Sabbatum. Инквизиция 255

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Мистика, Детектив, Экшн (action), Даркфик, Мифические существа, Учебные заведения
Размер:
Макси, 275 страниц, 42 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За неповторимый мир Саббатума!» от Alethe
«Шикарная и чувственная работа!» от destrigo
«Замечательному автору за всё!» от Kovpak
Описание:
В больничной палате, где лежит потерявшая память после аварии девушка с новым выдуманным именем Мелани, появляется таинственная гостья. Она приглашает лишённую прошлого девушку на работу в некую частную школу. Предложение не менее странное, чем она сама. Однако Мелани даже не подозревает, какие странности ждут её дальше. Костры Инквизиции, Ведьмы, Колдуны и Химеры — Мелани увидит зловещую изнанку нашего мира.

Приглашаем вас к прочтению трилогии Sabbatum - в самый эпицентр Инициированного мира

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка: http://radikall.com/images/2014/06/24/hx7M.jpg

Группа в контакте http://vk.com/ffsabbatum

Книги по порядку:
1."Sabbatum. Инквизиция "* - http://ficbook.net/readfic/2051109
2."Sabbatum. Химеры" - http://ficbook.net/readfic/2295036
3."Sabbatum. Сенат" - https://ficbook.net/readfic/2741381
4."Sabbatum. Начало" - https://ficbook.net/readfic/3640230

*Книга отредактирована профессиональным редактором АСТ

И снова на круги своя

4 июля 2014, 12:43
После Стоунхеджа всё снова возвращается на круги своя. Мелани, какая же ты глупая! Зачем поверила в собственные фантазии? Он не хочет тебя, ты ему не нужна. Рэйнольд четко это продемонстрировал, наигравшись вволю с тобой.
И то, что он отключил сознание именно в момент поцелуя, говорит о том, что вовсе ему не понравилось то, что было на чердаке. Что тот импульс останется случайностью. Всё это игра в кошки-мышки. Насладился моментом, когда увидел, что я в него влюблена и желаю его, а потом – раз! – и отключил сознание.
Рэй снова ведет себя холодно и отстранено. Этим никого не удивишь. Снова Ева уверяет меня, что он не ненавидит. Только теперь мне ещё больнее. Я пытаюсь игнорировать его всеми возможными способами, а он даже не пытается сломать лед отчуждения между нами. Все снова вернулось на круги своя. А ведь никто так и не в курсе, что Сьюзи считает меня его девушкой, что мы целовались на чердаке, что он касался меня… И я не спорю. Не рассказываю. Стараюсь зачеркнуть это, оставив в прошлом.
Кевин пытается побыть наедине со мной - прячусь или не даю шансов. Впрочем, это не столь часто происходит, так как я полностью погружаюсь в учебу, в полной мере ощутив, что это такое - нехватка времени. Утро начинается с приезда мистера Уолша, где мучаюсь над английским языком. Мистер Уолш удивляется каждый раз, ведь я первая ученица с амнезией: если математику я знаю хорошо, то грамотность у меня никакая, и я сейчас говорю не об умении писать. Мистер Уолш постоянно поражается моим грубым ошибкам, обзывая меня "варваром английской грамматики".
После мистера Уолша наступает перерыв, в течение которого я прихожу в себя и готовлюсь к встрече с Рэем. Оденкирк приходит всегда холодно, гордо и отстранёно, принося с собой морозы Антарктики в мое сердце. Кай, завидуй! У тебя нашелся достойный соперник. Снежная королева была бы в восторге от Оденкирка. Бесшумно проникая в класс, он выдает новую порцию книг с выделенными параграфами, после чего отводит меня в тот самый домик на озере в Китае. Собственно, это я сама ему предложила, чтобы отводил меня туда и оставлял, потому что в первый же день занятий в класс ввалился Кевин и всячески мешал своим флиртом.
Оденкирк как раз вошел в тот момент, когда Кевин держал мою книгу, высоко подняв на вытянутой руке, а я, как собачка, прыгала, пытаясь отобрать ее, под смех Ганна и возгласы: «Один поцелуй - и отдам!».
Так проходит одна неделя, заканчивает свой круг вторая. Мои познания расширяются в области истории Инквизиции, правил, травничества, латыни. Передо мной открываются многие закрытые до этого двери Саббата. Замок не хочет открывать свои секреты сразу, поэтому он всё еще сопротивляется, выдавая мне порционно свои тайны. Так одна из комнат сделана исключительно для спиритических сеансов, другая - с кучей карт таро, рун, оракулов, третья - пустая с непонятными знаками и надписями по всем стенам, потолку и полу.
Каждый вечер ко мне приходит Ева и практикует интуицию: она выкладывает три карты на пол рубашками вверх, а я должна сказать, что это за карты.
- Ничего не получается!- хныкаю я. – Я все время промахиваюсь. Может, вы ошиблись? Может, я простая смертная? Никакая не инициированная!
- Успокойся, Мелани, все получится. Да, ты сейчас смертная, и нет, мы не ошиблись. Просто твой дар спит, нужно время.
- А можно как-нибудь его разбудить? Заклинание какое-нибудь, обряд?
- Можно. Только для этого тебе придется раздеться донага и выпить чашу человеческой крови, быть порезанной ритуальным ножом и заклать тринадцать животных.
- Нет, мне этот вариант не нравится. - Я брезгливо сморщилась, представив все это.
- Вот и хорошо. Это темная магия, а она ничего хорошего никогда не приносила. Поэтому сиди, жди и трудись над собой. Эта? – Она поднимает пальцами карту, рубашкой ко мне. Я подношу ладонь и пытаюсь понять, что это.
- Маг? Нет, жрица!
- Не угадала, четверка кубков. – Она откидывает к моим ногам четверку с грустной девушкой на ней. Я подавлена.
Мы сидим по-турецки у меня на кровати, я только что из ванной; волосы мокрыми космами разметались у меня по спине.
- Расскажи мне, ты быстро получила Знак?
- Да, у нас с Ноем это произошло очень быстро.После двух месяцев пребывания на Начале. Многие учителя были удивлены скоростью, но так бывает. Вообще, инициация у каждого проходит по-своему. Есть, конечно, определенные сроки, но они усредненные. Эта? - И снова перед глазами возникает карта.
- Ммм... Двойка посохов.
- Нет. Вот теперь был Маг.
- Черт! - Карта летит к четверке кубков. - А Начало, оно какое? Как Саббат?
- Нет. Когда Поисковики находят инициированных детей, то определяют их в какую-нибудь семью. Это могут быть просто смертные - Доверенные или родители таких же инициированных. Так или иначе, детей помещают в другую семью. Инициированные ходят в обычную школу, а из нашего мира к ним ходят учителя, которые состоят из Инквизиторов, Химер и Архивариусов. Каждый учитель объясняет какие-то простые принципы, законы, пытается привлечь ребенка на свою сторону.
- Привлечь на свою сторону? А разве это законно? Ну, я имею в виду, это же нарушает Равновесие и «мой выбор имеет одно лицо».
- А вот за этим следят Архивариусы, чтобы не было со стороны преподавателей колдовства, подкупа и любимчиков.
Я попыталась представить, каково это - очутиться в другой домашней обстановке, ходить в обычную школу, общаться с учителями. При этом у тебя есть сестра или брат…
- Наверное, для детей это, как приключение.
- Для детей это ад! Каждый хочет смыться с Начала побыстрее, молясь, чтобы знак проявился и тогда быть точно определенным к другим. Эта?
- Мир.
- Угадала!
- Ура! - Я хлопаю от радости: получилось! - А почему ад?
- Потому что Архивариусы не отличаются гумманизмом. Они специально стравливают детей, находят обычные школы для смертных похуже, чтобы дети испытали на своей шкуре унижение, драки от сверстников и прочее…
Я была в шоке от услышанного.
- Зачем?
- Через испытания быстрее обретается знак. Дети - это ходячая свора первобытных инстинктов, они самые жестокие существа на земле. Поэтому, подвергая испытаниям инициированных, Архивариусы уже примерно видят, кто перед ним – будущая Химера или Инквизитор.
- Это ужасно.
Меня пробрала дрожь от услышанного. Неужели все проходили через это?
- И не говори. Начало реально испытывает на прочность: либо ты поддаешься и становишься зверем, травя всех, либо наоборот - защищаешься и отстаиваешь свои принципы.
- Стефан сейчас на Начале? – спросила я тихо. Ева чуть напряглась, но не показала виду.
- Да. Он там.
- Странное наказание…
- Ничуть, - фыркнула она и, схватив колоду, начала тасовать ее.
- Ты однажды сказала, что там воспоминания его, которые он должен принять...
- Это его личное. Если ты имеешь в виду: связано ли это с отношением других детей к нему? То да, связано. Ему просто надо понять, что каждый делает решение самостоятельно, у каждого выбор имеет…
- Одно лицо, - закончила я мысль Евы.
- Точно!
- Он учит детей на Начале?
- Ага, учитель Стефан Клаусснер, - произнесла Ева, смакуя каждое слово и обольстительно улыбаясь. Я не сдерживаюсь и смеюсь:
- Из твоих уст это звучит как-то злорадно.
Ева заразительно смеется в ответ.
- Он просто ненавидит детей! Ты лучше скажи, что у тебя с Кевином происходит?
- А что у меня с ним?
- Помнится, вы хотели идти с ним на свидание?
- И пойдем. Завтра он ведет меня в какой-то клуб.
- Тебе он нравится? – Ева улыбается так, будто требует больше интимных подробностей.
- Нравится. С ним весело и легко. – Ева кивает, будто что-то знает больше. Это настораживает. – Что?
- Ты реально влюблена. Это видно по тебе.
- Кажется, чтение мыслей - это обязанность Реджины.
Подруга смеется, убирая выбившийся локон за ухо.
- Расскажи мне лучше про Рэя. – Я произношу то, что мучит меня, замечая, как сердце сжимается при имени моего тирана. Хочу понять Оденкирка, почему ведет так себя.
- Тему хочешь сменить? - Ева по-своему растолковывает мой тон, внезапно ставший тихим и настороженным. - Ладно. Что тебя интересует?
- Где его комната? – Это, конечно, не то, что я хотела спросить, но за пару месяцев я так и не разобралась. Знаю, где спит Ной, Ева, Кевин. Иногда ловлю себя на мысли, что, может быть, Оденкирк вообще здесь не живет: может, по ночам он превращается в оборотня и рыщет по округе в поисках бедных девушек вроде меня.
Наверное, у меня такое выражение лица, что Ева смеется надо мной.
- У тебя вид такой, будто ты держишь нож под подушкой, чтобы от него защищаться. Не беспокойся, Рэйнольд парень нормальный, добрый, просто у него плохо получается быть милым с девушками. Мириам всегда ругала его за то, что он слишком хладнокровен.
- Мириам? – Второй раз слышу это имя в связи с Рэйнольдом. Чувствую, как ревность волной поднимается во мне. – Это его девушка?
- Нет, сестра.
Откровение становится неожиданным. Вот она, загадка - вторая половина Оденкирка.
- А где она?
- Умерла пять лет назад. - Судя по тому, каким тоном это было произнесено, Ева любила сестру Рэя и ей больно вспоминать.
- Что с ней случилось? – Я была неумолима, внутренне ругаясь на себя за излишнее навязчивое любопытство.
- Полиция нашла ее в отеле Ливерпуля с перерезанным горлом, закрыв дело, как суицид.
Ева при этом кивала головой, показывая, что все это чушь.
- Она не убивала себя… - я произношу то, что думает подруга.
- Химеры убили ее. Кто-то воздействовал на нее, и она сама себе перерезала горло выломанным лезвием от одноразового бритвенного станка. Мириам никогда бы не убила себя. Это было невозможно!
- Почему?
- Мириам слишком любила жизнь и верила в добро. Ее все любили, она излучала уют, тепло, любовь, радость. Ее невозможно было не любить. А Химеры взяли и убили ее.
В комнате повисла гробовая тишина. У меня столько вопросов крутились в голове каруселью, но все их страшно было озвучивать.
- Она была старше Рэя или младше?
- Старше на два года. Но она всегда его опекала и беспокоилась о нем, как о младшем братике. Оба держались друг за друга. Даже у нас с Ноем нет такой связи, какая была у них.
- А какой у нее дар был? Если Рэй ощущает боль, она ощущала радость?
- Не ощущала, а давала. Она могла успокоить человека, дать понять, что он не одинок, любим. Все тянулись к ней, как к свету. Это было потрясающе.
Я пыталась представить ее, но не могла. Образ холодного, вечно собранного, серьезного и печального Рэйнольда никак не помогал для создания образа его сестры. На мгновение мне стало его жалко…
- Поэтому он такой?
- Какой?
- Серьезный и печальный.
- Он всегда был таким. Мириам единственная, кто могла его расшевелить. Она очень переживала, что он ни разу не влюблялся за свою жизнь.
- Ни разу? – Отчего-то мое сердце бешено застучало. Истинный Кай!
- Неа. Даже мой чопорный Ной и то сох по одной девчонке. А уж Ноя поразить - девушке надо сильно постараться.
Я изумилась: представить Ноя влюбленным не удавалось. У меня сегодня большие проблемы с воображением!
Заметив мой озадаченный вид, Ева рассмеялась.
- Да-да, я тоже была поражена, что у Ноя Валльде есть сердце, а не вычислительно-аналитическая машина. - Ева громко вздыхает и кидает взгляд на часы, которые показывают полдвеннадцатого ночи. - Ладно, пойду спать, уже поздно.
Собрав карты таро в единую колоду и положив их в коробку, она желает мне спокойной ночи и выпархивает из моей комнаты, взмахнув золотом своих волос.
Я остаюсь одна, пытаясь отвлечься от мыслей и расслабиться. Иначе бессонная ночь с размышлением о Начале, Мириам и Оденкирке будет обеспечена вместе с большими синяками под глазами. А они мне ни к чему.

***
Приказ Светоча не обсуждается. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Ослушание равносильно сумасшествию.
- Рэйнольд, подойди ко мне, дело есть. – Голос Реджины отзывается в моей крови. Я нехотя откладываю книгу с куском текста, который дам завтра прочитать Мел, и, выйдя из комнаты, наталкиваюсь в коридоре на Еву, покидающую комнату Мелани с колодой таро в руке.
- Цыганка-гадалка, картишки не раскинешь? На любовь, на деньги, на семью? – Не могу устоять, чтобы не съязвить. Ева улыбается, будто мне сейчас сердце вырвет. Я жду ответного сарказма и дожидаюсь:
- Вот не зря люди говорят: не упоминай имя колдуна на ночь - обязательно откликнется!
Ее реплика заставляет мое сердце дернуться. Они говорили с Мел обо мне?
- Так вы гадали на меня? И что они сказали? Я судьба твоя или Мелани?
- Очень смешно, Рэй. - Почему-то мне не радостно, что Ева считает невозможным, чтобы я был с Мелани. – Хотя девушка влюблена.
На долю секунды возникает ощущение, будто меня сбросили с высоты, хотя все еще улыбаюсь Еве. Но она продолжает, и я разбиваюсь о свои же надежды и романтические мечты.
- Но не в тебя. Тебя она боится.
- Боится? - Как интересно.
- Да. Пафос и отчужденность, случаем, не прилагались к твоим рубашкам вместе с запонками?
Я смеюсь.
- Я? Пафосен?
- Да. Ты. Тебя можно переименовать в «мистер Вселенная». Это дополнит образ.
Снова смеюсь. Какая нелепость!
- Я не такой!
- Знаю. Но другие люди думают именно так. А Мелани хорошая, просто дай ей шанс. Забудь, кем она была.
Я отвернулся, чтобы Ева не смогла прочесть меня, потому что уже давно безотчетно влюблен в Мелани. И если все считают, что я продолжаю ее игнорировать, как сноб, из-за того, что Мел была Химерой, то не хочется разрушать этот миф. Пусть продолжают так думать. Мистер Вселенная, так значит мистер Вселенная. О моих чувствах знают лишь двое: Реджина и Стефан. Даже Мелани сомневается во мне… Черт!
- И ты говоришь, она влюблена. Я так понимаю, в Кевина?
- Да. А что? Они очень милые.
- Она сама так сказала? Или карты?
- По ней это видно!
Вот как, значит. По ней видно. Что же видят остальные, чего не вижу я?
Мое сердце выдает громкие злобные удары, превращая кровь в горящую лаву из ревности.
- Я бы Кевину не доверял. Если он ее бросит, то, боюсь, разбитое сердце девушки сослужит плохую службу при инициации.
- Нет. У них все серьезно. Скажу по секрету, Кевин завтра зовет ее на свидание в клуб. Сколько помню себя, он никогда так долго не добивался девушки, тем более Кевин и свидание – это вообще две несовместимые вещи.
Ева удивленно смотрит, поражаясь этому факту. И я согласен. Кевин еще никого не звал на свидание. Обычно этот паренек менял девчонок, как перчатки, не задерживая внимание на какой-то одной. Я же почему-то чувствовал себя преданным. Огромная злость разлилась по телу на нее: влюбленно смотрит, почти целует на парковке, - или все это колдовство? А, не важно! – а сама сбегает на свидание с другим. Что же ты чувствуешь, Мел? Кого ты любишь? Кого ты хочешь?
- И что это за клуб?
Ева удивленно поднимает на меня глаза. Наверное, нервозность стала неконтролируема и была слышна в моем голосе.
- Не знаю. А тебе зачем? – Но тут же увидел, как ее озарила мысль. – Ты хочешь идти с ними?
Отвожу глаза – я только что выдал себя с головой.
- Неужели ты не доверяешь Мел? Неужели ты думаешь, что она снова станет Химерой и прибьет Кевина прямо там в клубе?
Не такой ответ я ожидал услышать! Ева сама дала мне путь к отступлению.
- А если она вспомнит? Музыка, яркий свет – все это действует на психику. Она может всё вспомнить, понять, что мы дурачили ее и просто убить Кева.
Ева закатывает глаза с громким вздохом безнадежности.
- Оденкирк, ты неисправим. Всё. Хватит. Я спать!
Она обходит меня и направляется в свою комнату. Я же стою весь взвинченный. И мне в таком состоянии сейчас идти к Светочу, который читает мысли! Класс! Потрясающе.
Оставь это, Рэй. Хочет идти в клуб с Кевином, пускай идет. Она не для тебя. Она - наше оружие.
Думай лучше о Реджине и о том, чего она хочет от тебя.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.