Sabbatum. Инквизиция 251

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Мистика, Детектив, Экшн (action), Даркфик, Мифические существа, Учебные заведения
Размер:
Макси, 275 страниц, 42 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За неповторимый мир Саббатума!» от Alethe
«Шикарная и чувственная работа!» от destrigo
«Замечательному автору за всё!» от Kovpak
Описание:
В больничной палате, где лежит потерявшая память после аварии девушка с новым выдуманным именем Мелани, появляется таинственная гостья. Она приглашает лишённую прошлого девушку на работу в некую частную школу. Предложение не менее странное, чем она сама. Однако Мелани даже не подозревает, какие странности ждут её дальше. Костры Инквизиции, Ведьмы, Колдуны и Химеры — Мелани увидит зловещую изнанку нашего мира.

Приглашаем вас к прочтению трилогии Sabbatum - в самый эпицентр Инициированного мира

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка: http://radikall.com/images/2014/06/24/hx7M.jpg

Группа в контакте http://vk.com/ffsabbatum

Книги по порядку:
1."Sabbatum. Инквизиция "* - http://ficbook.net/readfic/2051109
2."Sabbatum. Химеры" - http://ficbook.net/readfic/2295036
3."Sabbatum. Сенат" - https://ficbook.net/readfic/2741381
4."Sabbatum. Начало" - https://ficbook.net/readfic/3640230

*Книга отредактирована профессиональным редактором АСТ

Сахарок

17 июля 2014, 21:07
Злость достигла апогея в тот момент, когда она позвала его, а он кинулся, расталкивая всех, как будто они давние любовники, даже больше. Если бы меня не задвигали на второй план, если бы Оденкирк взял с собой на поиски Мелани, то сейчас я был бы с ней. Мог ли Рэйнольд все это время завидовать мне, точнее, моему дару? Почему бы и нет? С его эмпатией далеко не уйдешь. Вот и задвигает меня на второй план, показывая свою крутизну.
Мелани явно стала предпочитать его мне. И как я сразу не раскусил его план, ведь схема банальна и проста! А все из-за того, что Рэйнольда Оденкирка все считают этаким неприступным мерзавцем. Девочки тащатся от таких типажей! Вспомнить хотя бы Шэрон,которая косилась в его сторону, и если бы Рэй обратил на нее внимание, ему достаточно было бы пальцем поманить, чтобы та сбежала к нему.
Мелани оказалась очередной дурехой, которая повелась на холодный и мрачный вид Оденкирка. Вот дурак, и я еще Рэю говорил, какая она! Интересно, когда он её вообще заметил? В клубе? Еще чуть-чуть и их можно было запирать в приватной комнате.
А она? Тоже та еще недотрога: Кевин, не надо, не целуй – держала на расстоянии, строила из себя девственницу, в итоге, всю ночь провела с ним в спальне. И пусть хоть тысячу раз мне напомнят про правило Саббата – никакого секса в стенах школы – я не поверю, что они там находились, не касаясь друг друга.

- Кевин, не пора ли показать им, чего ты стоишь? А то еще чуть-чуть - и у тебя отнимут гордость.

Лаура тысячу раз оказалась права. Я стал всеобщим посмешищем, позволив увести свою девушку прямо из-под носа. Вызвать Оденкирка по-мужски поговорить - не выйдет: лишь посмеется, проигнорирует. Я видел краем глаза, как он прошмыгнул с утра в свою комнату: босой, джинсы, майка, весь взъерошенный – его весь вид кричал о том, что он уж точно там не лекции читает Мелани. Остальные тоже хороши: молчат, делают вид, будто ничего не происходит, брат – единственный, кто выразил хоть какое-то сочувствие, скупо потрепав по плечу.

– Тебе не надоело отдавать? Не пора ли научиться получать?

Может, Лаура и воздействовала на меня в клубе, но сейчас ее рядом нет, поэтому вижу, что она права. Меня задвигают на второй план специально.
Сейчас я нахожусь в центре Нью-Йорка, иду куда глаза глядят.
- Эй, красавчик, есть прикурить?
Меня останавливает темнокожая девушка с яркими красными волосами. Длинные открытые ноги в шортах и туфлях на большой платформе, а сверху пушистый полушубок яркого оранжевого цвета. Я улыбаюсь ей и протягиваю свою зажигалку.
- Спасибо! Я Афродита. А тебя как?
Афродита зазывно мне подмигивает, закуривая и сладко затягиваясь сигаретой. Женщина вся блестящая, кажется, что даже ее кофейная кожа лоснится.
- Кевин.
- Ты какой-то грустный, Кевин? Ты знаешь, что в мире подыхает одна фея в конвульсиях от передозировки волшебным порошком, когда такие сладкие мальчики, как ты, грустят? - Я не сдерживаюсь и смеюсь. Афродита тыкает своим длинным золотым ногтем мне в грудь, складывая губы трубочкой. – Правда-правда, сладкий!
Под шубой блестит золотой топ. Несложно догадаться о профессии Афродиты. Сейчас, правда, день, но он уже медленно идет к концу. Я убежал из Саббата где-то в обед, после того, как увидел босого Оденкирка, по-хозяйски шлёпающего из комнаты Мел. После этого ушел гулять по миру.
- И что ты мне предлагаешь, дорогуша?
- Нет! – Афродита жеманно тянет слово. – Нет! Неправильный вопрос! Ты сначала должен сказать, что с тобой? Милый, ты, как сахарок, еще чуть-чуть воды - и растаешь!
- Сахарок? – Меня еще никто так не обзывал.
- А что, ты очень сладкий! Ты посмотри, какая у тебя улыбка! Поверь Афродите, я знаю, такие улыбки даются людям в награду за печаль! Что за печаль у тебя?
- Да знаешь, как и у всех. - Я жму плечами и смотрю в сторону. Эта женщина меня забавляет.
- Девушка бросила?
Она бьет в точку.
- Ну, не то, чтобы девушка, не то, чтобы бросала…
- Сахарок, тебе нужно развлечься! Причём обязательно! Забей на жизнь, забей на неверную. Доверься Афродите! Приходи ко мне в клуб. Я для тебя станцую бесплатно, но это только один раз.
- Что за клуб?
- «Дельфина». Очень клевенький! Он тут недалеко. В двух кварталах отсюда.
- Афродита, но я не могу сегодня. Обещаю прийти как-нибудь потом.
- Обижаешь!
- Честное слово!
- Ой! Да ну тебя. Все вы, твари, одинаковые.
Она обиженно бьёт меня по плечу и отворачивается. Я вижу рядом магазин цветов.
- Стой тут.
Я иду в магазин и покупаю большой букет роз, не скупясь для стриптизерши. После чего выхожу и дарю. Афродита по-детски смешно прыгает на месте, хлопая в ладоши, мелодично звеня браслетами на руках. После чего принимает букет и с громким вздохом вдыхает аромат.
- Сахарок, ты просто мега!
- Афродита, обещаю: зайду потом.
- Ну, ладно. Пока! – Она машет мне ручкой, а я удивляюсь этой странной женщине.
- Эй, сахарок! – кричит она, когда я уже достаточно далеко ушел от нее. – Хочешь, погадаю? У меня бабка экстрасенсом была!
Я смеюсь, забавляясь ситуацией.
- Ну, давай!
- Так вот! Скоро ты влюбишься! Сильно влюбишься, сахарок! Осторожней. Она твоя будет, но голову потеряешь!
- Ты опоздала, Афродита, но спасибо!
- Нет! Не эта. Она всего лишь вторая! Ты влюбишься в первую!
Я ничего не понял из того. Но киваю в знак благодарности, после чего машу рукой. Афродита обнимается с букетом роз и посылает мне воздушный поцелуй.
В кармане я нащупываю нужный мне предмет: визитка Лауры.

Частный приватный клуб «Альвхейм»
Город Amsterdam.
Поисковое слово: «Фрейр»
Ты позабудешься.



Ровно через час, благодаря подземельям Саббата, я оказываюсь в Амстердаме. Городе молодежи, веселья и безбашенных вечеринок Химер.
Я произношу «Фрейр» на заколдованную визитку и иду на зов. Видно, это один из тех клубов, который меняет свои места, чтобы не засветиться у властей, такие точки очень любят Химеры. Хотя, Инквизиторы тоже не прочь потусить в них.
«Альвхейм» громыхал электронной музыкой на Хангбудстраат, глуша напрочь и ввинчиваясь в мозг своими ультрамариновыми лучами. Стиль клуба – хай-тек, по странному контрасту с названием. Возможно, обстановка бывает разной: какое место, такой и дизайн. Вокруг было все белое, но от синих прожекторов горело неоном. Потолок был сделан так, будто на клуб приземлялся корабль НЛО, под лучами которого стояли шесты для гоу-гоу танцовщиц.
Как я и предполагал, воздух вибрировал магией. То и дело вспыхивали энергетические потоки от произнесенных заклинаний. Людей было полно и очень много Химер: яркие, опасные и красивые. Для меня Химеры, как ядовитые цветы: коснись, вдохни аромат и умри.
Здесь находились и Инквизиторы, которые держали лаконичный стиль поведения. Особыми гостями сновали Смертные.
Пройдя к бару, я сел и заказал для разгона пылающую синим огнем самбуку. Я не знал, что тут делать, кого искать, просто был в бешенстве на Оденкирка.
Я нагнулся к бармену и заорал, пытаясь перекричать музыку:
- Лаура Клаусснер здесь?
Обычно бармены тут знают Химер почище любого прожженного Инквизитора. Так и есть: худой мажорный очкарик сразу просёк, о ком я, и знаками дал понять, что ее нет сегодня. Обернувшись к залу, я принялся рассматривать отдыхающих. Девушки были восхитительны, парни завороженно смотрели на своих подруг, которые зажигали танцпол и настроение у всех. Заводные Химерки-конфетки, особенно те, которым исполнилось восемнадцать, дорвавшиеся до свободы суккубы. Если хочешь умереть быстро и от наслаждения – это к ним, пожалуйста. Парней меняют, как перчатки, могут ненароком прибить от ревности или из-за того, что ты недостаточно расточал комплименты.
И все-таки, кого имела ввиду Лаура? Может, пройтись по залу?
Решив оглядеться, я медленно пошел в толпу. Ни одного знакомого лица.
- Кого-то ищешь? – Ко мне подошла блондинка Химера. Игриво провела по моему плечу пальчиком, соблазнительно улыбаясь. Понятно: ищет, с кем бы скоротать вечер. Поэтому не стесняясь, кладу руку ей на бедро, ощущая гладкость ткани на женском теле:
- Может, тебя?
- Инквизитор любит плохих девочек?
И тут меняется музыка на более динамичный ритм. На танцполе происходит какое-то оживление, рядом с нами группа молодых людей дико орёт кому-то: «Танцуй». Невольно оборачиваюсь, ища причину шума, и застываю, не веря своим глазам: на маленьком подиуме с шестом танцует Мелани, громко хохоча и поливая кого-то шампанским сверху. Она словно выпорхнула из «Хамсы» и стала еще лучше и раскованней. Такое же черное платье, яркий макияж, огромные туфли на шпильках.
- Танцуй! – орал какой-то парень, - Ты проиграла!
И она начинает соблазнительно вертеться возле шеста, будто только и делала, что всю жизнь искушала танцем.
- Ты ее знаешь? – Блондинка пытается вернуть внимание к себе, но, наверное, на моем лице все написано, так что, не дождавшись ответа, она отходит от меня. Я же направляюсь к Мелани, будто притягиваемый магнитом.
- Давай, детка! Жги!
Мелани делает неприличные движения с шестом, отчего у парней просто происходит взрыв тестостерона. И тут она замечает меня. Ни капли не смутившись, она продолжает танцевать, притом глядя бесстыдно мне в глаза. Я чувствую, как пересыхает в горле и кровь начинает быстрее бежать. Мелани эротично гладит свое тело и манит пальчиком. Иду, как зомбированный. Еще никогда не видел ее такой. Она смотрит пронзительно, страстно; теперь Мел танцует только для меня. И тут она смеется. Меня словно водой окатывает, потому что голос - не Мелани, хоть и похож.
Девушка спрыгивает с подиума и теперь танцует, извиваясь возле меня. Черт! Это же не Мелани! Это ее сестра! Да еще близнец! От нее пахнет совершенно другими духами, и мне они очень нравятся - манящие, приторно сладкие. Она кладет свои руки мне на плечи, позволяя мне положить свои на бедра, при этом не прекращает делать эротичные движения под ритм музыки. Она кидает взгляд на мое левое запястье, отчего ее улыбка еще сильнее зажигается задором.
- И как зовут господина Инквизитора?
- Сахарок.
И она прыскает со смеха, забыв о танце. Задорно смеюсь вместе с ней. Какая интрига!
- Тогда я твой кофе со сливками! Подсластишь?
Я чувствую, что лед отчуждения сломлен между нами.
- Мы будем, как индейцы друг друга называть, а, Кофе со сливками? Или перейдем на настоящие имена?
- Эй, чувак! – обратился ко мне кто-то из парней-Химер, причём враждебно... – Нехорошо девушку отвлекать от компании.
- Заткнись, Майлс! – грубо прервала его «Мелани». – Не твое собачье дело! Пойдем.
Последнее сказано было мне. Девушка по-хозяйски схватила меня за руку и властно потащила куда-то прочь, на диваны. Поймав по пути бармена, приказала ему принести текилы и марихуаны.
- Ну что, Сахарок, за знакомство? – Она залпом пьет едкий напиток и даже не морщится.
Я в полном восторге от девушки, сижу и таращусь во все глаза!
«Мелани» смеется, видя, как я смотрю на нее, потом закуривает косячок и придвигается ближе.
- Ты извини этого идиота, он всегда нервный по поводу меня. Тем более, когда тут новенький в клубе, да ещё Инквизитор. Ты здесь ищешь кого или отдохнуть пришел?
- Отдохнуть. Одна знакомая Химера посоветовала!
- О! Это редкость среди вашего брата - дружить с Химерами.
- Я не брезглив. Люблю Химер за честность. К тому же, я не охочусь.
«Мелани» передает мне косячок, а сама сладко откидывается на диване.
- Обожаю Голландию за доступность к расслаблению.
Я смеюсь, глядя на нее. Полная противоположность Мелани. Хотя, может, Саббатовская Мелани будучи Химерой - была такой, не зря она так вилась возле Оденкирка.
- Ты часто здесь бываешь?
- В Альвхейме? Да практически каждый день!
И снова травка у «Мелани», зажата сигаркой между двумя тоненькими пальцами с темными ноготками и кучей колец.
- А с чего решил сюда двинуть? Новых впечатлений не хватает?
- Меня девушка бросила. Решил забыться! – Я выпиваю залпом текилу; голова начинает кружиться. Опьянение и марихуана просто сшибают меня. Я поражен, как девушка еще стойко держится, будто не пила и не курила.
- Знаешь что, Сахарок?
«Мелани» садится ко мне на колени так, что я вижу резинки от ее чулок. Я поражён её смелостью, эпатажем и красотой. Она целует меня в губы, зажигая и распаляя мое мужскую природу. После чего наклоняется к уху и шепчет:
- Я ни разу не спала с Инквизитором. Всегда хотела знать, какие вы на вкус, пай-мальчики, любимчики Сената.
- Хочешь попробовать со мной?
- Угу, - она запускает свои коготки мне в волосы, посылая дрожь по телу.
- Только я не любимчик Сената. Я просто олух! – черт! Я пьян в зюзю и не знаю, что говорю. «Мелани» смеется надо мной.
- Ты не олух! Ты Сахарок!
Наши пальцы переплетаются, и она ведет меня к выходу. Дальше все было, словно во сне, будто я смотрел фильм и одновременно играл в нем главную роль. Мы предавались страсти в номере-люкс на кровати из красного дерева, на шелковых простынях. «Мелани» была искушенная, томная, страстная. Но не извращенка, как бывает с некоторыми Химерами. Я же впервые с ума сходил от желания доставить удовольствие женщине, пожертвовав своим. На смену дурману пришло утро с похмельем и тяжелой головой.
Открыв глаза, увидел девушку, курящую у окна в одном нижнем белье, с ненавистью смотрящую на улицу.
- Доброе утро, Кофе со сливками!
- Звучит так, будто ты в Макдоналдсе заказ делаешь, - недовольно буркнула она.
- Ну, извини, настоящее имя ты не сообщила. – Я глянул на часы, они показывали 7 часов утра. – Ты, наверное, сейчас думаешь, на кой черт я переспала с ним.
- Нет, Сахарок. Не думаю. Ты действительно милый и сладкий. А твоя девушка дура, что бросила тебя.
- Она ушла к другому…
- Тогда двойная дура. Ну, и поделом ей! Мне же приятней сделала.
Я рассмеялся абсурдности ситуации.
- Меня зовут Кевин. Свое имя можешь не сообщать. Это так, к сведению.
Она улыбается мне.
- Ты мне нравишься, Кевин. Хоть я не люблю вашего брата.
- Моего брата? Надеюсь, это обобщение, а не реально ты ненавидишь Курта.
Она смеется, откидывая голову и показывая стройную изящную шею.
- Так значит, твоего брата зовут Курт. Он такой же сладкий, как ты?
- Нет. Я один такой.
Она затягивается, все так же напряженно смотря в окно.
- Меня зовут Барбара.
- Ну, наконец-то! – Я смеюсь, откидываясь на подушки. – А то действительно, как в школьном буфете: сахарок, кофе со сливками, того гляди, пончиком обзовешь или булочкой.
- Почему ты не охотишься? – Она задает вопрос, не отрываясь от окна. Уж не знаю, что она там разглядывает, но у нее какой-то обозленный, несчастный вид.
- Не мое это. Да и сжигать людей не люблю.
Она мычит, кивая в знак того, что поняла меня. После чего тушит сигарету.
- Ходишь в клуб к Химерам, изменяешь своей девушке в отместку, не охотишься, целуешься классно, что уж говорить о сексе. И почему ты в Инквизиторах?
Она подходит к кровати и пристально смотрит на меня сверху вниз. А я загипнотизирован ее ядовитой красотой. Кладу ладонь на ее лодыжки, ощутив мягкость и нежность кожи, и веду вверх до бедра, где рука наталкивается на черный шелк ее нижнего белья. Изумительная девушка.
- Не знаю. Наверное, чтобы встретить тебя, и чтобы ты попробовала на вкус, каково это - переспать с Инквизитором.
Она садится на меня и целует медленно, ласково, наслаждаясь. После чего в задумчивости начинает очерчивать кончиками пальцев мои мускулы.
- Какой у тебя дар, Кевин?
- Кинетика. Увеличиваю чужую магию в разы.
- Да? Обалдеть! – Ее брови взмывают вверх, и она становится сейчас нереально похожей на сестру. – Это круто - иметь такой дар! Да ты просто уникум, Кевин.
- А у тебя?
Она пожимает плечами.
- Дурацкий.
- И все-таки?
- Что-то вроде эмпатии. Слышу и чувствую чужую ложь. Очень нужный дар, особенно в бою.
Забавно. Я знаю, что врет, чтобы не знал. Но делаю вид, будто верю.
- Ну, тоже не плохо. – Я глажу ее руки и плечи - и вдруг замечаю татуировку на ребрах. – Что это?
- Memento mori. Помни о смерти.
Я хмыкаю в ответ, продолжая гладить тело девушки, которая все еще сидит на мне и, щекоча, водит пальчиком по моим ребрам.
- Забавно. Химера просит помнить о смерти.
Но это ее злит. Она гневно выпаливает:
- Мою сестру убили ваши. Это в честь нее.
- Сожгли?
Вместо ответа она согласна мычит, разглядывая мою грудь. А я снова делаю вид, что верю.
- Ладно, Сахарок, мне нужно бежать. Мне и так попадёт за то, что ушла без предупреждения из клуба, да еще с Инквизитором.
Она сладко целует, я зарываюсь пальцами в ее волосы, такие же мягкие, как у ее сестры. Не хочу отпускать Барбару. Мне нравится эта сумасшедшая злючка!
- Мы еще встретимся?
Она смотрит на меня большими голубыми глазами, после чего пожимает плечами.
- Почему бы и нет? Ты классный!
- Тогда, когда и как договоримся?
- Оставь мне свой мобильный и я позвоню.
Я беру ручку отеля из прикроватной тумбочки, после чего делаю рывок и сажусь, несмотря на то, что девушка все еще сидит на мне, из-за чего оказываюсь носом к носу с Барбарой. Отодвигаю волосы с шеи и целую, наслаждаясь тем, что девушка не отталкивает, а наоборот, получает удовольствие, подставляя все больше места для поцелуев, изящно выгибая тонкую и длинную шею. После чего беру ее запястье и рядом со знаком Химерской луны пишу свой номер телефона.
- Буду ждать и надеяться.
- Ты знаешь, что ты не только первый Инквизитор в моей постели, но и первый, кому я точно перезвоню?
Я смеюсь, чувствуя, как меня наполняет радость момента.
- Ты нереальная, Барбара. Ты просто восхитительна!
Она обворожительно улыбается и шепчет на ухо:
- Как насчет того, чтобы перед уходом еще раз наказать твою сбежавшую дурочку?
- Да пошла она к черту! – смеюсь я, привлекая Барбару к себе, готовый окунуться в наслаждение перед нашим расставанием.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.