязную после преследования ночную сорочку и обомлела: с правой стороны всё было одним лилово-кровавым синяком. В дверь постучали, я даже не успела поднять ночнушку, чтобы накинуть на голое тело, как дверь без спроса открылась и в проеме показалась Ева.
При виде моих синяков её лицо исказила гримаса боли, а я поспешила поднять сорочку и прикрыться, правда, с огромным трудом и вскриком.
- Мелани, прости меня, - Ева смотрела так виновато, будто это она меня кинула под колеса того такси. Это было так обезоруживающе, что ненавидеть и винить я ее не могла, поэтому стала разглядывать свои босые ноги, которые тоже были в царапинах и синяках.
- Мне нужно в душ. Я грязная.
- Ты теперь будешь меня ненавидеть? Считаешь меня монстром? – Ева озвучила вопрос, который сама постоянно задавала. Подняв глаза, встретилась с ее серо-голубыми глазами, в которых стояла мольба и мука. В этот момент я нашла ответ на эти вопросы:
- Нет. Не смогу тебя ненавидеть. И монстром не считаю… - Она улыбнулась мне и прошептала «спасибо». - Я хочу в душ.
- Я тебя подожду. Можно? - Я кивнула, и Ева прошла в комнату, сев на кровать, и тут же вид у неё стал обеспокоенный и серьезный. – Знаешь, я лучше тебе принесу лекарства от синяков. Они просто ужасны! Заодно отдам твою сорочку в стирку и попрошу горничную поменять постельное белье. Хорошо?
- Хорошо. – Я улыбнулась ей. Пускай Ева - монстр и участвовала в сожжении той ведьмы, но она искренне заботилась обо мне.

Душ принимать было мучительно больно. Некоторые движения я не смогла сделать из-за пронизывающей все тело острой боли и, кажется, у меня сломано ребро. Поэтому все мои движения были медлительными и заторможенными, как у дряхлой старухи. Я не вышла из ванной, а выползла. Ева обеспокоенно подскочила ко мне, протягивая таблетки на ладони.
- Возьми, это уменьшит боль.
Проглотив таблетки, я стала одеваться с помощью Евы. Выбор пал на платье с юбкой до пола и серую толстовку, которые полностью закрывали мое побитое тело и не стесняли в движениях. Выглядела я экзотично, хотя мне было все равно. Главное - удобство: одежда будто обволакивала мое лиловое от синяков тело.
- Ева, объясни мне, что происходит? Кто вы? - спросила я, и Ева стушевалась. Ее тоже мучило ожидание необходимости открыть правду.
- А что тебе сказал Артур?
- Что вы Инквизиторы. А вчера сожгли ведьму.
- Да, - глухо подтвердила она.
- Вы меня тоже сожжете, как ненужного свидетеля?
- Что? – Изумление Евы было неподдельным. – Глупости! Тебя никто сжигать не будет. – После паузы ее голос стал более напряженным. - Ты поэтому вчера чуть не прыгнула с крыши?
- Ну…да. - Она застонала в ответ, закатывая глаза. – Что? Откуда я могла знать, что вы меня не убьете?
- Так, Мелани, давай прервемся и пойдем завтракать. Все внизу только и ждут тебя, беспокоятся, что ты совершишь что-то необдуманное, не услышав объяснений. Тебе Артур обещал всё объяснить?
- Да.
- Мы обещание сдержим. Но сначала поесть. Такое лучше выслушивать на сытый желудок. – Она схватила меня за руку и потянула на выход.
Внутри все скручивало от страха. Я боялась увидеть всех, но больше всего – Рэйнольда, потому что перед глазами так и мелькали воспоминания: умоляющий взгляд на крыше и подсвеченное зеленоватым светом бесстрастное лицо. Как можно быть и убийцей, и столь беззащитным?
Пока мы шли до столовой, я накрутила себя до абсурдной паники. Но, войдя в помещение, поняла, что не одна переживаю: впервые при моем появлении все внезапно встали со своих мест и замерли в ожидании.
Артур жестом пригласил пройти на свое место:
- Мелани, мы беспокоимся о тебе. Как ты себя чувствуешь?
- Спасибо, хорошо. - Вежливая ложь, в то время как тело стонало от любого движения.
- Наверное, тебе хочется узнать поподробнее о произошедшем и как следует разобраться. Мы с тобой вчера славно поговорили, и я обещал тебе дать разъяснения. – Голос Артура успокаивал и придавал уверенности. – Так вот, эту честь я предоставляю Рэю.
Я кинула взгляд на Оденкирка, который при звуках своего имени весь подсобрался и напрягся, смотря куда-то вдаль.
- Он после завтрака с удовольствием тебе расскажет всё, о чем ты захочешь узнать о нас.
Судя по виду Рэя, предстоящее объяснение его не радовало. Если честно, я сама была не в восторге от идеи, что именно с ним придется разговаривать, но возразить не смела.
Завтрак прошел в тишине, в атмосфере летал страх: я боялась их, они боялись моей реакции, поэтому постоянно видела вежливые улыбки. Ева специально поменялась с Ноем местами и сидела рядом со мной, а напротив, как всегда, ненавязчиво ухаживал Кевин, предлагая разные блюда со стола и подливая в стакан сока. Все было бы идеально, если бы они так не старались ради того, чтобы я не закричала от ужаса и не кинулась в полицию или же не проткнула себе шею вилкой. Хотя осознавала, что выберу скорее вилку, чем полицию.
По окончании завтрака, все снова встали с мест и вместо того, чтобы гурьбой покинуть столовую, остановились в ожидании. Тут же зазвучал голос Артура.
- Рэйнольд, Мелани, может, вам стоит прогуляться? На улице стоит чудесная погода.
Я кинула испуганный взгляд на Рэйнольда. Мне не нравится идея оказаться наедине с ним, вдруг он убьет меня, вдруг считает, что мне не стоит ничего объяснять? Но, кажется, мое лицо выдало все мысли, что Реджина всплеснула руками и с горячностью заверила:
- Мелани, милая, он тебя пальцем не тронет! Клянусь тебе своим именем. Просто Рэйнольд лучше, чем остальные, сможет ответить на многие вопросы. – Реджина смотрела на меня умоляюще, будто бы говорила: «Ну, ради бога, доверься». – Идите, пройдитесь до озера, обсудите всё.
Я неуверенно взглянула на Оденкирка, словно почувствовала, что он сам меня боится.
Ну что же, выбор у меня не велик. Так почему бы не прогуляться, если смогу дойти…

Мы молча вышли из Саббата. Солнце заливало двор замка, будто вчера через него не вели женщину, которую сожгли потом в подземельях.
- Думаю, ты со своей ногой и боком вряд ли дойдёшь до озера…
Он пытался не смотреть мне в глаза, а я удивилась его проницательности.
Ведь Рэй толком на меня не смотрел, к сожалению.
- Я действительно далеко не уйду. Больно очень. Впрочем, с утра было хуже.
- Дальше будет лучше. Боль утихает. На тебе очень быстро всё заживает.
Я ухмыльнулась в ответ на его тираду: сколько самоуверенности.
- В больнице тоже удивлялись, как быстро все на мне заживает.
- Тогда, может, на чердаки пойдем? – Он прямо посмотрел в мои глаза и в них словно зажегся огонь. На чердаки идти не хотелось, потому что я все еще помнила вкус его поцелуя, никак не перебиваемый медом Кевина. Это место просто будет сбивать меня с мыслей. А мне нужна ясность.
- Нет. Я не пойду. Может, в классы или в библиотеку?
Он обернулся на Саббат, размышляя над моим предложением.
- Нет, я не хочу в классы. Могут подслушивать, мешать. Никого не хочу видеть.
- Почему никого не хочешь видеть? – И снова мысль закралась: «А вдруг он сделает мне больно?». Как бы мне хотелось ему всецело доверять. Но я не могла, что-то внутри мешало сделать это.
Рэйнольд выдержал паузу, после чего посмотрел мне в глаза, так что внутри все затрепетало от его взгляда, и тихо произнес с долей издевки:
- Почему? А вдруг я еще раз захочу тебя поцеловать? Не хочу потом ссориться с Кевином по этому поводу.
- Так значит, ты мне не сделаешь больно? – Вопрос сам вырвался и звучал очень по-детски, что вызвало искреннюю улыбку у Рэя.
- Запомни, Мелани, если я сделаю тебе больно, то сделаю и себе. Тем более я Реджине обещал.
Это прозвучало больше, чем просто шутка или слова, которые ничего не стоят. Наверное, мне все же стоит ему довериться.
- Звучит обнадеживающе. Тогда веди, куда хочешь.
- Ну, раз куда хочешь, пошли в подземелья. Я покажу тебе одно красивое место в Китае.
- Что? – рассмеялась я. – Ты вчера там сжег женщину! Думаешь, меня туда затащишь? Да и Китай?.. Как это возможно?
- Ну, ты же вчера была в Нью-Йорке. Так почему бы не Китай?
Действительно, почему бы не Китай? Япония? Канада?
- А на Луну у вас хода через Саббат нет? А то вы облегчили бы долю космонавтов.
Он рассмеялся самым чудесным смехом, став еще прекрасней без своей вечной серьезности.
- Увы, на Луну хода нет. А вот в Китай есть. Пойдем. Если хочешь знать всё, ты должна разрушить привычную систему физических законов и увидеть это самое «всё».
Он спустился со ступенек крыльца и бодро пошел к подземельям, я же плелась, превозмогая боль. Рэй, открыв подземелья, терпеливо дождался меня и взмахом руки пригласил внутрь. И снова воспоминания ночи волной накрыли меня, нагоняя страх и панику.
Почувствовав мою неуверенность, когда я топталась на месте возле входа, не смея туда войти, Рэйнольд легко взял меня за руку; от этого прикосновения кровь по жилам побежала быстрее.
- Не бойся. Всё будет хорошо. Я тебя не обижу, - сказал он тихо и проникновенно, с обычной своей серьезностью, глядя мне в глаза. И я доверилась. Нельзя долго не верить глазам цвета грозы. Рано или поздно сдашься.
Он медленно и терпеливо помог мне спуститься, после чего включил фонарик и повел меня. Сквозняк, как и ночью, гулом и стоном носился по коридорам, нагоняя жути в этом не очень дружелюбном месте.
Мы шли до развилки и свернули в тот коридор, который я выбрала по ошибке, спасаясь бегством. Он был полон обычных деревянных дверей с табличками, на которых были выгравированы цифры.
- Что это за цифры?
- Долгота и широта.
- И ты знаешь, куда они все ведут?
- Нет. Я знаю лишь те двери, которые мне нужны... Нам сюда!
Уж не знаю, как он определил, но я бы никогда не запомнила дверь на глаз: она ничем не отличалась и была одной среди множества.
Рэйнольд открыл дверь и посторонился, пропуская меня вперед. Оттуда веяло чем-то мягким, свежим и легким.
Мы вошли. Как и тогда, там была еще одна дверь, открыв ее, я обомлела: передо мной простиралась чистейшая водная гладь, буйство зелени и величавость гор.
Я была посередине озера на плавучем деревянном домике, который действительно выглядел китайским с изогнутой крышей и зеленой черепицей. Вокруг меня были горы с лесистыми подножиями.
- Где мы?
- В Китае. Район Сычуань. Здесь потрясающие горные озера. Это одно из них, самое маленькое и самое далекое от цивилизации. Зимой здесь потрясающе красиво: вода замерзает, и по льду можно дойти до берега.
Забыв про боль, я обошла дом вокруг. Поразительно! Яркость красок, восхитительная свежесть воздуха, пение птиц и потрясающая синева озера, которое зеркалом отражало горы, поросшие зеленью лесов. Наверное, так выглядит рай.
Я рассмеялась, позабыв все на свете. Это чудо!
- Как это возможно? Это магия?
- Да, магия. - Он улыбался, наблюдая, как я верчусь на месте, ошеломленная окружающей красотой. Рэйнольд облокотился на перила и стал смотреть на берег с ветвистыми деревьями, похожих на зонты: они раскинули свою листву, не давая увидеть, что находится под ними.
Он выглядел расслабленным, спокойным, будто это место забрало всю нервозность.
- Обожаю сюда приходить. Здесь хорошо думается.
- Неудивительно, - я смело подошла к нему и облокотилась на перила рядом, тоже уставившись на берег.
- А здесь кто-то живет?
- Нет. Старик один жил, вроде монаха, но он умер лет шесть назад.
- Он был один из вас? – Рэйнольд посмотрел на меня, обратив внимание, как я аккуратно спросила, намекая, что пора открыть мне правду.
- Да, он тоже был Инквизитором.
- А кто такие Инквизиторы?
Тяжелый вздох послышался в тишине среди пения птиц и легкого плеска воды о борта плавучего дома.
- Есть люди – простые смертные. А есть люди со способностями - маги, колдуны, ведьмы, экстрасенсы, медиумы, и так далее.
- Вроде Терезы Капуто?
Он снова рассмеялся надо мной. И чем она всем не нравится-то?
- Да, вроде нее. Эти люди очень тонко чувствуют мир материальный и духовный, назовем так. А есть другие, они словно концентрат этих экстрасенсов и медиумов, они рождаются со сверхспособностями. Мы их называем "инициированные".
- Типа людей-икс?
- Я смотрю, ты время не теряла!
- А чем еще заняться в больнице, когда ни писать, ни читать не умеешь. - Меня задела его реплика. – Мне же надо на что-то опираться, чтобы понять тебя!
- Я не против! Только не обижайся, - он, смеясь, поднял руки в знак капитуляции.- Итак, похожи мы на людей-икс? Да, чем-то похожи. Так как у каждого из нас есть свой неповторимый дар, своя способность. Но мы не люди-икс. Мы ведьмы и колдуны. Мы чувствуем незримые нити этого мира, на наши слова откликается природа. Это у нас в крови.
- У вас есть заклинания?
- Да, есть. Много разных: на латыни, на романских языках, на славянских, символы, знаки, руны – это всё есть в нашем арсенале. Мы произносим их и природа откликается.
Ага. Я мысленно пыталась переварить сказанное: то есть Рэй - это сочетание Гарри Поттера и Икс-менов. Мой мозг сразу разразился кучей вопросов: а что это за способности? А есть ли они у Рэя? А пользуются они волшебными палочками? А метла? Они летают на метлах?
Но всё это было не то, всё это было вокруг да около.
- А почему Артур назвал вас Инквизиторами? Они же жгли ведьм. Вы сжигаете своих?
- Всё не так просто. Как я уже сказал, на земле существуют инициированные, люди с дарами. Нас мало, потому что инициированные рождаются редко и при определенных условиях.
- Условиях?
- Да. Инициированные рождаются парами в обычных семьях. Это могут быть брат с сестрой, сестры, братья, близнецы или двойняшки.
- Теперь понятно, почему в Саббате так много братьев и сестер.
- Да. И это еще не всё. Разница в возрасте между, допустим, братом и сестрой не должна превышать семь лет. Инициированные рождаются обычными смертными, пока кто-то из них не достигнет тринадцати лет. Обычно в этом возрасте наблюдается всплеск дара. Инициированных находят специальные люди, мы их зовем Поисковики. Они находят инициированных и забирают детей в школу.
- Забирают? А родители как же?
- Многие родители отдают, потому что уверены, что их дети получат самое лучшее образование в зарубежных школах мира. Поверь, Поисковики очень грамотные люди! Все родители рано или поздно отдают своих детей. Редко когда попадаются упрямые.
- Обалдеть! Будто кража яиц.
Он снова рассмеялся. Видно сегодня я просто в ударе, раз постоянно веселю его.
- Никогда не думал про это. Может, ты и права.
- Итак, инициированных забирают. А дальше Саббат?
- Нет. Инициированных помещают в школы, которые мы зовем Началом. Там они проводят от года до трех лет. Все зависит от того, как скоро они самоопределятся. На Начале к ним ходят разные маги, колдуны, развивают их дары. Обычно в школе находится не больше четырех учеников.
Рэй внезапно замолчал, будто вспомнил что-то. Наверное, годы, проведенные в Начале. А ведь если верить ему, то у него, наверное, есть брат. Неужели существует кто-то похожий на него? Невозможно представить...
- А дальше происходит самоопределение. - Фраза была брошена, как камень в воду, словно вырвана из груди Рэя: слишком много горечи и какой-то озлобленности, будто рядом пёс прорычал.
- А что это значит? – Я вновь напряглась, чувствуя вновь пришедшую нервозность. Он начал ногтем отколупывать краску с деревянных перил.
- Самоопределение - это когда инициированный решает, что ему ближе: желание жить по правилам или вседозволенность, выбрать путь силы воли или отдаваться своим страстям, быть Дорианом Греем или не быть им… Так инициированные делятся на Химер и Инквизиторов. Иногда бывает, что брат идет в Инквизиторы, а сестра в Химеры. И в любой момент может случиться, что брату придется убивать свою сестру…
То, как это было сказано, не составляло сомнений, что всё это личное. Неужели у Рэя сестра пошла к Химерам?
- Вы ведете войну с ними?
- Войну? Нет.
- А как же борьба добра и зла?
- Нет, ты действительно насмотрелась фильмов. – Он снова посмотрел на меня, но в этот раз не вскользь, а словно любовался лицом. Я почувствовала удушающий прилив стеснения.
- А кто вы тогда?
- Скорее, старая добрая история про полицейских и бандитов. Химеры нарушают законы, мы их ловим и наказываем.
- У вас есть законы?
- А как же? Без законов действительно была бы война. И тогда смешалось бы всё: ведьмы и колдуны. Мы все одной крови.
- И много законов этих? За что вы сжигаете Химер?
- Законов немного, но они строгие. Главных закона всего три. - Он начал загибать пальцы, при этом объясняя. – Первый закон – Immunitatem. Ты не должен из-за личной неприязни или мести трогать семью своего врага: родителей, других братьев или сестер, жену, детей… Если они смертные.
- Справедливо. Но почему?
- Потому что они обычные. Они не смогут защититься магией. Ты смертная. Я могу сейчас легко заставить тебя прыгнуть в воду, станцевать чечетку или поцеловать меня.
- Я смотрю, идея поцеловать меня тебя не отпускает, - буркнула, сама втайне подумав, что заставлять меня магией не нужно, пусть лучше сам поцелует. От этих мыслей мои щеки начали гореть огнем. Он лишь улыбнулся и снова начал смотреть на зелень берега. – А какие еще два правила?
- Второй закон – это закон Равновесия. Наверное, самый главный в нашем мира. Мы обязаны держать все в равновесии: Химер и Инквизиторов должно быть приблизительно поровну. Даже наши дары природой задуманы равносильно. Китайцы мудрые люди, они поймали это равновесие в знаке инь и янь. Вот и все инициированные – это инь и янь.
- А третий закон?
- Третий закон – закон Справедливости. Его часто задвигают на второй план, когда дело касается закона Равновесия.
- То есть?
- Не бери в голову. Просто эта сторона закона не нравится никому. Все равно найдутся обиженные.
- Ясно. А еще есть какие-нибудь законы?
- Ну… Нельзя подталкивать к продаже души несовершеннолетних и помогать им в этом. Вообще нельзя до совершеннолетия продавать душу дьяволу.
- Что? Ты серьезно?
- Да. Вполне. Я никому не советую даже думать об этом, не то, что продавать.
- А это возможно? – Он воззрился на меня с явным беспокойством, пытаясь понять причину моего вопроса. – Я имею в виду, что не побегу закладывать душу. Просто… зачем это делают вообще?
- Силы, деньги, магия - причины разные бывают. Демоны - что-то вроде сферы услуг: позвони, и тебе предоставят любой твой заказ, только цена слишком высокая. Еще у нас нельзя идти против Сената.
- Против кого?
- Против Сената. Это высшая власть. Если мы - полицейские, Химеры – бандиты, то Сенат – это высший судебный орган. Именно он отдает приказы на поимку преступников, обвиняет и карает, правда, нашими руками. Что ты вчера и видела, к сожалению.
- А за что судили ту женщину?
- Мария убила трех смертных, продала душу, прибегала к запрещенным заклинаниям, которые украла у Сената, а это очень серьезно. Этой магией могут пользоваться лишь те, кто работает в Сенате – Архивариусы, Старейшины и Поисковики. Остальным нельзя.
Я чувствовала, что моя голова сейчас лопнет. Оказывается, помимо Химер и Инквизиторов, ещё существует Сенат с кучей непонятных мне людей. Всё становится запутанней и запутанней. Я поежилась от мысли о том, во что вляпалась.
- Ты продрогла? На, возьми мою куртку, - не удосужившись услышать мой ответ, Рэй снял куртку и накинул на меня, а сам остался в синей рубашке, из-под которой выглядывал край майки. Запах его тела окутал меня, напомнив об объятиях на чердаке. Я завернулась в куртку и ощутила тепло, будто сам Рэйнольд обнял.
- Хорошо. Спасибо.
- Может, тебе что-то непонятно? Ты спрашивай.
- Я немного не поняла насчет Сената. Ну да ладно. А что за дары у вас? Они у всех Инквизиторов? А у тебя есть дар? А какой?
Он рассмеялся на эту череду вопросов.
- Мелани, ты как ребенок!
- Я не ребенок!
- Я знаю. Просто эта твоя наивность …
- Что? Договаривай.
- Обезоруживает.
Он посмотрел мне прямо в глаза, и в следующий миг во рту пересохло, и я забыла как дышать. Рэй чуть подался вперед, его зрачки расширились, а губы приоткрылись, будто он хотел меня поцеловать, но в следующее мгновение Рэй отвернулся и продолжил говорить:
- Да. У меня есть дар. У всех в Саббате есть дар. Как я говорил, мы все инь и янь. У каждого брата и сестры есть способности, и они противоположны друг другу. Например, если один умеет управлять огнем, то второй будет управлять холодом. Бывают немного другие противоположности: кто-то обладает физическим даром, а кто-то психическим. Кто-то умеет заставлять говорить, а кто-то вкладывает мысли. Так или иначе, получается противоположность, равновесие. Правда, с годами и практикой дары могут развиться так, что они становятся сильно не похожи на начальные способности брата или сестры. Понятно?
- Нет. - Он закатил глаза, пытаясь найти слова, чтобы доступней объяснить. – Я поняла про равновесие и противоположности. Но трудно без примеров…
- Хорошо. Возьмем, например, Валльде. – На знакомой фамилии я напряглась. – Ной умеет читать прошлое человека и развил способность до того, что умеет передавать чужие воспоминания кому-то одному, а Ева способна видеть будущее, правда, у нее проблемы с даром; она не до конца научилась им управлять, в отличие от брата, который уже учится передавать чужие воспоминания не только одному человеку, а уже двоим.
- Так вот что было вчера, - я задумчиво произнесла, вспоминая, как Артур передавал те страшные видения, это были его воспоминания, транслируемые через Ноя. – А Ной может посмотреть мое прошлое? Может мне его показать?
- Ты про амнезию? – Я кивнула. – Нет, амнезия – это физические проблемы. Ной может показывать тебе лишь то, что ты помнишь. Возможно, если он будет развивать свой дар в сторону борьбы с амнезией, то может быть. Но ему сейчас не это важно. Он пытается расшириться, как я уже объяснял. Свой дар развивать очень сложно и долго, поэтому Химеры не любят корпеть над ним… Им проще обратиться к демонам и получить все сразу, заложив свою душу.
- А остальные? Какие имеют дары?
- Ганны имеют редкие дары, но тоже проблема с развитием. Курт – умеет лишать дара любого инициированного, превращая того в простого смертного. Кевин – наоборот, увеличивает чью-то силу. Поэтому он, в основном, не участвует в охоте на ведьм, обычно помогает нам на периферии, увеличивая наши силы в разы.
- Хелмаки?
- Реджина умеет читать мысли, а Артур управляет чужим сознанием.
- Так вот в чем дело! Оказывается, Реджина читает мысли. А я-то думала: у меня что, все на лице написано?
- У тебя и вправду все на лице написано, - засмеялся он, а я закатила глаза.
- А Артур, получается, управлял мной вчера?
- Ммм… Не совсем. Я думаю, он просто успокоил тебя, поэтому после магии ты проспала как убитая несколько часов кряду. Обычная реакция смертной на любое магическое воздействие.
- Потрясающе просто. Я теперь еще буду сомневаться в своих мыслях…
- Успокойся, не всё так страшно. Артур редко пользуется своим даром, а вот с Реджиной аккуратней. Не вздумай мысленно критиковать ее новые туфли. - Теперь моя очередь была смеяться. – Еще у нас есть Стефан, он управляет физическими потребностями человека: может тебя выключить, будто ты не спал несколько дней, может заставить есть, когда ты сыт, хотя будешь чувствовать себя невероятно голодным. Он, кстати, это проделал с тобой в первый же день. Помнишь?
Я сразу вспомнила, как не могла наесться супом, пока Артур его не окликнул. Вот ведь засранец!
- А я думала тогда, что слишком устала и поэтому потеряла самоконтроль.
- О, да! Поверь, Стефан талантлив в этом. Он может сделать и наоборот, так что ты не уснешь, когда на самом деле будешь валиться с ног от усталости, и быть сытой, когда ты голодна. А еще он может довести женщину до оргазма, не прикоснувшись к ней.
Рэй с вызовом посмотрел на меня, я видела, как плясали бесята в его темно-серых глазах.
- Рекомендуешь?
- Не советую, - он состроил жалостную мину. – Ева тебя разорвет на кусочки из-за него.
- Ясно. А ты? Какой дар у тебя?
- Боль.
- Что?
- Мой дар – это чужая боль. Я эмпат. Чувствую физическую боль других людей. Например, я чувствую, что у тебя на вдохе болит справа четвёртое ребро снизу, что на локте синяк и, когда ты чуть подаешься вперед на перилах, то боль пронзает твою руку, поэтому ты стараешься перенести вес на левую. Но часто забываешься и все равно жмешь на синяк.
Я замерла на вдохе. Ничего пронзительнее не слышала в жизни. Будто мне только что признались в любви. Он знал все о моей боли, лучше, чем я сама, лучше, чем все доктора в мире, вместе взятые. Возможно, поэтому произнес: «Если я сделаю тебе больно, то сделаю и себе». Рэй взаимосвязан с людьми, он сейчас связан со мной.
- Пойдем домой, а то ты продрогла совсем. Да и ветер поднялся. Думаю, в Саббате немного уляжется вся информация в твоей голове. Дай мне свою руку, а то выйти из Саббата ты можешь, а обратно без меня тебе не войти.
- Почему?
- Потому что ты - смертная, а я - колдун. Дверь способна выпускать, но впускает лишь инициированных.
Я окинула взглядом всю красоту озера, горько вздохнув, что нужно уходить из этого рая. Рэйнольд взял меня за руку и повел к двери. Я ощутила тепло его сухой ладони, в которой очень естественно смотрелась моя, будто наши руки созданы друг для друга – вот так просто сцепляться и быть единым целым. «Мелани, ты все больше в него влюбляешься. Оставь… Вряд ли вы будете вместе. Он не для тебя. Слишком красив, слишком шикарен, в нем всё слишком», - это говорил мой разум, в то время как сердце отчаянно протестовало и подавало сигналы SOS.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.