Тебе понравится, Фрэнки +61

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Green Day

Основные персонажи:
Билли Джо Армстронг, Майкл Райан Притчард (Майк Дёрнт), Фрэнк Эдвин Райт III (Тре Кул)
Пэйринг:
Билли/Тре/Майк
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, PWP, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Групповой секс
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Билли прав, милый. Тебе понравится, правда, - Дернт закивал в подтверждение слов второго любовника, улыбнувшись во все тридцать два и заискивающе переглянувшись с Армстронгом. И только Райт был не очень-то уж и рад их затее. Ну конечно, он и так, что от одного, что от другого садистов потом всю неделю ходит с никак не проходящими синяками, засосами и долбаной тянущей болью в заднице, а теперь они хотят его окончательно извести!

Посвящение:
Таким же извращенцам, что и автор /_-

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я его дописал, ухухуху. Моя первая групповуха, так что прошу судить по всей строгости. Ссыкотно немного, но кааак же давно автор мечтал написать ее по этим троим.
13 июня 2014, 00:18
— Нет, нет, нет и еще раз нет. Я ни за что на это не пойду! Никогда, слышите?

— Фрэнки, ну не будь букой, — Билли обидчиво надул губки, стараясь смотреть на барабанщика как можно жалостливее, но в этот раз выходило, видимо, не очень, так как Райт, как это бывало раньше, не сдался спустя две минуты, а упрямился уже целых полчаса!

— Билли прав, милый. Тебе понравится, правда, — Дернт закивал в подтверждение слов второго любовника, улыбнувшись во все тридцать два и заискивающе переглянувшись с Армстронгом. И только Райт был не очень-то уж и рад их затее. Ну конечно, он и так что от одного, что от другого садистов потом всю неделю ходит с никак не проходящими синяками, засосами и долбаной тянущей болью в заднице, а теперь они хотят его окончательно извести! Он же не резиновая кукла, черт возьми. Боль чувствует, чувство собственного достоинства терять не спешит, да и толк в морали знает, даже несмотря на то, что практически всю сознательную жизнь носит кредо панка. И, собственно, именно эту, вроде бы, легко усваиваемую истину Тре пытался донести до двух возмутительно наглых любовников, которые, наверное, и вовсе пропустили все аргументы мужчины, занятые более важными делами. Например, обдумыванием во всех красках как, где и в какой позе, если судить по голодным взглядам двух пар подозрительно сверкающих глаз.

— Ну Фрэнки...

— Нет, стоп! Стой на месте! — Фрэнк вообще не был паникером, ни разу, большим хладнокровием выделялся разве что только Майк, но сейчас Тре больше всего походил на запуганного котенка, забившегося в угол, нежели на взрослого, почти сорокалетнего мужика. Мужика, который сейчас так отчаянно сопротивлялся под напором двух таких же взрослых мужиков, что сейчас ведут себя хуже детей! Вот только дети не уламывают на групповуху. Хотя это уже больше зависит от самих детей, нежели от числа прожитых ими лет, если подумать. Но думать сейчас точно надо было не об этом. Армстронг остановился на полпути, на автомате шагнув назад, и с усмешкой окинул выставленные в защитном жесте руки барабанщика.

— Вот и молодец, — стараясь не терять бдительности, Фрэнк начал, не глядя, отступать к стене, не сводя с вокалиста внимательного взгляда. Но он не учел одну очень важную деталь. Вторую деталь. По своей природе — еще более наглую деталь. Майк!

Но опомнился Райт только тогда, когда вместо надежной, холодный стены его спина прижалась к чему-то теплому и подозрительно мягкому. От неожиданности Фрэнк застыл на месте, как вкопанный, и с опаской повернул голову назад, ойкнув, только заметив пару нагло блестящих синих глаз всего в каких-то трех сантиметрах от его лица. Приплыли...

Подумал бы Фрэнк секундой ранее, если бы не очередной финт этих идиотов.

Одна рука басиста плавно обвила его талию, пока вторая беззастенчиво залезла несчастному пареньку под футболку, гладя его грудь чуть грубоватыми от долгой игры на басу подушечками пальцев, нарочно задевая соски, чтобы добиться от деланно безразличного Райта желанной реакции, заставляя его тело непроизвольно покрываться мурашками от приятного контраста горячих ладоней и просто чертовски ледяных пальцев. Футболка Тре вскоре полетела в сторону.

— М-майк, — рвано выдохнув имя своего мучителя, Фрэнк запрокинул голову тому на плечо, поддаваясь ласкам, блаженно прикрыв глаза и едва ли не насовсем забывая, с чего все это началось. Эта мысль заставила Райта спуститься с небес на землю, резко вскидывая голову и пытаясь увильнуть из чужой хватки, но рука Майка держала его талию уже просто железно, а Билли, придавивший его грудью обратно вплотную к Дернту, только усугублял ситуацию.

— Парни, хватит, — почувствовав укус в шею, Райт, сам того не желая, вместо того, чтобы твердо произнести эту фразу, рыкнул ее прямо в губы Билли, находившиеся в нескольких жалких миллиметрах от его. Ни один из них не ответил, продолжая действовать по своему, наверняка, давно приготовленному плану. Предвидев очередной поток возмущений со стороны неугомонного Райта, Билли не нашел лучшего способа, кроме как заткнуть этого болтуна поцелуем, жадно сминая его губы, кусаясь до крови, чтобы добиться так любимых громких стонов боли, смешанной с наслаждением. Эти стоны всегда звучат совершенно по-особенному. Тягуче медленные, продолжительные и намного более громкие, даже появившись единожды, умудряющиеся заставить наслаждение сжаться в паху в тугой навязчивый комок неудовлетворенности и жгучего желания.

— Мальчики, — судорожно вырвалось у медленно плавящегося под мягкими, нежными прикосновениями больших ладоней к груди и низу живота Фрэнка, все еще вяло пытающегося отодвинуть от себя настойчиво ластящегося Армстронга или хотя бы убрать беспокойные руки Дернта, в глубине души безумно жалея расставаться с этой незамысловатой, но чертовски приятной лаской.

— Что теперь скажешь, милый? — Тре хотелось бы ответить что-нибудь обязательно колкое и язвительное, но, задав вопрос, Армстронг снова припал к его губам, намекая этим на то, что ответ здесь вовсе и не требуется, поэтому Райт лишь послушно закрыл глаза, окунаясь в крышесносные ощущения со всей опустевшей головой.

Больше не чувствуя сопротивления, Дернт слегка ослабил хватку, с ухмылкой подмигнув своему "напарнику по соблазнению", и, не отрывая внимательного взгляда от Армстронга, обхватил губами мочку Фрэнкового ушка, немного оттянув.

Простонав в чужие губы, драммер требовательно откинул шею, наклонив голову чуть на бок, удобно устроив ее на плече Дернта, тем самым вынуждая Билли Джо прервать слишком уж затянувшийся поцелуй. Армстронг отстранился, сопроводив свои действия разочарованным вздохом, но, поняв, что от него требуется, снова расплылся в улыбке, с удовольствием начиная покрывать нежную кожу шеи легкими поцелуями. Безумный жар. Он был повсюду. В груди, в животе, перед ним, за его спиной, словно Райт находился сейчас не между двумя уж больно любвеобильными любовниками, а в самом пекле ада. И это ни за что нельзя было бы назвать преувеличением. Ад порочен и горяч настолько же сильно, как порочно и горячо то, к чему его сейчас так старательно подталкивают двое разгоряченных, возбужденных мужчин, что с поразительной скоростью умудряются завести его до состояния какого-то "не состояния": перед глазами все будто плывет, голова кружится, а сердце, бьющееся с частотой барахлящего метронома, грозится разбить ребра изнутри.

Тре не смог сдержать разочарованного вздоха, перестав ощущать просто жалящие огнем прикосновения чужих губ к своей шее и плотное кольцо рук на поясе, пускай вкупе те и заставляли его задыхаться, не имея возможности даже на секунду глотнуть спасительного воздуха, которого сейчас ему так катастрофически не хватало. Но больше ему не хватало их настойчивых ласк, их горячих губ и нежных прикосновений, от которых, видит Бог, сладкая дрожь самостоятельно подкашивала его колени, грозясь просто сбить его с ног.

Но это еще не значило, что им можно так легко подогнуть его под себя!

Фрэнк воспользовался затишьем, при сфокусированном рассмотрении оказавшимся затянувшимся поцелуем парней, но ему далеко не сразу удалось протиснуться на свободу, которая, увы, была недолгой. Так как отсутствие Райта, на его разочарование, но далеко не удивление, обнаружилось сразу же. Армстронг чуть отстранился от Майка, однако, не перестав сминать его рубашку в руках, и вперил в Райта идентичный Дернтовому удивленный взгляд. Напоследок чмокнув ухмыляющегося блондина в губы, Билли деланно грациозной походкой продолжил наступать на драммера с другой стороны, так как пути к отступлению на кухню были уже отрезаны Майком, незаметно подкравшимся сзади растерянного Тре.

Единственное не перекрытое место — спальня.

— Хитрые засранцы, — хмыкнул Фрэнк, осмотревшись по сторонам, чтобы прикинуть, куда, черт возьми, можно успеть юркнуть прежде, чем тебя успеют оттрахать на ближайшей горизонтальной поверхности два озабоченных извращенца.

Но, видимо, думать здесь надо было явно в последнюю очередь и нужно просто лететь напролом, сшибая кого-нибудь из них с ног и во всю прыть улепетывая из этого публичного дома, ранее казавшегося уютным домиком-крепостью, в котором ты абсолютно неприкасаем и вообще находишься в полной безопасности. Но Райту явно не суждено было спастись даже в собственном, черт возьми, доме. Поэтому именно сейчас Дернт поразительно легко поднял его не такую уж и легкую тушку на руки, утаскивая в их общую комнату, и на удивление ласково опустил на кровать. Но даже это напускная нежность вряд ли может успокоить драммера, сердце которого сейчас находилось уже, наверное, в горле, если верить ощущениям.

Тре бросил взволнованный взгляд в сторону окна. Ничего не выйдет. Было бы неплохо, если бы спальня находилась хотя бы на первом этаже. Да и сигать в окно как сайгак — это как-то не предусмотрительно. Что подумают соседи? А что с самим-то Фрэнком будет?

Решив, что целые руки и ноги ему пока пригодятся, Фрэнк обреченно вздохнул, закрыв глаза, чтобы не видеть наглой победной ухмылки басиста.

— Расслабься, не есть же мы тебя будем, в конце концов, — заржал Билли, смерив испуганного Фрэнка ироничным взглядом, присаживаясь на кровать сбоку от него.

Барабанщик на такое "утешение" только фыркнул, показав Билли средний палец, и заерзал, пытаясь сбросить Майка со своих бедер.

— Ну тише, тише, — Майк наклонился к лицу Тре, крепко сжав его нижнюю челюсть пальцами, так как тот упрямо вертел головой в стороны, и, кивнув Билли, властно впился в его губы поцелуем.

Армстронг нахмурился, поделившись своими опасениями с Майком:

— Знаешь, может быть, сзади будешь ты? Боюсь, мне не хватит сил, чтобы удержать нашего разбушевавшегося Фрэнки.

Дернт раздосадованно разорвал поцелуй, смерив тяжело дышавшего под ним Фрэнка оценивающим взглядом, опустив тот на его торс и мускулистые руки, поняв, что опасения Билли вполне обоснованные и устало вздохнув:

— Вокалисты! Что с вас взять? Все поголовно хлюпики. Ну давай.

Билли улыбнулся, уже собравшись занять место Майка, но был остановлен его рукой, удивившись.

— Чего еще?

— Для начала принеси мой ремень.

— Это зачем?

— Армстронг, не задавай дебильных вопросов и иди уже.

Небесные глаза Фрэнка с ужасом расширились, а их обладатель заерзал в два раза старательнее, только заметив предвкушающую улыбку Дернта, уж точно не сулящую ему ничего хорошего.

— Будешь так командовать мной — лишу секса на месяц! — буркнул Билли, слезая с кровати.

— Ничего, у меня еще Фрэнки есть, — Майк рассмеялся, потрепав вышеупомянутого по макушке.

Билли привстал с колен, достав из-под кровати джинсы Дернта, и скептически посмотрел на хмурое лицо Райта, хмыкнув:

— Что-то подсказывает мне, что от него ни я, ни ты после сегодняшнего вечера не дождемся секса еще минимум месяца два.

Дернт вопрошающе посмотрел на злого, как его бывшая учительница английского, Тре, старательно закивавшего на слова Билли, и белозубо улыбнулся, сказав то, от чего в последствии от злости Фрэнка не осталось и следа:

— Значит, возьмем силой. Да и эта шлюшка сама без нас долго не продержится, так ведь, дружок? — издевательски протянул Дернт, погладив притихшего барабанщика по щеке тыльной стороной ладони. Райт отвел глаза, залившись пунцовым румянцем.

— Я так и думал, — Майк усмехнулся, но тут же изменился в лице, недовольно бросив в сторону Билли:

— Да что ты там телишься?

— Слушай, я тебе этот ремень сейчас знаешь, куда засуну?! — поднявшись на ноги, держа в руках искомый предмет, Билли говорил и выглядел по истине угрожающе, предупреждающе выставив перед носом смеющегося басиста кулак с зажатым в нем кожаным ремнем.

Майк закатил глаза, забрав у того ремень и учтиво освободив свое "насиженное местечко", и, дождавшись, пока Билли нормально усядется на бедра Фрэнка, пристроился сзади, садясь на самые подушки.

— Это так, для подстраховки, — добродушно шепнул Майк на ушко Фрэнку, как будто говорил сейчас и вовсе с маленьким ребенком.

Райт в очередной раз хотел съязвить чего-нибудь в ответ, дернувшись в сторону, но так не вовремя подоспевший Билли разрушил все его планы, бесцеремонно впившись в его губы поцелуем. Фрэнк что-то недовольно промычал, пытаясь выдернуть хотя бы одну руку из крепкого захвата Дернта, но попытка снова увенчалась провалом. Хватка у последнего была просто тигриной. Ему будто ничего не стоило держать оба запястья барабанщика всего лишь в одной руке, второй обматывая вокруг них тугой кожаный ремень, да еще и умудряться что-то при этом говорить. Кажется, этим "чем-то" были до жути раздражающие Кула успокаивающие фразочки. Да уж, посмотрел бы он на него в такой ситуации. Каким бы этот засранец был спокойным на его месте!

А Билли, тем временем, распоясался и вовсе. Навалившись на парня всем телом, тот обвил его талию руками, резко прижав к себе, от чего Майк тихо выругался, буркнув что-то про "нетерпеливых зеленоглазых зараз". Армстронг углубил поцелуй, больно куснув хныкнувшего от такого напора Тре за кончик языка, с каждой секундой давя несчастному парню на талию все сильнее.

— Ты там смотри, а то еще сломаешь беднягу. Вон, как дрожит уже, — обеспокоенно донеслось со стороны Дернта, который только что как раз сделал контрольный узел. Сделал он его на славу, в чем Райт убедился в тот же момент, дернув обеими руками в разные стороны и только заскулив от резкой вспышки боли.

Благополучно проигнорировав слова друга, Билли запустил одну руку в волосы Тре, резко сжав их пряди в ладони, и с удвоенной силой начал терзать чужие губы, буквально задыхаясь от нахлынувшего желания. Фрэнку вдруг захотелось обнять того за шею, пылко отвечая на требовательные ласки любимого, но он смог лишь кое-как сомкнуть на его талии ноги, подаваясь навстречу в желании быть как можно ближе.

Майк, заметив, что про него бессовестно забыли, поспешил избавиться от такой несправедливости, прильнув к рыжеволосому со спины, целуя его шею и плечи. Райт не знал, куда деваться от таких настойчивых ласк: наклоняться ли ему вперед или же тянуться назад; продолжать целоваться с Билли или же разорвать поцелуй, ловя губами губы блондина. Он мог лишь покорно сидеть, вернее, полулежать на Дернте, постанывая в губы вокалиста, и мысленно молить всех известных богов о том, чтобы просто напросто не потерять сознание в вихре распаляющих поцелуев, поглаживаний, стонов. Уже и не важно, чьих. Все звуки смешались в один — хаотичный, ласкающий слух. Стоны, вздохи, шепот, шорох одежды, рычание и едва слышный стук трех сердец, бьющихся в унисон.

Но его метания разрешились сами собой. Билли в конце концов отстранился от драммера, милосердно позволяя ему перевести дух, но сам лишь единожды глубоко вздохнул, чтобы в следующую секунду завладеть губами Притчарда. Тяжело дыша, из полуприкрытых век Фрэнк осматривал комнату в попытке хоть немного собраться с мыслями. Но единственным, что привлекало его внимание, была черная прядь лохматых волос, маячившая перед его глазами. Райт усмехнулся, слегка поддавшись вперед, и уткнулся носом в чужие волосы, с трепетом вдыхая их аромат, растворяясь в нем давно затуманенным сознанием, проводя носом до основания шеи, целуя сначала осторожно, невесомо, словно кожа Армстронга была сделана из тончайшего хрусталя. Но напускная невинность его легких поцелуев в одно мгновение сменилась голодными, жаркими, опаляющими кожу до алых, не спадающих отметин, налитых кровью и в некоторых местах даже приносящих боль в ответ на любое прикосновение. Армстронг простонал так громко, что даже губы Майка не смогли заглушить этого, и Райт мысленно занес это в список своих небольших побед.

Кул не видел, но слышал, как Дернт снимает с себя поднадоевшую футболку, с легким шелестом отлетевшую на пол, как мужчина отстраняется, перестав преграждать путь прохладному потоку воздуха, заставляющему Райта поежиться, а его кожу покрыться чуть неприятными мурашками, как открывает прикроватную тумбочку, с легким стуком захлопнувшуюся буквально через мгновение.

Билли поднял взгляд и кивнул, протянув руку куда-то за спину Фрэнку. Прежде, чем на плечи Райта осторожно легли горячие ладони, мягко надавливая, как бы прося лечь на спину, он успел заметить в татуированной руке прозрачную баночку в невзрачной упаковке. Билли в несколько мгновений избавился от своей одежды отточенными движениями, являя взору Тре нешуточный стояк, и в тот же момент сзади сделали то же самое, о чем свидетельствовала звякнувшая пряжка ремня, упавшего на пол вместе со штанами.

— Тише. Ты же знаешь, я осторожно, — Билли хрипло рассмеялся, заметив, как заерзал под ним Фрэнк, буквально вжавшись в кровать, — Ты же сам этого хочешь, дружок.

Армстронг усмехнулся, красноречиво опустив взгляд на заметный бугорок в области его паха, и, будто специально издеваясь, опустил на тот ладонь, слегка сжимая. Ответом ему послужил шумный вздох и едва слышный стон.

— Билли, прошу, давай быстрее, - раздался нетерпеливый голос Майка с ласкающей слух хрипотцой. Его тяжелое дыхание говорило красноречивее любых слов. Впрочем, изнемогал вовсе не он один. Билли еще раз погладил достоинство Фрэнка сквозь ткань джинс, заставив парня невольно резко втянуть сквозь зубы воздух, и в рекордно короткое время избавил того от штанов, следом за которыми на пол отправились и его боксеры.

Крышка от смазки откупорилась с громким звуком, и Тре почувствовал, как внутри него все холодеет. Еще немного, и назад дороги не будет...

Заметив, как Фрэнк испуганно зажмурился, Дернт усмехнулся, припадая к его губам. Чтобы отвлечь любимого от не самых приятных ощущений, да и самому хоть немного отвлечься от тянущего ощущения адского жара и желания внизу живота, приносящего ему некую боль. Не жалея густоватой жидкости, Билли зачерпнул пальцами добрую ее часть, второй рукой раздвигая до этого от чего-то крепко сведенные колени Райта в разные стороны. Первый палец вошел намного легче последующих двух. Райт заерзал, болезненно замычав в губы Притчарда, и попытался было отодвинуться, чтобы убрать пальцы из себя, но Майк держал, как обычно, крепко, второй рукой умудряясь поглаживать свой орган, настырно требующий прикосновений.

Билли разводил пальцы "ножницами", проникал ими как можно глубже, стараясь достаточно растянуть мечущегося под ним Тре. Тот вертел головой, будто бы упрямо хотел разорвать поцелуй с Майком, но на самом деле ощущения переполняли его настолько сильно, что вот так вот спокойно лежать в одном положении он не мог чисто физически. Билли победно улыбнулся, получив долгожданный гортанный стон своего барабанщика, и повторил прошлое движение еще раз, безоговорочно попадая пальцами точно по простате. Райт уже не мог сдерживать себя. Он двигал бедрами навстречу, прогибался в спине, опершись головой о подушку, и, не стесняясь, стонал уже во весь голос.

Поняв, что Райт уже достаточно растянут для того, чтобы принять в себя одного любовника, вокалист тут же вытащил пальцы, сопроводив разочарованный вздох голубоглазого усмешкой, которая в тот момент играла и на лице Дернта. Билли щедро размазал чертовски холодную, прозрачную жидкость по всей длине ствола, приставив головку к рефлекторно сжавшемуся колечку мышц, легонько погладив снова заволновавшегося Райта по бедру. Фрэнк зашипел, чувствуя, как член вокалиста удивительно легко входит в него миллиметр за миллиметром, создавая внутри ошеломляющий контраст из практически ледяной смазки и горячей плоти. Фрэнк протяжно застонал, подогнув колени, чтобы насадиться на желанную, горячую, упругую плоть, растягивающую, заполняющую его нутро. На полпути Армстронг не выдержал такой сладостной пытки, с голодным рыком вогнав член до самого основания, от чего Фрэнка буквально подбросило бы на кровати, если бы не рука Майка, все еще находящаяся на его плече.

Дернт снова наклонился, едва касаясь чужих губ своими, и был приятно удивлен, почувствовав, что Райт хочет большего, ворвавшись в его рот языком. Тре елозил на кровати, с блаженными стонами подмахивая бедрами в такт легким толчкам, прогибаясь в спине навстречу чужим губам, со всей страстью отвечая на требовательный поцелуй блондина. Будь на то его воля, он бы сейчас притянул того к себе как можно ближе, истерзал бы все губы, не оставив ни одного миллиметра его рта без внимания. Но неприятное чувство отека в руках напоминало ему, что раз уж не по ногам,то по рукам он точно связан.

Майк вдруг ни с того ни с сего отстранился, и следом за этим движения Билли, приносящие барабанщику столько неимоверного удовольствия, прекратились. Райт прикрыл глаза, жадно ловя ртом воздух, пребывая где-то на грани реальности и сладкого наслаждения, не сразу заметив, как Армстронг тянет его на себя, укладывая к себе на грудь. Райту вдруг стало так поразительно похуй на то, что сейчас с ним сделают. Единственное, чего он хотел, — это чтобы сильные толчки возобновились, пропуская легкую дрожь по всему его телу, чтобы ласки не прекращались, а поцелуи длились как можно дольше.

Райт чуть повернул голову в сторону, из полуприкрытых век смерив татуированную руку басиста с голубоватым переплетением вен голодным, затуманенным взглядом. Уже не в силах терпеть, Майк быстро зачерпнул остатки смазки ладонью, несколько нервными движениями размазывая ту по своему колом стоящему члену, пристраиваясь сзади уже на все готового Фрэнка.

Билли заглянул в глаза Райта не менее осоловелым взглядом зеленых глаз, на дне которых, казалось, весело плясали чертята, и впился в его истерзанные, чуть припухшие от частых укусов губы настойчивым поцелуем. Опершись коленями о матрас, Дернт прикрыл глаза, слегка задрав голову, и начал постепенно проталкивать свой ствол в нутро Тре, которое поддавалось уже заметно сложнее. Член Притчарда был несколько короче, но гораздо толще Армстронгового. Райт болезненно простонал, подергав запястьями, отозвавшимися ноющей болью.

Поняв, что ремень тому теперь без надобности, Дернт просунул между ними одну руку, в пару незамысловатых движений развязывая ремешок, откинув его на кровать. Басист схватил Райта за обе руки, притянув те к своему лицу, и начал покрывать раскрасневшуюся, затертую кожу нежных запястий мягкими поцелуями, оказавшись уже на четверть внутри Тре. Райт простонал, нетерпеливо качнув бедрами назад, и разорвал поцелуй, до крови прикусив губу. Парни сходили с ума от такой узости, жара, гладкости внутри их мальчика. Дернт чуть подался назад, потянув на себя охотно поддавшегося Фрэнка, следом за которым присел и Билли. Находясь меж двух огней, что в этом случае вовсе не являлось метафорой, Райт стонал так, как еще никогда в жизни.

Еще никогда он не чувствовал себя таким... наполненным. Еще никогда они не были настолько близко, как сейчас. Мужчины были одним целым. Тре с поразительной требовательностью насаживался на члены любовников, подмахивал бедрами, держался за плечи Билли, закусив от старания губу, чтобы почувствовать своих мальчиков как можно глубже в себе, как можно ближе, сильнее, быстрее, еще! Дернт самозабвенно целовался с Армстронгом, просунув руку между телом вокалиста и барабанщика, лаская ствол последнего. Билли устроил одну руку на шее Майка, второй проделав то же самое, что и Майк секунду назад. Гладил большим пальцем розовую головку, соприкасался с пальцами Дернта, оглаживал твердый ствол, мягко сжимая тот в руке и на таких моментах чувствуя, как Райт скулит от удовольствия, смыкая зубы на его плече, которое уже через несколько минут точно покроется синяками. Но черт возьми, как же ему сейчас похер на это!

Пока язык Майка прытко сплетается с его языком, пока Фрэнк самозабвенно отдается им двоим без остатка, пока он сам зарывается рукой в светлые волосы, на особо сильных толчках крепко сжимая те в пальцах, в этом мире больше не остается ничего важнее этих двоих. Да и никогда оно таковым не станет. Мужчины кончили одновременно, изливаясь в жаркий плен чужого тела, и, вместе сделав пару контрольных движений рукой, дали дойти до разрядки и Фрэнку.

Совершенно обессиленные, парни не без сожаления покинули нутро Райта, растерявшегося от ставшей непривычной пустоты внутри него. Перебравшись в нормальное горизонтальное положение, буквально рухнув на подушки, парни наконец позволили себе перевести дух.

Немного отдышавшись, первым заговорил Армстронг:

— Ну что скажешь, Фрэнки? Тебе до сих пор не нравится наша с Майком затея?

Райт лениво открыл глаза, по очереди смерив задумчивым взглядом обоих парней, с придыханием проговорив:

— Вы, конечно, те еще засранцы, но я вас, черт возьми, люблю!

Парни, лежа по двум сторонам от барабанщика, рассмеялись, подняв над лицом удивленного Тре руки, и от души дали друг другу "пять". Фрэнк закатил глаза, назвав это чистым ребячеством, и, широко улыбнувшись, притянул обоих друзей за плечи, счастливо закрывая глаза.

"А я бы не отказался как-нибудь это повторить," — мысленно усмехнулся Райт, чтобы никто из них, не дай Джимми, не услышал. Уж больно ему нравится, когда его уговаривают.






Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.