Святоши +6

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Юмор, Пародия, Повседневность, POV, Учебные заведения
Предупреждения:
Underage
Размер:
Миди, 3 страницы, 1 часть
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Утро здесь, в старшей мужской школе святой Нарциссы, начинается одинаково.
С криков.
Неважно, кто кричит, кричат всегда. Тошнотворно ранним утром все общежитие старших курсов подвергается опасности.
Небольшой такой, до метра сантиметров десять не дотягивает.

Посвящение:
вестимо кому х)
Фею и самому себе, извините <3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
это была провокация, меня нагло соблазнили :D
спонсор сего литературного безумия незабвенная Porrima Antevorta, поддерживаем отечественного производителя!
Герои предоставлены ей же :333

Нэнси - http://cs616025.vk.me/v616025427/1a263/C1w7o-5YCr8.jpg
Адам - http://cs616025.vk.me/v616025427/1a247/PlvSceYA8vw.jpg
Лекс - http://cs616025.vk.me/v616025427/1a26d/InI3sfPc0jg.jpg
Эни - http://cs616025.vk.me/v616025427/1a259/_Ls91_INw6U.jpg
Зет - http://cs619317.vk.me/v619317427/128b1/jhRSPhFg9vs.jpg

то, что нарисовал я, лучше никому не показывать хДД
НИКОГДА.

01.

27 августа 2014, 22:34
Примечания:
алоха, товарище.
Не вычитано, ибо не утерпел на радостях, получив комп в свои руки х)
Перед прочтением советую глянуть на образы героев в комментарии автора
ииии если вам покажется, что Нэнси (внезапно) похож на Ежика из Одного двора, то знайте (вам не кажется!) это просто совпадение :3
Приятного чтения :DDD

PS от беты: надеюсь, автор не прибьет меня за самодеятельность, но текст я таки заменил на вычитанный (по прошествии почти месяца) -_-"
PSS от автора: автор только рад и готов затискать бету!
В свое оправдание скажу лишь то, что почти сразу лишился компа.
Снова *рыдает*
Утро здесь, в старшей мужской школе Святой Нарциссы, начинается одинаково.
С криков.
Неважно, кто кричит, но кричат всегда. Тошнотворно-ранним утром все общежитие старших курсов подвергается опасности.
Небольшой такой, до метра сантиметров десять не дотягивает.
В это утро, когда еще солнечный свет даже не просочился сквозь тяжелые шторы на окнах, общежитие проснулось от моего крика.
Первый заход я выдал на одном дыхании, хористы бы позавидовали. Потом подавился воздухом и вскарабкался на подушку, прижимая к груди одеяло, как истеричка.
Да что там, я и был в истерике.
На втором заходе оглушительного, но мужественного визга дверь в мою комнату открылась и в проем просунулось омерзительно-бодрое размытое лицо.
- О, значит, она у тебя! – радостно сказало лицо и, подтянув пижамные штаны, храбро ступило на порог моей комнаты.
- З-забери эту тварь! – карабкаясь уже на резное изголовье, трясущимся пальцем указал на шипящий клубок посреди моей постели. Сгреб нервным движением очки с тумбочки и криво напялил их на нос.
Клубок медленно плелся кольцами и являл миру красный раздвоенный язык.
Лицо, оказавшееся придурком Эни, сюсюкая, протянуло лапу к клубку, и тот немедленно расплелся, чтобы потом оплести его руку аж до шеи.
- Ты ее напугал, Нэнси-Нэнси.
- Пошли вон, оба!
- Не кричи на нас! - возмутился Эни и почухал кудлатую голову, пригладил змею по тому, что у людей зовется шеей, и уже ткнул пальцем в мою сторону. - Она всего лишь пришла погреться!
- Погреться, черт тебя возьми?!
- Ну да, - Эни пожал плечами, чертова змея качнулась вместе с этим движением, и меня снова бросило в дрожь, - моя комната самая холодная в корпусе, а от холода они засыпают, да, Келли?
Змея плавно повела головой и, не мигая, уставилась на меня в упор.
Затошнило.
Я с коротким стоном отвернулся и уткнулся в собственное плечо, борясь с подступившим к горлу ужином.
- Просто свалите отсюда, наконец.
- Нет в тебе…
- Я сказал – пошли к такой-то матери!!!
- Все-все, уходим, - замахал на меня руками Эни, когда я вскочил на месте и готов был кинуться на него, - чего орешь, и так всех перебудил.
И, уходя, осуждающе покачал головой.
Ублюдок.

Две проблемы нашего общежития – не закрывающиеся на ключ двери и Энекен Гудвиш.
По уставу школы ученикам следует иметь чистые помыслы и быть невинными душой, как агнцы божьи. Поэтому двери не имеют не то что ключей, а вообще замков и замочных скважин, ведь что прятать и от кого закрываться юному и, главное, невинному ученику.
Поэтому, если тебе вдруг, о как же так, захочется подрочить, на свою комнату не надейся. И на комнату соседей, и чью-либо еще.
Снедаемый жаждой удовлетворения, ты будешь судорожно кидаться из угла в угол и в конце концов умрешь в одном из них от стыда за свою беспомощность и бесполезность – какой от тебя прок, когда даже подрочить не в состоянии.
Или станешь импотентом. Правда, мне такие слова по уставу знать не положено, но кто об этом узнает?
И я даже не знаю, что хуже - Эни или эти гребанные двери.
С Эни можно договориться. А вот с его ручной змеей Келли такое не прокатит.
Шипящая, мерзкая тварь не знает покоя, пока не проберется в чью-то теплую постель и не обовьется своим гадким телом вокруг ноги или руки. Или вокруг еще чего, куда менее для этого приспособленного.
Причем делает это с завидным, достойным восхищения постоянством.
Гнусное порождение природы.

***
Пока я рефлексировал, крутил колечко в нижней губе и грыз ногти, сидя на изголовье, в комнату просочилось несколько людей, но, не найдя в ней ничего, кроме меня самого, разочарованно ушли. Только Лекс, наш староста, задержался на мне взглядом.
Надолго.
Я занервничал, ведь обычно мне достается внимания не больше, чем стенам, и задергался, натягивая отброшенное одеяло едва не на уши.
Лекс тихо хмыкнул, дрогнули его длинные ресницы, и он разомкнул губы.
- Зачетные трусишки, - ласкающим слух голосом протянул он и двинулся к двери.
Я с воем сполз с подушки.
Чтоб вы все сдохли.
За дверью вдруг раздался лишенный модуляций голос, пространно разъясняющий ситуацию:
- Ничего особенного, Келли трахнула Нэнси-Нэнси. Надеюсь, ему понравилось.
И ты, Адам, в первую очередь.

***

- Нэнси-Нэнси, а я слышал, Келли нанесла тебе визит… - обманчиво приятельский голос за спиной не дал мне донести ложку с размокшими хлопьями до рта.
Есть расхотелось, в ближайшие лет пятнадцать точно.
- Зет, тебе нечем заняться? – не оборачиваясь, убито спросил я у нежданного собеседника.
- Абсолютно! – радостно ответили мне и уселись рядом, растолкав сонных учеников.
Сплетник Зет уставился на меня с живейшим интересом во взгляде глубоком.
Вот есть такой тип людей, которым нужно было залезть везде, в каждую дырку и желательно без смазочно-вспомогательных средств, а то никакого азарта.
Вот таким был наш старина Зет.
Ему было интересно все, вплоть от того, с кем совершила очередной «адюльтер» милашка Келли, и до самых мельчайших подробностей очередного желудочного расстройства нашего сторожа. Смысла я лично в этой информации не видел, но Зета мне не понять.
И именно сегодня ему вдруг приспичило присесть за мой стол.
Вот какого, спрашивается?
Понимая, что просто так эта пиявка не отвяжется, я с тоской отбросил ложку в тарелку и уставился на Зета в ответ. Смутиться Зет даже не подумал, наоборот, придвинулся вплотную, прижавшись плечом и бедром к моему телу, и с жаром зашептал на ухо, заваливая меня вопросами:
- И каково? Докуда она сегодня доползла? А может, все-таки укусила? Вдруг ядовитая, нет, ты представь!..
В принципе, его можно понять – до него Келли никогда не успевает доползти, слишком далеко. А Зет тот еще любитель гадов ползучих. Доползи же она, наконец, до него, восторгам, наверное, не было бы пределов, как мне кажется. А Эни, жлобская и собственническая натура по сути, никому свою прелесть в руки не дает, даже за деньги, что странно.
А вот забирать ее из чужих кроватей его, видимо, прикалывает.
Зет все нудел и нудел мне в ухо, а я, отрешенно скосив глаза, рассматривал его кудряшки, как у барашка, и прикидывал. Ну что ему стоило сесть не за мой стол, а, скажем, к тому же Эни.
Гребанный Эни сидит только со спортсменами, прямо напротив учительского большого стола. Гребанный не потому, что я так его ретиво уж люблю, а пловец он у нас, гребец и на дуде игрец. Играет во все, где надо играть мускулами, и вообще рулит и педалит. Учителя его любят.
Или он вполне мог бы сесть к Адаму. Почему нет? Адам у нас разносторонний человек – художник, театрал и музыкант. Только вот не дай бог рот откроет и, что еще страшнее, запоет.
Голосок у парня полностью противопоставлен его красивой внешности – ровный, монотонный, а ночью в коридоре и вовсе заставит наложить кирпичей огромной кладкой, настолько он иногда потусторонний и стремный.
А если он наберется смелости, то вполне может пристроиться к Лексу.
Только у него кишка тонка. И у меня. И у всех, потому что Лекс изволит сидеть в одиночестве.
И, кажется, вполне нормально себя там ощущает.