Ad infinitum +1600

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Основные персонажи:
Дерек Хейл, Стайлз Стилински (Мечислав)
Пэйринг:
Дерек/Стайлз
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Экшн (action), Ужасы, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 91 страница, 10 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«О мой Бог...это было НЕЧТО !!» от Roof Ro
«За глубокое погружение! » от Mr Ponyah
«Божественная работа! » от princexparadox
«За эмоции.» от Басилей
«За ❤ на исчезающем окне » от sunny_honey_Bunny
«Работа, запавшая в душу.» от ByxNyak
«Это прекрасно!!!» от Spuffo4ka
«Спасибо за прекрасный Лориэн!» от Mister_strange
«Спасибо за мир Шизариума!)» от Meka-Mekachina
«За начавшуюся депрессию.» от Катерина Гамаюнова
... и еще 11 наград
Описание:
Кажется, стало еще хуже.

Посвящение:
Каждому читателю, который поддержал меня в первой части. Это вам, серьезно. Без вас второй части бы не было)

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Честно, я не планировала вторую часть, когда начинала "Шизариум" http://ficbook.net/readfic/2282957
Я думала, что у меня не выйдет годного Стерека.
А получилось... то, что получилось.

Напоминаю о полнейшем ООСе, об отсутствии канона сериального и да, мое мнение не изменилось: те, кто не знает сериала, вполне могут читать, как оридж.
___________________________________________________________
Визуализация героев, клипец и прочие ништяки есть тут: https://vk.com/club85781083

Глава 3

3 ноября 2014, 19:06
      - Куда пойдем? – Хейл задал вполне резонный вопрос, потому как для него все, что простиралось перед ними, было абсолютно одинаковым. Да и то, что находилось позади – тоже не особо радовало разнообразием.
      Стайлз цеплялся тонкими пальцами за рукав куртки Дерека и старался собраться с мыслями. Голова болела так, будто ее пытались распилить изнутри, легкие горели огнем, а те силы, которые могли помочь снизить боль, Стайлзу приходилось направлять на свой бок и на то, чтобы рана не открылась, и он не потерял собственные кишки где-то в траве. Там, где должно было быть небо – тускло мерцала мутная пелена воды, и это настолько не укладывалось в голове и казалось диким, что начинало практически ощутимо давить на подсознание. Если бы они оба страдали боязнью замкнутого, хоть и не маленького, пространства – все могло бы закончиться плачевно. Потому что ощущение того, что они оба в какой-то коробке, или скорее, странном водяном пузыре, было достаточно четким. На этом фоне пустыня, покрытая пеплом, казалась даже привлекательнее – ведь там свободного пространства было более, чем достаточно. Но в любом случае, нужно было как-то сосредоточиться, и Стилински скользнул в подсознание, стараясь выделить хотя бы то, куда им следует направиться.
      Все вокруг казалось черным. Только где-то эта темнота была менее плотной, будто кто-то пролил на пятно гуаши воду, размывая его и забирая яркость. Стайлз решил, что им нужно именно туда и потому, открыв глаза, ткнул дрожащей рукой вперед.
      Хейл хмыкнул и посмотрел на Стилински.
      - Ты в состоянии шагать? Можешь снова вытянуть из меня сил?
      Стайлз сосредоточился на ощущении сильной руки Дерека под пальцами и попробовал выдернуть немного его энергии. Удивленно открыл глаза, когда услышал тихий стон Хейла.
      - Что? Что такое?
      - В этот раз больновато, - Дерек дернул плечом, - но не парься, бери, сколько надо. Нужно двигаться вперед.
      - Какие ощущения? – Стайлз снова закрыл глаза и попытался взять еще немного.
      Дерек застонал и выдохнул, явно пытаясь стоять спокойно и держать себя в руках.
      - Будто кто-то залез ко мне в голову и теперь пытается отрезать кусочек мозгов, - процедил Хейл сквозь плотно сжатые зубы.
      - Вот у меня постоянно такое ощущение, - поделился Стилински и, прислушавшись к себе, решил что хватит, - я готов идти, - оповестил он Дерека.
      Хейл повел плечами, возвращаясь в обычный человеческий размер – от боли, которую он чувствовал из-за вмешательства Стилински, он невольно принял начальную боевую форму.

      Они двинулись вперед, постепенно уходя все глубже в лес, напряженно вглядываясь в промежутки между сухими, кривыми и черными ветками, аккуратно ступая на жухлую траву и стараясь не споткнуться об узловатые корни. Лес был словно мертвый кусок плоти, из-за чего ощущение обреченности накатывало все больше, заставляя и без того не радостное настроение становиться все более плохим.
      Дерек уже несколько раз огрызнулся на Стайлза, потому что тот не мог перелезть через особенно большие корни, не споткнувшись, и Хейлу приходилось ловить парня практически в полете на землю. Стайлзу было до смешного обидно – потому что он явно уступал в силе и выносливости Дереку, да и не мог он подпрыгнуть с земли на больше, чем полметра вверх, без особенных проблем преодолевая препятствия. Ему приходилось подтягиваться и карабкаться с большими усилиями, да и уставал он в разы быстрее. Почему Хейла это начинало так сильно бесить – Стилински не мог понять, но примерно через час ходьбы по лесу он старался вообще не делать лишних движений, потому как Дерек явно находился где-то на тонкой грани между просто сильной злостью и откровенным бешенством. Когти на его руках были уже максимально длинными, и когда он в очередной раз вздернул Стайлза за воротник олимпийки вверх, предотвращая падение, поцарапал шею когтями.
      Вспомнив о том, что, по идее, Хейл не мог его ранить, Стайлз потер пострадавшее место и, поднеся руку к глазам, увидел на дрожащих пальцах свою кровь. Это было очень плохо, потому как сил восстановиться у него не было. Все ушло на раненый бок, а тянуть с Дерека еще прямо сейчас явно было чревато последствиями. Стилински ощутил, как по шее побежали тонкие струйки, впитываясь в воротник футболки и олимпийки, заставляя ткань неприятно липнуть к телу.
      Что-то явно шло не так. Стайлз попытался заглянуть в подсознание, и не увидел ничего нового. Когда он потянулся к идущему впереди силуэту Дерека, он ожидал чего угодно, но только не того, что окажется прижатым к дереву сильной когтистой рукой.
      - Вылези из моей головы, - рычал Хейл прямо в лицо Стайлза.
      Затылок заломило от сильного удара о шершавую кору, и Стилински коротко простонал, хватая губами резко закончившийся в легких воздух. Теперь он был уверен на сто процентов, что лес влияет на Хейла, только вот не представлял, как ему поступить.
      На протяжении всех событий и всего того ужаса, который происходил с ними обоими – Хейл был нерушимой величиной, в которой Стайлз был уверен, как в самом себе. Он знал, что рядом всегда будет Дерек. Его Большой Плохой Волк, который прикроет спину, защитит и вытащит из любой задницы, в которую их закинет эта реальность. Он не боялся огромных черных когтей, потому что знал – они не могут ранить.
      Но теперь, ощущая, как от сильного удара затылком о дерево по шее сзади снова потекла кровь, видя перед собой совершенно безумные от ярости глаза и чувствуя, как когтистые руки держат его так, что готовы вот-вот продырявить тело – он испугался.
      Стилински испугался так, как никогда до этого.
      Любые монстры могли идти к чертовой матери, ему было плевать на всех и все до тех пор, пока рядом был Дерек.
      А сейчас, когда вместо Хейла Стайлз видел перед собой этого, кого угодно, но не своего привычного Дерека – было страшно. Нет ничего хуже глаз человека, который тебя явно не узнает.
      - Дерек, - выдохнув, прошептал Стайлз и сразу же судорожно втянул в грудь воздух, когда когти одной руки надавили на ребра, наверняка оставив после себя пять ровненьких неглубоких дырочек, - Хейл, это же я, Стайлз.
      Дерек зарычал и еще раз долбанул парня о дерево. Будто какую-то куклу, набитую анти-стрессовыми шариками, которую ему просто нравится мять и трепать, потому что она снимает напряжение. Стайлз снова ощутил волну паники, растущую внутри. Он не мог залезть в голову Дерека, потому что тот сразу же вонзил бы в него когти. Стайлз не мог просто закрыть глаза и попытаться что-то сделать изнутри – потому как кто-то, явно поглотивший Хейла, не позволил бы ему выпасть из реальности даже на пару секунд.
      Оставалось надеяться на то, что где-то там, в глубине уже почти безумных от злости зеленых глаз, есть еще хотя бы что-то от Хейла. Хотя бы немного того, во что Стайлз так искренне верил.
      - Давай, возвращайся ко мне, - шептал Стилински, стараясь, чтобы голос не сильно дрожал, - я знаю, сейчас тебе хочется меня убить, но давай ты все же немного повременишь с этим? – разжав пальцы, Стайлз выпустил биту из руки, и она с тихим шорохом упала на сухую траву рядом с ними.
      Дерек скосил глаза на нее и тут же тряхнул Стайлза еще раз, заставляя того снова коротко простонать от удара затылка о ствол дерева.
      - Видишь, я не опасен, - Стилински медленно согнул руки в локтях и поднял ладони на уровень их глаз так, чтобы они обе были в поле зрения Дерека, - я ничего не могу тебе сделать, Хейл. Только если ты еще есть где-то там, внутри, вернись обратно. Мы потом вместе посмеемся над этой ситуацией, только давай сейчас ты придешь в себя, - Стайлз тараторил, выливая на Дерека поток слов, половину из которых он потом вряд ли сможет вообще вспомнить. Его начало потряхивать, губы дрожали, но он старался не выдавать себя, не давать Хейлу повода еще раз шарахнуть его о твердый ствол.
      Дерек немного дернул головой и нахмурился, будто что-то мешало ему внутри. Он повел плечами и тихо зарычал. Стайлз замер и медленно, будто заходил в клетку с тигром, опустил ладони на плечи, обтянутые тканью черной куртки.
      Хейл отреагировал мгновенно – Стайлза снова шибануло о дерево, а в один бок опять вонзились кончики острых когтей. Из глаз скатилось две слезинки – но рук он не убрал и снова заставил себя посмотреть на Дерека, который тяжело дышал и то и дело жмурился, подергивая головой, будто пытаясь что-то вытряхнуть из нее.
      - Дерек, - Стайлз, превозмогая мерзкую тянущую боль, чуть сжал пальцы на плечах Хейла и немного потянул того на себя, - Дерек. – Он звал его, какой-то частью сознания понимая, что звуки знакомого имени могут вытащить Хейла из плена собственного разума.

      Зверь, пытающийся завладеть Дереком, явно был удивлен поведением странного парня, который вместо того, чтобы бежать или пытаться вырваться, притягивает его ближе, что-то постоянно шепча. Гул в голове не давал расслышать имя, но аккуратные губы, постоянно двигающиеся, чем-то завораживали, заставляли сконцентрироваться и захотеть понять, что они говорят.
      Знакомое сочетание звуков всколыхнуло внутри какую-то странную волну, и где-то в глубине сознания появился человек, пытающийся пробраться сквозь все препятствия наружу. Этому человеку было очень важно понять, почему стоящий перед зверем мальчик пахнет кровью. Почему он дрожит и о чем-то постоянно просит.
      Этому человеку внутри очень нужно было помочь странному парню. Зверю хотелось смерти и крови – зверь принадлежал лесу. Зверь помогал этому мужчине сражаться и хотел получить плату за помощь. Он просто хотел есть. Он не понимал, почему не может убить того, кто сам оказался рядом. Кто не убегает, а притягивает ближе, постоянно что-то говоря и донимая чувствительный слух.
      Человек внутри рвался на этот голос. Он что-то доказывал зверю, что-то кричал, делая гул в голове сильнее и заставляя ярость вновь и вновь вспыхивать внутри. Зверь еще раз тряханул странную жертву. Он хотел, чтобы наступила тишина. Но только зверь не ожидал, что мужчина внутри него начнет что-то кричать, о чем-то просить и пытаться перехватить контроль. Зверь дернул головой – но человек не уходил.
      Поняв, что они не могут победить друг друга, он пытался договориться. Он погладил по загривку, давая почувствовать ощущение сильной руки и осознать, что этот человек может получить власть над зверем. Он обещал давать что-нибудь взамен, кормить эмоциями и больше не пытаться сдерживаться в драках, не позволяя ощутить столько крови, сколько нужно было зверю. Он хотел договориться, но просил оставить странного пацана, который сейчас почему-то легко поглаживал ладошками лицо зверю. Он боялся, до одури боялся его ярости – но и уходить не хотел. А прикосновения были приятными – зверь согласился с человеком, который был у него внутри.
      Согласился – и пустил наружу.
      Спрятался подальше, поняв, что человек теперь будет к нему прислушиваться.
      Они стали единым целым.
      Дерек судорожно выдохнул и понял, что смотрит перед собой своими собственными глазами, без дымки ярости, в которой все мерцало красным. В которой было лишь слышно биение сердца Стайлза, и больше ничего.
      Стайлз.
      Дерек разжал руки, смотря на них так, будто в них был ответ на все то, что произошло несколькими минутами ранее. Резко выдохнув, Стилински пошатнулся, и чуть было не упал. Спасло все то же дерево, к которому ему пришлось прислониться, чтобы просто напросто не завалиться на бок.
      Дерек смотрел на порванную уже со второго бока олимпийку, на кровавые дорожки, которые неровными линиями расчертили шею Стайлза, на влажные от слезинок ресницы и дрожащие после пережитого страха губы. Он спрятал когти и ненавидел сам себя, потому что не смог раньше понять, кто появился у него внутри. Если Стилински был привязан к лесу и разговаривал с ним – почему бы и у Хейла не появиться внутри кому-то, кто дает силы? Как можно было игнорировать это раньше?
      - Стайлз, - тихо позвал Дерек, больше всего на свете боясь, что парень сейчас отвернется и пойдет дальше. Что они станут просто товарищами по несчастью, и не более того. Что парень сосредоточится лишь на том, как выбраться, и больше никогда не посмотрит на Хейла так, как смотрел до этого.
      Стилински выдохнул, прикрыл глаза и Дерек ощутил, как парнишка берет немного его сил, пытаясь срастить те раны, которые он же ему нанес. Стиснув зубы, он терпел и не издавал ни звука, понимая, что сам чуть было не продырявил Стайлза в нескольких местах.
      Открыв глаза, Стилински поднял биту, сжав на ней пальцы, и посмотрел на Дерека, будто о чем-то задумавшись или что-то для себя решая. Хейл стоял, как опоздавший на важный экзамен студент, который ждет решения преподавателя о допуске. Стайлз дернул уголком губ и сделал один шаг, преодолевая расстояние между ним и Хейлом.
      Дерека как сорвало – руки сами потянулись к тонкому родному телу, сами обвили талию и спину Стайлза, сами притянули к себе так, что с губ Стилински сорвался судорожный вдох.
      - Прости, - прошептал Дерек куда-то в шею, в то место, где под кожей бешено стучал пульс.
      Стайлз снова испугался и, черт возьми, Хейл не мог его винить в этом.
      - Прости меня, это был зверь, - Стилински вздрогнул на этих словах и попытался отодвинуться, но Дерек не дал это сделать, - он был внутри меня. Это его когти, его трансформация и ярость, - Хейл шептал быстро, боясь что-то не успеть сказать и больше всего хотел, чтобы руки Стайлза, просто висевшие вдоль его тела, поднялись вверх и обхватили его шею – но Стилински ему не верил, и Дерек понимал, почему, - он захватил контроль надо мной и хотел крови. Наверное, как-то повлиял этот лес. Но я смог, это ведь мое тело и мой разум. Он теперь просто со мной, внутри – но не причинит вреда, поверь, Стайлз, - Дерек, договорив, несколько раз коснулся губами теплой кожи на шее, и он провел ладонями по напряженной спине Стилински.
      Парень все еще стоял ровно, сжимая одной рукой биту и Хейл, выдохнув, хотел уже отпустить его – но тут одна рука поднялась вверх и легла ему на затылок. Пальцы вплелись в волосы и немного сжали у корней. Дерек посмотрел Стайлзу в лицо и перевел дыхание – он не злился.
      - Хорошо, чувак, хорошо, - выдохнул Стилински и погладил Хейла по затылку, посылая волну приятных мурашек по его спине, - я понял, все в норме.
      - Не бойся меня, пожалуйста, - Дерек сам бы не смог объяснить, почему это было настолько важно, - хорошо?
      - Господи, мы как две сопливые девочки, - Стилински явно приходил в норму, - ты меня напугал до усрачки, серьезно. Но я верю тебе и надеюсь, что зверь в твоей башке больше не захочет мной закусить, идет?
      Дерек хмыкнул, опустил руку Стайлзу на задницу и отвесил по ней смачный шлепок, заработав гневный вопль и не менее осуждающий взгляд. Не дав Стилински отстраниться, он придержал его лицо за подбородок и легко поцеловал, прикусив сначала верхнюю, потом нижнюю губу. Стайлз выдохнул, расслабился и только в этот момент Дерек понял, что действительно все.
      Инцидент исчерпан.
      Определенно, шиложопость этого пацана часто играла на руку. Он быстро ко всему привыкал, ярко, но так же быстро переживал неприятные моменты. И это не даст Хейлу обрасти грузом из собственной накрученной вины.
      - Мы все-таки идем? – ехидно спросил Стайлз.
      Дерек только хмыкнул и подпихнул того в спину, вынуждая идти первым. Стайлз перехватил биту поудобнее и зашагал достаточно бодро, благо местность позволяла – корней, торчащих из земли, становилось все меньше, и можно было немного расслабиться, не карабкаясь то и дело вверх.

      Спустя еще примерно полчаса они оба остановились перед пещерой, которую нельзя было никак обойти или избежать того, чтобы пройти иначе. Они оба просто уперлись в высокую отвесную скалу, и сколько бы Дерек ни пытался по ней забраться вверх – ничего не выходило. Казалось бы нерушимая твердь начинала шататься, и Хейла просто сбрасывало на землю примерно так же, как в начале Лориэна их скидывало вниз дерево. Только теперь не было никакой системы и нельзя было предугадать, когда скала придет в движение. Поэтому оба поняли, что у них один путь – в темную пещеру, над входом которой свисали сухие лианы, когда-то бывшие яркими и зелеными.
      Аккуратно отодвинув рукой растения, которые с тихим шорохом открыли им вход, Дерек заглянул внутрь, не увидев ровным счетом ничего.
      - Темно, хоть глаз выколи, - процедил он и обернулся к ожидающему его Стилински.
      Парень кусал губы и хмурился, то и дело прикрывая глаза, явно пытаясь сосредоточиться. Он закинул биту за спину и потеребил завязочки от капюшона, которые были уже наполовину где-то оторванными. Помявшись еще с минуту, Стайлз медленно подошел к пещере и замер у входа, напрягаясь всем телом.
      Дерек положил ему руку на спину и вопросительно приподнял брови, когда Стилински повернулся к нему лицом.
      - Нам совершенно определенно туда, но там что-то не так, - попытался пояснить Стайлз, на что Дерек только скептически хмыкнул.
      - Тут везде что-то не так. Но, если судить по тому, сколько мы уже времени находимся в самой реальности, скоро должен быть выход.
      Стайлз задумался и кивнул.
      - Я тоже так считаю. Мне кажется, мы должны будем вернуться в город, потому как мы не были в нем… как сказать-то лучше… от начала и до конца. После той пустыни нас выкинуло почти у самого первого дома, и мы ничего не успели там увидеть.
      - Да, скорее всего, - Дерек еще раз всмотрелся в темноту пещеры и продолжил, - нам явно нужно было найти остатки леса, и скорее всего для того, чтобы выпустить моего зверя. Это если следовать твоей теории о том, что лес нам помогает. Я стал несколько сильнее, и, думаю, теперь мы можем продолжить нашу увлекательную экскурсию по сожженному городу.
      - Тебе надо было не в игровую индустрию, а в туристическую, - скривился Стайлз, подходя к границе между сумерками леса и полной темнотой, царившей внутри пещеры, - так рассказываешь, будто о чем-то интересном, - Стилински немного наклонился вперед и прищурился. Ему показалось… хотя.. точно, так и есть! – Дерек, - продолжил Стайлз, переключаясь на другую тему, - там что-то мерцает. Какой-то свет. Думаю, нам туда.
      Хейл тут же стал максимально собранным и тоже вгляделся в темноту пещеры. Действительно, где-то далеко поблескивал странный огонек. Его сложно было увидеть, если не смотреть и не вглядываться специально. Но тут им снова сыграло на руку чутье Стилински, которое подсказало, в какую сторону вообще следует смотреть.
      Дерек протянул руку Стайлзу, отрастив когти на ней совсем немного. Поколебавшись несколько секунд, Стилински вложил свою ладонь в дерекову и сжал пальцами его. Хейл выдохнул – Стайлз абсолютно точно не боялся его когтей и его самого.
      - Ты можешь как-то ориентироваться в темноте своими… способностями? – с заминкой спросил Дерек, понимая, что идти придется практически наугад, видя только слабое мерцание где-то далеко впереди.
      - Предлагаешь идти с закрытыми глазами? – Стайлз покосился на Хейла.
      - А разница какая? Там темень полная, в сторону света я тебя потяну, если что. А ты внутренним своим взглядом сможешь хотя бы увидеть, если там будет какая-то большая преграда. Ты видишь с закрытыми глазами даже больше, чем с открытыми, Стайлз, - Дерек улыбнулся как-то тепло, от чего Стилински смутился, но послушался и закрыл глаза.
      Пещера стала не совсем черной. Она была темной, но теперь Стайлз видел странные, пульсирующие клочки темноты, которые были повсюду, замерев у земли и практически не шевелясь. Не хотелось думать о том, что это может быть на самом деле, поэтому Стилински просто шагнул вперед, и Дерек сразу же последовал его примеру, не отставая и крепко держа его за руку. Хейлу помогала звериная координация, и он, хоть и споткнулся пару раз, даже не начал падать, сразу же вставая ровно и успевая не терять равновесия. Стайлз чувствовал, как Дерек напряжен, но ничего не мог поделать. Наверняка Хейлу было слишком неуютно идти, абсолютно ничего вокруг не видя, в то время как Стайлз мог хотя бы различать темноту по плотности.
      То, что они дошли до кусочка света через десять минут спокойного, но не слишком медленного шага, заставило Стайлза напрячься. В этом мире подобное беспрепятственное путешествие куда-либо ничем хорошим закончиться не могло.
      - Пришли, - раздался голос Дерека и Стайлз открыл глаза, видя перед собой мерцающий голубой кристаллик, который был прямо в скале и давал тот самый свет, который они увидели со входа в пещеру.
      Вблизи он был гораздо ярче, и Стилински завороженно уставился на голубоватые переливы и легкую рябь, которая пробегала по камню, словно по поверхности воды. Это как большая, по какой-то причине ставшая твердой, бирюзовая капля. Красивая и такая странная в подобном темном месте.
      - Надо его забрать, - Стайлз потянулся рукой к камушку, но Дерек остановил его, перехватив когтями кисть, - что?
      - Давай я, а то мало ли. Вдруг убьет.
      - Ну, классно, пусть тебя убивает? – Стилински нахмурился.
      - Меня ты сможешь вылечить. Попытаться, - Хейл не стал препираться далее и подковырнул камушек когтем. Голубой светящийся кусочек тут же оказался в его ладони, будто только и ожидал, пока его достанут из скалы. – Держи, - Дерек передал Стайлзу камень и, взяв его в руки, Стилински вдруг почувствовал прилив сил.
      Словно через этот кусочек света в него потекла приятная, теплая энергия. Даже голова перестала болеть.
      - Это сердце Лориэна, - уверенно сказал он, заставляя Дерека радостно улыбнуться.
      - Хоть что-то хорошее, - начал Хейл, - потому что… - не успев договорить, он замер.
      В пещере раздался какой-то шорох, который будто множился, начиная разноситься по всему темному пространству, окружая Дерека и Стайлза, которые резко развернулись, прижавшись к стене пещеры спинами, и напряженно вглядывались в темноту перед ними.
      Стайлз ощутил, как камень, который он держал пальцами, становится теплым и поднял его, видя, что голубоватый свет становится ярче. Кажется, «сердце» этого мира решило немного осветить им путь обратно – и Стилински чуть опустил руку, давая свету распространиться рядом с ними так, чтобы не слепило глаза.
      Лучше бы он этого не делал.
      От увиденного Стайлз чуть было не выронил камень, и только судорожно сжавшиеся пальцы не позволили этого сделать. Как он достал биту из-за спины, как оказался у Дерека за плечом – он не понял. Он видел лишь странных, страшных, жутких и мерзких птиц, или кого-то явно на них похожих.
      Доходившие им примерно до колена, они были черными, с перьев капала на каменный пол странная слизь, и у Стайлза в голове мелькнула мысль о том, что это та субстанция, которая была в мерзком существе, которое они встретили в городе. Ближайшая к ним стояла всего в каком-то метре, и Стилински был просто в шоке, не понимая, как они не наступили ни на кого, пока шли на свет камня в скале. Судя по всему, крылья служили лишь для равновесия, потому как именно они и издавали шорох, заставивший обернуться и начать искать его источник. Когда «птицы» помахивали крыльями, они цепляли друг друга, как раз издавали этот неприятный звук, так похожий на шорох.
      Дерек тихо выдохнул, вглядываясь вперед. Существа стояли и смотрели на двоих людей без каких-либо эмоций, просто сверлили их глазами-точками, которые сейчас мерцали белыми отблесками в темноте. А вот вместо ног у них были руки – и только понимание того, что блевать прямо сейчас не лучший выход, удержало Стилински от этого действа. Он сглотнул горькую слюну и сильнее сжал биту в одной руке, а камень в другой.
      Чертовых «птиц» были сотни. Они облепили пол, стены и каким-то образом даже потолок, и думать о том, в каком они виде выйдут из этой пещеры Стайлзу просто не хотелось.
      - На счет три просто бежим, - на грани слышимости выдохнул Дерек, а Стайлз так же тихо сказал «да».
      Шуршание крыльев стало громче. Видимо, двое стоящих истуканами людей не сильно радовали обитателей пещеры, и они начали нападать, решив не ждать того, пока Дерек и Стайлз сделают это первыми. Почувствовав, как рука-нога коснулась его штанины, Стилински понял, что его терпению и выдержке пришел конец. Он успел глянуть на Дерека, который оскалился и рванул вперед, начиная рубить когтями направо и налево, не особо разбираясь, куда попадает. За Хейлом оставалась темная кроваво-склизкая дорожка, но это было последним, что волновало Стайлза на данный момент. Он бежал вперед, на свет, пригибаясь и наотмашь ударяя куда-то битой, подпрыгивая, когда под ноги попадало одно из существ и пригибаясь, когда что-то темное возникало прямо перед лицом.
      Тот промежуток, который они преодолели до этого спокойно и без происшествий, сейчас показался дорогой через все круги ада. Они оба множество раз падали, спотыкаясь о мертвые и живые тела «птиц», их просто сбивали с ног по нескольку срывавшихся с потолка туш, и каждый раз оба рисковали никогда больше не встать.
      На руках, которые служили ногами существам, красовались когти, и Стилински был изодран, казалось, весь. Лицо было в крови, и он даже не знал, в чьей. Спина Дерека, маячившая впереди, походила на порванное лоскутное одеяло, так сильно куртка была испещрена порезами. Из-под ошметков ткани сочилась кровь – Хейл бежал первым, и ему доставалось куда больше. Этот персональный ад, словно придуманный для них двоих, все длился и длился, и Стайлз уже думал, что пещера стала, как недавний поезд – одной бесконечной петлей.
      Но он не успел испугаться слишком сильно – как она все же закончилась. Они с Дереком вылетели в серость леса, а за ними с мерзким шорохом вывалились птицы, начиная шипеть на свету и махать крыльями сильнее, разбрызгивая черную жижу.
      Стайлз быстро сунул уже ненужный для света камень в карман и ударил ближайшую к нему птицу битой, попадая куда-то посередине туловища и откидывая ее в темноту пещеры. Хейл проткнул еще парочку и просто скинул их с когтей на землю, как куски ненужного мяса. Стилински крутился и брыкался, но сшиб с себя несколько прицепившихся тварей, разбивая им головы и тяжело дыша.
      Общая масса «птиц» осталась в пещере, побоявшись выходить на свет – и это спасло их обоих от смерти.
      Стайлз повернулся к Дереку и снова поборол приступ тошноты. Скорее всего, он выглядел примерно так же. Адреналин схлынул, оставляя за собой только нарастающую боль.
      Поддерживая друг друга, они буквально отползли от пещеры, падая около какого-то дерева просто не имея сил шевелиться еще. Стайлз смотрел на свои трясущиеся руки, которые были поцарапаны так, будто он засунул их в клетку с дикой стаей львов как минимум.
      Хейл выглядел ужасно, лицо его было залито кровью и Стилински, намереваясь его подлечить хоть немного, пришлось вытирать ее ладонями и ошметками рукавов олимпийки, чтобы понять, где именно нужно лечить. Места, где на них попадала жижа, воспалились, на них появились болезненные волдыри, которые с каждой минутой становились лишь краснее и больше.
      У Дерека были рассечены обе брови, губы и щека, заплыл один глаз и сам он дышал хрипло, выдыхая явно с большим трудом. Стайлз, пока еще мог шевелиться, подполз под самый бок к Дереку и с усилием накинул себе на плечи его руку – нужен был тактильный контакт. Хейл пребывал где-то между реальностью и обмороком, поэтому Стилински, скользнув в свое подсознание, направил большую часть энергии на Дерека. Через несколько минут он начал ровнее дышать, но сам Стайлз выглядел еще хуже, чем было вначале. Он успел только немного отодвинуться от Дерека – как его вырвало черной массой, очень похожей на ту кислоту, что была на крыльях «птиц». Выворачивало его долго, с болью в желудке и спазмами где-то под ребрами. Перехватывало дыхание так, что пару раз казалось, что Стайлз просто потеряет сознание, упав прямо в мерзкую жижу.
      Кое-как отдышавшись, Стилински снова подобрался к Хейлу и уткнулся лбом в его плечо. Он начал постепенно восстанавливать себя, сращивая особенно сильные раны и с наслаждением ощущая, как боль постепенно, будто неохотно покидает его тело.
      - Блять, мы живы? – хриплый голос над головой возвестил о том, что Дерек пришел в себя. Через секунду сильные руки посадили Стайлза на колени Хейла и прижали к горячему телу – Дерек тоже помнил о том, что парню проще и удобнее лечить обоих при близком контакте.
      - Как тебе сказать… так себе живы, конечно, - прохрипел Стайлз, которого снова скрутило спазмом. Правда, без рвоты, но тут Стилински полагал, что если его вырвет еще раз – то он точно выплюнет что-то очень важное из своих внутренностей.
      - Совсем плохо? – Хейл положил когтистую руку Стайлзу на затылок и слегка погладил по коротким волосам.
      - Бывало и лучше, - хмыкнув, Стайлз снова сосредоточился на лечении.
      Вытянул отраву из себя и Хейла, оставив только слегка красноватые пятна на месте ожогов, срастил порванную кожу так, как смог – на ощупь были тонкие полосочки, похожие на просто свежие шрамы, подлатал ауру обоих и открыл глаза.
      Стало, конечно, получше, но вот окровавленное лицо, руки и одежда явно делали их внешний вид совершенно ужасным. Даже было не ясно, ранены они или нет – за месивом из красного было этого просто не разглядеть.
      - Проваливаем отсюда, - Хейл помог Стайлзу слезть с его колен и поднялся сам, приходя в себя и собираясь с силами.
      Стилински тоже пытался это сделать, только вот сил не было вообще. Пещера, уродские существа в ней и лечение вытянули из него все соки, будто лимон выжали, оставляя только неопрятные ошметки шкурки.
      - Смотри, кажется, нам предлагают пойти домой, - язвительности, сквозившей в тоне Хейла, можно было только позавидовать, - вперед, пока этот разум, или что тут осталось, не передумал.
      Стайлз поднял слезящиеся глаза и увидел впереди них мерцающий квадрат. Сюрреалистичная картинка с зависшим посреди леса окном просто добивала остатки адекватности, поэтому, заставив себя просто идти и ни о чем не думать, Стайлз вцепился в подставленную руку Дерека и потащился за ним, не обращая внимания ни на что.

      Они шли около получаса, хотя казалось, что расстояние до окна не более ста метров. Лес будто издевался над ними, заставляя оставлять в нем все свои жизненные силы. Стайлз уже даже не понимал, идет он сам или его тащит Хейл, у которого, кажется, открылось второе или черт-знает-какое по счету дыхание.
      Через подоконник Стайлза перекинуло, как мешок. Он был будто набит чем-то тяжелым, и поэтому Хейлу пришлось буквально перебрасывать его внутрь комнаты. Сам он довольно сносно передвигался и, оказавшись внутри своей квартиры, быстро закрыл окно. Ручка щелкнула и лес, который до этого было видно отчетливо, заволокло туманом, а затем начали падать золотистые огоньки, которые уже не вызывали ничего, кроме глухого раздражения.
      Скривившись, Стайлз огляделся. Не было телевизора и лэптопа, ночника, стоявшего у дивана в комнате и колонок, от которых раньше тянулись проводки к плазме. Дерек скинул рваную куртку и прошел в двери в коридоре.
      - Уже три цепи, - оповестил он оттуда Стайлза, который лишь дернул плечами.
      Три, так три. Да хоть бы и десять.
      Он достал из кармана камень, который сейчас был просто темно-синим и больше не светился. Не отдавал теплом и вообще выглядел как обычный булыжник. Ну, разве что не совсем стандартного цвета.
      - Сердце леса? – Хмыкнул Хейл, подойдя к Стайлзу и смотря на его руку с зажатым в ней камнем из-за спины парня.
      - Мозг, - мрачно пошутил Стилински и, подойдя к стойке, положил камень туда. Снял со спины окровавленную биту и прислонил к ножке стула, стоявшего рядом. Скинул куртку, ошметки футболки и обернулся к Дереку, который молча наблюдал за всем этим. Дернув уголком губ, Хейл подошел к кухонной мойке и включил воду. Послушно открывшись, кран действительно работал, что несказанно радовало. Хотелось умыться и смыть с себя ведь этот смрад.
      - Не усни в душе, - Дерек уже открыл холодильник, и его голос звучал немного глухо, - иди. Я пока подумаю, что мы будем есть, - он набрал в чайник воду и щелкнул кнопкой. Техника заработала, давая пока еще возможность хоть немного цепляться за реальность.
      Стайлз поплелся в ванную и долго стоял перед зеркалом, смотря на свое окровавленное лицо и тело. Открыл воду и подставил ладони, отстраненно глядя на то, как в них набирается вода, становясь сначала розоватой, а затем, смывая больше крови, почти бордовой. Стилински смотрел, как кровь капает в раковину и, подхватываемая потоками теплой воды, исчезает в сливе. Он несколько раз плеснул на лицо, пытаясь привести мысли в порядок, и поднял голову, смотря на себя в зеркало.
      Сплошь испещренное тонкими шрамиками лицо, синяки под глазами и совершенно потухший взгляд делали из него какого-то недозомби, да кого угодно, только не живого и довольного всем человека. Стайлз снял джинсы и трусы, поворачиваясь к зеркалу спиной и видя, как множество ниточек шрамов пересекают позвоночник, лопатки и поясницу.
      - Школьная тетрадь в линеечку, - подытожил Стайлз и со вздохом полез в душ. Столько крови смыть просто в раковине было явно невозможно. Постаравшись не зависать надолго, он быстро вылез и вытерся, надевая найденные в бельевом шкафчике чистые боксеры Хейла. И плевать, что они были немного велики – это меньшая из всех проблем Стайлза на этот момент. Выдохнув и постаравшись хотя бы немного улыбнуться, Стилински глянул в зеркало и отказался от этой затеи – то, что было на его лице, можно было назвать чем угодно, но только не улыбкой.
      - Ты быстро, - Хейл поставил на стол две чашки, нашел какие-то овощи и порезал что-то в стиле легкого салата. Рядом плюхнулась упаковка хлопьев, и звякнули о стойку тарелки. – Молока нет, но можно залить просто кипятком.
      - Мне все равно, - честно отозвался Стайлз, - но спасибо в любом случае.
      Хейл кивнул и направился в душ. Покрутив головой, Стилински увидел оставленную им на столе книгу, заложенную ручкой и, забрав ее оттуда, уселся за стойку снова, открывая исписанные им же страницы. Хоть тут ничего не менялось – текст был на месте. Начав надпись и назвав ее «день два», Стайлз начал вспоминать все, что случилось.
      Вышедший из душа Хейл заглянул в книгу и напомнил о загадке. Придвинул стул к тому, на котором сидел Стайлз и подтянул его к себе поближе, укладывая ноги Стилински на свои. Пододвинул безвкусные размокшие в тарелке хлопья и зачерпнув ложку, поднес ее ко рту Стайлза, который, увлекшись записыванием событий, почти забыл о еде. Да и не удобно было и писать, и есть. Вторую ложку Хейл съел сам, явно с трудом глотая хлопья. Иногда заглядывая в книгу, страницы которой постепенно покрывались ровными строчками, он делал уточнения, говорил что-нибудь дописать и Стайлз молча слушался, порой просто записывая под диктовку.
      В квартире было тихо, даже часы, которые до этого тикали, молчали. Будто все вокруг говорило, что даже времени уже в этой реальности нет.