Наследие первых магов +6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, POV, Мифические существа
Размер:
планируется Макси, написано 279 страниц, 30 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Замышляя рискованную вылазку в закрытый город, Алистер уж точно не собирался возрождать многосотлетнюю борьбу за дары первых магов. Но она вспыхивает и охватывает империи, угрожая перерасти в настоящую войну. Теперь у Алистера есть два пути: сбежать или начать свою битву. Личные мотивы упорно толкают его ко второму...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В связи со сменой первоначальной задумки, произведение меняет название с "Сети города" на "Наследие первых магов".

Пишу редко, но... я пишу:) Честно:)

Глава 7. За стенами

7 января 2015, 01:10

Крышка люка тихо скрипнула и поднялась, едва удерживаясь на заржавелых петлях. Алистер отряхнул ладони и вопросительно посмотрел на свою спутницу.

– Не передумала?

– Конечно, нет. Сам же сказал, что обратно мне уже не повернуть.

Парень кивнул, подтверждая ее слова, оглянулся, нет ли случайных свидетелей их побега, и смело прыгнул вниз, туда, где темнота густела, становясь тяжелой, почти ощутимой на ощупь.

До выхода из города беглецы добрались на удивление легко. Не попались на глаза страже, не встретились с ночными дебоширами, не заблудились в переплетениях улиц ненавистного города. Даже Нотте, которую Северина несла в руках, соизволила прекратить мяукать и вздремнуть. Правда, весь путь, пройденный осторожными, тихими шагами, занял у молодых людей больше половины ночи. Небо начинало светлеть. Звезды, в ночном мраке светившие ярко, почти ослепляюще, становились все бледнее, постепенно исчезая с небосвода.

Добираясь до туннеля, Алистер и Северина миновали так много улиц, что девушка потеряла им счет. Длинные и короткие, широкие аллеи и узкие переулки, выложенные грязной неровной брусчаткой и покрытые мелкими камешками, размером не превышающими фасоль. Все они кружились вокруг них множеством домов, фонарей, небольших садиков и лавок, как мелкие предметы в калейдоскопе.

Вещевой мешок лямками надавил плечи девушки, и она пожалела, что отказалась от помощи Алистера, который предлагал понести ее вещи. Ушибленная в тюрьме рука все еще болела, как и израненные ступни. Не помогали даже мягкие туфли.

Пока молодые люди добрались до Квартала Лесорубов, Северина уже едва передвигалась, но упорно отмахивалась от предложений спутника остановиться для отдыха.

– Это ничем не поможет, – твердила она.

Западные кварталы всегда были самыми неухоженными. Брусчатка здесь оказалась еще более разбитой, чем в остальном Городе, дома покосившиеся, с поросшими мхом крышами. Возле каждого жилища располагались амбары и сараи из прогнившей древесины, в которых хозяева хранили урожай или держали домашний скот. На каждом углу бочки, ящики, горы из ведер и инструментов. Проходы между домами настолько узкие, что миновать их можно лишь пробираясь боком. Квартал Лесорубов оказался самым негостеприимным – беглецам приходилось перелазить через бревна и неотесанные доски.

И вот сейчас девушка, так давно грезившая свободой, стояла на пороге новой жизни, не имея никаких сил в нее войти. И только невероятное желание и предвкушение исполнения мечты заставили ее скинуть сумку Алистеру, передать кошку, а затем и самой спрыгнуть в протянутые ним руки.

Воздух в туннеле оказался еще более сырым и тяжелым, чем она ожидала. Земляной пол резко уходил под гору, а стены были шершавыми, с проросшими сквозь них корнями деревьев. Это все, что Северина успела заметить, прежде чем парень закрыл люк, и узкий ход погрузился в полную тьму. Нотте нервно мяукнула и прижалась к ее ногам.

– Это и есть тот самый выход из каменной ловушки? – раздался ее скептический голос. – Больше походит на катакомбы, в которых мне довелось побывать день назад.

– Ты ожидала широкий устеленный ковром коридор? – Тон Алистера снова стал веселым, все напряжение последних суток исчезло без следа. Словно бы отсутствие городских стен придавало сил обоим.

– Хотя бы факелы.

– Я побуду твоим факелом. – Парень снова сжал сухой прохладной ладонью руку спутницы и, как всегда уверенно, повел ее вперед, другой рукой закидывая за спину вещевой мешок. Девушка больше не стала упрямиться и позволила ему помочь. Кошка бесшумно побежала следом, сверкая желтыми глазами. Из всей компании лишь Северина была абсолютно беспомощной в темноте. Но она не спешила доставать свечи, взятые с дома дедушки, подумав, что они могут понадобиться ей позже, когда странного юноши со светящимися глазами не будет рядом.

– Этот туннель длинный? – Как и тогда, в катакомбах, девушка чувствовала необходимость нарушить давящую тишину подземелья.

– Полчаса и мы на месте. Этот туннель один из самых длинных, но безопасный.

– Один из? Их много?

– Двадцать. Тридцать. Никто не считал, но их предостаточно. Люди когда-то были в своем уме и предусматривали возможности быстро покинуть город при опасности, – слова Алистера звучали как само собой разумеющееся, в то время как в голове Северины они укладывались с большим трудом.

– Тогда почему люди до сих пор не пытались бежать? Неужели никто не догадывается о множестве туннелей, располагающихся прямо под их боком?

– Мало кто знает о ходах. Они стерты со старых карт и находятся в таких неприметных углах, что обнаружить их могут лишь любопытные дети, всюду сующие свой нос. – Северина вспомнила свое приключение в детстве и улыбнулась. Юноша тем временем продолжал: – А если кто-то и узнавал, то в дело вступал страх. Вас не просто так запугивали мертвыми землями. Все для того, чтобы никто не проявлял лишнего интереса и не задавал ненужных вопросов.

Голос Алистера выражал все его отношение к такому положению вещей в Городе. Для него это явно было дикостью и глупостью. Выросший в свободном, хоть и жестоком обществе, он попросту не мог понять покорности горожан своей судьбе. А Северина в свою очередь не понимала его. Два человека из совершенно разных миров.

– А вот и факел, все как ты просила, – резко сказал парень, выпуская ладонь Северины и высекая искры кремнем, позаимствованным из сумки. Огонь вспыхнул, освещая стены, по которым маленькими струйками стекала вода. Туннель существенно изменился. Стал более похожим на рукотворный: каменные плиты на полу и стенах, скобы для факелов, большинство из которых пустовало.

– Откуда здесь вода? – Девушка провела рукой по стене и вопросительно посмотрела на Алистера.

– Из Призрачной реки, на которой стоит ваш город. Мы выйдем недалеко от нее.

– Значит, это правда…

Парень кивнул, провел рукой по волосам и продолжил путь, неся перед собой факел.

Они шли минут пятнадцать, прежде чем Алистер остановился, и, вручив спутнице факел, опустился на колени возле стены. Постукал по плитам, нашел нужную, подковырнул ее кинжалом, открыв небольшой тайник.

– Ты шел именно в этот ход не из-за того, что он безопасный, – утвердительно сказала Северина. И не ошиблась.

– Конечно. Они все опасные, – Алистер улыбнулся и стал вытаскивать из ниши разнообразные предметы. Метательные кинжалы, кремень, кошелек, несколько маленьких колбочек с неизвестным содержимым. Поймав заинтересованный взгляд девушки, он пояснил: – Оставил свои вещи здесь. Не хватало еще, чтобы поймали с оружием на улице.

– Знаешь, тебя даже такая предосторожность не уберегла от тюрьмы, – задумчиво проговорила она. Алистер невесело рассмеялся и ни с чего ни с того сказал:

– Никогда не вернусь в этот Город.

– Тебя никто и не просит. Вроде бы.

– Не вернусь, даже если попросят, – отрезал юноша, закрывая нишу и поднимаясь на ноги. Пояс с кинжалами и кошелек он быстрым, ловким движением прикрепил к брюкам, а кремень и колбочки сунул в карман.

– Чем он так тебе не угодил? За несколько дней-то?

Нотте снова прижалась к ногам хозяйки и стала мяукать. Той пришлось взять ее на руки, прежде чем возобновить движение.

– Гнетущей атмосферой. Я бы лучше жил в мрачном заболоченном Мортоне, чем в вашем городе.

Северина удивленно приподняла брови. Проницательность ее знакомого не прекращала ее поражать. Девушка просто не представляла, как можно так быстро сложить свое мнение о чем либо.

– Не так уж у нас и плохо. Ты просто не был в красивых местах, вот там душа радуется и все грустное уходит из головы.

Но попытки защитить родной город выдались слабыми. Алистер лишь ухмыльнулся.

– Сейчас выйдем на свежий воздух, и ты поймешь, что даже простая полянка возле реки в разы красивее, чем парки вашего Города.

– Сейчас?

– Да, прямо сейчас.

Он затушил факел, бросил на пол. Послышалась возня, а через несколько секунд в глаза им ударило рассветное солнце, лучи которого проникали через квадратное отверстие в потолке.


После странных снов, часто посещавших Северину, она сотни раз проигрывала в голове момент, когда она выйдет за стены, увидит настоящую природу, открытый горизонт. Картинки в ее воображении были красивыми, но ничуть не похожими на то, что ей довелось увидеть на самом деле.

Девушка стояла по колени в сочно-зеленой, мягкой траве. Розово-оранжевое небо освещалось медленно ползущим вверх диском солнца. Лучи пронизывали тонкие как перышки облака, падали на колышущиеся волны травы, создаваемые легким ветерком, и отражались бликами на водной глади далекой реки. В небе по кругу летали огромные птицы, создавая причудливый хоровод. Эта природа была свободной, настоящей, не такой как в Городе. Там она была словно загнана в тесную ловушку, не дающую расцветать до такого великолепия. Воздух, наполненный ароматами цветов, заставил Северину блаженно улыбнуться.

Пейзаж был настолько красив, что зачаровал ее, не давая пошевелиться. Девушке казалось, сделай хоть одно движение, и все это очарование исчезнет как утренний туман на солнце. Ей хотелось остаться здесь навечно. Вечно ощущать дуновение ветра на коже. Вечно любоваться небосклоном.

Алистер сел на траву и принялся проверять кинжалы. Его будто не заботила вся эта красота. Возможно, виной тому были его путешествия, в которых он повидал немало красот.

Северине показалось, что она простояла неподвижно несколько веков. Полная гармония мира без лишней суеты, без извечной спешки людей, без привычного искусственного шума городской жизни, без чужих любопытных взглядов заворожила ее и заставила потерять счет времени.

Громкий рык, раздавшийся со стороны, заставил Алистера быстро повернуться и метнуть кинжал в шею нападающего зверя. Неизвестное животное повалилось на бок, а девушка от испуга едва устояла на ногах. Юноша поднялся, подошел к мертвой туше, хладнокровно осмотрел ее и выдернул кинжал.

– Вторая сторона природы, которой ты так восхищалась, – сказал он, кинув на девушку серьезный взгляд, и снова сел на траву, продолжая недавнее занятие.

– Ты так спокойно реагируешь! Еще скажи, что ничуть не испугался! – Северину разозлило его напускное равнодушие.

Алистер поднял серые глаза, в которых почему-то плескалась боль, и заговорил, цедя каждое слово:

– Я предупреждал, что тут далеко не мир со страниц сказки. Этот зверь самый милый из тех хищников, которых ты наверняка еще встретишь. А я бывал в местах, где самые опасные из них ходят стаями и нападают исподтишка. Ни рыка, ни шороха. Только в последний момент видишь, что на тебя летит морда с клыками-иглами длиной в неплохой кинжал.

Он закатал штанину, демонстрируя глубокий шрам, тянущийся от края низких сапог до колена.

– Он всего лишь слегка поцарапал меня. А моего друга убил. Пронзил таким клыком его шею.

Парень опустил глаза и продолжил точить оружие. Его движения стали резкими и порывистыми.

– Прости. Я не знала, – виновато проговорила Северина, теребя длинный локон, упавший на лицо.

– Я говорю это не для того, чтобы ты меня пожалела. Ненавижу это. Просто хочу, чтобы ты поняла, где оказалась. – Он смотрел прямо в ее глаза. – Тебе не место в этом мире, если ты пугаешься каждой зверюшки с зубами.

В разговоре настала пауза. «Он прав. Но ведь я не виновата, что выросла в относительно безопасных условиях, где самый жутким хищником является дворовая собака!» – думала девушка, которой больше не хотелось наслаждаться прекрасными видами вокруг.

Она осторожно и медленно приблизилась к убитому зверю, словно он мог внезапно ожить и броситься нее. Мохнатое тело, вытянутая голова. Он походил на огромного пса, но клыки были слишком длинными, а морда хищной.

– Это волк. Немного увеличенный магическими аномалиями. – Раздался тихий голос Алистера, который наконец-то прекратил доводить клинки до совершенства.

– Что такое аномалии?

– Места, где происходили масштабные бои магов. Там разлито столько их силы, что она меняет живых существ. – Юноша поднялся с земли, вручил собеседнице сумку, показывая, что свое обещание выполнил и теперь она предоставлена самой себе. – Не в лучшую сторону, как видишь.

– Да уж, – пробормотала Северина, гоня невеселые мысли о дальнейшем пути.

Алистер отчего-то нахмурился и предложил:

– Сходим к реке?

Она кивнула и быстро зашагала к блестящей неровной глади. Алистер подхватил кошку, которая с огромным трудом пробиралась сквозь высокую траву, и неспешно пошел следом.

Вода плескалась о низкие берега, стремительным потоком направляясь в сторону стен Города. Река затекала в подземный туннель, продолжая свое быстрое движение уже в пределах городских стен, затапливая подвалы жителей центральных кварталов.

Северина протянула руку, коснулась ряби на поверхности воды, создаваемой течением. Ее ладонь обдало прохладой, сквозь прозрачную, чуть желтоватую воду было видно дно с чистым песком. Выкинув все мысли из головы, девушка оставила сумку на траве, сняла туфли, подобрала подол платья и зашла в воду по колени. Первый раз в жизни она видела речку и касалась ее, ощущала живительную свежесть. Потеряв последний контроль над эмоциями, Северина словно дитя побежала вдоль берега, громко смеясь и создавая сотни мелких брызг, блестевших на солнце. Но, увлекшись, она не заметила гнилую корягу на дне и, зацепившись за нее, с разгона полетела в середину потока.

Алистер, увидев темноволосую макушку, исчезающую под водой, выругался и помчался к реке.

– Ты сумасшедшая, – констатировал он, вытянув девушку на мягкую траву, по которой были рассыпаны мелкие белые цветы.

– Почему? – она снова стала смеяться. Вся эта безумная ситуация ее забавляла. – Я просто никогда не видела рек, понимаешь?

– И поэтому решила на радостях утонуть в первой из них? – парень по-настоящему негодовал. – В горы я тебя не поведу, а то еще сиганешь с них, как горная коза.

Последнюю фразу он пробормотал себе под нос, напомнив Северине о вечно всем недовольных стариках на рыночных площадях. От этого она едва не засмеялась снова, но вовремя удержалась, глянув на расстроенное лицо юноши, обрамленное мокрыми темными прядями. Вместо этого распустила волосы и растянулась на траве, подставив лицо под солнечные лучи.

– Как ты терпишь эту гадость? – Алистер снял рубашку и сел, скрестив ноги.

– Ты о чем?

– О солнце. Неужели может быть приятно, когда они нагревают кожу и слепят глаза?

Его вопрос поставил девушку в тупик. Она смешно нахмурила лоб и пробормотала:

– Ты странный. И задаешь странные вопросы.

Алистер улыбнулся, сорвал травинку и стал ее жевать.

– Просто я люблю солнце.

– Это я уже заметил. Там, где я родился, летом его больше, чем достаточно. – Взгляд Алистера задумчиво блуждал по горизонту.

– А зимой?

– Зимой точно так же, только по отношению к снегу, – ответил он не слишком охотно.

– Весной?

– Оттепель, потоп, а затем пекло, из-за которого невозможно выйти из дворца.

– Хм… А осенью? Жара, а затем с неба резко начинает падать снег?

– Пора в путь, – вместо ответа сказал он. Северина печально вздохнула, досадуя, что потеряла чувство меры в расспросах.

– В какой стороне ближайший поселок? – Она поняла, что настал тот самый момент, когда дороги двух беглецов из Города Дамиана должны разойтись.

– Вблизи только мелкие деревушки. На севере они на каждом шагу. Большое селение Алфорд есть на берегу этой реки, нужно лишь идти против течения. – Алистер помолчал, словно взвешивая слова, и твердо проговорил: – Но ты пойдешь со мной.

Северина открыла рот, намереваясь что-то сказать, но передумала. Покусала губы, пытливо уставившись в его лицо, и, не дождавшись никаких объяснений, резко спросила:

– Даже если я не хочу? Ты все решил за меня?

– Ты хочешь. В воздухе так и витает твоя надежда на такой исход. Понимаешь, что в одиночку у тебя мало шансов.

– Я постоянно забываю, что ты можешь читать меня как книгу! – Девушка помялась и неохотно признала: – Ладно. Ты опять угадал. А куда ты идешь?

– В Империю Южных Песков. – Спокойный невозмутимый голос. Полная уверенность, что все знают, где она находится.

На вопросительный взгляд Северины он виновато улыбнулся и объяснил:

– Это на юге, как ты можешь догадаться по названию. До самой империи около недели пути, потом полторы-две до Малого дворца. По Империи сложно пробираться из-за густых лесов, но она более безопасна, чем это государство.

– Как бы дико это не звучало, но я не знаю, как называется мое родное государство, – с небольшим смущением сказала бывшая жительница Города. Алистер снова улыбнулся, еще теплее, чем раньше.

– Северная Империя Объединенных Княжеств.

Она раскрыла рот, чтобы задать очередной вопрос, но юноша остановил ее, подняв вверх ладонь.

– Историю мира расскажу как-нибудь в другой раз. Чем раньше выйдем, тем раньше прибудем на мою родину.

Солнце поднялось высоко, начиная припекать голову. Мир вокруг изменился: исчезли облака, оставив лишь чистое голубое небо, улетели птицы, утих ветер. В полдень обещала наступить нестерпимая жара. Алистер снова взял вещевой мешок, его спутница подняла на руки Нотте и они двинулись вдоль реки, оставляя ненавистный город далеко за спиной.

Когда стены исчезли за густыми зарослями, в голову Северины закрались неприятные мысли. Она осознала, что больше никогда не увидит свою семью, друзей. Почему-то лишь теперь она поняла, чем пожертвовала.

Алистер держался от нее на расстоянии, словно чувствуя, что сейчас ей необходимо побыть одной.

Путники миновали лужайку, полностью покрытую цветами. Над ней пестрыми стайками кружили бабочки и стрекозы.

–Какое самое красивое место, их всех, что ты видел? – спросила девушка немного приотставшего парня.

– Остров Светлого Леса в Заливе Тридцати Маяков. – Название, произнесенное Алистером, было ей совершенно незнакомым, но любопытным.

– Хочу там побывать. И не только там. Хочу увидеть весь мир, каждый его уголок, – улыбаясь, объявила Северина.

– Найдешь себе друзей во дворце, они с радостью согласятся на поездку.

– У меня денег нет. Карты нет. Ничего у меня нет, даже жизни нормальной. Какая может быть поездка?

Юноша поправил лямку на плече, и, жмурясь от солнца, заверил:

– Все у тебя будет. Стремление есть, а это главное.

– А тебе твое стремление помогло? – поинтересовалась девушка.

Алистер скривился, словно проглотил кислый фрукт, глубоко вздохнул.

– У меня обстоятельства другие и стремился я к невозможному. А твое желание вполне реально, главное не оставляй надежд.

Она благодарно кивнула и улыбнулась. Алистер стал первым человеком после Ирвайна, который в нее поверил.

На пути изредка встречались деревья. Река становилась все шире, трава ниже и менее насыщенной по цвету. Воздух и земля раскалялись, лучи солнца обжигали кожу. Молодым людям хотелось скорее добраться до тени и вздремнуть – усталость накопилась за несколько дней и буквально сбивала с ног.

Но пока что им оставалось лишь идти.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.