Sabbatum. Инквизиция 246

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Мистика, Детектив, Экшн (action), Даркфик, Мифические существа, Учебные заведения
Размер:
Макси, 276 страниц, 43 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За неповторимый мир Саббатума!» от Alethe
«Шикарная и чувственная работа!» от КуcAka
«Замечательному автору за всё!» от Kovpak
Описание:
В больничной палате, где лежит потерявшая память после аварии девушка с новым выдуманным именем Мелани, появляется таинственная гостья. Она приглашает лишённую прошлого девушку на работу в некую частную школу. Предложение не менее странное, чем она сама. Однако Мелани даже не подозревает, какие странности ждут её дальше. Костры Инквизиции, Ведьмы, Колдуны и Химеры — Мелани увидит зловещую изнанку нашего мира.

Приглашаем вас к прочтению трилогии Sabbatum - в самый эпицентр Инициированного мира

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка: http://radikall.com/images/2014/06/24/hx7M.jpg

Группа в контакте http://vk.com/ffsabbatum

Книги по порядку:
1."Sabbatum. Инквизиция "* - http://ficbook.net/readfic/2051109
2."Sabbatum. Химеры" - http://ficbook.net/readfic/2295036
3."Sabbatum. Сенат" - https://ficbook.net/readfic/2741381
4."Sabbatum. Начало" - https://ficbook.net/readfic/3640230

*Книга отредактирована профессиональным редактором АСТ

Кровь взывает к крови

10 июля 2014, 23:10
Женщина беснуется. Она покрывается вся символами и знаками, которые оставили Химеры. Я держу распятие на ней, которое обжигает ей тело, а мне руки. Она визжит и кричит.
Ева монотонно громко читает молитву Льва XIII.
Domine, exaudi orationem meam.
Et clamor meus ad te veniat.*
Я слышу грохот и крики ада. Пол дрожит, лампа над нами качается, и свет постоянно мерцает с противным трескающим звуком: того и гляди, лампочка не выдержит скачков и взорвется.
Мы боремся за душу и жизнь женщины. К нам ползут тени бесов, почуявшие нашу с Евой магию крови.
И я начинаю читать защитную - Инквизиторскую молитву, просящую защитить "дарованных по неволе". Шум усиливается, слышны крики и ругань демонов.
Тряска невообразимая, будто сейчас дом рухнет вместе с нами, с потолка осыпается пыль, снопы искр вылетают из проводки. Пахнет серой и разлагающимися трупами.
И Ева произносит «Te rogamus, audi nos»*.
Всё кончается оглушительно резко. Тишина падает на нас, воздух становится чище, и в комнате заметно светлеет. Ещё мгновение - и до нас доносятся посторонние звуки из других квартир и с улицы за окном.
Женщина оседает в кресле и тяжело, с хрипом дышит.
Я смотрю, как рубцуются на ее теле раны, заживают синяки, цвет лица приобретает здоровый оттенок.
- Думаю, пора пригласить Архивариуса, чтобы позвал Чистильщика.
Так мы именуем людей, делающих уборку после нашей работы. Обычно это провинившиеся Инквизиторы, которые не достаточно провинились для костра, но и безнаказанно разгуливать не могут.
Ева достает из куртки бумагу, переданную Реджиной, где внизу написано имя Архивариуса.
- Сделаешь? – Ева кивает в ответ. – Я пойду посмотрю, как Мел.
Я выхожу из зала в коридор, ожидая увидеть напуганную до чертиков девушку. Но ее там нет.
Это приводит в недоумение.
- Мелани? – В этот момент кто-то стучится в дверь. Я с облегчением иду открывать. Девушка так испугалась, что вышла из квартиры. Что ж, я понимаю! Зрелище не для слабонервных. Но, открыв дверь, сталкиваюсь с женщиной Архивариусом.
- Добрый день! Вызывали? Я официально представляю Сенат по этому делу, можете обращаться ко мне, как к самому Сенату.
Стандартная форма обращения, но я нечленораздельно мычу в ответ и указываю рукой на зал, чтобы она проходила. Женщина стуча каблуками и с кейсом в руках проходит в квартиру и исчезает в зале, оттуда доносится голос Евы. Я же в недоумении выглядываю в общий коридор – за дверью пусто. Мне это уже не нравится.
- Мел? – Я тихо зову, чтобы Архивариус не услышал, и не пришлось объяснять лишнего. Смотрю по углам, понимая, что это глупо, но не нахожу. Сердце сковывает ледяной ужас, отдаваясь звоном в ушах. Иду в спальню и вижу нашу сумку. Девушки нет. Я расшвыриваю ногой тряпье, хоть и глупо предполагать, что она могла как-то оказаться под ним без сознания.
- Мелли, - это даже не шепот, а моя молитва, чтобы она откликнулась. И тут я замечаю, что стекла возле рамы странно лежат, словно их кто-то разгреб для более безопасного подхода к пустой раме. Я поднимаю ладонь и ощущаю легкий сквозняк, идущий от каркаса бывшего зеркала.
Во мне все умерло разом. Рама – это портал, который создан для одного прохода, и его только что закрыли.
- Рэй? Ты нашел Мелани? – Голос Евы слышится за моей спиной. – Ты что?
- Они утащили её…
Мой голос дрожит от испуга. Я сам не понимаю до конца, что говорю: кто они, почему утащили, но знаю точно - Мелани в опасности. И, возможно, уже мертва.
Ева подходит ко мне, стекло неприятно хрустит под ее ногами.
Я оборачиваюсь и словно вижу свое отражение – девушка напугана не меньше.
- Patefacio! – Ева направляет разряд в зеркало, но заклинание не срабатывает.
Мы пробуем оба воздействовать, однако наша магия разлетается дымом.
- Бесполезно! Это бесполезно. – Я лихорадочно начинаю соображать, вцепившись в свои волосы.
- Может, к Архивариусу обратимся? – Ева кивает на соседнюю комнату, в которой уже, наверное, Архивариус и Чистильщик занимаются одержимой. На мгновение идея кажется спасением. Но тут же меркнет.
- Нельзя, Архивариус тогда запросит ее личность и почему мы позволили смертной присутствовать при обряде!
Ева в панике сжимает кулаки и смотрит на пустую раму в поисках идей. Решение приходит мгновенно обоим.
- Нам нужно в Саббат!
- А там совершим заклинание Поиска на какой-нибудь вещи Мел.
Мы резко срываемся, прихватив сумку, и несемся по Ливерпулю обратно в замок. Всю дорогу в голове вертится по замкнутому кругу: как же мы не услышали Мелани, ведь, наверное, она звала на помощь? Как допустили ее пропажу? Лишь бы она была жива, Господи, лишь бы была жива!

Мы вваливаемся в Саббат грозным предзнаменованием беды. Все срываются с мест по приказу Реджины, которая слышит ужас в наших мыслях.
- Кевин, неси иглы!
- Курт, открой комнату для поиска!
Реджина раздает приказы, словно полководец во время боя. Мы с Евой и остальными просто врываемся, как захватчики, в комнату любимой. Запах ее спальни до боли знаком, что еще сильнее усиливает боль и ужас, разрывающие меня на части. Это паника. Это мой мир темноты и страха, где те, кого я люблю, уходят резко и неожиданно.
- Вот! Щетка для волос. – Ева выходит из ванны и держит в руках расческу с темно-русыми волосками. – Должно хватить.
- Заклинание Поиска на волосах? – Это плохо… Этого мало.
- Знаю, мало. У нас тут еще найдется что-нибудь. Пока можем отталкиваться от этого.
Все понимают, что заклинание Поиска Смертного достаточно долгое и не очень точное, есть возможность промахнуться. Но выбор не велик.
- Может, ведьмин огонь?
- Кевин! Она не инициированная еще! Она еще не определилась! – Ева всплёскивает руками. Я согласен, идиотское предложение.
Хотя.
Озарение приходит моментально, подобно лучам, пронизывающим насквозь. Ведьмин огонь! Ну, конечно же! Это заклинание работает на крови хищника.
Но есть подобное для смертных, которое во сто крат сильнее простого Поиска. Для этого нужно опробовать кровь искомого смертного. А я однажды опробовал… Самый сладкий поцелуй моей жизни и самый спасительный.
- Я, кажется, знаю, как найти Мелани! – шепчу я возбужденно, и, ликуя: если оно сработает, мы найдем Мелани за считанные секунды. Ева смотрит на меня выжидающе, как и все остальные. Я мысленно прошу Бога, чтобы сработало. Ведь времени с поцелуя прошло немало, кровь Мел давно исчезла из моего организма, но ее магия, энергия должны ещё дремать во мне.
- Кровь взывает к крови. Плоть взывает к крови. Я, испивший её, прошу – откликнись, укажи знак, дай услышать звук хозяина твоего. Укажи мне место.
И магия вихрем поднимается во мне. Я сначала слышу слабые отголоски Мелани в себе, ее тихую, мягкую энергию, которая разгорается подобно огню.
Я открываю глаза и вижу обалдевших Еву, Кевина и Курта.
- Твою мать, Оденкирк. Мне даже страшно спрашивать, при каких обстоятельствах ты пробовал кровь Мелани… – Ева смотрит на меня, как на незнакомца, с некой долей шока и ужаса. А мне радостно, что заклинание сработало. Будь сейчас Мел хоть на девятом кругу ада, я найду ее и там. Найду и вытащу.
- Иглы. - Я чувствую, как мне в руку ложится коробка с иглами. Энергия Мелани, как ластящаяся мягкая кошка, она вьется вокруг моей энергии, ласкает, будто сама девушка меня обнимает. Ну, не может она быть ко мне равнодушной! Слишком нежно. Слишком влюбленно.
Мелли, потерпи чуток. Я найду тебя.
Я всегда тебя найду, даже если ты сама сбежишь от меня, я всегда буду знать, где ты, просто буду рядом. Позволю уйти, но не отпущу до конца.
Класс для поиска представляет собой огромную карту мира с черным полом, чтобы писать мелом на нем.
Я достаю иглу, закрываю глаза и концентрируюсь на энергии любимой, и игла острой стрелой взмывает и пришпиливается к карте.
Слышу, как кто-то спешит посмотреть, куда попала.
- Германия! Мюнхен!
Курт выкрикивает местоположение Мел.
Звук выдвигаемых ящиков и шорох листов.
- Вот! – Реджина стелет у моих ног карту города. – Надеюсь, не новостройки… Карты старые. Пора менять.
Я снова закрываю глаза и посылаю иглу.
- Улица Байерштрассе, где-то между домами 70-77.
Я открываю глаза. Реджина смотрит серьезно:
- Сможешь найти?
- Да.
Я уверен на сто процентов.
- Помощь нужна?
- Нет. Мы с Евой справимся.
Реджина кивает.
- Если что – зовите.
- Я с вами! – Кевин стоит, сжав кулаки. Вот кто уж точно там не нужен будет, так это он.
- Нет. Останешься здесь. Если что - отсюда поможешь даром.
И я, не слушая его уговоры, кидаюсь с Евой к подземельям. Там нас ждет Ной с поясами Инквизиторов, собственноручно сложенными для нас.

Мюнхен. Мы потеряли около часа с исчезновения Мелани. Но я слышу ее зов, ее энергию, а это значит, что она жива. В городе нам не нужны никакие компасы, карты и навигаторы, я сам знаю куда идти: чем ближе к Мелани тем сильнее ее энергия, тем отчетливее слышу мольбу и страх – с ней творится что-то страшное. Я стал магнитом. Я стал одной фразой, которая превратилась в заклинание: «Я иду. Иду. Потерпи».
Добравшись до Байерштрассе, мы с Евой остановились. Сигнал шел сильный, яркий. Вдохнув и закрыв глаза, я пошел на зов Мелани. Дом стоял чуть в глубине, пять этажей и цветочные клумбы.
- Сюда! – Я рванул; дверь в подъезд уже была открыта. Влетев по ступеням, гонимый зовом крови Мел, я вбежал в нужную квартиру. И на меня накатила волна боли под ребром. Мелани ранена.
- Мелани! – заорал я, наплевав на безопасность, вытаскивая из-за пояса силки. Ворвавшись в гостиную, замер в ужасе. Все самое страшное сбывалось в доли секунды у меня на глазах.
Я Н И Ч Е Г О Н Е М О Г С Д Е Л А Т Ь
Только закричать имя убийцы.
- Стефан! Нет! – но Клаусснер уже занес кинжал над лежащей на полу Мелани и резко опускает его, целясь ей в живот. Глухой хлюпающий звук, будто раздавили помидор под ботинком, нож пронзает что-то, и на тело Мелани льется кровь, много крови. Меня пронзает боль, где горло. Мне кажется, это я умираю. Но через мгновение осознаю, что Стефан убил не Мелани. Теперь на теле Мел проявляется другой человек: кто-то лежит на ней и именно он заливает кровью девушку.
Не веря своим глазам, я падаю на колени, держась за сердце, которое болезненно отходит от пережитого ужаса.
- Стеф, - голос Евы вырывает Клаусснера от созерцания, как расползается темная бурая жидкость по полу. Я беру себя в руки и на подкашивающихся ногах подхожу к Мелани.
Ева кидается в объятия любимого. Стефан стискивает ее и тут же мычит от боли. Вот кто был ранен. Но мне всё равно. У меня своя боль, мне нужно знать другое. Мужчина с перерезанным горлом валяется грузом на еле дышащей Мел, залитой его кровью. Я скидываю его, вызывая еще большой отток крови, который чуть ли не фонтаном брызжет в лицо.
Мелани без сознания, волосы разметались по полу, рубашка и джинсы в крови. Поднимаю худое тело и перетаскиваю её к себе на колени, трогаю лоб, чтобы понять, что с ней. Но отмечаю с облегчением, что дыхание ровное и спокойное.
- Что здесь произошло? – Ева озвучивает вопрос, который мучает и меня тоже. – Ты откуда здесь?
- Донесли ученики, что здесь творится что-то нехорошее, решил заглянуть от лица Инквизиторов. – Стефан обнимает прильнувшую к нему Еву. – Этот, - он пнул тело мужчины, - совершал тут шабаш по превращению Инквизитора в Химеру. Я ошалел, когда увидел, кого тот пытался превратить. Завязалась драка с ним. Этот колдун, чертово отродье, имел дар невидимости. Сука, ранил меня. Прости, Рэй, что не успел рассказать всё это, пока резал ему горло. А теперь ваша очередь. Откуда вы и она здесь?
- Мы проводили обряд экзорцизма, а там был портал. Вот Мелани и утащили. – Ева осматривает рану Стефана, поглядывая странно на меня, держащего в объятиях Мелани. Мне не до объяснений перед ней, мой мозг работает, словно компьютер, складывая один к одному:
- По ходу экзорцизм - это был предлог, приманка для Инквизиторов… Им нужен был кто-то из нас, чтобы сделать своим…
- Но зачем? – Ева не знает той правды, которую знаю я, благодаря Реджине.
- Химеры ищут Мелани всеми способами. Они знают, что она жива. Но не знают, как ее найти из-за амнезии и смертности.
В комнате повисает всеобщая тишина, потому что каждый осознает, какой промах совершили Химеры и что чуть не случилось.
- Ладно. – Ева включает режим шведской хладнокровности. – А что мы будем делать с мертвым колдуном? Стефан не может представить его убийство Сенату, потому что тогда придется им рассказать про Мелани. Получается, он только что совершил преступление.
- Отлично! Теперь мне грозит костер! - Клаусснер смеется отчаянным смехом.
- Успокойся, пожалуйста. - Ева гладит его лицо, а тот смотрит на нее, как на ангела. – Мы что-нибудь придумаем.
- Ева, вызови Ноя, заберите Мелани в Саббат. А нам со Стефаном придется тут прибраться…
Я оглядываю комнату: в принципе, надо только избавиться от крови и тела, плюс пару заклинаний очистки.
- Рэй, нет, я вас не оставлю.
- Ева, детка, доверься нам. – Стефан горячо целует возлюбленную, запутываясь своими кровавыми руками в пшеничных волосах Валльде. И кажется, он ее убедил.
- Хорошо. – Ева кидает на меня странный хмурый взгляд и выходит из комнаты. Я слышу, как она зовет брата. Зов крови – самый сильный зов.
- А я смотрю, у тебя всё так же… - Стефан смотрит на меня и улыбается, наверное, обзывает в мыслях идиотом. Я же зарываюсь носом в макушку Мел, вдыхая цветочный аромат девушки, смешанный с неприятным запахом чужой крови и квартиры. После чего заговорил с железной уверенностью, будто давал присягу:
- Она будет Инквизитором, Стеф. Она будет Инквизитором. Кевин увеличивал ее дар, знак проявлялся. Ты понимаешь? Я победил. Она наша. И пусть всё катится к черту, мы выиграли её! Я выиграл!
Примечания:
*Domine, exaudi orationem meam.
Et clamor meus ad te veniat. – (лат. ) «Господи, услышь молитву мою. И вопль мой да придет к Тебе.»
Отрывок из молитвы для обряда экзорцизма Папы Льва XIII.

*Te rogamus, audi nos – (лат.) Молим Тебя, услышь нас.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.