Наследие первых магов +6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, POV, Мифические существа
Размер:
планируется Макси, написано 279 страниц, 30 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Замышляя рискованную вылазку в закрытый город, Алистер уж точно не собирался возрождать многосотлетнюю борьбу за дары первых магов. Но она вспыхивает и охватывает империи, угрожая перерасти в настоящую войну. Теперь у Алистера есть два пути: сбежать или начать свою битву. Личные мотивы упорно толкают его ко второму...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В связи со сменой первоначальной задумки, произведение меняет название с "Сети города" на "Наследие первых магов".

Пишу редко, но... я пишу:) Честно:)

Глава 18. Странная ночь

16 августа 2015, 22:24

— Тебя проводить? — Тэрриус прикрыл дверь Тронного зала и повернулся к Северине.

— Разве что до Малого дворца. Дальше недалеко, — улыбнулась девушка.

Они только вышли из Тронного зала и теперь находились в широком неосвещаемом коридоре. За окном клубилась тьма, которую изредка рассеивал свет выходящей из-за облаков луны.

Алистер, пробормотав на прощание пару слов, скрылся за ближайшим поворотом. Больше из зала никто не вышел — отпустили лишь уставших и больше ненужных гостей. Сам же совет магов грозил затянуться до утра.

— До дворца нам и так по пути, — заметил юноша, и они неторопливо двинулись к выходу.

— Алистер ведь тоже мог пойти с нами, но не захотел, — чуть обиженно сказала Северина, едва ли не физически ощущавшая холод со стороны полумага. С момента их приезда в Империю Южных Песков он ни разу не нашел ее и не спросил, как та устроилась на новом месте.

— Тебе не стоит его винить, — произнес Тэрри, словно прочитав ее мысли. — Когда у Алистера возникают проблемы, он не заговаривает ни с кем. Боится лишних вопросов и советов, приводящих его в бешенство.

Они прошли несколько коридоров, пахнущих сыростью, просторный холл и вышли через парадную дверь в ночной сад, освещаемый лишь тусклыми фонарями. Особого прока от них не было, и Северине пришлось идти след в след за Тэрри, чтобы не оказаться на одной из клумб. Вокруг не было никого. Даже животных. Девушка молчала, боясь нарушить ночной покой, словно ее могли бы за это наказать.

— Ты так и не рассказал мне, что происходит с твоим братом, — напомнила она, когда они добрались до моста. Река гремела все так же оглушительно, как и во время прошлого посещения Севериной этого места. Водяное колесо скрипело, медленно поворачиваясь под потоком. После тишины ночного сада подобные звуки сдавались еще громче, чем есть на самом деле, и девушка едва различила ответ Тэрриуса.

— А обещал?

— Да… — уверенно начала Северина и осеклась. Тэрриус и в самом деле ничего ей не обещал. А эта слежка за братом, скорее всего, выгодна была и ему самому. — Ладно, не обещал. Но почему бы тебе не сказать мне, что ты узнал?

— Потому что это никак не касается тебя, — отрезал юноша.

— А тебя, конечно же, касается, — обиделась девушка. Она определенно не понимала взаимоотношений между братьями. Сначала ссорятся, а потом стоят друг за друга стеной, оберегают какие-то общие тайны.

— Не только меня, но и всех магов.

— Что же ты не рассказал им все на совете? — едко спросила Северина. Ее глаза постепенно наполнялись гневом, таким для нее непривычным.

— Не привык доносить на окружающих, если они сами меня не попросят.

— О таком можно просить?

— Всякое бывает, — пожал плечами некромант. Он явно устал не меньше своей собеседницы, и, в отличие от нее, не собирался это скрывать.

Мост остался позади, шум постепенно стихал, пока и вовсе не исчез. Тишину внутреннего двора теперь нарушали лишь их шаги. Северина обратила внимание, что в этой южной стране даже меньше животных и насекомых, издающих по ночам звуки, чем в ее родном городе. На ее взгляд, все должно быть наоборот.

Подойдя к стене дворца, она запрокинула голову и вновь удивилась его высоте. Вершина, казалось, доставала до облаков. Среди сотен окон горело лишь несколько, а в одном из них мелькнула огромная тень, явно не принадлежащая человеку. Девушка поежилась и поспешила за своим спутником, радуясь, что возвращается не в одиночестве.

Ворота, вырубленные в цельной глыбе камня, составляющего первые два этажа, на ночь закрывались решеткой. Чтобы их поднять понадобилось бы не меньше пяти человек. К счастью, сбоку строители предусмотрели узкую калитку, и Тэрри, нетерпеливо махнув ей рукой, прошел внутрь строения. Стражник, мирно дремавший на посту, поднял на них взгляд, поморщился от света собственного фонаря и вновь засопел, покрепче прижав к себе древко секиры.

— Это потому что я человек, да? — неожиданно спросила девушка, едва оказавшись в холле Малого дворца.

— Что? — Удивленный голос Тэрриуса разнесся эхом по большому помещению.

— Мне кажется, ты считаешь, что я ничего не пойму. Поэтому молчишь.

— Нет, ты ошибаешься. — Юноша подошел к ней. Осторожно и так близко, что она почувствовала запах трав, которыми он ополаскивал волосы. — Дар не делает людей умнее.

— Тогда почему ты все от меня скрываешь? — недоверчиво спросила девушка. Ее раздражение немного угасло, но неприятный осадок от слов на мосту остался.

— Потому что понимаю, где ты в силах помочь, а куда лучше тебя не втягивать. Зачем тебе все это? Ты обрела, что хотела. Живи своей жизнью, а Алистер будет жить своей.

— Он мой друг.

Маг улыбнулся.

— А он с тобой в этом согласен?

— Надеюсь.

— Тогда сама спроси у него. Не суй нос в его дела, а именно предложи помочь. Так гораздо честнее. Возможно, он пошлет тебя в Нижние Миры, но будешь спокойна, что сделала все возможное.

— И где мне его искать?

— На десятом этаже. Какая-то из дверей с резными узорами. Кажется, первая.

— Ладно, спасибо. — Северина направилась к лестнице, но некромант остановил ее, взяв за руку.

— Можно одну просьбу? — Немного смущенно спросил он.

— Конечно.

— Я… я могу дотронуться до твоего лица?

От удивления девушка приоткрыла рот и несколько секунд не знала, что ответить, пока ее взгляд не упал на светящиеся глаза Тэрри. Она часто забывала, что этот черноволосый парень, выглядевший сильнее большей части магов, был лишен всем привычной возможности видеть.

— Да. Да, можешь, — пробормотала она, краснея, словно ее попросили о поцелуе.

Его пальцы пахли мятой, лепестки которой он срывал и теребил в руках, пока шел через сад. Они скользнули по ее щеке, лбу, носу, чуть нерешительно приблизились к губам. После этого Тэрри коснулся ладоней девушки своими, прохладными, с тонкой бледной кожей, пожелал доброй ночи и исчез в ближайшем коридоре прежде, чем Северина успела выйти из странного оцепенения.

— Что за ночь?! — с досадой воскликнула девушка, подходя к лестнице. Она взялась за перила, но почему-то не спешила делать первый шаг. Будь ее воля, осталась бы здесь, в темном зале, вновь и вновь прокручивать в голове события последних дней. Особенно одно из них. Но предстоящий ранний подъем заставил ее очнуться и направиться вверх по ступеням.

С трудом минуя этаж за этажом, Северина добралась до десятого. Она могла бы зайти сюда завтра, но не была уверена, что застанет хозяина комнаты на месте. Найти дверь оказалось не так сложно, как она думала — почти на каждой было указано имя жильца, но Тэрри, разумеется, мог этого и не знать.

После стука прошло несколько томительных минут, и дверь плавно, без единого звука приотворилась. Сонные, ничуть не приветливые глаза Алистера вперились в девушку, уже жалеющую о своем приходе. Она хорошо знала этот взгляд.

— Заблудилась? — хмуро спросил юноша, делая шаг так, чтобы не дать гостье шанса пройти в комнату.

— Ты можешь не грубить?

— Ты серьезно? Будишь среди ночи и просишь быть вежливым? — удивился полумаг. Глаза его светились тускло, будто и без того незначительная магическая сила постепенно от него уходила.

— Я думала, ты еще не спишь, — тихо произнесла девушка. В ее голосе невольно возникли извиняющиеся нотки, которые она тут же поспешила убрать. «После того, что он сделал, чувство вины должно терзать лишь его», — со злостью подумала она и продолжила: — Нам нужно поговорить.

— Нам нужно поспать. Не думаю, что разговоры в пять утра приводят к чему-то хорошему.

— Сейчас три часа ночи, Ал. Я только вернулась из Тронного зала, так же как и ты.

Парень нахмурился, оглянулся, глядя на что-то в комнате, а после нехотя кинул:

— Заходи.

Идя сюда, Северина рассчитывала увидеть огромные покои, сплошь отделанные дорогим деревом, металлами и тканями — все-таки отец Алистера был не последним человеком в Империи. Но оказалось, что сын не унаследовал от отца ни капли любви к роскоши.

Комната, хоть и большая, ничем необычным не выделялась. Даже номер в гостинице Пирса выглядел для девушки богаче. Одинарная кровать, пара столиков, заваленных пергаментом и книгами, мягкие кожаные пуфы, шкаф и несколько маленьких гобеленов на стене. Разве что огромный ковер в центре хоть как-то придавал комнате дворцовый вид. Из освещения здесь были только канделябры на стенах да несколько свечей на прикроватной тумбе.

— Уютно у тебя, — из вежливости сказала Северина, рассматривая гобелены. Кровавые сцены битв и падения королей, изображенные на них, были далеко не тем, что она хотела бы видеть в своей спальне. Так же, как и коллекция холодного оружия, расположенная над кроватью. Алистера же, похоже, забавляли ее эмоции от увиденного.

— А сама думаешь, как бы поскорее уйти из этого подвала, — усмехнулся он. — Так как лесть я не люблю, можешь не стараться. Переходи к делу.

Юноша разжег еще одну свечу и присел на кровать. Северине он предложил расположиться за столом.

— Дел у меня к тебе несколько, — начала она, откидываясь на высокую спинку стула. — Но начну с того, что касается меня непосредственно.

Алистер нетерпеливо вздохнул, но девушка даже не думала говорить быстрее.

— Зачем ты использовал на мне свой дар? — резко сказала она, пристально глядя в едва светящиеся серые глаза.

Парень улыбнулся, но как-то абсолютно не весело.

— У меня нет дара.

— Не валяй дурака. Ты знаешь, о чем я.

— Затем, что я еще хочу пожить, — произнес он и отвернулся к окну. За ним была кромешная тьма, но юноша всматривался в нее с почти искренним интересом.

— И при чем тут это? — Северина честно не понимала, каким образом ее несказанные слова могли помешать другу дожить до старости.

— Если бы ты сказала Рэмирусу, что чудище из библиотеки — твой закадычный друг, нас бы точно отослали обратно в Город Дамиана. А потом твой лохматый приятель пристукнул бы вернувшегося похитителя книг одним пальцем, — раздраженно пояснил он, отвлекаясь от созерцания темноты. — Неужели это настолько сложно предусмотреть?

— Откуда ты знал, что я хотела сказать?!

— У тебя на лице было все написано. А еще, твое извечное желание помочь всем не дает тебе иных вариантов.

— И все равно ты свинья, — констатировала девушка. — Нельзя было по-другому все решить?

— Как? Они наблюдали за каждым нашим взглядом и движением. Я не мог на жестах попросить тебя заткнуться, уж прости. И сказать ничего не мог.

— Хоть бы извинился тогда, — после краткого раздумья произнесла она. — А не делал вид, что ничего не произошло.

— Прости. Я не думал, что тебя это так заденет. Рассчитывал на твое понимание ситуации.

Северина покачала головой и перевела взгляд на стену. Похоже, ее собеседник даже не осознает сути ее недовольства.

— Как-то не заметно чтобы ты чувствовал себя виноватым. — Здравый смысл подсказывал ей остановиться, но молчать значило снова согласиться на условия Алистера.

— И правильно. Я лишь отдаю дань вежливости. Потому что чувствовать раскаянье там, где его у магов отродясь нет, не могу при всем желании.

— Ты же не маг. Сам сказал.

— Я рос среди них. Или ты думаешь, что я специально искал во дворце людей, чтобы проникнуться их моралью?

— Сомневаюсь, — пробормотала Северина. — Но уверена, ты прекрасно знаешь, что приемлемо для человека, а что нет. Тебе уже не десять лет и даже не пятнадцать.

— Мне двадцать два, но разницы никакой, — подхватил парень. — У нас нет детства. Уже с пяти лет мы познаем всю несправедливость и жестокость жизни на своей шкуре. А после не забываем ничего из преподнесенных уроков. Когда стоит выбор между спокойной жизнью и поступком, который не понравится человеку, даже если он мой друг, я выберу первое.

— Такое ощущение, что ты нарочно выставляешь себя в дурном свете. — Северина задумчиво смотрела на огонек свечи. Он колыхался от слабого ветерка, влетающего в открытое окно. Метался из стороны в сторону, точно как ее мысли, которые она никак не могла собрать воедино. — Надеюсь, я ошибаюсь, и ты правда веришь во все, что говоришь.

— Верю, — заверил Алистер, стремительно подрываясь с места.

Он подошел к окну и устроился на подоконнике, опасно балансируя на его внешнем краю. Лицо полумага было бледным. Последний раз Северина видела его таким в доме Ирвайна, после того, как он первый раз использовал при ней свой дар.

— Ты пришла ко мне не только ради скандала, верно? — спросил он после продолжительной паузы, вновь посматривая на настенные часы. К удивлению девушки они показывали лишь половину четвертого.

— Я хотела спросить, не нужна ли тебе помощь, но, наверное, это глупо,— несколько смущенно произнесла Северина, поднимая глаза на хозяина комнаты. Не дождавшись от него никакой реакции, она поднялась и направилась к выходу. — Тебе вряд ли требуются люди, путающиеся под ногами, так что…

— Нет, погоди. Так дело не пойдет. — Алистер спрыгнул на пол и подошел к ней. — Я всего лишь был с тобой честен. К чему эти обиды?

— Где ты видишь обиду?

— Я ее чувствую. Будь она материальной, наверное, сметала бы людей с ног.

Девушка не смогла удержаться от улыбки. Фантазия нарисовала ей слишком яркую картину.

— Почему-то всегда, когда пытаешься защитить друзей от своих собственных проблем, они обижаются. — Алистер направился к двери, тем самым не позволяя своей гостье выйти из комнаты. — И никому не приходит в голову, что их попытка помочь может только добавить мне сложностей.

Юноша замолк, ожидая ответной реакции, но ее не последовало. Северина чувствовала себя слишком уставшей для продолжения споров.

— Я все еще не хочу посвящать кого-либо в свои дела, — произнес он после недолгой паузы, а затем, явно превозмогая себя, добавил: — Но спасибо.

Девушка улыбнулась. Благодарность показалась ей искренней, хоть и несколько неловкой.

— Ладно, — пожала она плечами. — Пожалуй, пойду спать. Надеюсь, все обиды между нами заглажены?

— Конечно. — Алистер кивнул и позволил своей гостье выйти в коридор. — Пока ты снова не придумаешь, в чем меня можно обвинить.

— Пока ты снова не сделаешь то, в чем тебя можно обвинить, — хмуро поправила его девушка.

— Я все правильно сказал.

— Это с твоей точки зрения, — отрезала она.

Парень хотел что-то ответить, но Северина его перебила:

— Давай я просто уйду в свою комнату?

— Давай, — безразлично кинул он. — Только будь осторожнее. Перед рассветом в коридорах особенно легко заблудиться.

— Это еще почему?

— Тени падают иначе.

Девушка удивилась, но решила больше не задавать вопросов.

— Вытри кровь с лица и ложись спать, — посоветовала она напоследок.

Алистер провел ладонью по подбородку, собирая алые капли, непонимающе на них посмотрел, а затем, не сказав ни слова, вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

Бредя по длинным коридорам, Северина размышляла о поведении друга. Во многом она его понимала. Да, он мог бы быть повежливее, но ведь неизвестно еще, какой бы выросла она, родись в этой стране. Но некоторые моменты просто выводили ее из себя. И как ни старалась девушка оправдать Алистера, в мыслях ее то и дело всплывали ругательства, которые ей хотелось отправить в адрес наглого отпрыска мага.

Но ее что-то останавливало.

Наверное, чувство благодарности, ведь если бы не Алистер, она бы до сих пор искала крохи информации о мире за стенами Города и рисовала схемы, рыская ночными улицами. А, возможно, уже попалась бы на глаза стражи.

Нет, все же она обязана юноше многим. Он сделал для нее гораздо больше, чем нужно было, чтобы отплатить за спасение из темницы. Кажется, Северина действительно могла называть его другом. По крайнее мере, она предпочитала так думать. А друзьям можно простить почти все.

— Где тебя носило? — прозвучал сонный голос, едва Северина ступила на порог своей комнаты. Ей повезло добраться довольно быстро. Предупреждение Алистера оказалось совсем нелишним, ведь, не будь она предельно внимательной на поворотах коридоров, обязательно зашла бы в неизвестную часть дворца.

— Извини, но я не могу сказать, — ответила девушка своей соседке. Та, разочаровано вздохнув, отвернулась к стене и пробурчала что-то на языке магов. Северина узнала грязное ругательство — единственное, чему могла научить ее новая знакомая.

Джокэста — так ее звали — по неизвестным причинам относилась к новоприбывшей с подозрением. На попытку познакомиться она ответила резко и недружелюбно, а на все вопросы реагировала хмурыми взглядами или односложными ответами. На любимицу Северины она отреагировала с изрядной долей презрения, заявив, что кошка будет спать возле двери, а если вздумает бродить по комнате, мигом окажется во дворе. Ноттэ об этих условиях, конечно, не знала и прошлой ночью умостилась на подушках хозяйки. К счастью, Джокэста к тому времени уже крепко спала.

Несмотря на усталость, Северина заснула не сразу. Она вновь вспоминала дом, родителей и друзей, которых ей пришлось покинуть. Каждый день она задумывалась над правильностью своего решения. Сомневалась, но ничуть не жалела. Невероятно скучала по родным местам, но променять свободу на возможность снова их видеть не хотела.

Она не раз задумывалась, поняли ли родители, куда она исчезла. Вряд ли в Городе объявили о сбежавшем преступнике-маге и девчонке, которая ему помогла, но ее подруга могла догадаться, вспомнив разговор о странном юноше со светящимися глазами. Вот только рискнет ли она кому-либо рассказать?

Как бы там ни было, Северина собиралась остаться в Империи Южных Песков. Ее мимолетное желание вернуться с Алистером в Город Дамиана, выполняя задание Рэмируса, таяло с каждой секундой. В самом деле, что даст ей кратковременный визит? Возможно, ей даже не удастся увидеть маму с папой. А еще хуже, если ее поймают. Никто не даст ей второго шанса сбежать. Вот бы она поняла это еще там, в Тронном Зале!

Ноттэ забралась на кровать и калачиком свернулась у ног хозяйки. Тихо замурчала. Девушка хотела погладить любимицу, но почувствовала, что стремительно проваливается в сон. Виновато улыбнувшись, она прикрыла глаза и поплыла по медленному потоку сновидений…

— Как насчет небольшой прогулки по саду? — спросил Тэрри, прислоняясь к дверному откосу. Черная рубашка и брюки делали парня почти неразличимым в темноте. Лишь бледная кожа и серебряная пряжка пояса выдавали его в слабом свете луны.

— Но сейчас же ночь, — удивилась Северина. Она стояла босиком, в одном лишь халате, быстро накинутом поверх ночной сорочки. Негромкий стук в дверь не только разбудил, но и немного напугал ее. Ее друзья разошлись по комнатам спать, а кто еще может нанести визит в такой поздний час. Или, вернее сказать, ранний? Ведь когда она засыпала, было около четырех утра.

— Именно ночью и стоит гулять в наших садах, — улыбнулся некромант. — Днем там можно сгореть под Желтым Светилом.

Девушка колебалась. Она не спала почти сутки и теперь должна была бы падать с ног, но почему-то не чувствовала усталости. Что это? Последствия переживаний или второе дыхание, возникшее в нужную минуту?

— Хорошо, — все же согласилась она. — Подожди в коридоре, я должна одеться.

Просьба могла показаться глупой, если не знать о вездесущих духах-помощниках Тэрриуса. Конечно, они могут пройти и сквозь стену, но Северина предпочитала об этом не думать.

— Почему ты сразу не предложил прогулку? — спросила она, выходя из комнаты.

— Сразу?

Северину удивил тон, с которым он переспросил этот невинный вопрос.

— Ну да. Когда мы добрались до Малого дворца.

— Я же не мог сразу по приезду тащить тебя в сад.

Девушка окончательно запуталась. То ли голова требовала отдыха, то ли Тэрри говорил о чем-то ином. Решив оставить эту тему, она спросила:

— Ты останешься здесь, во дворце?

Юноша покачал головой и, для пущей убедительности, твердо произнес:

— Нет, конечно.

— Так не любишь обитель императора?

— Скорее людей, — усмехнулся он. — Которые здесь отравляют жизнь друг другу. Да и зачем оставаться, если у меня есть собственное жилище?

Вопрос явно был риторическим, так что Северина промолчала. Она попыталась представить, как можно входить в огромный безлюдный замок, называя его своим домом. «Я бы так не смогла», — сделала она вывод и вернулась к беседе.

— Когда ты уедешь?

— Через неделю, если меня не задержат какие-то непредвиденные дела.

— То есть, я больше тебя не увижу? — спросила Северина и сразу же почувствовала щемящую точку. Она не могла представить, как будет жить в этом месте, не имея возможности видеть друзей. У нее не возникало сомнений, что Алистер тоже скоро уедет. Он не раз говорил, что жизнь во дворце для него — худший кошмар.

— Почему? Я приезжаю на различные праздники или собрания магов. Положение обязывает. — Тэрри поморщился, словно даже одно воспоминание о подобных мероприятиях вызывает у него отвращение.

— Раз в год? — спросила девушка, уже приготовившись услышать согласие.

— В полгода, — прозвучал ответ, вполне устроивший и даже порадовавший ее.

Они вошли в сад через калитку, сплошь увитую розами, и прошли мимо фонтана, играющего бликами в свете разноцветных фонариков.

Тэрри касался каждого растения, что попадало ему под руку, и по просьбе своей спутницы говорил его название.

— Вьющийся светлолист. Бордовая ромашка. Искристый горицвет.

Его приятный голос успокаивал девушку, дарил ощущение защищенности и покоя. Она вновь и вновь спрашивала его о цветах и деревьях, а затем, словно дитя, радовалась каждому прозвучавшему слогу. Северина лишь сейчас заметила, что юноша говорит с едва заметным акцентом, а иногда и неправильно ставит ударения в словах. «Наверное, когда-нибудь я так же буду говорить на языке магов», — подумала она и улыбнулась. Красота сада навевала ей вдохновение для мечтаний.

— Ты меня слушаешь? — спросил Тэрри, заметивший слишком долгое молчание спутницы.

— Конечно. Просто задумалась, — поспешила заверить Северина. Ей страшно не хотелось, чтобы своеобразная лекция по ботанике завершилась так быстро.

— Тогда сейчас побереги волосы, — улыбнулся маг. Его зеленые глаза сверкнули во мраке. — Этот негодяй бросает на землю очень цепкие комки из листьев и колючек. Если попадет на голову, не снимешь.

— Как же мне избежать этой участи? — нахмурилась Северина. Ей не улыбалось обрезать локоны из-за садового дерева.

— Обойти другим путем, — Тэрри взял ее за руку и повел по едва заметной дорожке в зарослях смородины.

Северине хотелось кричать от восторга — такой интересной была для нее прогулка. Она бежала вслед за парнем, которого совсем недавно боялась, и беспрестанно улыбалась своим мыслям и тому, что видела вокруг. Это походило на сон.

— Можно глупый вопрос? — Слова Тэрри о том странном дереве разбудили в ней любопытство.

— Обычно после такой фразы задают вполне нормальный вопрос, так что давай, — согласился юноша. Они снова вышли на освещенную каменную дорожку.

— Ты ведь никогда не стриг свои волосы?

— В сознательном возрасте — нет. А что?

— Да нет, ничего… просто… — Северина запнулась, не зная, как спросить, чтобы не показаться уж совсем странной.

— Тебя интересует вопрос «почему», я понял, — улыбнулся Тэрри. — Ты не первая и, думаю, не последняя, кто им задается. Я не доверяю мнению людей о том, как должен выглядеть. Для меня показатель — лишь личное удобство. Если почувствую, что волосы мне мешают, достану кинжал и все исправлю.

— Не вздумай! — испугалась девушка. Ей страшно было представить, до чего могут довести подобные «исправления».

— Увы, твое мнение меня тоже не остановит и не подтолкнет. — Несмотря на видимую уверенность, голос его прозвучал слишком мягко.

Они гуляли еще около часа. Обойдя весь сад, завернули на главную тропу и двинулись обратно, к дворцу. На небе все так же сияли звезды, и не было ничего, что предвещало бы скорый рассвет. Северине это показалось странным.

— Разве Светило не должно было уже взойти? — спросила она, называя солнце более привычным для магов словом.

— С чего бы это? — Тэрриус нахмурился и провел ладонью в воздухе.

— Сейчас должно быть около шести утра. Как раз время.

— Два часа ночи.

— Что?

— Сейчас два часа ночи. Духи не лгут мне, — ответил он, останавливаясь. — Да и не могли мы так долго гулять.

Если бы на месте Тэрри был кто-то другой, девушка подумала бы, что это глупая шутка. Но некромант не любил розыгрыши.

— Мы с совета магов вернулись не ранее трех, — почти с отчаяньем крикнула она. — У вас что, время идет в обратную сторону?

— С какого совета? — растерялся юноша. Северина внимательно вгляделась в его лицо — серьезное, как и всегда.

В этот момент перед ее глазами все поплыло. Пытаясь удержать равновесие, она вцепилась в плечо мага, но какая-то неведомая сила все равно тянула ее к земле.

— Северина! — прозвучал испуганный голос Тэрриуса.

Маг подхватил падающую девушку и осторожно усадил на траву.

— Северина! — Новый оклик, казалось, звучал из женских уст. Девушка удивленно уставилась в лицо Тэрри и лишь с пятой попытки смогла увидеть его сквозь пелену. Их взгляды встретились. Ярко-зеленые глаза некроманта… видели! Юноша встревожено глядел на нее, а его зрачки, всегда едва заметные за белесой дымкой, увеличились. Возможно, девушка даже смогла бы рассмотреть в них свое отражение.

Переведя взгляд вниз, Северина закричала. Ее нежно-фиолетовое платье было покрыто брызгами крови, а на груди расплылось алое пятно. В поисках поддержки она протянула ладонь и положила ее на плечо мага. Но под ней не оказалось мягкой ткани рубашки. Пальцы коснулись холодного металла.

— Что это?! — ее возглас разнесся эхом, словно вокруг было не открытое пространство сада, а пещера с высокими сводами.

Тэрри поднес к губам указательный палец, и девушка ощутила, что не может сказать ни слова. Он склонился над ней, разглядывая рану. Одежда мага сменилась доспехами, такими же черными, как его волосы и окружающий мир, тускнеющий с каждой секундой. Северина поняла, что умирает.

Парень что-то говорил ей, но звуки доносились будто сквозь толщу воды. Лишь последняя фраза прозвучала разборчиво:

— Останови его.

Девушка попыталась спросить, что он имеет в виду, но не хватило сил. Мир окончательно померк.

— Северина, Мрак тебя дери! — Вновь раздался оклик, на этот раз однозначно принадлежавший не Тэрри.

Тьма разлетелась мелкими, словно песчинки, осколками. Послышался жуткий грохот, скрип, а затем все затихло.

Северина открыла глаза, обнаружив над собой лицо Джокэсты. Соседка взирала не нее холодными, не предвещающими ничего хорошего глазами, а рядом, злобно шипя, заняла свою излюбленную боевую стойку Ноттэ.

— Ничего себе! Ты жива! — фальшиво радостным голосом воскликнула Джокэста. — А я уже думала за лопатой идти.

— Сходи лучше в Нижние Миры, — пробурчала Северина, резко поднимаясь с постели. Голова ее болела, будто все произошедшее во сне было реальностью. Правда, часть сна, где они с Тэрри гуляли по саду, действительно пересказывала произошедшие позапрошлой ночью события.

— Не могу. Путь туда есть только мертвым. Ты же не угрожаешь меня убить?

— Просто заткнись. — Северина знала, что ей не стоило ссориться с соседкой, но раз та нарывается сама …

— Вот так-то лучше. Я уж думала, у тебя характера и вовсе нет, — улыбнулась девчонка, которой будто понравился ответ Северины. — Может, мы даже подружимся.

— Сомневаюсь.

— Зря. В этом дворце видали и не такое. — Джокэста, состроив напоследок гримасу, вышла из комнаты, оставив Северину в одиночестве обдумывать свой сон.

За окном разыгралась гроза. Ливень хлестал в оконные стекла, охлаждая их раскаленную поверхность. В этом году осень напомнила о себе необычайно рано.

Северина с беспокойством посмотрела на настенные часы. Полдень. Она опоздала на свой первый в жизни рабочий день и теперь совершенно не представляла, как ей явиться к главному повару. Он и так с трудом нашел для нее место — желающих работать там хоть отбавляй.

Одеваясь, девушка вновь и вновь прокручивала в голове сон. Воспоминания о нем не вызывали у девушки ничего, кроме ужаса. Она хотела верить, что это всего лишь кошмар, а не предсказание будущего, но не могла. А слова Тэрри и вовсе походили на указание к действию. Вот только кого она должна остановить? И от чего?

Северина очень надеялась, что сможет найти ответы, но пока что ей придется забыть обо всех проблемах. Ведь подавать блюда знатным особам следует только с улыбкой.

С грустью глянув на Ноттэ, удобно расположившуюся на кровати, Северина вышла из комнаты.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.