Русская банька, или как Газетт ходили париться. 104

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, the GazettE (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Aoi/Uruha, Kai/Reita, Ruki
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ООС Повседневность Романтика Флафф Юмор

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
К чему привело обычное пари на бутылку водки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я в шоке от написанного.
3 мая 2012, 16:21
- Жалко Сакай-кун не разрешил нам попробовать русской водки, - грустно вздохнул Аой, вертя в руках опустевшую жестяную банку пива, - Спрашивается: зачем в Россию ездили? - Ничего, один раз без крепкой выпивки обойдешься, - Руки достал из холодильника две новых банки, одну кинув гитаристу, другую открывая для себя. - В следующий раз успеешь. - Когда ещё этот следующий раз будет? - обречённо вздохнул брюнет, отпивая холодного пива. - Чего все кислые такие? - прервал речь вошедший в номер продюсер, обводя всех радостным взглядом. - Что, домой возвращаться не хотите? - Ну! - воскликнув ответил Рейта, - Особенно Юу, который, не попробовав всех национальных блюд, уезжать не хочет. - В смысле? - Почему нам нельзя нормально выпить? - пояснил Аой. - Концерт-то уже давно кончился. - Ох, как вы меня с этим достали уже! - вздохнул мужчина. - Ладно, раз такое дело, то предлагаю пари. Все сразу притихли. Даже Кай, заинтересовавшись интригующим голосом продюсера. - Так как сегодня наш последний день, а завтра утром мы улетаем, - продолжал тот, - нам предложили перед этим сходить в настоящую русскую баню, так сказать, "попариться". На основе этого я предлагаю вот что: кто дольше всех продержится там, тому бутылку водки, так уж и быть. - Вот это по-нашему! - сразу развеселился Аой. - Я за!- подскочил довольный Уруха, также никогда не отказывавшийся от халявной выпивки. - Ну у вас и фантазия, Сакай-кун,- засмеялся Рейта, - В таком не грех поучаствовать. Мужчина на это довольно улыбнулся и хитро подмигнул: - Я знал, что вы не откажетесь. Таканори, Ютака, принимаете вызов? - обратился он к ещё не высказавшимся парням. Руки, в знак согласия, поднял бутылку, следом поднося ее ко рту. Проследив за его движением, оставшийся один Кай, улыбнулся и почесал в затылке: - Я как все уж. - Отлично! - в предвкушении потёр руки Уруха, - Когда начнем? - Будьте готовы через час, я пока обо всем договорюсь, - снова подмигнул мужчина и, сдерживая смех, вышел из номера. Его всегда так забавляла эта беззаботность. Они, будучи уже взрослыми людьми, состоявшимися личностями, серьезными музыкантами всегда могли позволить себе сбросить оковы серьезности и просто подурачиться. Словно дети... Мужчина порой искренне завидовал им, что жизнь не разучила их радоваться мелочам. Возможно, именно эта радость к жизни и помогала им хорошо чувствовать музыку, которую они исполняют. И вот теперь мужчина уже представлял, как они будут смеяться, веселиться, шутить, будто всё сделают ради выигрыша. А потом всё равно поделят эту несчастную бутылку на пятерых. "Надо бы, в качестве бонуса, увеличить приз" - подумал он. *** - В общем, тут краны с холодной водой, тут с горячей, - по-хозяйски показывал все продюсер со слов служащих, которые объяснили ему всё ранее. - Тазы, ковшики... Это печка. Если вот в эту дырку плеснуть воды на раскаленные камни, то пойдет пар. - Вот так?- поинтересовался Уруха, плеснув из стоящего неподалеку таза воды. С шипением из печки повалили прозрачные клубы пара, окатывая все вокруг жаром. - Ты что?! - почти что взвизгнул мужчина, стоявший ближе всех к печке. Под дружный хохот уже раздетых и обмотанных полотенцами газеттов, он отпрыгнул в сторону и выскочил наружу. - Проигравших жду внизу,- кинул он напоследок. *** - Ну, помылись - можете выходить, - обратился Аой к разомлевшим от жары согруппникам, намекая на их пари. - Если ты у нас тут великий спец по выпивке, это не значит, что дольше всех сможешь выдержать здесь, - Уруха демонстративно развалился на лавке, всем своим видом показывая, что никуда идти не намерен. Прищурив один глаз, Аой скептически посмотрел в сторону своего потенциального противника. Правда, ещё Рейта с его крепким организмом мог составить конкуренцию, но гитарист того как-то в счёт не брал. - Акира, плесни-ка водички на камни, - обратился он к басисту, ближе всех сидящему к печке. - Может, пока хватит? - тихим от обезвоживания голосом пробормотал Кай. Опухший от большого количества воды и пара, раскрасневшийся, как свежеприготовленный лобстер, он глядел на все вокруг уже через туман в глазах и чувствовал себя опьяневшим. Пограничное состояние шатена резко бросалось в глаза, поэтому не осталось незамеченным. - Ладно, вы тут парьтесь, а мы пойдем, - встал со скамьи Рейта. Затем обратился к драммеру: - Ты же не против? - Нет, спасибо, - улыбнулся тот через силу. Затем поднялся, пошатнулся и завалился назад на руки блондина, который успел поддержать согруппника. - Осторожней, - пробормотал Рейта, выволакивая парня в предбанник и усаживая на скамью, а сам пошел за водой. - Зачем себя так доводить? - нежно прошептал он, уже вернувшись с холодной минералкой. Протянув ему бутылку, он осторожно коснулся горящей щеки друга. Кай не нашелся, что ответить, поэтому молча поднес бутылку к губам. Рейта не отрывая глаз следил за каждым его движением. Как он сначала осторожно, всего несколькими каплями увлажнил пересохшие губы. А затем наклонил бутылку сильнее, полностью утоляя жажду и отрываясь от неё со стоном облегчения. - Ты так аппетитно пьешь, - Рейта облизнулся, - Что мне тоже захотелось. - Будешь? - улыбнулся шатен, протягивая бутылку блондину. Тот вырвал её из рук и, отбросив подальше, повалил парня на скамью, нависая сверху. - Мне хватит и того, что осталось у тебя на губах. С этими словами, он накинулся на Кая с поцелуем, получая взамен сладкие стоны наслаждения. К их счастью, они не были слышны согруппникам, которые постепенно обмякали и теряли затуманившийся от высокой температуры рассудок. *** - Вот русские дают! - блаженно пролепетал Уруха, после очередного обливания. - Такой кайф! - Согласен, - ответил Аой. - Тут словно в аду: температурка еще та! - Что, жарко тебе? - ухмыльнулся гитарист, - Можешь выйти, там не так жарко. - Не дождёшься! Уруха только рассмеялся. - Смотрите, что я нашел, - подал голос Руки, разглядывавший в это время какой-то флакон. - Тут написано, что это эфирное масло... - вновь пробежался он глазами по английской бирке, - Натуральная хвоя... Его пары полезны для дыхания, очищения горла и легких... Давайте плеснем? Получив "добро" от приятелей, вокалист подошёл к печке, открывая крышку. Наклонив флакон, он хотел добавить всего лишь несколько капель, но рука вдруг дрогнула, непроизвольно выливая сразу половину всей жидкости. Попав на раскаленные камни, она отдалась шипением и окатила ошарашенного мужчину обжигающим паром. Скосив глаза у переносицы, шатен, вдохнувший горячий запах хвои всей грудью, зашёлся кашлем, хватаясь то за горло, то за рот. - Таканори, что случилось? - одновременно кинулись к нему гитаристы. Тот попытался жестами объяснить, что у него першит в горле. Но, сделав вдох, громко чихнул и, схватившись за нос, вылетел наружу. Переглянувшись, Аой и Уруха мгновенно поняли друг друга и выбежали за вокалистом. Он сидел скорчившись на скамье и сжимая горло, которое раздирало после кашля. Уруха бросился за водой, а Аой присел перед Руки. - С тобой всё в порядке? Что там случилось? - Кажется, у меня аллергия на хвою, - с заложенным носом сказал Руки и, в подтверждение, громко чихнул. - Сейчас всё в порядке? - спросил подошедший Уруха. - Может, тебя проводить? Аой поднял взгляд на согруппника: неужели, тот забыл о пари? Хотя здоровье вокалиста, бесспорно, важнее, но ведь именно в этот момент начиналось самое интересное. Они остались только вдвоем... Поток бурных, но непонятных чувств нахлынули на Юу от этих мыслей, заставляя краснеть. Он чувствовал, что именно теперь произойдёт нечто очень важное: настоящая "битва", или же что-то другое... Не хотелось разрушать эту обстановку. К его счастью, Руки на предложение гитариста отрицательно помотал головой: - Нет, я в норме. Только в носу чего-то щекочет, - шмыгнул он, затем снова чихнул. - Блин, я пойду лучше, а то этот запах так режет нос... Гитаристы принюхались, но ничего не почувствовали. Возможно потому, что этот запах был ярким раздражителем только для чувствительного носа Таканори. - Удачи! - кинул вокалист на последок перед тем, как выскочить на лестницу. Гитаристы молча вновь зашли внутрь, молча сели на свои места и продолжили так же молча сидеть. На мгновение встретившиеся взгляды заставили обоих вспыхнуть и отвернуть головы. Что их смущало? Ни один понять не мог, и даже думать об этом не хотел. Просто было неловко в полуобнаженном виде сидеть друг напротив друга, чтобы доказать что-то незначительное. Это ли являлось истинной причиной неловкости, повисшей в воздухе? - Ты не знаешь, что это? - спросил Уруха, указав на ближайшую стену. До этого он с грустью разглядывал всё вокруг, стараясь найти что-нибудь кроме тела брюнета, за что мог зацепиться его интерес. Аой кинул взгляд в указанном направлении. - Это веник. - Я думал, веники выглядят по-другому, - скептически приподнял бровь Кою, - Что они из прутиков состоят, а не из... листьев. - Так это не дворничих веник. Ты путаешь с метлой, - принялся объяснять Аой. - Им, вроде как, по телу бьют. - Садистские игрушки, нэ? - Да нет, - засмеялся Юу, избавляясь тем самым от напряжения. - Чтобы кости не болели, им нужно пройтись по телу. - Это же, наверное, неприятно, - скривил личико Уруха. - Хочешь попробовать? Блондин осекся, переводя взгляд с веника на согруппника, и обратно. Затем нерешительно протянул: - Ну, давай... - Ты только не сильно, - попросил Уруха уже лежа животом на скамье. А сверху него грозно возвышался Аой, сжимая в руках берёзовый веник. - Как получится, - утешил его тот, опуская листья в таз с кипятком. Поворачивая его разными боками, чтобы нагреть равномерно, он покосился на распростертое перед ним тело, невинно прикрытое в нужном месте полотенцем. Напряжение, вызванное смущением, вновь сковало его. Он все свои силы направил на сжимание веника, не имея возможности пошевелить чем-нибудь еще. И только член начал медленно подниматься, когда Уруха в нетерпении повернул голову в его сторону. - Ты скоро? «Да, скоро кончу!» - кричал организм. Но блондин этого словно не замечал и всё продолжал невинными глазами смотреть в упор на брюнета. - Угу, - придя в себя, промычал тот, двигаясь какими-то механическими движениями. С интересом осмотрел тело, размышляя, с чего бы начать. Наконец, решился и, замахнувшись, не сильно опустил веник согруппнику на спину. Тот поначалу слегка дернулся от неожиданности, но сопротивляться не думал. Тогда Юу осмелел и уже сильнее замахнулся, со смачным шлепком опуская веник между лопатками, затем по пояснице и постепенно переходя на ноги. - Каайф, - промычал Уруха, прикусывая локоть, на который положил голову. От этого низкого приглушенного голоса Аой рыкнул и с удвоенной силой шлепнул гитариста по заду. Тот ойкнул от неожиданности и приподнялся на локтях, кинув на Аоя удивлённый взгляд. - И... извини, я задумался, - попытался оправдать потерю самоконтроля Юу. Но осекся, когда заметил нечто любопытное. Ему показалось, или... Рука уверенно потянулась за полотенцем. - Юу, что ты делаешь? - Уруха шарахнулся в сторону, забившись в угол. Аой воспользовался этим и, зажав его между двумя стенками, схватился за край полотенца... - Юу, прекрати! - продолжал возмущаться парень, но сопротивляться не спешил. Поэтому в следующее мгновение полотенце полетело на пол а ошарашенному взгляду брюнета предстала... не хилая эрекция. - Что это... На что это у тебя? - Ну, я просто размяк, тут так тепло и приятно, и в общем... - затараторил Уруха, в поисках нужной отмазки. Он не хотел признаваться в истинной причине возбуждения ни себе, ни тем более ему. Но осознание правды всё же сидело где-то внутри, давая о себе знать ярким румянцем, заливающим щеки. - Это не то, о чём ты подумал, честно! Просто... Я себя чувствовал... Ну... Аой улыбнулся. Смятение сменилось твёрдой уверенностью от постигшей его догадки. И в своей правоте он не сомневался. Поэтому уверенно обхватил член рукой, двигая ею вдоль ствола. Неуверенное лепетание блондина тут же сменилось тщетно сдерживаемыми стонами. Откинув голову назад и вцепившись в плечи друга, он уже непроизвольно начал подаваться ему навстречу, в поисках чего-то большего, более ярких ощущений. Для Аоя это послужило сигналом, поэтому вторая рука скользнула вниз. Сначала пальцами массируя вход снаружи, затем медленно проникая внутрь, он осторожно раздвигал стенки судорожно сжимающихся в предвкушении мышц. Открытые стоны подхлестывали ещё больше. Он сильнее и быстрее двигал пальцами, пытаясь протолкнуть их как можно глубже, чтобы попасть по той заветной точке и приумножить наслаждение. Уруха выгибался всё больше, ногтями сдирая кожу с плеч брюнета. От этого гитарист сходил с ума, не представляя что будет, когда он войдет в него целиком и не пальцами. А Уруха просил большего, и тело вторило ему. Сдавшись, Аой прорычал что-то непонятное и закинул его ноги себе на плечи. Пристроившись возле аппетитной попки блондина, он уже предвкушал обхватывающую его жаркую тесноту... Когда Такасима уперся в него руками, не давая приблизиться более. Аой удивился, больше всего боясь в эту минуту получить отказ. В противном случае, им обоим бы пришлось не сладко. Но он всё же ослабил хватку, хотя Уруха даже не пошевелился, смущенно смотря куда-то в сторону. Помолчав немного, видимо, собираясь с мыслями, он тихо заговорил: - Перед тем, как ты сделаешь это, я должен тебе кое-что сказать. На этих словах сердце Аоя ушло куда-то в пятки. Но он взял себя в руки и молча продолжал слушать, хотя ноги предательски тряслись. - Перед тем, как ты сделаешь это, я хочу, чтобы ты знал... Юу, - парень с шумом выдохнул сковывавший его лёгкие воздух и, словно давно заучнную речь, выпалил: - Не знаю, как ты отнесёшься ко мне после этого, и как сложатся дальнейшие наши отношения: сможем ли мы спокойно общаться после такого… Лично я – вряд ли, но больше сдерживаться не в силах. Я пытался жить с этим уже на протяжении нескольких лет, но быть спокойным и сдерживаться становится всё труднее. Невыносимо понимать, что человек, который много значит для тебя находится вот так близко, но в то же время далеко. Широяма Юу, с того самого первого дня, когда мы впервые встретились, я понял, что ты необычный человек, и… я люблю тебя! Гитарист слушал эту исповедь раскрыв рот от удивления. Он и представить не мог, что внутри его друга могло засесть такое чувство, и что он может описать его такими красивыми словами в данный момент. Ведь Аой сам нередко пытался их выразить, но получались либо бессвязные отрывки мыслей, либо выходила лирическая песня, идейную основу которой брюнет тщательно скрывал. Но чтобы сказать это в лицо своему вдохновителю… Поэтому, избавившись от этой необходимости, он счастливо улыбнулся. На что Уруха поднял на него удивлённые глаза. Тогда Аой наклонился к нему, вплотную приблизившись к лицу, и в самые губы прошептал: - Знаешь, я ведь тоже тебя люблю. - Юу… - Уруха удержал голову брюнета, и тот с удивлением заметил в его глазах крупинки слёз радости. Счастливо улыбнувшись, блондин потянулся к его губам. Аой подался ему навстречу и, в это же время войдя одним резким движением, поймал ртом тихий стон. Он замер, ожидая, когда Уруха привыкнет к нему, и старался поцелуем отвлечь от боли. И тот отвечал ему с нарастающим энтузиазмом и страстью. Сцепив руки на шее брюнета, он сильнее прижался к нему и, словно в отместку за то, что оказался пассивом, буквально насиловал языком его рот. Оторвался он лишь на мгновение, чтобы прошептать «давай», тем самым заставив своего любовника мелко задрожать в предвкушении. Аой слегка подался назад, но затем, выйдя из тела почти до конца, вновь с силой толкнулся внутрь. Затем снова, и снова, с каждым толчком добавляя ярости и получая ещё больше удовольствия от секса, чувствуя в этот момент безграничную власть над телом любимого. К примеру, чтобы оно сильнее дёрнулось, нужно было резко толкнуться вперёд. Чтобы забилось мелкой дрожью – выйти почти до конца и очертить головкой края ануса. А чтобы подалось навстречу, достаточно было войти под небольшим углом чуть вправо. Несмотря на то, что баня начала остывать, температура двух соприкасающихся тел поднималась под воздействием охватывающего их и нарастающего возбуждения. Уруха откинулся назад, чтобы, словно рыба, выброшенная на берег, ртом заглатывать воздух, который он тут же с громким стоном выдыхал в шею Юу. У него уже голова шла кругом от экстаза, но он продолжал просить: - Юу, сильнее… Охх… Пожалуйста, сильнее!.. Несмотря на усталость и дрожь в коленях, Аой исполнил его просьбу. Тяжело дыша, он прижал ноги Кою к стене, тем самым переместив часть тяжести тела на руки и облегчив этим себе задачу, и принялся ещё быстрее и яростнее вбиваться в податливое тело. Уже через несколько таких толчков, Уруха больно вцепился в плечи Юу, прохрипев: - Я… я не могу больше… Я… я скоро… - Я тоже. Сейчас… - пробормотал в ответ Аой, сжимая лодыжки парня сильнее и прикусывая нижнюю губу, чтобы попытаться сдержать стоны. Но когда он почувствовал, как судорожно сжимаются мышцы вокруг него, не выдержал, и громко выдохнул: - Даа… Передёрнувшись от переизбытка наслаждения, он кончил в тело любимого, опустившись в изнеможении на колени. Уруха устало опустил ноги ему на плечи и, боязливо коснувшись ещё не спавшей эрекции, стал осторожно стимулировать себя. Аой, всё ещё тяжело дыша, наблюдал, как из него вытекает струйка его спермы… Сглотнув вновь подступивший ком возбуждения, он подтянул поближе бёдра блондина и, слизнув белую терпкую дорожку с ягодиц, поднялся к анусу и облизнул его. Рука Кою начала двигаться быстрее. Аой улыбнулся этой пошлой картине: возбуждённый до предела любовник, широко раскинув ноги, отчаянно надрачивал себе в клубах горячего пара; он крепко зажмурился и тихо всхлипывал, в предвкушении приближающегося оргазма. Широяма склонился над ним. Прошептав: «Я люблю тебя», он нежно поцеловал его в шею. И этого хватило Урухе, чтобы с протяжным стоном кончить себе в руку. Через несколько минут они двое сидели, откинувшись на скамье и крепко сцепив руки. Аой влюбленными глазами смотрел на развалившегося рядом Уруху. Тот сидел с закрытыми глазами и блаженной улыбкой на лице. - Эх, закурить бы сейчас, - мечтательно протянул он. Давай тогда выходить. Сакай-кун нам ещё и бутылку водки поставит, - тут Юу сильнее сжал ладонь блондина. – Только давай вместе. Уруха наконец открыл глаза и, счастливо улыбнувшись, сказал: - Есть другие варианты? – с этими словами он легонько чмокнул Юу в уголок губ. Затем, встав, потянул его за собой. Но у самого выхода Аой остановился и, притянув Кою за руку, крепко его обнял и нежно поцеловал. - С этого дня я просто обожаю баню! – радостно добавил он. *** - Кою? - сонным голосом пробормотал Аой, подпрыгнув в постели, когда к нему под одеяло залез блондин. - Что ты тут делаешь? Вдруг нас увидят? - Не переживай. Если кого и спалят, то только Акиру с Ютакой, - Уруха хитро улыбнулся, - На их стоны половина отеля сбежится. Широяма прислушался. Только сейчас до его слуха добрались приглушённые стеной низкие стоны Рейты и, прерываемое звериным рычанием, бормотание Кая. Как гитарист мог не услышать такого? Видимо, устав после бани он уснул «без задних ног» сном пожарника. Урухе надоело разглядывать сонно-удивлённое выражение лица приятеля, поэтому он зашебуршился в кровати, привлекая к себе внимание. - Мне холодно и одиноко у себя в номере. А у тебя тут так уютно, - промурлыкал парень, сворачиваясь калачиком. Он жестом пригласил брюнета лечь рядом и, когда тот примостился на соседней подушке, схватил его в кольцо объятий и крепко прижался всем телом. - Ты теперь мой, я тебя никогда не отпущу и никому не отдам, - восхищенно бормотал он. - Твой, твой. Куда теперь я от тебя денусь? - тихо посмеивался Юу. Лично он был ещё как не против.