Вместо нее 25

NecRomantica автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг и персонажи:
Тсунаёши Савада, Хром Докуро, Хару Миура, Киоко Сасагава
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Романтика

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
В любви, как на войне, все средства хороши

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написан на ФБ 2013 для фандома KHR!
4 июля 2014, 02:32
Хром общается с Кеко и Хару так близко, что может воссоздать их образы с точностью до мельчайших деталей. Кеко любит вязаные кофты и духи с фруктовыми ароматами, а еще у нее есть крошечная родинка над ключицей, босс наверняка обращал внимание. С Хару сложнее — она бойкая и шумная, и Хром трудно соответствовать иллюзии в силу собственного характера, но воспроизвести внешнюю идентичность тоже легко. Хару приходит к ней чаще других, подолгу рассказывает обо всем на свете, и Хром запоминает: как движутся руки Хару в момент разговора, как она улыбается или кривит лицо, если говорит о чем-то неприятном. И все же когда Хром приходит к выводу, что Кеко нравится боссу больше, камень неуверенности падает с души. Она долго ждет, прежде чем решиться: все-таки Кеко — ее подруга, одна из тех немногих, кто видит в ней человека, а не пустое место. Но тут — как на войне, все средства хороши, и перед маленьким зеркальцем, которое когда-то подарила Бьянки, Хром раз за разом репетирует: каре и светлые с рыжинкой волосы, наивный взгляд и полуулыбка — Кеко нечасто смеется в голос. Но голос ее Хром тоже копирует, повторяя раз за разом — «Цуна-кун, Цуна-кун». Ей кажется, что образ доведен до совершенства, соткан настолько идеально, что она даже рискует — выводит иллюзию навстречу Рехею. Родной брат Кеко как раз совершает очередную утреннюю пробежку и останавливается спросить, куда это она подалась так рано, и в его глазах — ни тени сомнения. Поэтому Хром практически перестает бояться. Однако этого мало, ведь нужно умудриться застать босса в одиночестве, а он то гуляет в парке с Кеко, то обедает с ней на крыше, и даже дома, где Хром надеется найти его за подготовкой к тесту, он штудирует учебники с Гокудерой и… тоже с Кеко. Он не расстается с Кеко ни на минуту — по крайней мере, Хром все видится именно так, потому что этой самой минуты ей вечно не хватает. И она почти прощается с кажущейся теперь совсем глупой идеей; проводит больше времени с Хару — та держится неплохо, а ведь тоже лишилась последней надежды — вступает в школьный литературный клуб, чтобы перестать думать о невыполнимом. И не может. Мукуро-сама говорил, что ей подвластно все — стоит только захотеть, а здесь она столько старалась, что бросать план на середине попросту жалко. И Хром набирается сил снова, повторяет не раз проведенную работу над образом — он безупречен по-прежнему: это как езда на велосипеде — научившись однажды, уже не забудешь, как держать равновесие и крутить педали. Удачный момент выпадает так скоро, что Хром окончательно убеждается — судьба наконец повернулась к ней лицом. Босс остается в школе после уроков — очередная пересдача теста — и в коридоре он бросает на Хром измученный взгляд, а она сочувственно улыбается в ответ. Кеко возвращается домой одна, но не сразу — вначале сворачивает в переулок, ведущий к ее любимой кондитерской. Вечером было бы проще: там редко зажигают фонари, и в полутьме изобразить незнакомца с недобрыми намерениями вышло бы легче, но Хром справляется. Кеко даже не успевает закричать, Хром прижимает к ее лицу пропитанный хлороформом платок, и тяжелое — несмотря на то, что Хром приняла вид мужчины вдвое выше и сильнее себя — тело оседает в руках. *** Она готовится особенно долго — проверяет мельчайшие детали, смотрится в зеркало каждые две минуты: все на месте. Коричневая родинка, оранжевый свитер, аккуратная — волосок к волоску — прическа. Взгляд, движения, мимика — все как надо, все так, что встреченные по пути к дому босса одноклассницы Кеко останавливаются, и Хром болтает с ними, удостоверяясь — они не подозревают. Однако речь вдруг заходит о каком-то незнакомом Хром мальчике, и она сбегает, сообщив, что торопится по делам, а потом останавливается за поворотом и долго пытается отдышаться: чуть не прокололась. После этого, с каждым шагом, приближающим ее к заветной цели, отчего-то становится страшнее. Босс умеет видеть сквозь иллюзии, он способен переиграть Мукуро-саму, а уж про нее и говорить нечего. Надежда еще тлеет в груди, разгораясь ярче при мысли, что босс наконец-то будет смотреть так, как ей давно хочется, возьмет за руку и, может быть, даже поцелует. Или она поцелует его сама — как тогда, в первую встречу. Но вера испаряется стремительно под гнетом осознания — Хром совершила ошибку. Не потому даже, что босс наверняка расколет ее на раз — просто Кеко там, в подвале заброшенного дома на окраине Намимори, и когда она очнется — в темноте и одиночестве, ей будет страшно. Так страшно, как было самой Хром, пока она думала, что никто не придет и не выдернет ее из безжалостного мрака. Пока казалось, что она останется там навечно — никому не нужная, брошенная, сломанная игрушка, чьих криков о помощи никто не услышит. Кеко наверняка кричит сейчас тоже, или же молчит, забившись в угол и обняв колени — потому что двигаться в подвале, постоянно натыкаясь на холодные клочья паутины и острые края рассохшихся досок, страшно. А еще страшно шуметь, потому что прийти может кто угодно — это Хром повезло с Мукуро-самой, а Кеко наверняка боится навлечь еще большую опасность, хотя и уверена, что рано или поздно тот, кто похитил ее, вернется. И закончит начатое. У Хром по коже бегут мурашки, словно она вдруг настраивается на одну с Кеко волну. Сердце стучит лихорадочно, то сжимаясь в ледяном капкане, то заходясь так, что кровь бешено приливает к лицу. Хром продолжает одаривать прохожих улыбкой, но ей жутко от не своего страха и своих поступков. — Привет, — босс улыбается, выскакивая на порог — взлохмаченный, запыхавшийся. Близкий и уже безнадежно далекий. — Только добрался до дома, Кавахаси-сенсей сегодня просто зверь. Что-то случилось? Хром неуверенно мнется, опасаясь, что шлейф иллюзии, которую она стряхнула в последнюю секунду, еще можно уловить. Но босс смотрит внимательно и тепло; и все уже решено. — Босс, — говорит Хром тихо. — Я весь вечер не могу найти Кеко-тян. Мне кажется, случилось что-то плохое… *** Хром первая предлагает обыскивать каждое старое здание, а потом усердно оставляет всюду следы иллюзий, чтобы спрятать любые намеки на предыдущие — и сбить с толку «злоумышленника», если тот по-прежнему находится в доме. Кеко перепуганно рассказывает о странном человеке, который напал на нее в переулке, и извиняется, что не успела запомнить никаких примет, кроме высокого роста. Она не отходит от брата, который обнимает ее и клянется, что начистит рожу ублюдку, как только его отыщут. На следующий день выясняется, что расследованием будет заниматься Дисциплинарный Комитет — Хибари-сан жаждет лично разобраться с фактом такого бесцеремонного нападения. Хром боится, что все раскроется, но проходит несколько дней, паника стихает, а ее по-прежнему никто не подозревает. Кеко отсиживается дома, Хару бесконечно повторяет, что нужно быть осторожнее в такое опасное время, а босс постоянно выглядит виноватым, хотя именно его гиперинтуиция почти сразу привела к нужному зданию. Хром знает, что будет легче, если она станет держаться как можно дальше — легче смириться и пережить. Но не удается — пусть даже она отпустила свой последний — и единственный — шанс подступить к боссу ближе, чем когда-либо, она не может быть слишком далеко. — Я все думаю, что было бы, если бы мы не успели, — жалуется босс, когда она приходит на крышу, где тот уже обедает вместе с Гокудерой и Ямамото. — Я пытался оградить Кеко от мафии, а беда, оказывается, могла случиться вот так просто… И я… — Ты бы все равно спас ее, Десятый! — уверенно говорит Гокудера. — Да, Цуна, главное — все хорошо закончилось, — кивает Ямамото. — Конечно, — соглашается босс. — Но все же. Что угодно может произойти с любым из нас, а мы даже не задумываемся об этом. И тратим время на сомнения и прочую ерунду вместо того, чтобы делать, что хочется. Хром молчит, но и остальные замолкают задумчиво, словно принимают мысленно важные решения, которые непременно нужно осуществить прямо сейчас, пока еще не поздно. *** — Хром… — окрикивает босс, когда она уже собирается уйти с крыши — так же, как и пришла, тихой тенью. — Босс? Она останавливается, понимая, что тот спросит сейчас про Кеко — Хром заходила к ней удостовериться, что все в порядке, а босс после спасательной операции старался не показываться на глаза из-за нелепого чувства вины. Хром хочется успокоить его и одновременно — не говорить о Кеко хотя бы сейчас. — А ты… не занята сегодня вечером? Босс краснеет до самых корней волос и, кажется, даже дрожит, но Хром почти не обращает на это внимания — она сама готова задрожать, потому что не знает, что отвечать, и сомневается, не перепутал ли ее босс с той, кому в действительности хотел задать этот вопрос. — Нет, — наконец почти шепчет она. — Тогда, может, в кино сходим? — босс улыбается несмело. — У меня есть пара билетов на сегодня… — Мне кажется, Кеко-тян не откажется, — набирается смелости Хром. — Она уже не так боится… — Я знаю, — босс краснеет еще сильнее, так, что даже волосы кажутся светлее на фоне его лица. — Кеко с Хару согласились бы, Гокудера-кун все уши мне прожужжал с этим фильмом, но я просто… хотел с тобой пойти… Но если ты не хочешь… ай, прости, забудь, я… — Я не против! — отвечает Хром раньше, чем успевает понять, что вообще сейчас произошло. Босс улыбается, она отзеркаливает его улыбку и стоит, не шевелясь, словно любое движение может развеять приятный морок, больше всего похожий на иллюзию. Они так и смотрят друг на друга, пока звонок на урок не пугает обоих. — Тогда увидимся вечером! — бросает босс, прежде чем устроить спринт до кабинета физики. — Увидимся… Хром остается на крыше одна, не чувствуя сил ни находиться в школе после всего, ни уйти. Желаемое вдруг оказалось так близко, и от мысли, что она едва все не испортила дурацким, жестоким и таким не подходящим ей планом, Хром становится по-настоящему страшно. И почти сразу же — настолько хорошо, как не было с тех пор, как Мукуро-сама дал ей шанс на новую жизнь. И в этот раз она точно все сделает правильно.