О фобиях. 17

The Nobody автор
Lady Deine бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
J-rock, the GazettE (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Ruki, Aoi, Reita, Uruha, Kai
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 14 страниц, 3 части
Статус:
заморожен
Метки: Ангст ООС Повествование от первого лица Повседневность Психология

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
У всех свои страхи, и каждый пытается их преодолеть по-своему.
Предположим, что у каждого из участников группы The Gazette есть свои фобии, казалось, совсем им не свойственные.
Следовательно, должно получиться 5 глав, каждая из которых посвящена страхам каждого участника.

Посвящение:
Моей фантазии, которая за долгое время наконец-то подкинула, как мне кажется, нормальную идею.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Спасибо большое за редактирование:
первой части - Lady Deine
второй части - Horacio

Фобия Аоя.

13 июля 2012, 13:32

Клаустрофобия.

Pov Aoi. Бедный Таканори… Печально видеть такого человека в подобном состоянии. Я же видел надвигающиеся тучи, так почему медлил? На что надеялся? Плюс ко всему, чертова машина не завелась… Я же мог опоздать! Хорошо хоть сосед согласился подвезти. Но что Таканори испытывал в часы моего промедления? Что ужасного могло твориться внутри этого человека, наедине с такой слабостью?.. От неожиданного звонка я даже подскочил на месте и испуганно перевёл взгляд на Руки. Мой страх оправдался: он проснулся, сонно протирая глаза. - Кто там? - Сейчас посмотрю. Это был Сузуки. - Ну, как больной? – бодрым голосом спросил он. - Прекрасно. Спал без задних ног, пока ты не пришёл и не разбудил его своим звонком. - Кхм, извини. Я… Я же не знал… - Да всё в порядке, - послышался слабый голос. Мы с Акирой испуганно обернулись. В дверях стоял, укутанный в одеяло, Руки. - Така! Ты чего поднялся? - Всё хорошо. Я же не инвалид. К тому же, хозяин квартиры обязан встречать гостей. - Спасибо за оказанную честь, - наигранно поклонился Рейта. – Вообще, я пришёл Юу помочь. Фруктов тут принёс… - Спасибо, - деловито кинул Руки и, взяв из рук басиста пакет, пошёл на кухню. - Больной, а ну марш в койку! – я кинулся за ним. Но Таканори вдруг резко остановился. - Юу, спасибо тебе, что не бросил, - тихим и дрожащим голосом обратился он ко мне. – Я тебе очень благодарен… Неожиданно он обнял меня. Так крепко-крепко, будто считая, что обычных слов будет мало. - Ты не представляешь, как мне было страшно… На моё плечо упала слеза. Такой большой человек так убито выглядит сейчас… Никогда бы не подумал, что природа настолько жестока и не может создать идеальных людей: у каждого найдётся какой-либо изъян, какая-нибудь слабость. *** - Тебе точно уже лучше? Мы с Сузуки стояли на пороге комнаты и прощались с хозяином квартиры. - Да, не переживайте. К тому же… - Руки посмотрел в окно, за которым светило яркое солнце, и от прошедшей грозы осталась только радуга. – К тому же, у меня прекрасное настроение. А это залог быстрого выздоровления. - Гав! – подтвердил Корон-чан. - Хах, ну тогда ладно. Оставляем вас и не будем мешать, - я потрепал напоследок собачку за ушком и вышел за Акирой на площадку. Не дожидаясь лифта, мы спустились вниз по лестнице, вышли во двор и сели в его машину. - Поехали ко мне, - сказал Рейта, выруливая на машине со двора вокалиста. – Я тебе кое-какие наброски покажу. - Твоя машина, так что тебе решать, куда меня везти. - Отлично, - с заговорческой интонацией прошептал он, - Тогда повезу тебя прямиком в ад и высажу там на обочине. Веселясь подобным образом, мы добрались до дома Сузуки. Подождав, пока он поставит машину на сигнализацию, я прошёл за ним в здание. Мы о чём-то увлечённо спорили, когда перед нами открылись двери лифта. Я не заметил, как мы оказались внутри. И не обращал бы внимания, но когда двери закрылись и лифт тронулся, мне стало не по себе. На легкие что-то давило, было трудно дышать, во рту пересохло, плюс ко всему сердце забилось быстрее. - С тобой всё в порядке? - Рейта положил руку мне на плечо. - Да… Вроде как. Просто здесь душновато немного… - Ну да, есть чуток. Я уже привык, - рассмеялся он. Мы подошли к дверям его квартиры. Достав ключи из кармана, он вдруг, словно что-то потерял, начал рыться в нём с усиленным рвением, потом так же обыскал и второй. - Блин, я, кажется, телефон в машине забыл, – подвёл он итог своим поискам. – Юу, ты не мог бы сбегать вниз и принести? А я пока что-нибудь поесть придумаю. - Хорошо, - я взял протянутые мне ключи от машины и вновь зашёл в лифт. Двери закрылись, и он начал опускаться. Всё было спокойно, пока кабинка как-то подозрительно не дёрнулась. И в следующее мгновение остановилась совсем. От неожиданного торможения я не удержался и буквально сел на пол. Секунды отсчитывала пульсирующая в голове кровь. Но лифт так и не двинулся. А я всё продолжал сидеть на холодном полу, не в силах подняться от навалившейся слабости. Тогда я понял, что попал в ловушку... Здесь стены были живые. Они надвигались на меня, стараясь раздавить и превратить в ничто, хотя, если приглядеться, стояли на месте. Но меня это не волновало. Я верил им, верил этой иллюзии. Поэтому забился в угол и попытался как можно сильнее вжаться в стену, чтобы осталось больше свободного пространства передо мной. Но стены продолжали наступать. Морально они давили, они душили. Но я не желал сдаваться. Поэтому, встав, выпрямился посреди кабинки и потянулся, будто раздвигая их руками. Но когда кончики пальцев всё же коснулись стен, я понял, что намного меньше этого пространства, и его, казалось, мне не хватит. От осознания этого внутри что-то взорвалось. Душа, словно сумасшедшая, била, разрывала грудь изнутри, будто тоже была не в силах терпеть сдавливавшую её грудную клетку и хотела сломать её и вырваться на свободу. Я сжал в кулаке футболку и оттянул край воротника. Что-то с ужасающей скоростью впитывало весь кислород, отчего становилось трудно дышать. Лёгкие работали с удвоенной силой, я даже не успевал толком выдохнуть. В итоге, это привело к тому, что ещё и голова пошла кругом. Казалось, я больше не смогу выдержать, ведь так слаб и беспомощен… Что нужно сделать, чтобы выжить здесь? Чтобы стены не уничтожили меня? Меня бросило в дрожь. То ли от злости, то ли от безысходности. Но так или иначе, я вдруг кинулся на дверь с кулаками. Я понимал, что ничего этим не изменю, и двери не сжалятся надо мной и не откроются. Просто хотелось причинить им хоть немного боли, или показать, как больно мне. Кабинка дёрнулась. Неужели, разодранные в кровь костяшки оказались не напрасной жертвой? Неужели, это нагнетающее пространство не бездушное существо? Смахнув проступившую слезу слабости, я замер в ожидании. Лифт дёрнулся сильнее и поехал. Но буквально через секунду замер снова. Лампа, словно насмехаясь, приветливо мигнула и погасла. Я ослеп. Это конец. Я устало привалился к стене. Душа, бросив попытки сломать рёбра, решила выбраться по-другому: через горло, и вылетела наружу в отчаянном крике… который жадно поглотили голодные стены. Что дальше? Что теперь будет? У этих монстров нет никакого оружия, поэтому убивать они меня не будут. Получается, остатки своих дней я обречён проживать в таком состоянии? Я же с ума так сойду! Не хочу. Не хочу, слышите? - Не хочу! Не хочу!.. Я с силой принялся биться затылком о стену. Не хочу больше мучиться. Хоть умру, но я не желаю больше это терпеть, иначе сойду с ума. - Юу, ты там?! Широяма! Это невыносимо… - Нет! Нет!.. Невыносимо больно, но в то же время приятно. Весь мой поток страхов направился на удары о стену, и теперь внутри ничего не осталось. Лишь пустота. Такая сладкая, мягкая, приятная, убаюкивающая… - Юу, подожди немного, я за диспетчером сбегаю. Слышишь? Держись! Как я устал. Сил нет, ноги не держат, голова ноет. Я осторожно спускаюсь по стене и сажусь на пол. Возможно, я рехнулся, или сильные удары плохо повлияли на мою голову, но мне кажется, что тут посвежее. - Мм… Прекрасно. Я расслабился и откинул голову назад, вновь приложившись синяком на затылке о стену. Но сейчас мне нет дела до боли. Да вообще, плевать на всё. Хочется покинуть этот мир, это душное пространство, забыться и не возвращаться сюда более. Веки стали настолько тяжелы, что мне пришлось их прикрыть. И словно не ощутимая и не видимая стена огородила меня от настоящего. Блаженство. Я так устал, что теперь не хочется ничего, кроме как спать. И даже яркий свет, ударивший в глаза, и поток свежего воздуха не переменят моего решения. Но света становилось всё больше, и я летел ему навстречу всё быстрее, с распростёртыми объятиями. И, в конце концов, стены отступили, открывая взору прекрасное, чистое, светлое место, где не было никаких ограничений и замкнутых пространств. Более того, здесь даже не было видно горизонта. Лишь бескрайний простор. Здесь можно вдохнуть свежий воздух полной грудью, выпрямиться в полный рост и, с высоко поднятой головой, смотреть вдаль, отпуская свою душу порезвиться в этом безграничном поле свободы. Я так давно не бывал в подобных местах. Когда я в последний раз просто выезжал на природу? Помнится мне, там так же хорошо и вдохновенно, как и здесь. Как жаль, но мне придётся покинуть это место, потому что там, позади, меня кто-то упорно зовёт. Последний вдох этого чистого и свежего воздуха, и я открываю глаза. Надо мной, с испуганным лицом, склонился Акира. - Юу! Хвала небесам: ты очнулся! – тяжело вздохнув, он буквально повалился на стоящий рядом стул. - Акира… Что происходит? – я удивлённо посмотрел на изнеможенное лицо друга. – Почему я лежу? Сузуки вновь вздохнул и, выпрямившись на стуле и пододвинувшись на нём поближе, вперил в меня серьёзный взгляд. - Ты ничего не помнишь? Я отрицательно мотнул головой. - Тогда я попытаюсь заставить твою память работать. Потому что мне самому интересно, почему ты кричал, и откуда у тебя на кулаках и на затылке синяки. Юу, у тебя клаустрофобия? Я слушал его раскрыв рот от удивления. Но когда он произнёс последнее слово, меня словно током ударило. Я вспомнил всё: как остановился лифт, как погас свет, и те муки, которые одолевали меня, пока я не перенёсся в прекрасное просторное поле. Для меня это слово прозвучало как смертельный диагноз для здорового человека. Никогда бы не подумал, что боюсь замкнутых пространств. Рейта протянул мне стоявший рядом стакан с водой. Я осушил его одним глотком. Прохладная влага подействовала отрезвляюще: если пол минуты назад эта небольшая сцена виделась, словно во сне, то теперь я ясно осознавал, что это реальность. Хоть и такая удивительная и невозможная. - Почему ты не рассказывал нам, что боишься… замкнутых пространств? – не унимался Акира. Я лишь пожал плечами, потому что сам не знал ответа. До сегодняшнего дня я жил относительно спокойно, ни о чём никогда так сильно не переживал, закрывал перед страхами глаза, чтобы, не обращая на них внимания, сделать шаг вперёд. Но сейчас открылась новая, не слишком радостная сторона меня. - За свою жизнь я такое видел лишь пару раз, - после небольшой паузы задумчиво протянул Сузуки. – Люди иногда не подозревают, что имеют какую-либо фобию, пока не испытают сильного потрясения. Это даже не потрясение, а некий травматический инцидент, при котором человек испытывает крайний страх. Со временем, это может привести к тому, что нервная система запоминает это чувство, ассоциируя его с предметом страха, и старается помочь человеку избежать таких ситуаций в будущем. Поэтому у кого-то страхи могут появиться даже на старости лет. Попробуй вспомнить, были ли у тебя недавно подобные случаи, которые заставили переживать те же чувства, которые ты испытал в лифте. Я задумался. Меня, конечно, бывало, запирали где попало, но это были не маленькие комнаты, и неудобств я там не испытывал. Но не может же фобия возникнуть ни с того ни с сего?.. Но вдруг в голове пронёсся отрывок одного эпизода из прошлого. Я, возможно, не обратил бы на него внимания, если бы не чувства, которые он вызвал. Они, как сказал Рейта, были полностью идентичны тем, которые я испытал в лифте. Тогда я остановился на этом воспоминании. Чем больше я напрягал память, тем яснее становились образы того дня, и тем больше нарастал ужас. *Flashback* Это было здание какого-то торгового центра. Кроме персонала, здесь почти никого не было, потому что в рабочий день у всех свои дела. Я спокойно ждал лифт, когда ко мне подошёл парень. Поначалу я не обратил внимания ни на него, ни на его поведение. А надо было, потому что он вёл себя совсем не обычно. Но странность в нём я заметил, лишь когда спустился соседний лифт, и я перешёл к нему. Парнишка точно по пятам прошмыгнул за мной и даже как-то облегчённо вздохнул, видимо, радуясь тому, что успел проскочить, пока не закрылись двери. Я нажал на кнопку нужного мне этажа, на что лифт ответил мне коротким щелчком и стал подниматься. Мы ехали в тишине, и только тяжёлое дыхание парня, словно он долго бегал от ужасного монстра и теперь не мог отдышаться, раздражало мой слух. Но, как оказалось, это были только «цветочки». Через какое-то время послышался грохот, будто что-то тяжёлое упало на кабинку, и лифт замер. Обычное явление, такое со мной уже случалось. Поэтому, не растерявшись, я уже потянулся к кнопке вызова диспетчера, как мне в плечи вцепился тот парень. Я удивлённо обернулся и… замер от ужаса, глядя на него. В его глазах сквозил нечеловеческий страх, а пальцы всё сильнее сжимали мои плечи. - Мы пропали, - дрожащим и тихим голосом пролепетал он. – Это - конец. Они убьют нас… - Что ты несёшь? – я передёрнул плечами, скидывая его руки с себя. – Отпусти меня, я вызову диспетчера. Но он всё не унимался. А когда я наконец нажал злополучную кнопку, его глаза округлились до предела. - Что ты наделал?.. – пробормотал он и, упав на колени, забился в угол кабинки, обнял себя руками и принялся раскачиваться из стороны в сторону, повторяя одни и те же слова: «это конец, я пропал». Сначала я испугался, потому что своим поведением он напоминал неуравновешенного человека. Я боялся его, что он может в психическом приступе напасть на меня, поэтому прилип к противоположной стене, глядя на парня, словно на прокажённого. Но в следующий момент случилось нечто неожиданное. Бормотание парня сменилось всхлипами, а затем он и вовсе разревелся. Я стоял в смятении. Сейчас этот человек был больше похож не на психа, а лишь на отчаявшегося и смирившегося с безнадёжностью человека. Страх мгновенно сменился жалостью. До меня наконец дошло, что происходит. Я ему искренне сочувствовал и хотел показать это, но разве ему помогли бы сейчас мои сочувственные вздохи? Вряд ли, но я очень хотел помочь. Поэтому присел рядом и принялся трясти его за плечи, всё же не найдя лучше выхода, чем приговаривать банальные фразы: - Всё хорошо, сейчас сюда придут люди и вытащат нас. Не плачь, ты же не один! Нас двое, мы вместе переживём… Но парень продолжал биться в истерике. Я, с замершим сердцем, наблюдал, как он разрушает, убивает себя изнутри, внушая ужасы, не достойные даже самой жалкой и безнадёжной фантазии. Более того, он говорил о них с таким отчаянием, что… я ему поверил. Но тогда мои слова о скорой подмоге ещё удерживали остатки здравого смысла в моей голове. А вот он не верил. И вдруг, словно окончательно сошёл с ума, набросился на меня и вцепился в горло. Впиваясь ногтями в кожу, он душил меня, довольно ухмыляясь и победоносным взглядом глядя на моё перекошенное лицо. Это стало последней каплей. Его глаза, с расширившимися зрачками, и хриплый голос, твердящий: «они возьмут тебя, а я останусь, я выживу», словно обладали гипнозом. Хоть я и был старше его и сильнее, я ослаб и не мог сопротивляться. Обмякнув в его руках, я неотрывно глядел в эти сумасшедшие глаза и с большим вниманием впитывал каждое его слово, позволяя внушить себе этот страх… *End Flashback* В отчаянии, я уронил голову на руки. Вот что называют жестокой реальностью. Но другого объяснения тому, что случилось, у меня нет. Мне всегда казалось, что воля моя сильна, и внушить мне что-либо невозможно. Печально, стыдно и ужасно признавать впоследствии такую возможность. А ещё ужаснее то, что придётся с этим смириться. - Да, был такой случай, - сквозь ладони прошептал я ожидавшему ответа Акире. Если бы на моём месте была девчонка, она бы, наверное, разревелась. Но я держался. Потому что жизнь научила меня идти с высоко поднятой головой, не давать волю ненужным слабостям, всеми силами бороться со страхами. Так почему сейчас я должен сдаваться? Подумаешь, один раз расслабился. Но жизнь же на этом не кончается. Бывают ужасы и похуже. Я смогу с этим справиться, я верю в свои силы, я знаю свои возможности. Главное – не раскисать! - Ты как? – Сузуки осторожно коснулся моего плеча. Я, в последний раз вздохнув в душе, поднял голову и жизнерадостно улыбнулся: - Всё в порядке, не беспокойся. Жить буду, во всяком случае. - Ты уверен, что тебе лучше? Я кивнул: - Абсолютно. Просто… не знаю, что тогда на меня нашло. Наверное, я просто устал. Но теперь всё отлично. Спасибо за помощь. *** - Может, тебя проводить? - Спасибо, не стоит. Я прогуляться хочу. Так сказать, подышать свежим воздухом. Акира вздохнул: - Ну, как знаешь. Звони, если что. Мы пожали друг другу руки на прощание. Затем я вышел на площадку и, дождавшись лифта, зашёл в кабинку. Как только двери захлопнулись, снова начался тот кошмар. Моё сердце будто пропустило удар. Что-то изнутри начало давить, сжимать лёгкие, отчего становилось трудно дышать, горло сразу пересохло. Я испуганно зажмурился и стал повторять себе «всё хорошо, всё хорошо, … » И когда мои слова уже показались мне неубедительными, и я готов был сдаться, послышался щелчок, оповестивший о прибытии лифта, и двери открылись. Моё счастье не передать словами. Улыбаясь, как дурак, я, на дрожащих ногах, вышел на улицу, размышляя о том, что первый шаг сделан. Я не поддался, значит, смогу противостоять и впредь. Мне кажется, я выбрал хорошую тактику. Раз мне внушили этот страх, то и избавиться от него можно таким же способом. Довольный собой, я зашагал в сторону высокого холма в недалеко расположенном старом парке. С него открывается чудесный вид на панораму города. На нём испытываешь отрешённость, невероятную лёгкость и чувство полёта. Я уже предвкушал ту безграничную свободу, которую требовала моя душа. Поэтому стремился к этому месту изо всех сил.