Инкуб +255

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Мистика, PWP, Мифические существа
Предупреждения:
Underage
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Никогда не читайте на ночь о демонах, спать потом не сможете.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Оридж по заявке. Не знаю, что получилось. Работал без беты, если найдёте ошибки, сообщите.
Сто лет не писал детальную НЦ.

Работа написана по заявке:
12 мая 2012, 14:26
Скромную комнату освещал дрожащий свет лампады. Занавески трепетали на лёгком летнем ветру, тень отбрасываемая ими напоминала ангельские крылья. Зловеще скрежетали сверчки. Дрожащие пальцы Люсьена переворачивали страницу за страницей. "Демонология" - гласили полустёршиеся золотистые буквы на обложке. С замиранием сердца мальчик перечитывал страницу за страницей. "Incubus - «возлежать сверху» в средневековых легендах распутный демон, ищущий сексуальных связей с женщинами. В большинстве случаев инкуб описывается как безобразное существо, часто напоминающее козла", - внутри что-то невольно затрепетало. Взволнованное воображение выбрасывало греховные картины, одна страшнее другой. При одной только мысли о сущности совершающей прелюбодеяние, лицо мальчика покраснело. Он убрал за уши светлые вьющиеся волосы и вопрошающе взглянул на распятье над кроватью. Бронзовый Иисус не подал и виду, но наверняка знал все мысли Люсьена.
"Инкуб соблазняет по ночам одиноких молодых женщин. Связь эта считается греховной. Все его жертвы теряют рассудок и становятся одержимыми". Мысли о мерзостном демоне вызывали внутри странный жар. Воображение играло сильнее, жилка стучала у виска и пальцы потели.
Стук в дверь напомнил, что пора ложиться спать. Завтра рано с утра нужно успеть в церковь. Люсьен погасил лампаду и лёг в постель. Слишком жарко, чтобы спать в пижаме. Он стащил с себя ночную сорочку и полуобнажённым опустился в мягкий плен своей постели. Темно, только лунный свет чертил тонкую дорожку на противоположной стене. Сон уже начал смыкать веки мальчика, как только ему начало казаться, что одеяло сползает на пол. Люсьен поправил непокорную материю и готовился снова провалиться в сон, как почувствовал чьи-то прикосновения к своему лицу. Не может быть! Он же один в комнате. Дверь совершенно точно заперта, а окно слишком высоко, чтобы туда мог кто-то забраться. Слишком тихо, не слышно шагов или даже вздохов. Сердце мальчика замерло в предвкушении немого ужаса.
Невидимая рука скинула с него одеяло, повеяло прохладой и ароматом цветов. Тонкая щекотка прошлась по рёбрам.
- Что происходит? - прошептал Люсьен, пытаясь натянуть одеяло, но дрожащие руки не слушались.
Он ощутил чьё-то настырное прикосновение к своему соску. В теле поднималась неприятная дрожь.
- Ты испугался меня? - услышал он вкрадчивый влажный голос у самого уха.
- Что происходит?! - шептали снова побледневшие губы.
Лунного света становилось больше, он словно смешался с темнотой, приобретая иную форму. Теперь пред мальчиком возникал силуэт человека, вернее, стройного мускулистого мужчины с лицом, как у ангела. Его золотистые волосы струились по обнажённым плечам цвета разбавленного лунного света. Мужчина нависал над ним. Люсьен чувствовал на себе его дыхание и жар его тела. Мальчику становилось страшно, но в то же время тепло и расслабленно, не до конца сброшенная сонливость давала о себе знать. Во всем этом зависло ощущение нереальности и размытости, словно далёком чужом видении.
- Ты же инкуб, - выпалил Люсьен в полубреду. - Но ты же нападаешь только на женщин?!
Тело начинало покалывать от странных ощущений, несмотря на то, что демон даже не прикоснулся к нему, просто молча смотрел, переваривая в своих золотистых глазах.
- Ты же инкуб, но в книге сказано, что вы отвратительны, - прошептал мальчик, его слова уже начинали напоминать ему самому несвязный бред.
Взгляд инкуба был мучительнее, чем самая сильная боль. На дне его глаз бушевал сам Ад и то, что ожидало Люсьена, если он согрешит. Мальчик плавился как лёд на жарком солнце. Губы демона стали невыносимо близко. Раздвоенный язык коснулся губ Люсьена и, раздвигая их, устремился внутрь рта. Его чуть не стошнило от скользкого чужеродного тела в своем неприкосновенном горле. Слюна демона казалась приятно сладковатой, отдавала мятой и свежестью. В то время руки инкуба уже изучали тело Люсьена, касаясь кожи, сжимая соски. Инкуб принялся целовать его шею, временами прикусывая клыками. Губы мальчика пытались шептать молитву, только все слова путались, превращаясь в богохульный бред.
- Пожалуйста, оставь меня! - взмолился он.
Инкуб промолчал и лишь дал волю своему языку и рукам. Люсьен сопротивлялся, пытаясь отстраниться, но вскоре он признал своё поражение, когда понял, что у него стоит. Член напрягся сильнее, чем это порой бывало по утрам. Демон сорвал с него лёгкие полотняные штаны, обнажая беззащитное юное тело. Мальчик свернулся в позу эмбриона, пытаясь прикрыть свой стыд, но сильные руки уже разводили в сторону его бёдра. Поцелуи обрушивались на него со всех сторон, в душе они отзывались уколами, несмотря на то, что тело пело и просило ещё.
Змеиный язык коснулся восставшего члена. Мальчик вздрогнул и чуть было не закричал. Собственные гениталии всегда казались ему грязными и порочными. Разве можно брать их в рот? Но вскоре он уже не мог не о чём думать, когда губы инкуба обхватили головку и начали вбирать член внутрь. "Он же не собирается его откусить?" - пронеслась в голове случайная мысль. Но демон вбирал его так глубоко, что казалось, на первый взгляд, невозможным. Умелый язык скользил по стволу члена, доставляя райское удовольствие в этом аду. Люсьену хотелось кричать во всё горло, но он лишь закусывал губу и тихо стонал. Всё, о чём он мечтал в самых дальних уголках сознания, всё, в чём он не решался признать даже самому себе, сейчас происходило с ним. Внезапно демон остановился и схватив мальчика за бёдра, приблизил к себе.
- Что ты делаешь, прошу тебя, не останавливайся, - шептал Люсьен.
Но инкуб молча перевернул его на живот и раздвинул ягодицы. Мальчик больше не ощущал свою порочность, сейчас ему хотелось только одного - познать все глубины этого ада, пасть как можно ниже, чтобы взлететь в небеса, повинуясь своей слабой плоти. Эти непередаваемые ощущения сильных мужских рук, налитого кровью члена просто дурманили голову. Язык инкуба коснулся его ануса, заставляя Люсьена тихо зашипеть. Кольцо сфинктра сжалось, почувствовав нечто инородное, но мягкое и приятное. Язык продолжал свои настойчивые ласки. Демон помогал себе пальцами. Язык проникал внутрь, помогая мышцам мальчика расслабиться. Вязкая слюна отлично смазывала его проход.
Люсьен призывно двигал бёдрами, прося только одного - нанизаться на большой и твёрдый член. Хотелось быть протраханным насквозь, почувствовать его во всю длину, стать просто безвольной жертвой, получить то самое запретное удовольствие. Он подался назад, почувствовав чужую напряжённую плоть, забыв про ожидающую его боль. Член вошёл внутрь плавно и без неприятных ощущений. Демон-искуситель не может позволить себе причинять своим жертвам боль. Эти ощущения показались Люсьену приятными, несмотря на то, что напоминали дефекацию. Он подался назад, чувствуя своими внутренностями его член, зад приятно соприкасался с тёплым телом инкуба. Его сильные руки легли на бёдра и скачка началась. Люсьен чувствовал себя насаженным на раскалённую кочергу, тело пылало изнутри, безвозвратно отдаваясь власти дьявола. Его душа наливалась сладким грехом, член буквально пульсировал, но сильные руки стиснули его, не дав вконец разорваться. Мальчик забился, дрожа между двух очагов удовольствия. Он стонал и сотрясался в конвульсиях. Движения демона у него внутри становились всё резче и резче, дыхание сбивалось от бешеного ритма. Инкуб обхватил его крепче и навалился всем телом, продолжая терзать член мальчика рукой. Копившиеся внутри эмоции нахлынули все разом, вспышка счастья, отвращения и похоти буквально разрывала Люсьена изнутри. Он закричал, изливаясь потоком белого семени. Ему на миг показалось, словно он сам вытекает из себя последними останками святости.
Инкуб оставил его бездыханное тело на влажных простынях и растворился в воздухе. В заду до сих пор свербило ощущение чужого члена, вязкой слюны и спермы. Она вытекала из всё ещё распахнутого ануса, струясь по бёдрам.
С утра он оделся, позавтракал и вместе с родителями отправился в церковь. Скучная служба, запах ладана и звуки органа больше не прельщали Люсьена, он глаз не мог оторвать от молодого священника.
- Падре, пройдёмте в исповедальню! Можно я расскажу вам о грехах?

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.