Дважды два: Короткое замыкание +9

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Доктор Кто, Звездный путь (кроссовер)

Основные персонажи:
Доктор, Одиннадцатый Доктор, Ривер Сонг (Мелоди Понд, Мэлс Цукер, «дитя ТАРДИС»), Кью, Кэтрин Джейнвэй
Пэйринг:
Ривер Сонг/Доктор, Кью/Кэтрин Джейнвэй, Ривер(/)Кью, Доктор(/)Кэтрин
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Фантастика, Психология
Предупреждения:
Ксенофилия
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Увы, отношения даже у властелинов времени и пространства не всегда складываются гладко. И однажды двое страдающих от этой проблемы решают потренироваться друг на друге... даже не подозревая, что их пассии тем временем тоже проводят время вместе.

Посвящение:
Втянувшим меня в сериальный марафон в последний день лета.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Подразумевается, что предшествующий полуканоничный кроссовер первой половины эры Одиннадцатого и ST:TNG состоялся.
10 октября 2014, 22:15

"Лишь только я тебя увидел -
И тайно вдруг возненавидел
Бессмертие и власть мою.
Я позавидовал невольно
Неполной радости земной;
Не жить, как ты, мне стало больно,
И страшно - розно жить с тобой."

(М. Лермонтов, "Демон")



"Недельные курсы для всех. Пройдите наш тренинг вместе или в одиночку и узнайте, как наладить отношения, если разделяет вас не расстояние, а само бытие. Мультиверсальный центр семейного консультирования "Семела": невозможное возможно!"
Ривер перечитала текст и покрутила кончиками пальцев уголок билета. Лекция близилась к практической части, но не к тому, чтобы развеять её скуку. Единственным интересным занятием было рассматривать посетителей: такое разнообразие в последний раз она видела лишь в баре Дориума, одновременно служившего главной точкой межгалактического чёрного рынка. Кажется, в зале точно промелькнули крылья суккуба и несколько призраков, а также присутствовали представители самых разных цивилизаций, известных своей страстью к романам со сверхъестественными с точки зрения их миров существами - в соответствии с основной темой курса. Впрочем, какие знания намеревалась почерпнуть тут большая бесформенная груда щупалец и слизи, растекающаяся по креслу слева, профессор Сонг даже не хотела предполагать. Сосед справа же неустанно конспектировал каждую мелочь, причём обе его руки были комфортно заложены за голову, а быстрый неровный почерк сам по себе выводился карандашом в парящем перед ним блокноте. В конце концов Ривер устала и от смотрения по сторонам; на счастье, начали раздавать листы опросов.
"Напишите ваши: a) имя, b) расу, c) род занятий и d) цель посещения тренинга."
Нет, особого разнообразия это явно не предвещало. Но в достижении желаемого самостоятельная работа лишней никогда не была. Правда, оказалась она не такой уж лёгкой, как можно было подумать с первого взгляда.
"Имя - какое из них? Мелоди Уильямс Понд или Ривер Сонг? Нет уж, оставлять улики нужно изящнее. Раса - то же самое: с тремя родителями сложно определиться с этим, особенно когда один из них - уценённый межвременной корабль. По специальности я временно не работаю. Ну а цель... разве она не очевидна?"
В итоге решено было сразу переходить к следующему пункту. Тот гласил:
"Опишите себя сами. Затем попросите соседа описать вас. Что совпадает? Что странного, привлекательного, неожиданного было отмечено во втором случае, чего не оказалось в первом?"
На всякий случай она бегло просмотрела остальные вопросы. Затем оглянулась вокруг, наткнувшись на взгляд справа. Надо отметить, не самый приятный: смотрели на неё сверху вниз и, игнорируя хорошие манеры, пристально.
Ривер моргнула и повернулась к мерзкой зеленоватой массе слева:
- Простите, мистер... мисс... э-ээ...
Реакции не последовало.
Зато появилось стойкое ощущение, что карандаш, недавно делавший заметки, сменил деятельность на тыканье её плеча.
- Эй, повежливее. - с кокетливым возмущением заявила женщина и наконец вернула законное внимание правой стороне. Вместе с нахальным левитирующим карандашом на её колени лёг чужой лист. Судя по всему, с первой частью задания сосед успел справиться (интересно, когда): страницу занимало целое эссе, по большей части состоящее из хвалебных эпитетов и местоимений первого лица. Что входило в резкий контраст с пунктом выше, где в качестве ответов на "a", "b" и "c" стояла всего одна повторяющаяся буква.

***



Доктор едва закончил расставлять чашки, когда на пороге показалась Кэтрин. Обычно мало кто находил путь в бесконечных коридорах ТАРДИС так легко - Доктор сам иногда путался в них - но, видимо, гостья имела к тому врождённый талант.
- Капитан! - мужчина развернулся на подошвах, поддерживая одной рукой поднос. Фалды длинного сюртука описали летящий полукруг. - Уже? Ушли раньше?
- Честно говоря, я жалею, что вообще потратила своё время на это. - вздохнула та. - Но раз вы пообещали, что в моё отсутствие на борту "Вояджера" не пройдёт и пяти минут, нет смысла жалеть. Отправляемся обратно?
- Неужели вы так торопитесь обратно в будничную рутину, что даже не останетесь ещё ненадолго ради чашечки чудесного кофе? - хозяин машины времени с драматической нотой в голосе обвёл жестом маленький накрытый столик.
Джейнвэй позволила себе вежливую полуулыбку.
- Ну, если бы вы сразу сказали про кофе... Пожалуй, не откажусь ненадолго составить вам компанию.
Доктор просиял, разве что не прыгая от радости. На фоне её командирской собранности и сдержанности его волнение выглядело почти ребяческим.
- Вы не представляете, как я рад снова иметь возможность пообщаться с капитаном Звёздного Флота! О, будет что рассказать Пондам. Прошу вас, не стесняйтесь. Сахар? Сливки? Булочки? Они, правда, лежали в хлебнице несколько десятилетий... Но это лучше, чем тот грушевый джем. Ненавижу груши.
- Благодарю, предпочитаю просто чёрный кофе без всего. - ответила Кэтрин, дождавшись конца словесной атаки, и устроилась в потёртом антикварном кресле, странно соседствовавшим с футуристическим подобием кривой табуретки для второй персоны.
Восторженность и эксцентричность Доктора слегка смущали её, но небольшой перерыв и любимый крепкий напиток были именно тем, чего она больше всего желала в последнее время. Намедни она плохо спала и даже во время работы не могла отвлечься от беспокойства. Всё из-за того визита... Решено было не спешить делиться своими мыслями на этот счёт с членами команды - даже с голографическими. Ей сполна хватило выбитого из колеи Чакотая. И хотя запись в книге контактов, обозначенная как "Доктор. Обращаться в крайних случаях (проблемы с представителями инопланетных цивилизаций, временными парадоксами, дефицитом мармелада и др.)" оказалась не совсем соответствующей её ожиданиям, оригинальность предложенной помощи не дала повода об этом пожалеть.
- Что ж, я полагаю, идея провалилась? - спросил он. - Мне жаль, но я натыкался на упоминания этого центра повсюду и рискнул предположить, что он хоть немного соответствует заявленному уровню. Непрофессионалы не стали бы использовать для рекламы типографскую краску такого высокого качества. Я уже говорил о том, что обожаю нюхать свеженапечатанные флаеры?
Кэт пожала плечами:
- Быть может, на самом деле те курсы познавательны и полезны. Но не для меня. Дело в том, что речь всё время шла о том, как завоевать и удержать чью-либо симпатию, но ни слова не было сказано, что делать в том случае, когда нужно, наоборот, избавиться от чужого внимания.

***



С момента их знакомства прошло всего несколько часов, а оно уже стало её утомлять.
- Ты напоминаешь мне одну женщину-археолога...
Ривер опустилась на край дивана. В этом гостиничном номере, в узком платье, длинных серьгах и с бокалом в руке она казалась героиней романа.
- Любопытно. Мы точно не встречались раньше, однобуквенный?
- Ещё чего - запоминать всех вас. Если б вы жили хоть немногим дольше мухи-подёнки, может, в этом и был бы смысл.
"Хорошая претензия от того, кто за всё своё существование даже не нашёл себе нормального имени." - хмыкнула та. Она прекрасно знала, когда такие, как он, пытались показать своё превосходство, и уже давно не велась на это.
Новый знакомый сидел прямо на высоком столике трюмо напротив неё, отражаясь в трёх зеркалах в привычном обличии мужчины средних лет с неприятно-цепкими чёрными глазами и анемичными губами, будто бы так и стремящимися сложиться в презрительную усмешку. Классический костюм-тройка, по видимому, появился на нём, чтобы дополнять безупречный вид спутницы, а точнее - ни в чём от него не отставать.
- Меня обычно запоминают надолго. - Ривер подмигнула и приподняла бокал. - За знакомство?
- Если это нелепое символическое скрепление и без того свершившегося факта совместным употреблением разбавленного нейролептического яда приблизит меня к цели, то да. - проворчал Кью, материализуя такой же и с лёгким звоном коснувшись им поднесённого ею.
- Ну, на счастье, наши цели идут рядом. Тебе нужно завоевать сердце опытной, независимой, властной, умной, таинственной и неприступной дамы... - та едва заметно кокетливо улыбнулась, словно бы этим самым сделав комплимент самой себе. - А мне - понять, как обращаться с непредсказуемым и эксцентричным властелином времени и пространства с характером трудного подростка. Мы можем тренироваться друг на друге... и оба от этого выиграем.
"Почему, когда человеческие женщины влюбляются в кого-нибудь бессмертного и загадочного, это всегда не я?" - ясно читалось во всём виде мужчины, театрально закатившего глаза к потолку. После нарочитой паузы он заметил вслух:
- Сомневаюсь, что ты можешь предложить что-либо, чего не пробовал я. Все эти глупые любовные ритуалы, вся эта оскорбительная для меня игра по чужим правилам...
- Я и не думала ставить под сомнение твой, без сомнения, богатый опыт. - промурчала кудрявая бестия, потихоньку, сантиметр за сантиметром, подбираясь ближе. Собеседник с той же скоростью и амплитудой стал отклоняться спиной к зеркалам, словно к его лицу подносили болотную жабу. - Как насчёт того, чтобы рассмотреть уже пройденные моменты, с которых обычно начинаются неудачи?
Тот остановился на полпути ленивого бегства с территории спаривания нахальной самки и внезапно исчез.
- Первая разумная мысль! Как приятно своим примером вдохновлять низшие формы жизни развиваться... - восторженно выдохнули прямо в ухо Ривер с закачавшейся от резкой перемены положения серьгой. Неожиданно профессор Сонг обнаружила себя повисшей в крепких объятиях в позе, подходящей больше для страстного парного танца, чем для разговора.
Она растерялась, но всего на какую-то долю секунды. В следующее же мгновение, недолго думая, её губы впились в чуть не выронившего её от такой прыти партнёра.
Невидимая сила оттащила их друг от друга.
- Нет, нет, нет! Всё не так! - запротестовал всемогущий трикстер, отплёвываясь. - Кэти никогда так не реагировала. Конечно, хотел бы я, чтобы было наоборот... Но я лишь хотел узнать, как добиться, чтобы она не отталкивала меня на этом этапе. И не выгоняла бы из своей постели. И...
- У тебя не особенно хорошее представление о личных границах и языке тела, а? - вздохнула Ривер, поправляя платье.
"Впрочем, чего ещё ждать от бестелесного создания, считающего всё во вселенной своей собственностью?"
В ответ он помахал руками перед лицом:
- Ну, вполне очевидно, что со стороны эта форма выглядит слишком примитивной и грубой для таких тонкостей. Как я должен был догадаться?
- А кто сказал, что ты вообще должен догадываться? Спроси, что думает твоя скромная подружка. Узнай, что именно ей не нравится, а что, наоборот, может позволить ей чувствовать себя комфортнее с тобой. - пожала плечами она.
- Ах, да. Часть брачных игр людей составляют бесконечные разговоры. Столько усложнений, что что в конце концов вы сами же в них запутываетесь. - скривился Кью. - Это я уже знаю. Оно действительно так необходимо?
- Это называется "лучше узнать друг друга", и без этого никак, будь твоей целью отношения на всю жизнь или на одну ночь.
- Хмм... Скажи мне, милая Мэлоди Понд... действительно ли вы с твоим любимым хорошо знаете друг друга?
Разгорячённый румянец пропал с лица Ривер Сонг, будто смытый волной рисунок на песке.
- ...Не очень. Но мы пытаемся. По крайней мере, я - точно. По правде говоря, я даже посвятила этому карьеру и жизнь, хотя до сих пор не могу назвать свои успехи значительными. Но ты, наверное, уже и так это увидел, вторгшись в мои мысли без приглашения?
Кью сделал невинные глаза. В сочетании с расплывающейся хитрой ухмылкой смотрелось не очень-то правдоподобно.
Она добавила:
- Такой путь - не лучший вариант.
- Почему же? Так гораздо проще, чем тратить время и силы на...
- Вам, мистер всё-могу-но-ничего-не-хочу-делать, действительно стоило бы повнимательнее...
- Будешь перебивать и разговаривать с высшим существом в таком тоне - рассею на атомы. Ох, нет. Я же пообещал Кэти больше так не делать. - поправил тот сам себя с притворной грустью в голосе. - Ладно, я сегодня великодушен и скучен. Продолжай, женщина.
Последняя сделала глубокий вдох. Терпение находилось где-то возле критической отметки.
- ...В общем, пойми, дорогуша, цель узнавания друг друга ближе - не просто получить как можно больше информации, а достичь доверия...
- Возражаю. Оно так не работает. Помню, с одним капитаном я общался несколько лет - для человеческой жизни, наверное, солидный срок. Потратил уйму драгоценного времени, чтобы оказать ему услугу, преподав несколько жизненно важных для космического путешественника уроков, за которые любой другой был бы бесконечно благодарен и обязан до гроба и после. Вытянул из него все его секреты. Даже раскрыл несколько своих. Но в итоге теперь нет смертного, который доверял бы мне меньше, чем он.
Ривер не смогла сдержать улыбку. Всё-таки в непосредственности и самозабвенной самоуверенности этого древнего, могущественного и коварного существа было что-то очаровательно-наивное.
Проблем с ним у этой "Кэти" и впрямь должно было быть не меньше, чем у неё с Доктором. Вот только если первый разбирался в доверии недостаточно, чтобы осознавать его ценность, то второй - слишком хорошо, чтобы недооценивать его опасность.
Доктор... С мыслью о нём всегда приходила непрошеная тоска, неуместно мечтательная и слегка печальная, словно ненадолго позволяя ей из роковой женщины превратиться в саму себя. Скорее всего, ни в одной из невообразимого количества временных линий он сейчас и не вспоминал о ней. Ведь где бы он ни был, у него обычно находилась куча занятий и приключений, в которых было не до этого. И кто-нибудь, с кем можно было разделить одиночество вечного странника помимо неё.

***



Кофе приятно согревал, слушатель проявлял неподдельное участие, торопиться было некуда и незачем волноваться.
Последнее, правда, было спорным, и капитан находилась как раз в процессе объяснения, почему.
- ...О, ничего особенного. Просто один невыносимый всемогущий эгоист одержим желанием сделать меня матерью его наследника. - она мельком закатила глаза. - Клянётся, что с самыми благими намерениями: остановить гражданскую войну, привить своему народу лучшие человеческие качества и осчастливить меня вниманием своей якобы невероятно важной персоны. Вот только, опираясь на долгий опыт общения с ним моих сослуживцев, я ни на секунду не поверю, что его намерения вообще могут быть хорошими или хотя бы искренними.
Доктор с любопытством - хорошо хоть не с сочувствием - скрестил пальцы под подбородком.
- Если ваш друг и вправду эгоистичен и всемогущ, то почему он ждёт вашего согласия?
- Ему просто нравится искушать и донимать смертных. И, помилуйте, он мне не друг.
- Но он, вероятно, хочет быть им куда больше, чем просто любовным... партнёром. Иначе бы не считался с вашим мнением, пренебрегая правом повелевать реальностью, и не вынуждал себя терпеть неудачи и отказы, жертвуя гордостью. Уж поверьте, капитан: для представителя Кью это равносильно тому, как если бы обычный человек отрезал руки и выколол себе глаза.
- Я... не думала об этом... - призналась собеседница, в молчаливом удивлении смотря в одну точку. Вдруг она снова подняла взгляд на Доктора: - Постойте-ка... я ни слова не говорила о том, что он из Q-Континуума. Как вы догадались? О нет... только не говорите, что вы один из них и он подослал вас, надеясь подобраться ко мне очередной хитростью. А если так, то передайте, что я не куплюсь и на это.
Тот, по всей видимости, в дополнение ко всем своим странностям обладал редкостной способностью выглядеть одновременно задетым и польщённым.
- Что вы, капитан! Я лишь сопоставил информацию. Вы упомянули войну и завершившее её дитя, я же мысленно перебрал несколько цивилизаций, в чьей истории были подобные события. Ну а выбрать один вариант оставалось делом пары исключений.
- Завершившее? - переспросила Кэтрин. - Но этого ещё не случилось. Ещё даже не родился этот в буквальном смысле чёртов ребёнок...
Доктор хлопнул себя по лбу. Вновь предопределил будущее, рассказав о нём непосредственному участнику событий, и даже не заметил! Как же трудно привыкнуть к линейному времени, когда объясняешь что-либо людям...
- Ох, совсем забыл сказать. Я Повелитель Времени. А ещё - беспечный рассеянный глупец. - саркастически-печально сообщил он.
- Ну что вы... - настало время сказать другой стороне. Женщина совсем не по-командирски тепло улыбнулась, правда, немного занервничав. Всё-таки она явно не горела желанием иметь дело со своей судьбой, пока та не свершилась. - Вы очень умны, Доктор. Не то что бы по вам это можно было сказать с первого взгляда... Но то, как вы указали мне на нечто, чего я не замечала прежде, и как безошибочно и быстро догадались о сущности моего горе-ухажёра, всерьёз впечатлило меня.
Франт с грозным титулом (или это было претенциозное самоназвание его народа или организации?) хихикнул и покраснел, как мальчишка, смущённо теребя галстук-бабочку.
- И это не единственное. - продолжала она. - Вы совсем другой. Не как он. У вас добрые глаза, хоть и тяжёлый взгляд совсем не под стать вашей молодости. И манеры джентльмена, пусть и в весьма своеобразном сочетании с другими чертами, но и они тоже искренни. Вам хочется доверять; именно поэтому я рассказываю вам всё это. У него этого нет. Если я скажу, что не хочу быть любимой женой и матерью, то совру. Но я не могу представить себе мужчину, которому могла бы отдать сердце, не будь он прежде всего чутким, надёжным и ценящим меня. Меня. Члены команды восхищаются капитаном Джейнвэй, а не Кэтрин. Поклонники в юности любили внешность и характер, позволивший мне занять этот пост... и не поддаться на их мимолётные обещания. Теперь моего внимания добивается, ни много ни мало, божество, но и ему нужны лишь моя способность производить жизнь да победа над моим упрямством, чтобы потешить своё самолюбие. Конечно, Кью обещает гораздо больше, чем любой до него - и, скорей всего, после тоже - но он не понимает, что счастье вовсе не во власти, бессмертии или тем более его издевательской милости. Ну а ваша избранница, должно быть, счастливица.
- Нет. - тихо сказал Доктор. - Она самая несчастная женщина во вселенной. И она это знает.
Джейнвэй застыла от удивления. Второй раз за беседу.
- ...Да-да, и при этом продолжает утверждать, что любит меня. - инопланетянин пожал плечами. - Одно из качеств, которые восхищают меня в вас, людях - необъяснимая готовность к самопожертвованию. Ривер как никто другой знает, что даже просто быть рядом со мной - уже испытание, почти непосильное для человека. Она изучала меня годами. Все катастрофы, которые я оставлял за собой. Всех моих спутников, которые слишком поздно понимали то, что узнавала она. И в своих записях повторяла, что влюбляется в меня всё больше. Что будто бы была глупа, когда не воспринимала меня всерьёз, считая клоуном в странной одежде и героем нелепых сказок. Правда в том, что я действительно предпочёл бы казаться таким, а не... тем, кто я есть. Не тем, кто держит в руках всё пространство и время, но даже при наилучших намерениях сеет лишь хаос. Притом, если вспомнить то, что говорили вы, то всё именно так: она полюбила по-настоящему, потому что полюбила настоящего меня.
У Доктора совсем не получалось скрыть, как трудно давались слова, которые он никому и никогда не собирался говорить. Кэтрин потихоньку начинала понимать, почему его взгляд так не соответствовал остальному облику.
- Странно... - сказала она после раздумья. - В моём случае всё совершенно наоборот. Я начала с теории, и долгое время моим единственным представлением о венце эволюции были несколько строк из курса Академии. В основном - громкие слова, начинающиеся на "все-", и предостережения в примечании. Никто не занимался исследованием этой расы, потому что рискованная непредсказуемость - совсем не то же самое, что манящая неизвестность. Конечно, ещё были отчёты капитанов, вступавших в контакт, но и они были кратки, однообразны и далеко не положительны. Жан-Люк - вы с ним знакомы, верно? - выступил инициатором того, чтобы его коллеги были проинформированы об угрозе. Да, он использовал именно это слово. И когда настал мой черёд столкнуться с визитами из Континуума, я вновь обратилась к той информации. А затем и лично к её автору. И тот признался, что зафиксировал не всё из своего опыта. Оказалось, когда Кью был низвергнут за свои пакости и превращён на один день в простого смертного, он доверил свою исповедь адмиралу Пикарду. В тот момент, вспоминал последний, перед ним был уже не судья, с которым он встретился в первый раз, и даже не манипулятор, досаждавший ему после, а беспомощный, напуганный, капризный ребёнок, который ничего на самом деле не знал о том, что значит быть человеком.
- Что ж... - прокомментировал слушатель, постукивая пальцами по столешнице. - В таком случае, почему бы не дать ему хотя бы шанс?
Джейнвэй вздохнула.
- Потому что я спрашиваю себя: могу ли я требовать чего-то от того, кто не имеет об этом ни малейшего представления? Он, конечно, совершенно беспардонный и порой невыносимый, но это от отсутствия понимания личного пространства и этикета. Он не злонамерен, а попросту не имеет понятия о доброте. Не равнодушен, а лишь не умеет любить. - промолчав секунду, она добавила: - Кью выбрал меня, чтобы я научила всему этому его наследника. Не скрою, это лестно. Но, боюсь, в таком случае мне бы пришлось учить двоих. И... я не уверена, что смогла бы.
- О, Кэтрин... простите - мадам капитан - я наблюдал за человечеством очень, очень долго, и одно могу сказать точно: для пытливого ума, храброй души и доброго сердца нет ничего невозможного. А намерение порой значит куда больше, чем результат.
"И кому, как не мне, знать это. Вечно бегущему и никогда не бывшему по-настоящему добрым и рассудительным, когда это было нужно. Но старающемуся изо всех сил..."
- Если это попытка комплимента, то на работе я их не принимаю. - серьёзно ответила та. - И да, это намёк, что мне пора обратно. Благодарю за кофе... и за всё остальное, Доктор.

***



Мужчина нетерпеливо мерил комнату шагами.
- Я решительно ничего не понимаю. - бормотал он. - Я наблюдал за человечеством очень, очень долго. Временами более скучное зрелище было трудно представить, но что только не сделаешь в таком случае... И одно могу сказать точно: всегда оно казалось мне ведомым сиюминутными порывами, страстями и нелепыми идеями, теряя голову по каждому пустяку. И что самое странное, ещё и чертовски фанатично стремящимся к отношениям. Но вдруг выясняется, что влюбить в себя одну-единственную женщину сложнее, чем укротить хаос или обойти вселенские законы! Да что там, даже всего-навсего убедить её исполнить свою естественную роль, воспроизведя новую жизнь! И это при том, что её раса добрую часть своей истории поклонялась образу матери, ничего не сделавшей, кроме того, что родила от божества. Я мог бы сделать её новым идолом вместо той, я даровал бы ей вечную молодость и красоту, я даже в целости и сохранности вернул бы её ненаглядный кораблик со всеми питомцами обратно на Землю! Конечно, точно так же я мог бы просто слегка подправить интенсивность определённых химических процессов в её гениальной даже для человека голове... но что-то мне подсказывает, что дело в нечто большем, о чём я, в отличие от каких-то низших существ, не имею понятия. Например, почему я запрещаю это себе в первую очередь. А парадоксы, в которых путаются не другие, а я, меня злят. Очень злят!
- Да-да, я и так поняла, что ты имеешь в виду. - зевнула Ривер, элегантно прикрыв пухлые губы тыльной стороной ладони.
- Ты... - Кью развернулся в её сторону, будто только теперь вспомнив о её существовании. - Ты, конечно, планируешь заводить ребёнка с... кем бы там он ни был? Ну, ведь вся эта любовная мишура должна иметь какую-то определённую цель?
- Боюсь, мне придётся разочаровать многоуважаемого эксперта. Я люблю Доктора, это бесспорно, и он ни разу открыто не отвергал меня, так что ещё жива надежда на взаимность. Но ребёнок... нет.
"Я не настолько жестока, чтобы вовлекать в это ещё хоть одно невинное существо. Вдоволь рушить я имею право рушить лишь свою жизнь." - добавила она мысленно.
Она уже была готова к новым вопросам, на которые не хотела искренне или не могла однозначно ответить. Но похоже, его заинтересовало совсем другое.
- Доктора?
- Я...
- ...Если мы говорим об одном и том же, то я прямо сейчас разговариваю с пассией преступника номер один для Континуума. Вот уж не знал, что сегодня мне понадобится мой блокнот для автографов. - Кью усмехнулся и появился рядом с собеседницей, шепча на ухо: - Не имел бы я счастья сам числиться в этом списке в старые добрые времена, ты бы здесь не прохлаждалась по сей момент, везучая смертная.
- Имей в виду, твои клички и подколки меня ничуть не задевают. - полуагрессивно, полусоблазнительно прошипела Ривер, оборачиваясь с намерением посмотреть ему в глаза. - Я горжусь тем, что могу соответствовать твоему последнему слову, потому что отказалась от своей способности к регенерации не зря. Отдав ему в час опасности. И не пожалев ни на мгновение. А кто пожертвовал бы собой ради тебя? Сомневаюсь, что найдётся такой безумец.
- По собственной воле? - тот склонил голову набок, и так почти не оставив между ними свободного пространства.
- Да. Тебя это удивляет?
- Меня мало что может удивить. - он исчез со вспышкой света. Голос вновь раздался оттуда, где он стоял прежде. - ...Но это - да. И особенно - ради кого.
Она прищурилась:
- О... Только не говори, что Кью тоже боятся его.
Тот молча стоял спиной к ней, сложив руки сзади. Но она, хотя не видела его лица, могла поклясться, что в этот момент он саркастически улыбался. Только в этот, потому что следующий его ответ был неожиданно тих и серьёзен.
- Он - не тот, кого я боюсь. Он - тот, кем я боюсь стать.
Ривер никак не отреагировала, осознавая. Трикстер обернулся (она ошиблась: усмешка до сих пор держалась, впрочем, уже далеко не такая легкомысленная, как прежде) и пояснил:
- Мой народ в состоянии войны. Я один из тех, кто ненамеренно поспособствовал её началу. И меньше всего я хочу быть тем, кто её закончит. Потому что в войнах богов остаётся либо единственный победитель, либо ни одного вообще.
Он, конечно, пытался сказать об этом Кэтрин. Но у той не было представления о подобном. Те познания в истории, которые она вынесла из Академии Звёздного Флота, были применимы к самым разным расам и цивилизациям, но не ко Кью. Она видела, на что могут пойти бессмертные, чтобы обрести покой, уйдя из жизни, но никогда - на что, лишь бы этого не произошло. Она знала, что даже у их мнимого всемогущества был предел, но не имела представления, на что они всё равно были способны. Она думала, что человечества это не коснётся, но конфликт не был проблемой одного надоедливого создания и его народа - это был вопрос дальнейшего существования всей Вселенной.
Либо они параллельно друг с другом уничтожат всё сущее, либо кто-то будет достаточно смел и благороден, чтобы вовремя примирить враждующие стороны... или же достаточно безрассуден, чтобы найти другой способ. Как Доктор. Живая легенда о том, кто хотел быть героем, но остался известен всем как убийца и предатель своего рода.
Кью уже говорил Жан-Люку о своём мнении на этот счёт: он признавал, что был трусом и подлецом. Он не подходил на роль спасителя. И даже благие его намерения никогда и никому не сулили хорошего исхода.
- У тебя есть выбор. У каждого есть. - сказала Ривер Сонг. В её глазах горел огонь, неприрученно-дикий и горячий.
Тот молчал. Колючая ухмылка давно растаяла, превратившись просто в сжатые губы - застывшее выражение боли и надменности.
Она, не дожидаясь ответа, продолжала:
- Был и у меня, когда я решала, пожертвовать самой своей природой ради другого или нет. Спасти того, кого меня готовили убить, или покориться своей судьбе. Остаться на этом пути или в следующий раз возместить упущенное. Твоя избранница тоже имеет право выбора, соглашаться ли на твои предложения. И, безусловно, его имеешь ты тоже. Не имеет значения, кто ты есть. Важно лишь то, кем ты решаешь быть. Для тебя я, может, всего лишь низшая форма жизни, но кое-что за своё короткое время воровства кислорода я усвоила крепко.
Перед внутренним взором Кью возникли лица изгоев Континуума - Квинна и родителей Аманды. Они умели выбирать. Он - нет. Этому не так-то легко научиться, ведя бесцельное существование, смертельно скучая и сея хаос ради развлечения. Всемогущество и бессмертие сами по себе не приносили удовлетворения, так как рано или поздно надоедало всё. Но двое, отказавшись от них ради тихой семейной жизни, почему-то были намного счастливее тех, кто ими обладал. А Квинн, видевший всё и мечтавший только о смерти... В нём Кью увидел то, что в конце концов ждало и его. И ведь это из-за их идей началась война. Быть может, он всё-таки уже сделал свой выбор, встав в ней на сторону тех, кто поддерживал их? Даже несмотря на то, что не верил, что способен изменить себя. Он хотел начать с чистого листа - с сына. Но в последнее время даже его сфабрикованный человеческий облик всё чаще стал выглядеть постаревшим, усталым и... другим. Что, если люди вновь оказались мудрее?..
...Впрочем, он не сказал ей ничего из этого. Только равнодушно хмыкнул для вида - мол, да что ты можешь знать? - и пропал окончательно. В пустом бокале из-под вина, правда, осталась аккуратно перевязанная ленточкой шипастая алая роза, которую Ривер заметила, лишь уходя.

***



Растаяло эхо моторов отчаливающей и разгоняющейся вовне времени и пространства ТАРДИС.
- Компьютер, текущее время. - немного нервно скомандовала Кэтрин.
- Двенадцать двадцать три.
Она выдохнула с облегчением. Доктор сдержал слово: она вернулась точь-в-точь в ту же минуту.
Щенок, намедни подаренный назойливым ухажёром, открыл сонные глаза и с радостным повизгиванием бросился к хозяйке.
- Глупенький, я не собиралась оставлять тебя надолго. - капитан подхватила питомца прежде, чем тот прыгнул на поддерживаемую в идеальном состоянии униформу. Она села на край длинной койки, позволяя ему устроиться у себя на коленях. - Надо бы придумать тебе кличку, раз ты прижился на борту.
Капитан Джейнвэй стала перебирать в уме собачьи имена, гладя притихшего малыша. Мысли всё ещё были заняты разговором с Доктором. Так она давно ни с кем не откровенничала, и переключиться на что-то столь несерьёзное сходу оказалось непросто. Глядя в пространство, она моргнула на свет ламп и задумчиво замедлила движение руки.
- Не останавливайся, человек. - расслабленно-довольным приглушённым тоном донеслось снизу. Та вздрогнула и опустила взгляд. Под ладонью вместо шерсти оказались волосы Кью, положившего голову ей на колени и вальяжно растянувшегося по всей длине койки. Щенок, жмурясь, чинно сидел рядом - с высунутым языком, словно дразня хозяйку заодно с ним.
- Одно меня утешает: когда-нибудь я надоем тебе, как и все старые игрушки, ты забудешь про меня и наконец-то оставишь в покое. - вздохнула Кэтрин, уже даже не намереваясь в очередной раз впустую тратить силы на избавление от нарушителя личного пространства.
- Кэти, Кэти, Кэти... - притворно-обиженно отозвался тот, пытаясь заглянуть ей в глаза. - Почему твой ограниченный разум не способен даже допустить мысль, что ты можешь быть интересна мне как женщина, а не только... э-э, а не как подопытный объект?
Она прикрыла глаза и неосознанно продолжила по-матерински ласково скользить рукой по прядям тёмных волос.
- Потому что до сих пор со всеми ты склонялся исключительно ко второму, Кью.
- О, как это по-человечески: судить о других подобным образом. - фыркнул последний. - Я же, например, не спешу делать компрометирующие выводы из твоего двухнедельного отсутствия на борту и во временном континууме вообще.
Застыв на месте, Джейнвэй в следующее же мгновение пулей вылетела из каюты, на ходу вызывая по связи первого помощника.
- Капитаны... - оставшись лежать в одиночестве, Кью закатил глаза и увидел с любопытством обнюхивающего его щенка. - Или "женщины". Или "смертные". Неважно. В любом случае, сейчас та часть, где я тяжело вздыхаю и жалуюсь, хотя на самом деле чувствую совсем другое. Как люди обычно делают. Понимаешь?
Четырёхлапый квартирант "Вояджера" радостно лизнул его шершавым языком в щёку, но, конечно же, ничего не ответил.

***



Звёздное небо над головами двоих мерцало, точно россыпь драгоценных камней. Это было и их общее богатство, и то, которое он мог подарить ей, и в то же время не принадлежащее никому.
- С каждым нашим свиданием ты всё красивее. От кого этот цветок в твоей причёске?
- С каждым нашим свиданием я всё дальше от тебя. Ревнуешь, сладкий? Как будто я не могу, например, вдруг увлечься садоводством.
- На тебя непохоже.
- То есть ты, наконец, стал обращать внимание на мои интересы. - вздохнула она. - И находить на меня время. Большое достижение для того, в чьей власти оно всё.
Он молчал некоторое время. Затем сказал:
- И всё-таки ты забываешь, кто я. Я даже завидую. Потому что сам добился в этом меньших успехов.
- Ты Доктор. Ты исцеляешь души и истории.
- Эх... Хотел бы я, чтобы это было именно так.
- Оно и есть. - прошептала она и поцеловала его.
Оба были счастливы в своём несчастьи. Только звёзды над ними не знали бед, сияя сквозь вечность.