Море чувств +3

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Идеальный шторм

Основные персонажи:
Линда Гринлоу
Пэйринг:
Линда Гринлоу/Билли Тайн
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Психология, AU
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Что происходит? Кажется, ты флиртуешь со мной?" – "Думаю, уже пора."
Между ними было нечто большее, чем просто соперничество или лёгкий флирт. Море взяло свою смертельную дань, оставив ей лишь память и бурю эмоций в душе. Но даже самый страшный шторм рано или поздно устаёт, и волны успокаиваются. Капитан Гринлоу вспоминает о капитане Тайне после шторма.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
12 августа 2014, 00:29

*1991*
Моран, Майкл
Мёрфи, Дэйл
Пьер, Альфред
Шэтфорд, Роберт
Салливан, Дэвид
Тайн, Уильям (капитан)


Доска погибших моряков Глостера.



      Она не помнила, в какой момент Билли Тайн начал нравиться ей, как мужчина. Сколько она его знала, он всегда был неизменно приветлив, умел повести людей за собой, а в его тёмно-карих глазах сверкал неугасимый огонёк улыбки и жажды риска. Он был хорошим капитаном. Конечно, они часто сталкивались на промысле, и не раз их траулеры бок о бок выходили в море или возвращались вместе обратно в порт. Не раз им случалось переговариваться по радио просто так, пока их команды одну за другой вытаскивали на борт больших скользких рыб, с длинными носами, как мечи. Линда прекрасно чувствовала "рыбные" места, она хорошо знала, где стоит искать хороший улов и как работают её коллеги-рыбаки. Впрочем, сложно оставаться в неведении, когда маленький порт Глостер живёт только за счёт рыбной ловли и все у всех на виду. Но как-то так получилось, что именно Билли стал её вечным конкурентом, с которым не грех перекинуться парой шуток и подсчитать, кто кого обогнал на этот раз.
      В последнее время Тайну не везло. А работать в партнёрстве, при всём своём хорошем отношении к Линде, он не хотел. Билли Тайн был гордым человеком. Гордым и упрямым – сказал, что они через два дня вновь выходят в море, несмотря на окончание рыболовного сезона, и команда "Андреа Гейл" безропотно последовала за ним. И он, и его парни во что бы то ни стало хотели взять хороший улов. Линда, в принципе, понимала их. Но капитана Билли Тайна она никогда не понимала до конца.
      Сейчас, весной, когда она вновь выводила "Ханну Боден" в спокойное, безмятежное море, ей вспомнилось то, что он сказал тогда, накануне их отплытия. Тогда она заглянула к нему в рубку, просто в гости, чтобы поболтать. Как оказалось – понять кое-что в себе.
       – ...Туман рассеивается. Ты отдаёшь булинь, отдаёшь швартовы. Направляешься к южному каналу. Проходишь Рокинек, остров Тен-Паунт, проходишь Нейлспун, где я катался на лодке в детстве... Даёшь гудок и сигналишь сыну смотрителя маяка на острове Тэтчер. Потом появляются птицы. Альбатросы... кричащие чайки... и жирные утки. Ты держишь курс на норд, набираешь двенадцать узлов... идёшь на всех парах. Ребята работают, ты отвечаешь за них. Знаешь что? Ты настоящий капитан. А что может быть лучше этого?..
      Билли всегда легко читал её эмоции. Она ошибалась, когда говорила, что в этой работе нет романтики. Он возразил, что романтика есть в ней самой. В этот момент в его взгляде тоже появилось что-то романтичное, зовущее в морские дали. Его проникновенные слова о выходе в море мимо островов, маяке и о птицах звучали почти как признание. Однако Линда прекрасно отдавала себе отчёт в том, что вряд ли он имел в виду именно это. В конце концов, он всегда смотрел на неё, как на хорошего капитана и коллегу, а она не забывала, что у него были две дочери, которых он преданно любил, несмотря на долгие плавания. Линда Гринлоу никогда не считала себя красавицей и потенциальным объектом его мужской симпатии, но в тот момент, когда он говорил это, к ней пришло понимание, что она, пожалуй... любит его?
      Это было смешно. Максимум, что они могли предложить друг другу – это шутливое подтрунивание на фоне работы в море. И до того дня она не задумывалась о своём лёгком увлечении. Так ей тогда казалось.
      Тем более удивительно было то, что произошло тем вечером.
      Тем вечером Билли сам заглянул к ней, словно возвращая долг гостеприимства. Бывшая жена Билли вместе с детьми жила в другом городке, и на берегу его никто не ждал. В то время, как остальные проводили время в баре "Воронье гнездо" со своими близкими и возлюбленными, два капитана, равные друг другу, остались на борту "Ханны Боден", мило беседуя в пустующей кают-компании. Они долго разговаривали, обмениваясь воспоминаниями о прежних выходах в море, количестве уловов или забавных случаях среди своих команд. Потом в какой-то момент он положил руку ей на плечо. Вроде бы дружеский жест, но почему-то вместо символа доверия он стал той искрой, которая толкнула их друг к другу в ту ночь.
      Может, всё началось с того, что Билли поправил непослушную прядку Линды, выбившуюся из её причёски. У неё были курчавые волосы, и во время плавания она просто крепко закалывала их сзади. Она тогда засмотрелась в его тёмные, улыбающиеся глаза, а спустя несколько секунд их губы уже встретились в поцелуе. Может, она прервала бы поцелуй и извинилась, но капитан был очень нежен. И это покорило её. Его потрескавшиеся от ветров губы были с привкусом морской соли, и сам он весь олицетворял собой зов моря. Её руки обняли его, и Билли аккуратно уложил её на морскую койку, продолжая нежно целовать и ласкать её шею кончиками пальцев. Он ничего больше не предпринимал и только целовал её, пока поцелуй наконец не прервался.
      Линда хотела что-то сказать в этот момент, но слова застряли в горле. Его глаза мерцали в свете корабельной лампы, и именно это не дало ей возможности что-либо сказать. Если бы она сказала что-нибудь, вполне возможно, что они ограничились бы поцелуем. Но она ничего не сказала, и поэтому Билли продолжил целовать её, теперь перейдя на шею.
      Женский инстинкт подсказал ей, что делать дальше. Они не торопились, но когда наконец соприкоснулись кожа к коже, шторм ощущений начал постепенно закручиваться у обоих внутри.
      Потом было лишь ощущение взлёта всё выше и выше, как на волнах, жаркое дыхание и тихие, едва слышные стоны. Казалось, его шершавые от ветра и соли губы были везде. Он крепко, но нежно обнимал её, и она потонула бы в этом шторме – шторме любовного столкновения, но Билли не дал ей утонуть. Тонкие женские пальчики, огрубевшие от постоянного контакта со штурвалом и тросами, ласкали мужское тело, как лёгкий бриз – поверхность океана. Волны и вихрь – так она могла бы охарактеризовать то, что произошло. И когда наконец экстаз наступил, это было похоже не на разряд молнии, а на стремительный взлёт на гребень самой высокой волны. И пока Линда пыталась прийти в себя и успокоить свои чувства, Билли лежал рядом и всё так же нежно поглаживал женщину по узкой талии, глядя на неё своими тёмными глазами.
      Утром следующего дня "Андреа Гейл" вышла в море. Капитан Гринлоу из своей рубки наблюдала её отплытие. И улыбалась, вспоминая слова Билли об альбатросах. Через четыре дня в новый рейс отплыла и "Ханна Боден".
      Шторм расставил всё по своим местам. Она задавалась вопросом, правильно ли поступила, переспав с капитаном Билли Тайном. Вряд ли бы эти отношения получили своё развитие. Он не любил её и не был обязан любить. С другой стороны, смогли бы они общаться и дальше по-прежнему, если бы он остался жив и вернулся в Глостер? Или она рано или поздно стала бы той женщиной, которая была бы ему нужна? Ведь равнодушный мужчина не ласкал бы её так.
      Когда "Грейс" только разгоралась, она связалась с ним по радио. Снаружи по стеклу рубки бежали струи ливня, море было уже неспокойно, а в тяжёлых облаках мелькали молнии, но от его голоса у неё внутри почему-то разлилось уютное тепло. В его голосе звучали тёплые флиртующие нотки.
       – Ты так разгорячилась, что я даже здесь чувствую жар.
       – Я предлагала объединиться.
       – Я не люблю партнёров. Бизнес не любит суеты.

      Она была уверена, что при этих словах он улыбался, и улыбнулась сама.
      Но так получилось, что именно его гибель показала ей, насколько глубоки её чувства к нему. Линду с ним связывала не любовь и не партнёрство, а нечто большее, чему она не могла дать правильного объяснения. Наверное, именно такие узы связывают людей, которые знают друг друга много лет, связаны одной профессией и зависят от капризной морской стихии, которые шутят друг над другом, зная, что могут поддержать друг друга, несмотря на соперничество в улове рыбы. Она знала, что если бы они плавали в одной команде, она бы безраздельно доверила ему свою жизнь. Они оба понимали, что такое ответственность. И Билли, она была уверена, ответил бы ей тем же доверием.
      Но случилось то, что случилось. И за это капитан Гринлоу до сих пор чувствовала боль.
      "Я говорила. Я предупреждала тебя, но ты не послушал."
       – ...Билли, чтобы вернуться, тебе придётся пройти через это.
       – Я понял.
       – Билли, ты не послушаешь, но я всё-таки скажу... Будь осторожен.

      Она понимала, что заставило его отправиться на Флэмиш Кэйп, но это всё равно было безрассудно! Каким же отчаянным упрямцем надо быть, чтобы броситься в самое сердце бури!
       – ...Ты слышишь меня?! Эти ураганы сталкиваются! Билли, ответь! Посмотри на факс, чёрт тебя побери!.. Убирайся оттуда, шторм тебя просто вынесет!
      Это был их последний разговор.
      Ни она, ни кто-либо другой так и не узнает, что в конце концов Билли Тайн развернул траулер на 180 градусов. Но было уже слишком поздно. Никто так и не узнает, что гигантская волна перевернула "Андреа Гейл", оставив людей на произвол судьбы. Никто не знал, как в последние минуты команда парами покорно ожидала смерти, пока вода поднималась всё выше и выше, утаскивая корабль в свои холодные объятия.
      Когда она сидела в церкви рядом с Кристиной и миссис Шэтфорд, потерявшими Бобби Шэтфорда, молодого новичка с "Андреа Гейл", её словно охватило оцепенение. В глазах стояли слёзы, но Линда мужественно выдержала свою короткую речь до конца. Она сказала прощальное слово о каждом, но перед её мысленным взором одна за другой вставали серые океанские штормовые волны. Волны, которые стали могилой для славных ребят, куда нельзя прийти и положить букет цветов.
      И лишь вечером, сидя в одиночестве на "Ханне Боден", капитан Гринлоу позволила себе наконец расплакаться. Слёзы лились ручьём, но женщина даже не пыталась их остановить. Ураган нашёл своё продолжение в её душе. Она оплакивала Билли, оплакивала всех их. Больно было думать, что людей, которые совсем недавно разговаривали с тобой, работали и смеялись, больше нет. Больно было думать, что человек, так тепло обнимавший её и понимавший с полуслова, человек, который видел в ней настоящего капитана и подарил вечер странной, но такой нежной страсти, больше никогда не вернётся и не взглянёт на тебя своими тёмно-карими глазами. И не скажет больше таких романтичных слов о курсе на норд и о альбатросах.
      Эти слова навсегда отпечатались в её памяти.
      Кристина говорила, что слышит во сне голос Бобби, который говорил, что нет расставания, есть только любовь. Когда Линда через три дня после прощания вышла на пристань, Крис вместе с Этель уже сидели там, взявшись за руки. Успокоившееся после шторма море выглядело как обычно, будто и не оно было виновником трагедии, только теперь "Андреа Гейл" не закрывала собой часть горизонта. Линда не стала им мешать, хотя общая беда сблизила всех трёх женщин. Она догадывалась, что обе они плачут. Но её слёзы после того тягостного поминального вечера высохли, превратившись в тугой клубок боли, который напоминал серые грозовые тучи. Капитан Гринлоу не умела долго плакать.
      Всё-таки она была настоящим моряком. Именно его хотел видеть и видел в ней Билли.
      И когда она ясным солнечным днём наконец вновь выводит "Ханну Боден" из порта, ей вспоминаются его слова. Она в точности проходит тот самый путь – мимо Рокинек, Тен-Паунт и Нейлспун, даёт гудок, завидев маленького мальчика на камне у подножия маяка острова Тэтчер, а потом её лицо озаряет светлая улыбка – над траулером начинают кружить птицы. Альбатросы, кричащие чайки и жирные утки. Они летают и переругиваются, а капитан Гринлоу улыбается. Солнце приветливо заглядывает в окна рубки, и впервые со времени шторма в её душе рассеиваются тучи, и боль утраты слабеет.
      Знаешь что? Ты настоящий капитан. Я это понял, когда впервые увидел тебя.
      А ведь он сказал правду. Билли всегда понимал её. В ней самой действительно живёт романтика.
      "Ханна Боден" выходит в море, набирая ровно двенадцать узлов, и её промысел сопровождает удача. И когда капитан Гринлоу на Ньюфаундленде встречается с обаятельным и учтивым помощником капитана большого траулера "Джесси Карнак", у которого улова поровну с "Ханной...", она понимает, что наконец может отпустить Билли со спокойной душой. Билли Тайн теперь навсегда принадлежит морю.
      Но она всегда будет помнить его.
      Помнить его глаза с тёплыми огоньками, его нежные руки и его слова.
      А главное – помнить хорошего капитана, азартно поставившего всё на карту и проигравшего смертельную схватку с бурей. Капитана и его команду.
      Её чувства теперь спокойны и безмятежны, как и окружающее море. Оно теперь не волнуется, и ураган больше не поднимается в её душе.