Пески английских королевств 406

AnnyKa автор
Jimmycoy бета
I_am_SherLokiD гамма
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
James McAvoy, Michael Fassbender (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Майкл Фассбендер/Джеймс Макэвой
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ООС

Награды от читателей:
 
Описание:
В душных пустынях рождаются не только дикие песчаные бури, особенно когда так нужна живительная влага.

(АУ на основе образов Лето из "Детей Дюны" и Стелиоса из "300 спартанцев" )

Посвящение:
Написано специально для группы ВК: https://vk.com/fassavoy_club

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка: https://pp.vk.me/c614716/v614716915/13371/NjOeNejgqVg.jpg

You don't want to see inside of me

8 июля 2014, 14:15
В учебниках истории говорилось, что когда-то на Земле было бессметное количество воды. Бесконечные океаны, озера и реки. А пустыни были лишь незаметными песчаными пятнами на теле планеты. Должно быть, этот мир был прекрасен. Наверняка прекраснее того, что вырос на кладбище прошлой жизни, разделенной на континенты и острова и не покрытой песком. Сейчас о прошлом напоминали только символические названия королевств, закрепившихся в густых песках, да книги, к которым был доступ лишь у знати. От палящего солнца было невозможно скрыться. Светлая одежда пропиталась потом, липла к телу, а капюшон с трудом спасал от зноя, создавая блеклую тень. Джеймсу казалось, что он сросся с проклятым нагретым седлом и усталым белым конем за время долгой поездки. И бесконечный песок все еще стоял перед глазами даже после того, как юноша проехал через огромные ворота крепостной стены и въехал в чертоги суетного города. Песчаные барханы словно миражи стояли перед мысленным взором и накладывались дымчатыми образами на улицы и здания, просачивались в густую тень от высоких строений. Но Джеймс знал, что скоро это наваждение пройдет, просто он слишком давно не видел ничего, кроме песка. И оттого сложнее отвести взгляд от огромного богатого дворца, возвышающегося в центре города. - Господин! - Черт, - едва слышно вздохнул юноша, не желая оборачиваться на голос, и, делая вид, что не слышал его вовсе, продолжил ехать по узкой рыночной улочке, но все равно отчетливо ощущал своего преследователя. Взгляд невольно скользнул по неровным стенам жилых домов: на них столько перекладин и деревянных каркасов, небольших навесов. Легко было бы взобраться по ним прямо сейчас, проскользнуть в какое-нибудь окно и дальше уже добраться до дворца пешком. - Господин, прошу вас, подождите, - взмолился знакомый запыхавшийся голос, и Джеймс неохотно остановил коня, спешился, непривычно чувствуя под ногами твердую землю, а не сыпучий песок. Этой мощеной дорожке не хотелось доверять. - Ты уже здесь, Алан? – как можно приветливее спросил юноша у подошедшего к нему немолодого советника в дорогих сиреневых одеждах, которые так сильно выделялись на фоне остальных одеяний людей, что Джеймс задумался, как на его прислужника до сих пор не напали и не ограбили. И только потом заметил городскую стражу, которая, почти сливаясь с толпой, стояла у стен. Сильные, словно окаменевшие мужчины в минимуме доспехов, но тяжелых потертых алых плащах с капюшонами, которые были вовсе не нужны в городской тени, однако необходимы под палящим солнцем. - Господин, вы не можете передвигаться по городу без сопровождения. Для человека вашего статуса это недопустимо. Если бы я раньше узнал, что вы прибудете, то организовал бы соответствующею встречу. - С музыкой и фанфарами? – хмыкнул Джеймс, слегка потягиваясь. - Нет уж. Тем более, я ненадолго. - Но господин, вас не было почти полгода… - И тут ничего не изменилось, - закончил за него юноша и передал советнику поводья. – Позаботься о Таросе и отзови охрану, - Джеймс предупреждающе посмотрел на стражников, которые уже готовы были взять его в плотное кольцо и сопроводить до самих покоев. *** Лязг мечей звенел в знойном воздухе, наполненном запахом пота и крови. Солдаты бились изо всех сил, стараясь продемонстрировать все свои умения новым рыцарям королевства. Все хотели заслужить почетное место в элитном подразделении внутренней городской стражи. Все лучше, чем ждать, когда тебя перебросят охранять стену от набегов диких существ, зародившихся в бесконечных песках снаружи от надежных высоких стен. - И он называет себя воином? Позорище! – фыркнул Майкл, ни к кому собственно не обращаясь, рассматривая одну из шести сражающихся пар воинов, которые с рыком кидались друг на друга, сминая ногами мягкий песок боевой площадки, залитой солнцем. - Черт, еще час назад здесь была тень. Они должны это учесть, - нервно проговорил один из воинов, ожидавших своей очереди. Майкл хрипло рассмеялся, хищно оскалился и посмотрел на проклятого труса. - Тебе мешает биться солнце? Тогда какого черта ты вообще здесь делаешь? - Завались, мне не мешает солнце! Но биться в тени намного проще… - По мне без разницы: тень или солнце. А с тобой я бы и с завязанными руками справился, - Майкл снова оскалился, расстегнул свой алый плащ и откинул его на белую каменную лавку, словно специально демонстрируя собравшимся воинам свое сильное мускулистое, но при этом гибкое тело. - Ты даже не возьмешь ничего из брони? – с легкой наигранной усмешкой спросил воин, чтобы скрыть свое волнение. - Она сковывает движения, - просто ответил Майкл с очередной ухмылкой и стянул с запястья едва заметный шнурок, закрепив им длинные, чуть ниже плеч, волосы, чтобы они не лезли в лицо. - Молись, чтобы мы не бились в паре. Не хочу, чтобы все было настолько просто, - хмыкнул мужчина. *** Тени от витражных резных окон причудливым узором ложились на белый чистый пол. Шаги отдавались эхом от высоких стен. Джеймсу удалось оторваться от своего советника, но он знал, что это ненадолго: раз тот прознал о возвращении принца, то скоро слетятся политиканы и снова начнутся все те же проблемы, которых не было лишь за стеной, в раскаленных песках. Он помнил расположение коридоров и точно знал, как добраться до тренировочной площадки; не стал тратить время на переодевание или отдых: все это потом, все это не важно. Главное… Звон мечей. Джеймс довольно хмыкнул и поправил сумку, из которой торчали свертки плотной бумаги, и, ускорив шаг, вышел на узкий балкон, выходящий на тренировочную площадку. - Стоять! – рявкнул охранник, преграждая проход, - Вход только для… Джеймс неохотно стянул с себя капюшон и посмотрел на командующего королевской стражи, облаченного в легкие плотные доспехи, в которых он едва ли не варился заживо. - Прошу прощения, - тут же выпалил старый воин и отдал честь юноше, который был почти вдвое ниже него. - Ничего, отбой, - махнул рукой Джеймс и с азартом улыбнулся, даже забыв про свою усталость и нещадную боль в ногах. Он прошел до центра балкона и перегнулся через перила, оценивающим взглядом окинул сражающихся воинов и тех, кто только ждал своей очереди; едва уделил внимание судьям, следившим за отбором. - Сколько? – не отрывая взгляда неестественно синих глаз от боевой площадки, спросил юноша. - Пока подошло только десять человек. Идет третий круг. Выделились трое, не проигравшие ни одного боя, - отчитался начальник стражи и указал на стоящих в стороне мужчин, которые должны были вступить в следующий бой. Двое дожидались своей очереди, но один, радостно оскалившись вступил в бой. - Всего лишь? В прошлый раз было больше, - неодобрительно заметил Джеймс, разглядывая практически обнаженного воина, который играючи расправился с тремя противниками. - Сколько человек вам нужно, господин? – спросил начальник стражи, вытирая пот со лба. Джеймс не ответил, а прищурившись посмотрел на яркое солнце. - Мы отберем вам лучших воинов. Если желаете, устроим поединок на смерть… - Нет, - покачал головой Джеймс и спокойно направился к винтовой лестнице, ведущей к площадке. - Господин, прошу вас, вы не должны! – в ужасе выпалил глава стражи и поспешил за гибким юношей, который уже спустился по каменным ступенькам и теперь смотрел на воинов в опасной близости. Шум сражений здесь был намного заметнее. - Господин, - тут же подоспел еще один воин из королевской стражи, который до этого следил за показательными боями. – С возвращением вас. - Спасибо, - улыбнулся юноша. – Мне нужен человек для вылазки. - Мы можем собрать лучших воинов. - Нет. Я сам выберу. Эти ведь уже прошли отбор? – Джеймс кивнул в сторону группки воинов. - Да. - Господин, - к ним тяжело подошел начальник стражи. – Прошу, это слишком опасно, здесь бывалые воины и наемники… - Ничего, - спокойно сказал юноша с беззаботной улыбкой, снял с плеча сумку и кинул ее к стене. - Черт, ваш отец убьет меня, - попытался хоть как-то убедить принца начальник стражи, с ужасом глядя, как юноша стягивает с себя ботинки, а затем снимает легкий плащ и светлую просторную рубашку. - Он не узнает, я быстро, - пообещал Джеймс, весело подмигнул и взял из общей кучи оружия деревянную пику. – Остановить бой! – обреченно приказал мужчина в доспехах и все тут же замерли, непонимающе уставившись на него, а тот только посмотрел на принца. - Все десять, - спокойно сказал он, и его глаза стали ярче. - Освободить площадку. Как только воины с недовольным хриплым ворчанием стали отходить к стене, МакЭвой неспешно ступил на горячий песок боевой площадки и повел плечами, разминая спину. Глубокий вдох. Горячий воздух медленно растекался по телу, наполняя каждую его жилку воздушным пламенем, и юноша уже не вслушивался в слова начальника стражи. И так знал, что он все сделает как нужно. *** - Какого черта? – непонимающе спросил Майкл, глядя, как сам начальник стражи освобождает площадку ради какого-то худосочного юнца. - У нас что, самоубийца нашелся? – бодро хмыкнул Варло, который уже успел пройти отбор вместе с Майклом. - Слушать сюда, отребья, - рыкнул начальник стражи, но выглядел как-то напряженно. – Десять прошедших отбор, на площадку! Майкл переглянулся с остальными, кто-то пожал плечами, и они все вернулись на раскаленный песок. Юноша стоял неподвижно, словно не замечая их, замер - казалось, даже не дышал - и опустил голову. Майкл внимательно осмотрел его слишком бледное, даже нежное с виду, тело. Идеальное, если не считать странных чешуйчатых полупрозрачных наростов, тянувшихся от его правового локтя вверх до шеи и заползавших на щеку. Это придавало юноше болезненный вид, который только подчеркивала его внешняя хрупкость. На воина не похож. Может, кто-то из знати просто решил позабавиться. Потренироваться. Тогда это была бы глупая шутка. Майкл не хотел сражаться вполсилы, чтобы угодить какому-то изнеженному пареньку. - Кто с ним справится, получит место в королевской страже; остальные свободны. - Что? - Какого черта? Запротестовали воины, которые уже были уверены в том, что получили работу. - Да легко, - фыркнул Майкл и нагло оскалился. – Я эту девчонку в раз завалю, - теперь он уже не отвлекался от нежного создания в центре площадки, дожидаясь, пока закончатся возмущенные крики и наконец-то дадут сигнал к бою. - Начали! Десять мужчин почти одновременно сорвались с места, но Майкл дорвался до неподвижной цели первым и занес меч, собираясь прижать лезвие к белой груди, которая так спокойно вздымалась, но острие так и не достигло плоти. Все случилось так быстро и вместе с тем нереально медленно. Майкл видел, как спокойно, неспешно юноша меняет позицию, отстраняясь от лезвия, позволяя ему пройти совсем рядом практически параллельно его груди, а воину - по инерции шагнуть вперед. Майкл видел его спокойное лицо и взгляд ярких глаз без белков, которые были залиты синевой. Звон оружия и враждебный хрип мужчин, всем скопом набросившихся на бледного юношу, гудели над тренировочной площадкой. Опытные воины решительно кидались в бой, но не могли даже коснуться своей цели. Бледный паренек ускользал от каждого удара, протекал между ними, двигался спокойно, был неуловим, словно холодная вода, утекающая сквозь пальцы. Но каждый его удар был точным и всегда достигал незащищенного тела. И когда Майкл ринулся на него во второй раз, юноша легко отбил удар, едва не выбив меч из его сильных рук. Прежде, чем успел опомниться, Фассбендер почувствовал резкую боль в груди и не смог устоять от быстрого удара ногой в грудь. Бой не будет долгим. Майкл понял это, когда поднялся и увидел, что помимо него осталась еще пара человек, и вознамерился прижать верткого юношу во что бы то ни стало. Не осталось ни палящего солнца, ни обжигающего стопы песка, ни усталости в теле от прежних боев. Даже стены замка не были видны. Только белый юноша с синими глазами, который почему-то перестал нападать и лишь уклонялся от каждого удара. Словно проклятый дым, растворялся, перетекал, позволяя лезвию проходить совсем близко от своего тела, не причинив вреда. - Хватит танцевать со мной, ублюдок! – рыкнул Майкл, не обращая внимания на то, что он остался единственным, кто еще стоял на ногах, и начальник стражи уже дал команду остановить бой. Фассбендер бросился на верткого юношу, чувствуя, как ярость закипает в крови, и на этот раз не позволил ему уклониться, начав оттеснять наглеца к стене. Но, как только он почувствовал свое превосходство в силе, паренек вновь ускользнул от его меча, опуская свое оружие и даже не пытаясь защитится. Боль и резкое падение. Горло передавило, дышать стало невозможно, и Майкл вцепился в лодыжку возвышающегося над ним парня, который еще сильнее надавил стопой на горло и внимательно смотрел в лицо побежденного воина своими невозможными синими глазами, удерживая пику над его головой. - Он, - коротко сказал юноша и отшвырнул свое оружие, отошел от Майкла, больше не удостоив его даже взглядом. - Конечно, господин, - с поклоном сказал начальник стражи, а Майкл перекатился на бок и, растирая шею, смотрел, как юноша подбирает свои вещи и направляется к выходу. - Вставай, - хрипло прикрикнул на Майкла начальник стражи и сам подошел к воину, но тот ловко поднялся и убрал меч в ножны. - И что это было? – спросил он, все еще глядя на лестницу, наверху которой скрылся странный юноша. - Это значит собирайся, завтра утром выдвигаешься вместе с принцем Джеймсом. И ради всего святого, надень какие-нибудь штаны. *** - Господин, это неразумно! Я не могу позволить наследнику престола выдвигаться в сопровождении какого-то дикаря, который даже не служит короне! – Алан задыхался от возмущения и волнения, пока Джеймс делал пометки на принесенных картах. - Я с ним сражался, - спокойно сказал юноша. – Он не сможет меня убить, но сможет помочь. Мне нужен такой человек. - Боже! Если вам нужен воин, просто выберите из лучших в нашем королевстве. Титулованных, преданных и проверенных. - Я видел, - Джеймс поднял на советника свои неестественные глаза. – Я могу доверять ему больше, чем вам. - Ч… что вы такое говорите, господин, - побледнев от страха спросил советник и отошел на пару шагов… - Приведи его ко мне перед отъездом. *** Штаны слишком плотно облегали сильные ноги, казались неудобными после привычной минимальности в одежде. Майкл шел по дорогим коридорам жилой части замка в своем потертом алом плаще и невольно осматривался. Хотя убранство жилища королевской семьи его волновало меньше, чем человек, к которому его вели. - Значит, это правда, - задумчиво проговорил Майкл, обращаясь к своим хмурым надзирателям – провожатым, облаченным в дорогие одежды королевской стражи. – Он видит будущее? - Так говорят, - пожал плечами стражник, тот, что пониже. - Точно может, - кивнул худощавый страж, с явным энтузиазмом. Видимо, обсуждение блудного принца было излюбленной темой, а его внезапное возвращение только подогрело интерес. - Я слышал, он очень силен, превосходит всех наших жрецов в этом. - Тогда чего он сам не служит богу? От него было бы больше пользы в городе, раз он может будущее видеть, - не согласился первый. – Вон может пожар в прошлом году увидел бы, да предупредил бы народ, а не таскался по пустыням. Майкл хмыкнул себе под нос. Он слышал, что редкие люди способны видеть будущее во снах. Но юноша, с которым он бился, явно мог гораздо большее и уж точно не спал. - Не знаю, что ты такое сотворил, что принцу нашему приглянулся, но можешь молиться за душу свою, - хмыкнул низкий воин и покосился на Фассбендера. - Для меня будет честью погибнуть, сражаясь за принца, - оскалился в ответ Майкл. - Или быть сожранным змеями или песчаными тварями, а может, кем похуже, кто за стенами живет. - Принц уводит за собой только на гибель, - кивнул другой охранник. – Выжить в этой пустыне есть шанс только у него. Ну, если к кочевникам прибиться, может и повезти, но сами они страшнее зверей из песка. - Знаю, я был там, - перебил Майкл, сворачивая вслед за ними в широкий коридор, ведущий к огромным створчатым резным дверям, залитым золотистым светом из высоких арочных окон. - Ты только не зли его, - посоветовал низкий охранник со странным смешком, прежде чем потянуть двери на себя и пропустить Майкла в просторные покои. - Господин, мы его привели, – отчитался один из охранников, но принца не было видно в помещении с книжными стеллажами, набросанными на пол подушками да столом с картами и шахматной доской. - Свободны. Он может пройти, - послышался голос из соседней комнаты, в которую вел широкий проход без дверей. - Да, господин! Двери с грохотом закрылись, и Майкл, немного постояв на пороге, все же решился пройти в комнату своего принца. И он нашел его. Высокая светлая комната была практически пустой. Солнечные лучи из огромного, как и везде, окна заливали все помещение, казались физически ощутимыми. Блики скользили по гладкой поверхности ванной, в которой нежился Джеймс, запрокинув голову; с кончиков волос по капле скользила вода. Майкл в изумлении замер: он лишь раз в жизни видел так много воды в одном месте, и то было охраняемое пресное озеро. А это ванна. Целая ванна драгоценной воды. Да на такое сокровище можно было несколько месяцев безбедно жить и ни в чем себе не отказывать. Мужчина сделал шаг по выложенному черно-оранжевой плиткой полу, но снова остановился, завороженно глядя на бледное создание в ванной. - Имя, - не открывая глаз, спросил принц. - Майкл. Фассбендер, - ответил мужчина. – Из бывшего ирландского народа. Прибыл в шотландское королевство вместе с остальными беженцами семь лет… - Да, я понял, - прервал его принц и чему-то усмехнулся. – Знаешь, прежде наши земли были покрыты травой и лесами, повсюду была вода. Наши земли омывал океан, - задумчиво сказал Джеймс. – А теперь мы увязли в песке, - он облизал яркие губы и открыл почти светящиеся от синевы глаза, посмотрел на Майкла, который не знал, что ответить, и все еще смотрел на ванну и обнаженного юношу в ней. Его чешуйчатые наросты странным образом отступили, отпустили его лицо и шею и теперь лишь тонким узором покрывали плечо и лопатку. - Мы выдвигаемся до рассвета, - сообщил принц, скользя взглядом по длинным ногам, накачанному прессу, сильной груди и красивому, хищному лицу воина. Хотя сейчас он вовсе не походил на хищника. Скорее, на ручного волкодава. Плеск воды. Еще несколько драгоценных капель упало на пол, а вслед за ними цветной плитки коснулись бледные стопы принца. Майкл стиснул зубы, стоял как можно спокойнее, наблюдая за Джеймсом, поражаясь, как вообще у столь сильного мужчины может быть такое тело. Бледное и нежное, жилистое и явно гибкое. С такими упругими ягодицами и сильными плечами, худыми ловкими руками. И его невысокий рост… - Раздевайся, - спокойно сказал Джеймс, проводя рукой по мокрым волосам и не поворачиваясь к воину. - Да …- чуть сипло сказал Майкл, расстегивая плащ, и принялся стягивать проклятые штаны и сбрасывать обувь, все еще наблюдая за принцем, скользя жарким взглядом по его позвоночнику. Он не думал над его словами. Майкл вообще предпочитал действовать и полагаться на инстинкты, а сейчас они рычали вовсю, давая вполне определенные команды. Он быстро оказался позади Джеймса и коснулся его бедра, прижимаясь к нему сзади. - Мой принц, - выдохнул на ухо Джеймсу Майкл и хотел уже коснуться его губами, но ладонь принца накрыла его лицо. - В ванну, - коротко пояснил Джеймс. – Вода еще осталась. Хочу, чтобы ты отмылся перед дорогой. Нам еще не скоро представится такая возможность, - он сильнее надавил на лицо воина и ничего не сказал, словно игнорируя тот факт, что всего мгновение назад в его зад упирался твердый член обнаженного воина. - Как прикажете, – с трудом выдохнул Майкл и отшагнул к ванной, теперь уже с сожалением разглядывая, как капли воды стекают по стройному телу Джеймса. – Могу я спросить? – начал Майкл, забираясь в мутную воду, непривычно чувствуя, как она окутывает его возбужденное тело. Такое приятное невероятное ощущение, от которого появляется нежная легкость. - Да, - разрешил принц, потягиваясь, заставляя Фассбендера проклинать все, что только существовало в этом мире. - Почему вы выбрали только меня? – надежды на то, что разговор поможет отвлечься, было мало, но это лучше чем молча наблюдать за принцем. - За стенами в нашем лагере невозможно прокормить большое количество людей, а смертность там высокая. Я обещал привести пополнение. И мне достаточно одного, - спокойно сказал юноша и, подняв с пола мочалку, небрежно придвинул табурет к ванной, в которой отмокал воин. Майкл непонимающе прищурился, следя за тем, как принц усаживается рядом, и напрягся, когда Джеймс обмакнул мочалку в мутной воде, прижал ее к его животу и повел вверх к груди, нажимая сильно, почти царапая кожу. - Вам не обязательно… - растерялся Фассбендер и хотел остановить МакЭвоя, но тот легко отбил его руку. - Сиди спокойно, - приказал Джеймс и посмотрел Майклу в глаза, пронизывая его этим нечеловеческим взглядом. Казалось, он может видеть его насквозь, проникать в мысли и душу, впитывать в себя всю сущность человека своими синими глазами. - Странно, что ваши люди гибнут так быстро, с вашими-то способностями, - постарался продолжить разговор Майкл, сжимая края ванной так крепко, как сейчас хотел бы сжимать тело юного принца перед собой, уже подозревая, что этот визит - не благодарность, а наказание за что-то. - Я не могу видеть все, - с легкой грустью заметил юноша, стирая грязь с сильного тела воина, заставляя его напрягаться, когда колючая мочалка задевала чувствительные соски. – Могу спасти тех, чьи смерти я видел, тех, с кем я рядом во время сражений. Я не могу видеть судьбу каждого человека постоянно, - пояснил принц, снова опуская руку в воду, растирая бока своего нового провожатого, словно специально игнорируя его напряжение, хотя на алых губах появилась легкая улыбка. - Я не погибну в песках и один. Но мне нужен тот, кто будет охранять мой сон, - его рука скользнула по бедрам и снова резко поднялась вверх, и теперь Майкл был уверен в том, что Джеймс его просто пытает. Какая-то извращенная проверка. - Ты плохо спишь? – Майкл не выдержал, отбросил официальный тон и оскалился в улыбке, жарко глядя на Джеймса. - Это даже сном трудно назвать, - принц вновь достал руку из воды и оставил мочалку, поднялся с места, оставив Майкла озадаченным и разочарованным. - Мы выдвигаемся завтра до рассвета. Подготовься. *** Постоянно видеть образы будущего было привычным с самого рождения и даже еще до него. Джеймс не знал, как воспринимают мир остальные, хотя пробовал представить. Это, наверное, прекрасно – жить только существующим мгновением. А для него даже находиться с людьми означает проживать множество моментов из возможного будущего. И этот воин. Майкл. Джеймс запомнил его имя. Еще в бою он видел, как этот человек побеждает его раз за разом. А затем, когда он пришел в его покои, Джеймс постоянно видел, что стоит ему расслабиться и воин уже готов будет прижать его к стене, жадно целуя обнаженное тело. Не враждебно и не в знак своего превосходства над своим же господином. Джеймс вовсе не видел никаких сложностей в сознании воина. В его мыслях все было на удивление просто, насколько смог понять Джеймс. А потому и взял его с собой. Ему можно будет довериться, и он будет предан всем сердцем и душой тому, кто смог победить его в бою. Во снах он снова дышал прохладным влажным воздухом и касался свежей травы. Видел бескрайние живые земли, окруженные водой, и чистое небо. В воздухе пахло приближающимся дождем, а тело ласкал сильный ветер. Он становился холоднее и просачивался под кожу. Пробирал до костей. Медленно доносил с собой запах крови и отзвуки криков, которые надвигались со спины. И Джеймс не хотел оборачиваться… Он рывком сел в постели, пытаясь унять бешено бьющееся сердце и дрожь в теле. - Проклятье, - тихо выдохнул юноша, отбросил тонкое одеяло и поднялся на ноги; принялся собираться, хоть выезжать было еще рано. *** Жара стала естественной, и если бы каждую ночь Джеймс не вдыхал прохладный влажный воздух своих видений, то и не поверил бы, что такое и в правду может существовать в природе. До перевалочной базы – крохотного оазиса, где закрепилась разведгруппа шотландского королевства - было две недели пути, и компания была очень кстати. Осталось только выбрать путь, по которому они оба смогли бы добраться до места живыми, избежав кочевников, песчаных бурь и диких охотников. К седьмому дню дороги у Джеймса голова болела уже не просто от жары, но и от постоянных видений, в которых их поджидала смерть. -...Я бы хотел добраться до края земли. До места, где песок встречается с бескрайней водой, - Майкл мог молчать часами, просто разглядывая своего подопечного принца, но затем обязательно срывался на разговоры, даже зная, что в жару Джеймс не особо разговорчив. Уже заметил это на своем опыте. А вот стоило опуститься прохладной ночи и остановиться где-нибудь, чтобы переждать это тревожное и опасное время, как МакЭвой оживал и мог подолгу болтать и даже шутить, хоть и делал это сдержанно и с каким-то дьявольским лукавством. И теперь уже Майкл точно знал, почему нужно охранять сон принца. Он видел, как тревожен юноша, когда спит, как с его алых губ срываются непонятные ему слова, а тело дрожит. Он просыпался всегда резко и испуганно. Тяжело дышал и выглядел как загнанный в ловушку отчаянный зверь, медленно приходил в себя и не обсуждал то, что видел в своих снах. - Эти земли существуют, но мы слишком далеко от них. Глубоко в центре пустынных земель. Многие поколения до нас пытались добраться до берегов, но погибали в песках, так и не достигнув цели. Мы заперты тут, – ответил Джеймс, поправил свой светлый капюшон и покосился на Майкла. В видениях он столько раз кидался на его защиту. Так безжалостно, словно кровожадный зверь, кидается на врагов, не подпуская ни единого к Джеймсу. Видел, как Майкл гибнет за него, как истекает кровью, как жертвует собой ради него, и не допускал, чтобы хоть что-то из этого произошло в реальности, неизменно выбирая самый безопасный путь. Но это могло бы быть. В возможном будущем Майкл точно сделал бы это. Так же, как в призраках будущего множество раз воин не выдерживал и прикасался к своему принцу, получая его разрешение, в реальности Джеймс сам все останавливал, лишь поймав на себе пылкий вопрошающий взгляд Майкла. Но не всегда удавалось находить обходной безопасный путь, порой любой шаг предвещал опасность и приходилось выбирать из двух зол. В реальном бою Майкл был еще ярче, чем в видениях Джеймса, скалился на врагов, предвкушая сражение, и бросался на них с почти животным рыком, двигаясь умело и естественно, словно был рожден для этого. Песок вздымался под его ногами, и плащ струился алым росчерком в жарком золотистом мареве. Звон металла и крики пустынных разбойников гудели в воздухе, а Джеймс даже не спешился, оставался чуть в стороне, позволяя Майклу наслаждаться кровавой бойней после долгого затишья в путешествии. Джеймс видел его движения и будущие жесты, замахи меча и врагов, окружающих его сейчас, и их движения в будущем. Полдюжины. Майкла лишь легко ранят в плечо. Ноги слегка провалились в мягкий жаркий песок, и конь взволнованно фыркнул, оставшись без своего спокойного наездника. - Одного пропустил, - тихо проговорил Джеймс, глядя на брызги темной крови. Они тяжелыми каплями окропили светлый песок, быстро впитывались в него, и вот несется человек, готовый напасть на безоружного юношу, а МакЭвой и не собирается доставать свой меч, зная каждое движение наперед. Уйти от удара просто, так же как оглушить и сбить с ног нападавшего, облаченного в грязные серые одежды. - Ты в порядке? – глубоко дыша спросил Майкл, только сейчас подбежав к Джеймсу. - Да, - кивнул юноша и посмотрел на своего воина. - Ты пропустил его. - Я не заметил… - Ничего. Все хорошо. Я не против иногда поучаствовать, - он улыбнулся и прикоснулся к влажному от пота лицу Майкла, осторожно стер с щеки росчерк крови и растер ее пальцами. Ветер выл подобно раненому зверю, он впитывал в себя песок, закручивал его и несся с невероятной скоростью. Дикий, неуправляемый, смертоносный. Он был повсюду, и Джеймс видел, как они гибнут в пасти этого природного монстра, не в состоянии найти укрытие. - Что-то не так? – Майкл замер и посмотрел на бледную руку Джеймса, которая упиралась ему в грудь, насильно останавливая. - Дальше не едем. Там у пещер есть какие-то развалины, мы можем укрыться в них, - спокойно сообщил МакЭвой, не собираясь объяснять. Он все еще видел ревущую бурю где-то на задворках своего сознания, но теперь они были живы. Это успокаивало. Но лошадей оставлять уже было нельзя. *** Майкл осмотрел небольшое помещение, вырезанное прямо в камне скалы, оно уходило достаточно глубоко, чтобы укрыть их от надвигающегося ветра, и до сих пор напоминало творение рук человека, а не обычные развалины. Факелы мягко освещали неровную комнату с возвышающимся в центре пьедесталом, изрезанным какими-то символами. - Это что, прежде был какой-то храм? – поинтересовался воин и неохотно снял со спины щит, приставил его к стене. - Да, - кивнул Джеймс и провел ладонью по шершавой неровной стене с вырезанными на них символами. – Языческий. Люди, которые сюда приходили, никогда не жили в наших городах, не знали ничего, кроме дикости песка. Пытались начать новую жизнь прямо на барханах у этих камней. - И жертвы приносили? – спросил Майкл, разглядывая алтарь. Камень был слишком темным, словно впитал в себя немало крови. - Да. Но это не помогло, - спокойно сказал Джеймс, вслушиваясь в рев ветра снаружи. – Почти два дня не утихнет, - проговорил юноша и кивнул сам себе. – Воды и еды нам хватит. Шорох тяжелой ткани. Джеймс обернулся и увидел, как Майкл расстилает на земле свой плащ, складывая ткань вдвое. - Тебе не стоит спать на голой земле или, тем более, холодном камне, - пояснил воин, демонстрируя слегка неловкую заботу. - Благодарю, - спокойно разглядывая его, кивнул Джеймс. Хотя лучше бы Майкл плащ оставил. Без него он был практически полностью обнажен, и то, что подобный вид был нормальным для воинов его народа, не означало, что полностью одетый Джеймс мог спокойно к этому относиться. И в своих мыслях он уже сам прикасался к Майклу, надеясь забыться в его ласках и страсти, зная, что может доверять человеку, умирающему за него в десятках возможных днях грядущего. От плотного плаща пахло потом, пылью, кровью и песком. Но это казалось успокаивающе приятным и надежным. Джеймс устраивался на своем импровизированном лежаке: стянул с себя плащ и рубашку и свернул их наподобие подушки. И, засыпая, он смотрел на обнаженную спину Майкла, который устроился у прохода, ведущего наружу, и по привычке принялся чистить свой меч. Тихий шорох успокаивал, а запах расслаблял, и Джеймс сам не заметил, как медленно уснул. Холодный воздух ласкал кожу, а лицо щекотала свежая, влажная от росы трава. Джеймс медленно открыл глаза и очнулся в привычном видении зеленой равнины, окруженной водой. Он медленно поднялся на ноги, чувствуя прохладную землю босыми стопами. Где-то вдалеке послышался раскат грома. Впервые в этом месте. А затем появился запах гари и дыма. Крики. Джеймс медленно развернулся, чувствуя, как холодеет его тело от сильных порывов ветра. - Нет… - в ужасе выдохнул юноша. Он смотрел на оазис, где было его поселение. Место, которое было его домом куда более близким, чем надежное королевство за огромными стенами. И теперь оно объято огнем, а среди домов черными тенями проходят кочевники в темных одеждах, с замотанными лицами и дикими глазами. Не люди и больше, чем звери, чума пустынных равнин, выжигающая все на своем пути. - Нет! - Очнись же! Резкий удар по лицу привел Джеймса в себя, но он не сразу понял, где он и что происходит. Тело трясло, а крепко державший его Майкл казался частью жуткого видения. - Нет! – снова вскрикнул с враждебным шипением Джеймс и вывернулся из сильных рук, завалил не сопротивляющегося воина и оказался сверху, крепко сжимая его горло. – Пепел. Кругом смерть. Они все мертвы…. – проговорил Джеймс и, ослабев, отпустил Майкла, чувствуя, как все внутри исчезает, скованное ужасом и страхом. Все те люди, которых он должен был защищать. Все те, кому он обещал лучший мир… - Что ты видел…? – осторожно спросил Майкл, неподвижно лежа на месте, чувствуя, как обмяк на нем Джеймс, прижимаясь всем телом и нервно обжигая грудь теплым дыханием. - Что мне больше некуда возвращаться… *** Часы в молчании и взаперти под пристальным взглядом Майкла сводили с ума, а ветер, казалось, завывал уже и внутри головы. Придется вернуться в город. Но Джеймс хотел лично увидеть руины. Найти каждого, кто был причастен к этому кровавому пепелищу, и своими руками забрать их жизни, даже если для этого придется поселиться в проклятой пустыне. И, казалось, Майкл это понимал. - Ты не обязан. Можешь вернуться, я забирал тебя не ради этого, - предложил Джеймс, не желая губить еще одного человека, который успел стать ему близким и важным. - Я последую за вами, куда бы вы ни направились, - спокойно и искренне сказал Майкл, развалившись на сухом землистом полу, наблюдая за тем, как Джеймс устроился на жертвенном алтаре, укрытом его алым плащом, и поджал под себя ноги. - Ты… - задумчиво проговорил принц и смог улыбнуться, точно зная, что прав. – Будешь рад в бою отдать за меня жизнь. - Смерть в сражении за то, что дорого, - прекрасная смерть, - Майкл легко поднялся на ноги и хищным, но настороженным шагом подошел к Джеймсу. - Ты не врешь, - подтвердил МакЭвой, позволяя воину подойти вплотную, уже видя на задворках сознания, как задыхается от напористого поцелуя и прогибается от касания грубых сильных рук, сминающих его рубашку. Он всегда останавливал этот момент, не позволял себя касаться. Делал так столько раз, что сбился со счета. А теперь замялся, замерев и чувствуя ласкающее дыхание на своем лице и горячую ладонь на своей талии. От прикосновения по телу побежали мурашки, и с ярких губ сорвался тихий вздох, который тут же был воспринят как согласие. Майкл целовался так же, как сражался: пылко, страстно, естественно и с наслаждением. Глубоко проникая в рот языком, сбивая дыхание, крепко сжимал короткие волосы Джеймса, притягивая его ближе и справляясь с его просторной светлой рубашкой. От него исходила такая сильная энергия - нечто большее, чем просто физическое прикосновение, что-то просачивающееся под кожу, сводящее органы судорогой, плотным комком сжимающее низ живота в пылком возбуждении, вспыхнувшем так быстро. Джеймс тихо вздохнул, поднимая руки, стягивая с себя ненужную ткань, и уже не слышал воя ветра. Дрожащий свет пламени факелов облизывал сильное тело Майкла, подчеркивал его крепкие мускулы, делая его с виду еще сильнее, чем он был, если такое возможно. Он походил на статуи, которые Джеймс видел в храмах… Да, бог войны или страсти мог выглядеть так же, как ласкающий его воин, который неровно дышал и хищно, счастливо улыбался, стягивая легкие штаны со своего нежного принца. Обнаженное тело скользило по алому грубому плащу, и самому Майклу не составило труда раздеться полностью. Он ловко взобрался на алтарь к синеглазому бледному повелителю и не мог оторваться от его губ и шеи. Ласкал и разминал жилистое тело, словно доказывая себе, что он и вправду согласен и не собирается сопротивляться. И Джеймс не собирался этого делать. Сам обхватил сильные плечи и принялся оглаживать сильную спину Майкла, чувствуя напряженные мышцы под грубой обветренной кожей, с волнением ощущая твердый внушительный член, упирающийся в его бедро. С губ вновь сорвался сладкий вздох, и тело прогнулось под напористыми ласками, а затем на мгновение перед глазами все расплылось вместе со светом факела, и Джеймс чувствовал, как Майкл крепко сжал его бедра и одним рывком перевернул, сам усаживаясь на смятом плаще, усаживая своего разомлевшего принца сверху, до боли сжимая мягкие ягодицы, вырывая первый несдержанный стон. Пальцы грубо и жестко проталкивались в напряженное тело, врывались, с каждым движением решительно растягивая напряженные мышцы. Джеймс крепко вцепился в сильные плечи, приподнимаясь и покачиваясь с движениями рук Майкла, чувствуя, как их члены то и дело влажно соприкасаются, и когда Фассбендер рывком вошел в него, надавливая на бедра, вынуждая опуститься до основания, боль была не так мучительна и приносила облегчение, с каждым движением растирая и разгоняя острое возбуждение в теле, заставляя его содрогаться от наслаждения в умелых, но грубых руках. Джеймс крепче жался к Майклу, позволяя ему направлять движения, хватался за него и тянул за длинные волосы, заставляя запрокидывать голову для порывистых поцелуев, сминающих стоны, когда тела уже были на пределе и плавились от жары, истекая потом. И только обессилев, прижавшись к Майклу, Джеймс слышал, как с последним рывком воин по-дикому рычал от наслаждения, сжимая своего принца до боли, не обращая внимания на вязкую сперму, стекающую по их телам. Он мягко повалил Джеймса на алтарь и неожиданно нежно, почти на одном вдохе, коснулся его приоткрытых губ, блаженно глядя в яркие синие глаза наследника престола. *** Буря затихла, развеялась в воздухе, оставив разводы на песке и удушающую жару. - До поселения без лошадей идти недели три. Но я знаю эти места, мы сможем добраться, - сообщил Джеймс, поправляя свой капюшон и наматывая тонкую ткань, оторванную от запасной рубашки, на лицо, пытаясь защититься от пыли в воздухе. - Как скажете, - покорно кивнул Майкл, преданно глядя на своего господина, заставляя того отвести взгляд и непривычно нахмуриться. - Какого… - вдруг тихо проговорил Джеймс, глядя на темное небо, надвигающееся на них с запада. И, словно отвечая на его незаданный вопрос, где-то вдалеке послышался раскат грома. - Языческий храм? – уточнил Майкл, неверяще глядя на грозовые облака. – Думаю, там просто неправильно молились.
Реклама: