Адова шкатулка Тартароса +143

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Fairy Tail

Основные персонажи:
Акнология, Делиора, Зереф Драгнил (Император Спригган), Кьёка Рейсейтен, Лами, Мард Гир Тартарос (Король Преисподней, Абсолютный демон), Сейра Реугецутен , Шакал
Пэйринг:
Роуг/Марде Гир; Нацу/Зереф; Марде Гир/future!Роуг; Джаккал/Лами; Сейра|Кьёка; Игнил/Акнология; Марде Гир\Сильвер; Марде Гир|Зереф; Стинг, Энд, Торафуса, Делиора и прочие (временами добавляются)
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Юмор, Флафф, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Songfic, Стёб
Предупреждения:
OOC, Элементы гета, Элементы слэша, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Драббл, написано 70 страниц, 22 части
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«За Марде Гира и Роуга!» от Акиро16
Описание:
Сборник никак не связанных между собой небольших историй об этериасах, их создателе и одном чёрном ящере, который и не ящер вовсе...

Посвящение:
Сошипперам (если таковые найдутся) всех этих странных и не очень пейрингов

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Точные жанры и предупреждения, как и точный рейтинг каждой истории указаны в заголовке части.

P.S. Хочу написать действительно "адову" шкатулку — 66 историй. Терпения мне...

"Косматая история" (Марде Гир, Делиора, демонята, на фоне ошиваются Сейра с Кьёкой, Лами и прочие упоминаются; POV, AU, юмор, стёб на грани флаффа; G)

14 мая 2015, 22:32
Примечания:
Шанди добралась до интернета.
Отдельное спасибо идейному вдохновителю - Хельге.
ООС всего, что вообще возможно ООСить. Вы предупреждены)
Пейринги можно видеть, а можно не видеть - по настроению))
Моё имя Марде Гир Тартарос. Да, именно так и именно в этом порядке. Я этериас, правая рука мастера гильдии "Тартарос" (когда-нибудь прибью Энда-плагиатора) и, по совместительству, вот уже несколько веков временно исполняющий обязанности этого самого мастера. Должность неблагодарная ровно настолько, насколько, в принципе, и бесполезная, но должен же этими идиотами кто-нибудь руководить? Они же на чистом энтузиазме разнесут половину континента — и это только от того, замечу, что будут пребывать в полнейшей растерянности из-за отсутствия чёткого плана действий! М-да, сказал так сказал. Вот, вот что значит целыми днями разгребать бумаги! Бюрократия, чтоб её, не жизнь, а каторга! Повезло ещё, что мы тёмная гильдия — хоть Совету задницу лизать не надо.

Так, о чём это я? За свою чуть более чем четырёхсотлетнюю жизнь я многое повидал и бывал в ситуациях самой различной степени абсурдности (один раз даже своего мастера — огненного, между прочим, демона! — из речки вытаскивал, когда он с горя утопиться решил, только это сейчас к делу вообще не относится). Так вот, опыт по части глупостей у меня большой, но вот то, что происходит теперь на моих глазах, бьёт все рекорды. Пока не понимаете? Сейчас поймёте.

Штаб нашей гильдии располагается на летучем, с любой стороны квадратном острове. На самом деле, это не совсем остров — скорее монстрообразный, почти всё время пребывающий в состоянии сна зверёк; его имя Плутогрим, но, пока он спит, его можно называть просто Кубом, он не обидится. Пейзажик живописный, ничего не скажешь: кругом пустынные холмы (которые в действительности всего лишь костяные наросты разной толщины), да скелеты всяких жутиков различной древности (ну, это уж мы постарались — как могли, приумножали мрачность родимого дома). И сто лет он, пейзаж этот, был одним и тем же; разве что кость какая сломается. А теперь всё изменилось, причём как-то очень внезапно.

Я вздохнул так тяжело, как только мог, и оглядел сложившуюся композицию. Было на что посмотреть, скажу я вам. Среди бугрившихся костяных холмов, неподалёку от здания нашего штаба, прямо между рёбер какой-то тварюжки калачиком свернулся Делиора. И, нет, в самом Делиоре, кроме того, что его, вообще-то, здесь быть не должно, ничего удивительного не было. А вот в шести маленьких комочках, пристроившихся у Разрушителя под боком и как две капли воды на него походящих — было, и ещё как было! Демонята — а в том, что это именно демонята, у меня уже не осталось никаких сомнений — умильно урчали, грызли друг друга за лапы, уши и загривки, щурились на меня с явным интересом, но отползти от тёплого бока не решались. По сравнению с Делиорой они были совсем крохотными, не больше средней собаки, из тех, что стерегут людские дома. И все, все как один — лохматые, серовато-зелёные и клыкастые (пока, правда, только внешней челюстью).

Делиора смотрел (смотрела? мне сложно в это поверить, но, похоже, эта литая гора мышц с тягой к уничтожению всё-таки женщина) на меня усталыми глазами, в которых жажда моей смерти перемешивалась с мольбой, настороженностью и какой-то непонятной тоской. Наверное, я смотрел на это чудо природы с тоской не меньшей, поскольку Разрушитель вскоре положил лохматую голову на лапы и издал тихое утробное урчание. Вторя родительскому голосу, запищали мелкие. Внутри меня шевельнулось какое-то нехорошее, непривычное чувство. Терпеть не могу детей, вообще-то.

За моей спиной переминались с ноги на ногу Сейра и Кьёка (просто живая иллюстрация к той человеческой пословице про девушку со странным именем). Их растерянность буквально ощущалась в воздухе — я телепат, я такое чувствую. И это осознание того, что кому-то ситуация ещё непонятней, чем тебе — бесценно.

Я сделал шаг навстречу импровизированному гнезду. Делиора настороженно поднял голову и угрожающе заурчал; мелкие тут же забились подальше. Я сделал ещё шаг, и только когда едва не получил хвостом по голове, до меня дошло, что им не нравилось. Ну, конечно, надо было ещё магический фон экранировать, и подойти весь из себя человек человеком! Четыреста лет — ума нет. И ведь не добавит никто. В облике этериаса косматое семейство приняло меня спокойно; я присел на выступ рядом с "гнездом": Делиора только предупреждающе пыхнул и положил голову на лапы, внимательно наблюдая за малейшим движением; выводок же мгновенно окружил меня со всех сторон, слепо тычась носами в спину, крылья и вообще всё, до чего они могли дотянуться. Особенно им понравилось жевать мои волосы — один мелкий заполз ко мне на колени, а оттуда с трудом вскарабкался на плечи. И всё это — сосредоточенно пыхтя и хрипло попискивая. А вот ухо моё жевать нельзя! Да, оно большое и красивое, но это не повод его есть. У-у, маленькие упыри.

В глазах подчинённых я окончательно перестал быть солидным и страшным: это явственно читалось по их лицам, искажённым ухмылками. И если Сейра усмехалась по-доброму (надо будет сделать ей выговор за излишнюю мягкость), то оскал Кьёки не сулил мне ничего хорошего: загнобит, как есть загнобит — ну ещё бы, дядюшка Марде Гир с племянничками, просто картина маслом! Написать и повесить в тронном зале в розовой рамочке с сердечками. Вот Энд воскреснет, а над его креслом такое висит — то-то он рад буде-ет... Раз пять, сначала по голове, потом по менее приличному месту. Но сейчас основной проблемой было не это, и даже не то, что паразиты таки сжевали мой хвост, и теперь, по ощущениям, он напоминал мочалку.

— Итак, Делиора, — начал я как можно более будничным тоном, — давай разбираться.

На настороженной и в то же время умиротворённой морде Разрушителя я прочёл безудержные желание и готовность разбираться (выражавшиеся, правда, в широком зевке и чуть более осмысленном взгляде). Но ничего. Если Марде Гир сказал — желание разбираться, значит — желание разбираться. Всё. Точка. Не обсуждается. Я здесь главный! И нечего фыркать, разбираться-то всё равно пришлось.

— Как я понял, это твоё, — под восторженное урчание я приподнял в воздух одного из мелких — того самого, который жевал моё ухо, — и внимательно на него уставился. Шпильку Кьёки о моей поразительнейшей догадливости пришлось проигнорировать (заметка на ближайшее будущее: пытать эту курицу до истерики; лучше щекоткой, боли она не боится). Чтобы отрицать нечто настолько очевидное, нужно быть конченым идиотом. Или Эзелем, но Эзель — это отдельная песня. Вместо ответа Делиора вытянул шею и по очереди лизнул (язык у него, кстати, синевато-чёрный, как у той странной породы собак) каждого детёныша в лохматый загривок. Фу-ты ну-ты, пакость какая; вот только разрушительских телячьих нежностей мне тут и не хватало! Брр. — Хорошо. А теперь скажи мне, два года назад я тебя в Тартарос звал?

Делиора ненадолго задумался и кивнул.

— А два года назад ты в Тартарос пошёл?

— Пошла, — поправила меня незаметно подкравшаяся Сейра. Нет, по сути, она права. Но её я потом тоже шипами защекочу — нечего перед своим непосредственным начальством умничать! — Делиора, как оказалось, всё-таки демонесса.

— Ладно, — не стал спорить я и снова повернулся к косматой морде. — Так пошла?

На этот раз Делиора думала (нет, я никогда не привыкну) куда дольше, на мгновение мне даже показалось, что между её рогов сейчас от напряжения промелькнёт искра. Но пробоя диэлектрика не случилось. Разрушитель(ница) отрицательно помотала головой, и я в притворном недоумении развёл руками, с кристальным удивлением в голосе поинтересовался:

— Так чего же ты теперь от меня хочешь? — и для пущей убедительности даже крылья встопорщил.

Не помогло. Некоторые с позволения сказать личности совершенно не способны оценить сарказм — вот и Делиора, издав задумчивое: «У-урр?» — склонила голову на бок, сверкая чёрными провалами глаз. Зато мелкие от вида раскрытых крыльев пришли в неописуемый восторг и закопошились с удвоенным энтузиазмом, стараясь хотя бы одним коготком зацепить перепонку. Ну, хоть на кого-то моя демоничность ещё производит впечатление.

В принципе-то, неуправляемый высокомерный демон, не обращающий ни малейшего внимания на приказы вышестоящих, в гильдии не нужен — там вполне хватает меня. Но если я сейчас прогоню Делиору с детёнышами — Энд меня потом самого таких же рожать заставит, и никакие физиологические условности оправданием не послужат. Так себе перспектива, если честно. А всё потому, что единственное положительное качество этого огненного придурка — сочувствие сородичам, особенно в трудной жизненной ситуации. На меня почему-то не распространяется: Марде пойди, Марде подай, Марде сделай, Марде неси ответственность, Марде собери, Марде организуй... а сам чуть что — сразу в книгу схлопывается, и воскрешай его потом!.. Ладно, это я перегибаю. Но, честное слово, иногда мне начинает казаться, что с тем драконом всё было спланировано заранее — чисто ради того, чтобы уйти от ответственности. Как всё хорошо, война, драконы, поиски создателя — так мы мастер и собираем гильдию; а как наступает эпоха перемен — так мы книга, ничего не знаем, ничем не управляем, спим, ждём. Прям бесит. Но всё равно не хватает его.

Только в решении проблемы Делиоры вся эта муть не поможет. А жаль.

— Может, мы всё-таки разрешим им остаться? — робко предложила Сейра, тайком почёсывая одного из мелких за ухом.

Делиора смерила её взглядом, словно бы говорящим: «Ну, ещё бы вы не разрешили!» — и демонстративно фыркнула. Кажется, тут уже всё решено, причём без меня. Ну, нет уж, я король или где?! Ответ напрашивается сам собой, но оставим вопрос риторическим.

— Кьёка, отправляйся к Лами. Обрисуешь ей ситуацию и приведёшь сюда - пусть осмотрит.

Кьёка пожала плечами, развернулась и неторопливым шагом направилась в сторону штаба. За ней нерешительно утекла Сейра — то ли по привычке, то ли из опасения остаться со мной один на один. И, похоже, вернутся они нескоро. Я говорил, что в последнее время меня не уважают? Забудьте. Меня вообще ни во что не ставят. Старею, наверное, теряю хватку.

Мне оставалось только ещё раз изучающе осмотреть косматое семейство и вздохнуть:

— Хорошо. Но прежде, чем я официально позволю вам жить на территории Куба, всё же спрошу, чтобы потом никаких инцидентов не было. Делиора, что ещё мы о тебе не знаем?

Вопрос «Кто отец?» подразумевался сам собой. Ну, не партеногенезом же этериасы размножаются, хотя... кто его знает, надо будет у Лами проконсультироваться. Столько лет живём, а в собственной физиологии как следует разобраться не можем; да и раньше оно как-то не к месту было, а теперь... тьфу, в общем. И всё-таки демонята-полукровки... даже не знаю, это просто очень плохо, или совсем глобальный конец эпохе. Они хоть силу-то свою контролировать смогут? Вопрос о том, есть ли она у них вообще, не рассматривается: то, что я не вижу у них магического контура, вовсе не значит, что его нет или что он не появится в ближайшем будущем.

— Делиора? — Она потупилась. Мне вот сейчас померещилось, или эта рогатая морда... смущается? Серьёзно?

Делиора махнула хвостом, чуть не отправив меня в кратковременный полёт с плачевным исходом, совсем отвернулась и уткнулась носом в лапы; это всё выглядело бы очень забавно, если бы в чёрных провалах глаз не сверкали мечтательные искорки. Не понял.

Уже хотел было шикнуть, что я — телепат (вот почему мне не кажется хорошей идеей лезть сейчас в её мысли?) и никакие увиливания не спасут, но не успел. Тот самый мелкий, который проявлял повышенный интерес к моему уху, зевнул и широко раскрыл все три лиловых глаза. Три. Лиловых. Глаза.

Доходило до меня медленно, я бы даже сказал — очень. А когда дошло — я ещё пару минут сидел в прострации, от неожиданности даже вернувшись в человеческий облик (мелкие тут же практически погребли меня под собой). Потом открыл рот, собираясь высказать всё, что думаю о Разрушителях, тупых деревяшках, несправедливости бытия, жути мироздания, осенних обострениях вообще и их влиянии на Делиору в частности. Закрыл. Несколько раз моргнул и успокоился. Могло быть хуже. А так — чистокровные этериасы второго поколения... прелесть какая. Энд будет в восторге. Но представлять, что у них там как получилось, я всё равно не хочу.

— Ну что, мать, — я усмехнулся (очень криво, судя по ощущениям) и ткнул кулаком в мощную шею, — добро пожаловать в Тартарос.

Делиора попыталась убить меня хвостом ещё раз. А я что? Я ничего! Я говорю правду, только правду и ничего кроме правды, так то! Ну, почти.

Плюс один в списке причин найти создателя Зерефа (полумильный свиток, с двух сторон исписанный мелким почерком; искать оправдания своим инстинктам мы очень любим). Нужно же рассказать бедолаге, что он, фактически, стал дедушкой...


P.S. Лами сказала, что пол у этериасов — понятие вторичное, носящее переменный характер; то есть когда наш организм чувствует потребность в продолжении рода, он приобретает те или иные половые признаки в результате естественных мутаций. Ну, здорово. И вот почему мне совершенно не улыбается однажды утром проснуться с такой "потребностью" и соответствующими изменениями, а?
И не приведи тьма нянчиться с ещё одним когтисто-рогатым выводком! А то видел я эти переглядки... И не нужно говорить, что я параноик.


P.P.S. Мелкие прижились. Грызут всё (и всех), что попадается. Обычные гильдийские маги из числа людей боятся их больше моего гнева, а демонята только и хотели, что исключительно дружески их покусать. И потоптать. И скушать.
После очередных "естественных мутаций" (теперь меня это словосочетание ещё долго напрягать будет) серо-зелёными из них остались только двое; ещё двое стали иссиня-чёрными, один — красно-болотным, и один — черно-бурым. Лами клянётся, что она ни при чём, а у меня, когда они вместе собираются, в глазах рябит. Учитывая, что вместе они почти всё время... Завидую Франмальту — его проблема в два раза меньше.
Сейра на пару со страдающим праздным ничегонеделанием Торафусой придумали им имена, но я не запомнил.
Чёрно-бурый как-то раз попытался сгрызть мастера, его шарахнуло огненной стеной, а он ничего — отделался парой ожогов и лишился третьего глаза. Везучий, стервец. Да и вообще толковый малый — пока остальные грызут стены, людей и Лами, этот глубокомысленно жуёт мои свитки с модификацией Мементо Мори, развалившись при этом на моём (ну, ладно, Энда) троне. И смотрит осмысленно, умными глазами, даром что лиловыми. Назвал его Фламелем, он даже откликается. Когда-нибудь научу его принимать человеческий облик и отправлю работать на благо гильдии.


P.P.P.S. А вот Делиора прижилась не очень. В том смысле, что в один прекрасный день я попросту не обнаружил её в пределах Куба.
Следующим вечером Ки-су с Эзелем вернули пропажу. Даже целиком. Правда, вмороженную в огромную ледяную глыбу. Поставили всё это великолепие в главном зале лаборатории. Когда тревожно урчащие мелкие окружили замороженного родителя, скребя лёд когтями и пытаясь сгрызть, я окончательно понял, что поучительного обречения на смерть не будет. Я ведь уже говорил, что ненавижу детей?..
А в моих жизненных установках к "найти Зерефа" и "возродить Энда" прибавилось ещё "разморозить Ледяную Гробницу". Причём последнее — чем скорее, тем лучше.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.