Наследие первых магов 6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, POV, Мифические существа
Размер:
планируется Макси, написано 279 страниц, 30 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Замышляя рискованную вылазку в закрытый город, Алистер уж точно не собирался возрождать многосотлетнюю борьбу за дары первых магов. Но она вспыхивает и охватывает империи, угрожая перерасти в настоящую войну. Теперь у Алистера есть два пути: сбежать или начать свою битву. Личные мотивы упорно толкают его ко второму...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В связи со сменой первоначальной задумки, произведение меняет название с "Сети города" на "Наследие первых магов".

Пишу редко, но... я пишу:) Честно:)

Глава 6. Дом Ирвайна

17 августа 2014, 17:07

Алистер

Прыжок. Быстрый бег. Снова прыжок. Так продолжалось уже с полчаса. Солнце плавно выкатывалось из-за стены и начинало беспощадно слепить глаза лучами. Под ногами мелькали самые разнообразные крыши – у кого на что хватило денег и воображения. Плоские и скатные. Покрытые глиной, соломой или деревом. Труднее всего было передвигаться по скользкой черепице из мутного стекла, коими были украшены дома богатых горожан. Именно с них я несколько раз едва не сорвался.

Рассветный город был укрыт легкой дымкой, которая не давала возможности разглядеть соседние кварталы. Далекий отсюда Дворец, являющийся самым высоким зданием, казался туманным призраком. Воздух был прохладным, но слишком душным. Ни одного порыва ветерка. Ни одного намёка на самую свободную стихию. И я вместе с отсутствием этой стихии вовсе не чувствую себя свободным.

Внизу, на просыпающихся ото сна улочках, бродили стражники, вызывая панику у немногочисленных людей. Не думаю, что такое случается часто – тюрьма довольно хорошо охраняется, чтобы кто-то смог из нее сбежать. Даже я бы не сумел, не явись вовремя эта отчаянная девушка, удивившая меня не только своим безрассудством, но и горящим в душе любопытством и желанием нарушить все существующие в этом маленьком закрытом мирке запреты. За несколько часов после моего освобождения она задала столько вопросов, сколько я никак не ожидал услышать от жительницы Города. Покорность населения, так остро ощущавшаяся в той чайной на площади, казалось, не коснулась Северины. Жаль, что она всего лишь хрупкая, робкая девушка. Ее внутренняя сила вполне могла бы разорвать паутину Города, построенную на лжи и страхе, попади она к кому-то более смелому и желательно обладающему даром.

Я едва успел схватить свою спутницу за руку, когда та споткнулась в опасной близости от края крыши. От резкого движения в глазах потемнело, а затем перед взглядом замелькали красно-желтые пятна. Проклятая искорка дара приносила больше вреда, чем пользы, но соблазн ее использовать все равно был велик – слишком уж хотелось ощутить себя полноценным магом. Девушка благодарно посмотрела на меня, а я почувствовал ее сочувствие и…вину? Она правда думала, что виновата в моем паршивом состоянии?

– Единственное, в чем я тебя виню, это в чрезмерном количестве вопросов, на которые мне пришлось отвечать. В остальном же я наломал дров сам. Идем дальше.

Она пошла вперед, стараясь ступать как можно осторожнее, а я двинулся следом, внимательно наблюдая за каждым ее шагом – своим согласием помочь я взял на себя ответственность за ее дальнейшую жизнь.

Крики стражи слышались со всех сторон. Неужели у них столько людей в гвардии? А что, если они подключат к делу местных магов? Но додумать мысль мне не дало очередное помутнение в глазах, на этот раз забравшее зрение на целых полминуты. Тьма! В такие моменты я начинаю понимать брата. Это явление поглощает меня без остатка.

Я остановился, закрыл рукой глаза – свет солнца был для меня невыносимым. В который раз вытер кровь с подбородка и понял, что еще чуть-чуть и свалюсь без сознания на грязную уличную брусчатку.

– Алистер, еще немножко. – Услышал я высокий голос девушки, остановившейся вместе со мной. – Дом через пол квартала.

Я быстро кивнул, но сразу же сморщился от боли – временную потерю зрения сменила сильнейшая головная боль. Очень медленно мы двинулись дальше. Все это время приходилось идти, пригнувшись как можно ниже, из-за чего все тело, давно не знавшее хорошего отдыха, начало болеть. Упасть бы прямо здесь и заснуть. Пусть будет, что будет. Именно об этом я говорил Северине в туннеле. После использования скудного подобия дара я был готов оказаться где угодно, хоть в Нижних Мирах, только бы подальше от этой боли. Но каждый раз что-то заставляло меня подниматься и продолжать жить. На этот раз обещание.

– Здесь. – Северина указывала рукой на ветхий приземистый домик, почерневший от времени. Поломанные ставни, сорванный замок на двери. От обвалившегося деревянного навеса над крыльцом остались лишь тонкие столбы, мелкие щепки да труха на ступенях. Крупные обломки наверняка растащили нищие, не имевшие монет для покупки новых досок. Дом выглядел заброшенным, но что-то подсказывало мне, что один человек продолжал часто бывать в нем.

За ближайшим домом виднелась площадь, на которой я нашел колодец в ту злополучную ночь. Людей на ней почти не было, зато бродило целых четверо стражников. Улицу, отделявшую нас от нужного дома, патрулировал гвардеец, то и дело оглядывавшийся, словно мы могли подобраться к нему за одну секунду.

Я прыгнул вниз, в узкий переулок, уже привычно заставленный коробками и разным хламом, и, пролетев два этажа, оказался на земле, вызвав на лице девушки крайнее изумление. Но я давно уже привык к подобным трюкам. Боль опять вернулась. Голову словно бы сжали в тисках. Понимая, что поймать девушку у меня не хватит сил, я пододвинул один из высоких ящиков к стене и Северина, после минутного колебания, спустилась ко мне.

Судя по покореженной брусчатке, Колодезная улица была одной из самых старых в городе, построенной задолго до закрытия ворот. Все дома на ней то ютились друг к другу, почти соприкасаясь стенами, то разделялись узкими проулками, которые жители использовали в качестве кладовых для старых ненужных вещей. Жилища были неодинаковыми. Одноэтажные, двухэтажные, широкие, узкие, простые и имеющие вычурную отделку. Но преобладали все же дома богачей, пытающиеся вытеснить скромные постройки бедняков своей помпезностью. Деревьев почти не было, кое-где стояли кадки с увядающими цветами, совершенно не радуя глаз. От кустов остались лишь сухие ветки.

Я вспомнил величие места, в котором вырос. Самые редкие сорта растений в многочисленных вазонах, привлекающие внимание яркие пятна клумб. Все ухоженное, ни одного сорняка или обломанного сучка. Чистые стеклянные полы и мраморные стены. Высокие окна с шелковыми шторами. Статуи из хрусталя в полный рост. Сейчас казалось, что раньше я находился во сне, а затем попал в реальность. Все прошлое виделось искусственным, будто в мою голову вложили чужие воспоминания. В чем-то я был похож на жителей Города – так же жил, не ведая, что за стенами. Не зная, как живут маги, которым не посчастливилось попасть в Совет. Как живут люди, чьи города раскинулись на Севере. Правда, кое-что меня все же отличало – я в любой момент мог уехать.

Людей на улице не было, шаги патрульного эхом отдавались в тишине. Скоро она наполнится снующими туда-сюда торговцами, покупателями, работниками, студентами, карманными ворами и попрошайками. Дневной шум и движение исказят это место до неузнаваемости.

Под неодобрительным взглядом Северины я достал кинжал, позаимствованный у гвардейца в катакомбах. К сожалению, он не был предназначен для метания, но я успешно попадал в цель и не таким оружием. Покрутил в руке, привыкая к его весу, перехватил поудобнее и стал ждать, пока стражник подойдет ближе. Девушка сверлила мою спину глазами, крайне осуждая мои намеренья. Она скорее дала бы себя схватить, чем воспользовалась оружием. Охранник прошел мимо меня, тут же получив кинжал под колено. Если я не хотел убивать, то всегда старался попасть человеку в ногу: и не смертельно, и бегать за мной не сможет.

Схватив вскрикнувшую от зрелища Северину за руку, я быстро потащил ее через дорогу, по пути забрав кинжал и оглушив стражника рукояткой, чтобы тот не видел, куда мы ушли. Если успеем скрыться до того, как примчится подмога, нас никто не станет искать в доме напротив – тактика укрытия на видном месте еще ни разу меня не подводила. Девушка все еще была напугана. Ее эмоции – смесь страха и жалости к тому гвардейцу – заглушали все остальные мои ощущения.

Закрыв дверь на засов, я убедился, что через окна нас увидеть невозможно и осел, а точнее упал, на пол. Отпустил всю волю, что держала меня в этом мире и заставляла спасать свою шкуру, и под обеспокоенным взглядом Северины провалился в бездну. Туда, где обитали сны, кошмары и воспоминания…

Закат кровавого цвета опустился на Малый дворец. Алый солнечный луч отражался в черном стеклянном полу балкона. Белые мраморные стены окрасились в розовый цвет. Окна заставляли жмуриться от отблесков последних дневных лучей. Такой закат всегда бывал, когда погибали люди с сильнейшим даром. Возможно, это простая случайность, но я больше склонялся к мысли, что виной такому явлению становится сила, освобожденная из души умершего.

Все маги, от мала до велика, собрались в Зале Совета чтобы почтить память моего брата. Геннэдиус, единственный, чью поддержку я всегда мог ждать, погиб. Глупо. Непредсказуемо. Его не ранили серьезные стычки между Советом и неофициальными орденами, но убила ведьма из Пустыни, неведомым образом наславшая Песочных духов на отряд. Слабые, по сути, существа смогли одолеть опытного мага неожиданным нападением и количеством.

Теперь я остался здесь один. Без его попечительства меня даже перестали впускать в Зал Совета, рассудив, что полукровка может осквернить священность этого места.

Сильный порыв ветра растрепал волосы. В такую жару он был бы как нельзя кстати, если бы не его обжигающий жар. Он не принес ни одного глотка свежего воздуха. Стало только хуже.

За спиной послышался грохот сапог – младший брат как всегда шел, не скрываясь, желая, чтобы все узнали о его приближении и затаили дыхание. Все, но не я. На меня его эффектные появления не производили никакого впечатления.

– Не до тебя сейчас, Тэрри.

Я услышал раздраженное сопение. Брат не признавал никаких обращений к нему, кроме как полным именем.

– Будто мне до тебя. Балкон вроде как большой, места хватит. – Его голос всегда был спокойным, даже когда он пребывал в бешенстве. Брат остановился в нескольких шагах от меня. Высокая худая фигура, облаченная в длинный черный халат с поясом. Темные волосы мокрыми прядями спадали по спине почти до бедер. Выглядел он так, будто бы только что принял ванну. Прощание с Геннэдиусом так быстро закончилось?

– Ты был в Зале?

– Кто как не ты знаешь, насколько я не люблю официальную показуху и светлые умы Империи Южных Песков? Я схожу на могилу вечером, – не поворачиваясь ко мне, лениво ответил Тэрриус.

Чаще всего я вижу лишь его профиль с немного резкими чертами, брат не любит, когда разглядывают его лицо. Мы были не слишком похожи друг на друга, но что-то общее прослеживалось. Например, хорошо очерченные губы, прямые брови. В основном он походил на отца: те же почти черные прямые волосы, те же ярко-зеленые глаза. Вокруг него была еле заметная рябь в воздухе – духи-помощники, которых он вызывал, сновали из стороны в сторону. Видеть их могли лишь сильные маги, так что мне оставалось лишь догадываться, как выглядят эти прозрачные существа.

– Почему ты ему не помог? – задал я вопрос, тревожащий меня с того самого момента, как я узнал о гибели старшего брата.

– А почему все думают, что я всегда обязан кого-то спасать? Я похож на милосердного защитника? – Я чувствовал его раздражение, но голос Тэрриуса звучал все так же ровно, а лицо оставалось таким же спокойным.

– Нет, что ты. Ты похож на некроманта, готового убить половину населения мира, лишь бы тебя оставили в покое. – Брат довольно улыбнулся, показывая, что именно этого он и желает, а я продолжил: – Но он был твоим братом. Понимаешь? Брат! Его-то ты мог спасти?

– А кто спас бы меня? Если тебе не сообщили, меня тоже ранили. Я так же отбивался от духов. Убили многих из отряда, а не только твоего драгоценного брата.

– Моего брата? Тебе он должен быть роднее, чем мне. А выходит наоборот, – произнес я задумчиво, наблюдая за охотой хищной птицы в долине. Солнце клонилось все ближе к горизонту.

Младший брат помолчал полминуты, глубоко вдыхая раскаленный воздух, словно тот мог помочь ему найти правильные слова.

– Роднее… – начал Тэрриус, невесело улыбаясь. – Ты бы смог считать братом человека, который, при твоем рождении убеждал отца сразу же тебя убить?

– Что?! – Я слышал об этом первый раз, но младший брат никогда не врал. Образ доброго, всем помогающего брата, коим я всегда считал Геннэдиуса, затрещал по швам.

– Сначала он считал меня неполноценным, а когда я достиг равной ему силы всего за несколько лет, выходцем из Нижних Миров. Ну как? Родная кровь? Братская любовь? – закончил он с издевкой в голосе.

Я не стал спрашивать, откуда он все это узнал. Общение с мертвыми давало Тэрриусу больше информации, чем беседы с живыми. Поверить в то, что наш старший брат был настолько бессердечным, было сложно. Но и не доверять словам Тэрри не было никаких оснований. Тогда понятно, почему он не торопился помогать Геннэдиусу. Лучше бы этого разговора никогда не было. Я устал разочаровываться в людях.

– Зачем же ты пойдешь на его могилу? Позлорадствовать? – Я снова посмотрел на брата. Его спокойствие всегда немного раздражало. Он будто бы находился в другом мире, там, где наши приземленные проблемы его не касаются.
Но в глубине души я знал, что он лишь притворяется.

– Не считай меня способным на такую низость. Злорадствовал я, когда он был жив и видел, что «неполноценный» маг сильнее его, полноценного, в разы. Сейчас я просто хочу с ним попрощаться.

Тэрриус развернулся на пятках и быстро ушел в прохладный коридор дворца. За ним, немного замешкавшись, полетели вызванные духи. Но не все. Воздух продолжал искажаться, и через мгновение эта рябь кинулась на меня…

Пробуждение как всегда было резким и болезненным. В висках опять заныло, но уже не так сильно, как раньше. Там, где я находился, было темно и тихо. В первый миг я испугался, что опять попал в темницу, но увидев горящую свечу и разглядев недалеко от себя спящую девушку, вспомнил, где меня настигла темнота в глазах и видение давно минувших событий. Мой сон закончился так же, как и десятки раз ранее. Я погиб от рук, если они у них, конечно, есть, духов-помощников Тэрриуса. С этими видениями я скоро забуду, как на самом деле закончился тот день. Никто на меня не нападал, а младшего брата я не видел после этого месяц. Почему мое воображение рисует именно такой финал, до сих пор не могу понять.

Я обнаружил под собой теплое одеяло и подушки. Должно быть Северина постаралась. Сама она устроилась на кровати у стены, укрывшись пушистым пледом, и беспокойно спала. Волосы ее были мокрыми, лицо чистым. Все шторы на окнах плотно закрыты, огонек свечи приглушен колпаком из полупрозрачного стекла. Она более предусмотрительная, чем я думал.

Решив не будить девушку, я подошел к окну и осторожно выглянул. Вся площадь была заполнена людьми, несмотря на опустившуюся на город темноту. Около восьми вечера. Пробираться к туннелю слишком рано.

Я стал бесцельно бродить по дому, отмечая про себя, что мебель и утварь каким-то образом осталась на месте, хотя замок на двери сорван. Нужно спросить об этом Северину. Найдя на кухне кувшин с водой, я вдоволь напился. Последний раз я утолял жажду, когда мы выходили с кладбища, так что горло уже першило от сухости. Обойдя все три комнаты, я не заметил ничего интересного и отворил дверку, ведущую, как я предполагал, во внутренний двор.

Но двором это место можно было бы назвать, только имея в наличии большую фантазию. Маленький колодец, в который едва проходило ведро, окруженный узкой тропинкой. Вместо забора здесь росли высокие колючие кусты и тонкие деревца, закрывающие пространство от посторонних глаз. Рассудив, что ходить в заляпанной рубашке и с окровавленным лицом – только пугать людей, я опустил ведро в колодец.

Заходя в дом, я чувствовал себя совсем другим человеком. Даже головная боль почти отступила, давая мне возможность оценить последствия двух суток голода. Тело ослабло, желудок неприятно сводило.

Когда я вошел в прихожую, одновременно играющую роль кухни, Северина уже не спала, складывая что-то в свой вещевой мешок. Я развесил постиранную рубашку на спинке стула и сел за стол, ожидая, пока она сама заведет разговор. На девушке было новое платье голубого цвета, подходящее под ее миловидное лицо с тонкими чертами. Длинные темно-русые волосы заплетены в косу. Синие глаза больше не были уставшими и тусклыми, как раньше.

– Тебе идет, – озвучил я мысль, что уже несколько минут вертелась в голове.

Она посмотрела на меня с сомнением, но поняв, что я не шучу над ней, с небольшим смущением и улыбкой ответила:

– Спасибо. Это платье жены Ирвайна. Решила, что так буду привлекать меньше внимания, чем заляпанная кровью.

Только сейчас я вспомнил про ее разбитые ступни. Но они уже были вымыты и аккуратно перевязаны. Она много успела, пока я бродил по воспоминаниям.

– Кто такой Ирвайн? За что ты так его любишь? – немного резковато спросил я, и тут же почувствовал, как неприятно ей общаться на эту тему.

Она помолчала несколько минут, глядя в пол, словно размышляя, стоит ли мне отвечать, если я сам неохотно рассказываю о прошлом.

– Человек, который помог мне спрятаться от стражи, когда та преследовала меня, – наконец сказала она быстро, будто бы боясь передумать.

– Тебя? Преследовала стража? Ты не производишь впечатления ярой нарушительницы законов. – Неужели я все-таки могу ошибаться в людях, не смотря на свои способности? Я заслужил еще один раздраженный взгляд от Северины.

– Мне было тогда восемь лет. И я не знала, что нарушаю какие-то там законы. – Видимо на моем лице отразилось недоумение, потому что она поспешно продолжила: – Я просто гуляла. Был самый обычный жаркий день, Месяц Бурь. Увидела, что одна из лестниц, ведущая на оборонную стену никем не охраняется, хотя обычно там беснуются толпы стражников, ну и решила забраться. От любопытства.

Я понимающе улыбнулся. Эта черта была хорошо мне знакома.

– Тогда я единственный раз в жизни видела горизонт. Ты ведь знаешь, что нам говорят. Мертвые земли, призраки, страшные звери, отрывающие головы одним взмахом лапы. Но ничего подобного я там не заметила.

– Вместо этого там стоял поселок людей, паслись коровы и бегали детишки, играя в догонялки, – закончил я, так как и так знал, что за стеной.

– Да, примерно так. Только вот страже, так не вовремя вернувшейся, не понравилось, что я буду знать больше них. Простых гвардейцев ведь казнят, если они набираются храбрости подняться на стену.

Я все это знал. Миф, так мастерски созданный Марсселусом более пяти сотен лет назад, внушал страх людям до сих пор.

– А Ирвайн? Ты все ему рассказала, и он не сдал тебя властям? Не очень-то верится, – скептически спросил я, зная привычки жителей Города.

– Да, рассказала. Его весь квартал считал сумасшедшим. Кому как не ему можно такое поведать? Он верил в то, что за Городом есть жизнь, но не видел смысла искать правду. Возраст уже не тот был.

Северина встала, подошла к тумбочке, вытащила из нее несколько свечей и кремень, положила их в сумку и продолжила:

– Но он видел возможность выйти за стену для меня. Поэтому всячески помогал. – Она пристально на меня посмотрела. Я кивнул, принимая ее вполне исчерпывающий ответ. В ее эмоциях читалось желание узнать больше обо мне, раз уж она рассказала мне столько всего. Но я не хотел ничего говорить, слишком уж долго я присматриваюсь к людям, перед тем, как начать им доверять. Еще не время для откровений.

– Нужно что-нибудь покушать, – предложила Северина, к моей радости.

Как оказалось, я исследовал не весь дом, упустив из виду подвал. В нем хранилось столько еды, что ее хватило бы на месяц вполне сытой жизни. Правда, еда была однообразной. Консервация и вяленое мясо. Но сейчас для меня это были настоящие деликатесы.

– А почему дом заброшен? У Ирвайна не было родни? – поинтересовался я после скромной трапезы.

– Его родня – это я. Но он не успел завещать мне дом, так что он официально перешел во владение города. А на деле – во владение нищих, городу такая развалина не нужна, как мне объяснили.

– Но ведь и нищие тут не бывают. Все на месте. – Я указал рукой на мебель.

– Боятся. Ирвайна некоторые считали колдуном, хотя их в Городе нет.

А вот это для меня новость. Девушка, настырно ищущая правду, верит в чушь про отсутствие колдунов?

– Есть, – сказал я тихо.

– Что? – Она постаралась сделать вид, что не поняла, о чем я. Но ее испуганный взгляд подобно зеркалу выдал волнение и желание услышать, что я знаю о людях с даром в городе.

– Магов в городе много, но они умеют скрываться.

– Интересно, как? Я вот тебя сразу вычислила! – Абсолютная уверенность, что ее не могли так просто обвести вокруг пальца.

– Я не маг, те уж могут скрыть светящиеся глаза, поверь.

На ее лице читалось недоумение и вместе с тем недоверие.

– Ты думаешь, что я вру? – спросил я насмешливо.

– Нет, просто не понимаю. Тогда кто ты?

Мне не очень хотелось отвечать, но особой тайны в этом не было. Все равно узнает со временем.

– Мой отец – маг, состоит в Совете, а мать…ее я не знаю. Женщина без дара. Из-за нее я родился почти обычным человеком, не способным даже зажечь огонь без кремня.

Будто дразня, на столе погасла свеча. Мы остались в темноте.

– А я думала, что стена, не впускающая магов в Город – лишь миф. – Северина была настолько увлечена разговором, что даже не взглянула в сторону свечи.

– Нет. Не миф, иначе ваш город не был бы закрытым столько веков. – Я посмотрел в окно. Люди почти расползлись по домам, оставив на улицах лишь немногочисленных стражников. Пора отправляться в путь.

– Ты готова? – Я уже давно понял, что она тащила меня сюда не из-за таинственного предмета, который необходимо забрать. Или не только из-за него. Просто хотела отдохнуть и дать мне время прийти в себя, за что я был ей благодарен.

– Погоди. – Девушка подбежала к дверце, которая вела в дворик с колодцем, открыла ее и тихонько позвала: «Нотте». Через минуту раздалось жалобное мяуканье, и на порог забежала худющая белая кошка. Северина подняла ее на руки и приласкала. Та довольно замурчала.

– Только не говори, что ты берешь ее с собой. – Мне ее идея, мягко говоря, не нравилась.

– Беру. Не оставлю же я ее здесь, она с голода умрет. – Северине крайне не нравилась моя «черствость» по отношению к живым существам.

– Судя по торчащим ребрам, ты не слишком хорошая хозяйка для нее.

Северина чуть обиделась, но промолчала, закидывая сумку за спину и всем своим видом показывая, что кошка отправляется с нами в любом случае. Если она и дальше будет продолжать в том же добросердечном духе, нас все-таки пристукнут. То ли кошка не вовремя мяукнет, то ли девушка остановит мою руку, занесенную для броска кинжала. Никогда не любил связываться со слишком правильными людьми. В этом плане даже Тэрриус более надежный напарник.

Я забрал мокрую рубашку, но девушка протянула мне другую. Почти полная копия моей, но более просторная.

– В какую сторону нам идти? – спросила Северина, открывая дверь.

– В западную.

– Там туннель?

Я лишь коротко кивнул, и мы вышли на холодный ночной воздух.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.