highly grateful +25

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Хоумстак

Пэйринг или персонажи:
Ократа, Севил, Сульпур
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Повседневность, Мифические существа
Предупреждения:
ОМП, ОЖП
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
- Обычно пациенты находят меня сами: или в Троллиане, или их притаскивают партнёры по экстремальным ролёвкам, иногда даже лусусы приносят. Но такое вот впервые.

Посвящение:
Совелию и его шикарнейшей фантроллоте

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
иииииии КТО ПРОЖИВАЕТ НА ДНЕ ДНОКЕАНА
МОЯ ОБЯЗАТЕЛЬНОСТЬ

писалось в подарок Савелию на ДР, но уж как получилось =_=
Без неоценимой Митиной помощи это бы не увидело света вообще, так что Мить, сирдец тебе размером с Техас~
Сава, я ниебу, насколько я попала в Севила, но я очень старалась Q_Q прошу указать на ошибки обязательно.
И с прошедшим тебя, конечно :*
15 октября 2014, 03:34
С самого заката у Ократы было нехорошее предчувствие.

"Ничего страшного, просто съездишь на рынок, продашь ткань и тут же обратно", - уговаривала она себя. Каждая вылазка в город становилась для неё стрессом: много, слишком много троллей, шум, грязь и вонь. Всегда была опасность напороться на очередные разборки каст или - упаси Мученик - императорских офицеров. Хайблады в белых морских мундирах не признавали ничьего закона, кроме собственного: для них схватить посреди площади любого тролля ниже кровью себе в рабство ничего не стоило. Конечно, говорили, что эта их привычка давно ушла в прошлое, ведь по сути большую часть населения сейчас составляет молодняк; но если вдруг высшекровка захочет себе прислугу, он всегда найдёт повод арестовать и забрать в рабство почти кого угодно. Конечно, Ократа успокаивала себя, что это всего лишь паранойя - но по достижению десяти-одиннадцати оборотов она оказалась в группе риска. Пока что вербовка в армию была не слишком серьёзная, но постепенно гайки закручивались всё плотнее и плотнее.

- О гогже, Ократа, милая, как я тебя ждала! - прощебетала Моурта Патау, невысокая пухленькая ржавокровка. Она давно общалась с Ократой и покупала у неё материалы для косплея - невинное увлечение - и для храма Неклеймёного в пригороде - это уже старательно обходилось вне рамок личных бесед, - Сколько у тебя сегодня ткани? А нитки есть? Беру всё!
- С чего такая щедрость? - удивилась Ократа, - Неужели выделили золото на твои постановки?
- Ой, не смеши меня! - захихикала Моурта, - Один из офицеров с базы поблизости оказался жутким модником, и мундир ему опостылел. Вот и вышел на меня, чтобы я ему нашила нарядов, достойных хоть бы и самой Императрицы. ты же меня знаешь, я могу.
- Знаю, - согласилась Прейхип, - но ведь не только на офицера берёшь?
Патау стушевалась:
- Давай не будем об этом сейчас? Постановку готовлю. Вот и взяла с заказчика золота по полной, чтобы не экономить. Мы ещё позже поговорим, об этом, я бы хотела, чтобы ты тоже... - Моурта осеклась. Её пухлое личико вытянулось в гримасе страха. Ократа не успела обернуться, чтобы посмотреть, что её ужаснуло.

- Прейхип? - Её схватили сзади за плечо. Она вздрогнула:
- Простите, чт.. - Ократе зажали рот и схватили за горло.
- А теперь тихо. Ократа Прейхип, вы обвиняетесь в уклонении от службы в императорской армии. Проследуйте за мной.

Она что-то сдавленно промычала в чужую ладонь: у неё, собственно, не было выбора. Краем глаза она увидела вокруг троллей в военной форме. Моурта, захватив ткани, исчезла в толпе - хотя об этом ей, в общем-то, не нужно было беспокоиться, она всегда платила за материалы. А вот крепкая хватка на её запястьях, тролли в мундирах и волнения в толпе нервировали её гораздо больше.
Определённо, выход в люди не шёл ей на пользу.

Она уже собиралась закрыть глаза и смириться со своей судьбой, как крепко державшие её руки ослабли и свалились. Ократа обернулась и охнула: военный лежал в нокауте.
За спиной она услышала звуки драки и восторженные вопли толпы, но не успела отреагировать: она почувствовала, как её крепко хватают за талию, и земля начинает удаляться вниз у неё из-под ног.

Стоп, что?

- Детка, ты бы ещё с поличным к ним пришла, - тяжёлый насмешливый голос над ухом - Ты что, из леса что ли?
- А если бы и да? - возмутилась Ократа - Отпусти меня!
- Нет, ну я могу, конечно, но не буду. Разнесёшь телом чью-нибудь палатку, а я буду виноват.

Ократа посмотрела под ноги: под ней проплывали цветные ларьки и рыночные палатки. Они были достаточно высоко, чтобы она могла расшибиться насмерть.

- Хорошо. Я передумала. Ты можешь меня опустить где-нибудь подальше отсюда?
- Не вопрос. Только смотаемся от этих, в мундирах.

Позади нарастал шум: похоже, патруль вернулся в боевую готовность. Послышались выстрелы.
- Твою мать! - спаситель резко дёрнул плечом. Похоже, его зацепило.
- Вы в порядке?
- Чёрт подери, нет! - тролль зашипел от боли; его мотнуло в воздухе, будто провалился в воздушную яму. - Похоже, эти ублюдки продырявили крыло.
- Вам немедленно нужно опуститься на землю! - Ократа запаниковала: движение в воздухе становилось всё более дёрганым. Если они просто рухнут с такой высоты, она уже не сможет ничего сделать. - Я помогу вам с крылом, только спуститесь.
- Чёрта с два! Тебя, девочка, поймают и пустят по кругу в офицерском составе, а меня просто отпинают и остатки крыльев оборвут. Нахуй.
- Но ваше крыло...
- Сейчас долетим до одного надёжного бро, и спущусь я. За нами погоня, если тебе не слышно.

Ократа попыталась снова посмотреть назад, но сочла это действие слишком опасным. Ее спаситель, судя по ругани, явно железным не был, а испытывать его на предмет того, настолько тяжело ему будет держать извивающийся груз, будучи раненым, она не хотела.

- Следи за дорогой, - Их снова тряхнуло, на сей раз ощутимо сильнее. - И ни в коем случае не смей делать резких движений. И молчи.

Ократа сглотнула ком в горле и кивнула, заранее начав выполнять инструкции. Они приближались к комплексу, в котором проживали преимущественно низшекровки - множество маленьких ульев, скрепленных между собой, имеющие в себе множество этажей, уходящих в небо. Ократа никогда раньше не подходила близко к такому, и вообще видела эти башни только издалека - рассмотреть их для нее было сродни открытию. И все было бы прекрасно, если бы не протяжный вой откуда-то слева, и лучше бы она не поворачивала туда голову. Прямо по воздуху на них медленно надвигалась гиганская летающая...

- Собака? - Ократа не была напугана, а вот удивлена - вполне.
- Догон, - возвестил спаситель-переносчик. - Вряд ли он нас сожрет, а вот скинуть может. Держись, мелкая, сейчас будем садиться.

Чудовище взвыло снова и ускорилось. Только воспоминание о том, что надо молчать, заставляло Ократу сжать зубы и не заорать в голос при виде такого рода опасности. Обычно, если в лесу ей встречались подобного рода существа, она хотя бы стояла на земле, а не болталась в воздухе в положении вещевого мешка. Но стоило ей повернуть голову, как одна опасность сменилась другой: они на приличной скорости неслись прямо в бетонную стену.

- А это безопасно? - Вопрос был резонным в данной ситуации, в голову Ократы даже закралась мысль: а не умалишенный ли спутник ей попался?
- Не знаю, - ответили ей сверху.

Ократа не придумала ничего лучше, чем зажмуриться и громогласно воззвать к Гогподу. На стене перед ними было окно, и она уже прикидывала, что если они, например, не разобьются, а смогут протаранить стекло, то сколько времени ей придется вытаскивать из них осколки? Горе-спаситель издал какой-то боевой клич, сути которого Ократа не поняла. Кто знает, может "Сульпур" - имя какого-нибудь древнего вождя ржавокровок, которое те вспоминают в самые опасные моменты своей жизни? Догон взвыл еще раз, раскрывая огромную пасть с кучей зубов и желтоватым длинным языком. Три вопля слились в один, после чего весь мир для Ократы на мгновение остановился, а потом медленно закрутился дальше.

За пару секунд до того, как они должны были влететь в стену, окно раскрылось, и они попали прямиком в чей-то улей. Догон пролетел мимо с бешеной скоростью и стал заворачивать для очередного виража вокруг улья. Какой-то тролль, стоявший у окна - кажется, именно он его открыл - погрозил псине кулаком и захлопнул створку. Все остались живы, и причины этого никак не могли уложиться у Ократы в голове.

- А я думал, ты не услышишь, - Только сейчас она вспомнила, что надо первым делом думать о пострадавших, хотя пострадавшие уже подали голос.
- Папа так только при виде тебя орать начинает, - Владелец улья сел на корточки рядом, рассматривая своих посетителей. - Сев, это кто?
- Жертва призыва, - Отозвался "Сев" - нормального его имени Ократа так и не успела пока узнать. - Чуть в армию не загремела.
- Бедняжка, - его собеседник покачал головой, хотя выражение его лица было весьма и весьма флегматичным. Причину этому Ократа заметила лишь спустя несколько секунд изучения его лица: на этом самом лице совершенно отсутствовали брови.

Ократу смутило, что они говорили о ней, будто её рядом не было, но высказаться она не сумела: открытый для комментария рот издал сдавленный хрип, сделав последующую тишину ещё более неловкой.

За окном снова взвыл Догон, кажется, пролетев еще разок мимо уже закрытого окна. Его безбровое дитя выглянуло наружу, изучая ночное небо и пытаясь высмотреть что-нибудь внизу, хотя, это явно было бесполезно с такой высоты, да еще и сквозь мутно-желтое стекло. Ократа занервничала: кто знает, вдруг военным взбредет в голову добраться еще и до комплекса?

- Они сюда не пойдут, - подал голос ее спаситель. - Сюда вообще никто не пойдет, иначе я бы тебя здесь не прятал.
- Себе дороже, - вставил свое слово хозяин улья, оторвавшись от окна и снова опустившись на корточки рядом с гостьей. - Тебя как зовут, уголечек?

Ократа представилась, но голос сел после попыток перекричать бьющие в лицо потоки воздуха, так что пришлось прокашляться. Оказалось, что Сульпур - не боевой клич сторонников Призывателя, а всего лишь имя этого самого безбрового парня, а ее спаситель - Севил, что всего на пару букв длинее того, как величал его ее новый знакомый - его старый друг.

- Ты как, крыло болит? - Сульпур переключился с Ократы на Сева. - Хочешь, я прижгу?
- Я тебе дам сейчас "прижгу" - внутри Ократы лусусом-волком взвыл врач, притом настолько, что она даже забыла об уважительном обращении. - Сама посмотрю.

Она кое-как добралась на негнущихся от волнения ногах до Севила и, сев рядом на колени, начала осматривать рану. Крыло было прорвано по касательной, что явно не предвещало ничего хорошего. Одно дело сшить рваную рану, и совсем другое - попытаться соединить сосуды в тонком слое хитина. Настолько тонком, что сейчас и игла ему будет опасна.

- Ладно, передумала, прижигай давай, - Ократа порылась в карманах в поисках ниток - не потерялись ли.

Она посчитала, что Сульпур, как и раньше, с такой же каменной рожей просто возьмет что-нибудь горячее - например, разогретый над огнем нож - и прижжет рану, но она ошиблась во всем. Во-первых, он весьма обрадовался, настолько, что аж глаза засияли от возбуждения. Во-вторых, никакого ножа у него не было, ровно как и источника открытого огня. Зато вместо этого он ползком - как сидел на корточках, не поднимаясь - подобрался к Ократе и Севилу и с воодушевлением, закусив губу, внимательно уставился на поврежденное крыло. Сев поерзал на месте, раздумывая, стоит ли ему сейчас попытаться удрать или все же довериться, но ничего предпринять так и не успел. Под взглядом Сульпура хитин начал плавиться, кровь свернулась и по улью разнесся отвратительный горелый запах.

- Хей, стоп, ты мне так все крыло сожжешь к ебаной фене! - Севил зашипел от боли, попытавшись улизнуть.
- Я старался, вообще-то, - Сульпур состроил самую обиженную в мире моську. - Максимум подпалил бы, там и так дырка.
- Дыркой больше, дыркой меньше, - пробубнил про себя Сев, порываясь подуть на обожженное крыло.

Ократа, наконец, нашла нитку, и теперь отматывала от катушки нужную ей длину. Севил смотрел на все это дело с опаской, причем, увы, не с меньшей, чем на огненный взгляд Сульпура.

- Ты что делать собралась, эй? - Он попытался отодвинуться, но Ократа крепко ухватила его за плечо.
- Зашивать. А то далеко не улетишь.

Сульпур наблюдал за процессом завороженно, кажется, вовсе забыв о неудобной позе. Севил сжимал зубы каждый раз, когда игла входила в крыло, но терпел мужественно, даже легче, чем прижигание, что было вполне логичным.

- Уголечек, - вдруг подал голос Сульпур. - А ты откуда такая взялась?
- Из леса, - буркнула Ократа, занятая своим делом, - Я врач.
- Мне рассказывали байки о лекаре с белыми нитками, но я был уверен, что это шуточки. Никто сейчас уже не штопает рваные раны, они обычно срастаются сами через некоторое время.
- Ага, если тролль не умирает от потери крови или заражения. Такие раны вы даже не обрабатываете. Не надо меня учить, хорошо?
Севил зашипел: лекарь резко затянул нитку и оборвал, закрепив на два узла для надёжности.
- Сейчас должно быть полегче. Я с такими конечностями не работала, но вроде всё правильно. Подвигай крылом, нормально?

Прижжённый хитин вонял, и ощущения были не слишком приятные, но крыло двигалось нормально.

- Ничего, полетаю ещё.
- И я предлагаю это отметить! - оживился Сульпур. Похоже, запах паленого всегда придавал ему бодрости. Он открыл холодильник и достал оттуда три алюминиевые банки.
- Дамам лимонад, а мы с Севом по пивку раздавим, - Ократа поймала банку и, поблагодарив, открыла. Глотнула и едва сдержалась, чтоб не плюнуть: от напитка неимоверно жгло во рту. "Доктор Пеппер" - гласила упаковка.

Некоторое время она тихо сидела в уголке с банкой перчёного ужаса, прислушиваясь к болтовне парней. Те вели себя вполне свободно: очевидно, опасаться им было нечего. Хотя вроде бы не так давно Севил тащил её по воздуху, уворачиваясь от бластерных лучей. Он вкратце описал сегодняшнее происшествие Сульпуру: тот только присвистывал, удивляясь, до чего сейчас оборзели офицеры. Впрочем, было видно, что ужесточение призыва его совершенно не беспокоит. Как и Севила, кстати.

- Уголёчек, как же ты так умудрилась попасть? Ты вообще часто выбираешься из своего леса? - поинтересовался Сульпур не без нотки иронии.
- Не слишком. В основном продаю здесь ткани ролевикам и культистам и тут же возвращаюсь обратно, - Ократа пропустила шпильку. Попала она действительно сказочно, сама беспечность.
- А как же поразвлечься? Парки аттракционов, тир, кулачные бои?
Ократу передёрнуло.
- Уж нет, таких развлечений мне не надо.
- Так ты совсем не сможешь себя защитить, - усмехнулся Севил, - К тому же, в парках не устраивают облав. Там в основном совсем молодняк тусуется.
- В лесу, между прочим, тоже облав нет. Вблизи моего улья нет ни одного хищника. А тролли попадают ко мне уже в состоянии, близком к критическому. И от моря я держусь подальше: ничего мне не грозит.
- Чем тебе море-то не угодило? Я, например, живу на берегу, и ничего не случается особенно.
Ократа посмотрела на него серьёзно и внимательно, нахмурив брови.
- Море несёт смерть. Уж поверь, я-то знаю.
- Какая резкость, однако! Огонь, знаешь, тоже несёт смерть, но без него и не выжить. А из моря наша достопочтенная Императрица вышла, куда б мы без неё, - хохотнул Сульпур, - Однако тебе, наверное, лучше знать, ты по долгу деятельности, небось, с самой Служанкой дружбу водишь.

***
- Чертово отродье! - зло сплюнул Дэлис, презрительно оглядывая кучку нервно столпившихся офицеров. Молодой адмирал, только допущенный на сушу по причине службы, находился не в самом добром расположении духа: непривычная среда и сухость окружающего воздуха нервировали и без того взбешенного произошедшим тролля. - Решили, раз в армии, значит, все можно?
В свои неполные двенадцать оборотов Дэлис не производил впечатления мощного и внушительного противника: средний рост, среднее телосложение, неявная мускулатура, - но почему-то ни один из сухопутных троллей, стоявших рядом с разгневанным адмиралом, не сомневался: начнись сейчас схватка - и они все будут трупами. От Этерниса настолько веяло смертельной опасностью, что ни один из них не решился идти против адмирала.
В другой ситуации, Дэлис бы оценил наличие кой-каких извилин в головах этих ублюдков, но не сейчас: его злости не мешала даже незнакомая боль в жабрах - просто перед глазами до сих пор стояли ровные строчки из отчета начальника распределительного пункта.
Дэлис был искренне благодарен тому неизвестному ржавокровому, сумевшему спасти юную глупышку от этого сброда, словно этот неизвестный снял часть вины с него лично.
Дэлис ненавидел то, что по их вине армию считают отхожей ямой. Ненавидел за то, что подобные мрази носят белый мундир - и ничем, ничем! - не оправдывают его белизну. Ненавидел за то, что не имеют ни малейшего понятия об офицерской чести.
Хотя этого следовало ожидать, все-таки сюда его отпустили только после проведения необходимого инструктажа, который еще раз дал понять, насколько разнятся культуры в общем-то одной расы. Неудивительно, что после всего, что тут творится, большая часть низшекровок поддерживает то и дело вспыхивающие восстания.
Он вздохнул, еще раз проходясь тяжелым взглядом по их виноватым рожам, равнодушно бросив:
- За нарушение офицерского устава и поругание офицерской чести вас всех ждет трибунал. Молитесь Мученику, Императрице - кому угодно, чтобы вы не попались мне. Свободны.
Они не спешили расходиться: теперь в их глазах наравне со страхом явственно читалась жгучая ненависть к нему. Что ж, адмирала такой расклад вполне устраивает - в конце концов, он им не лусус, чтобы любить.
- У вас есть вопросы? - холодно поинтересовался Дэлис, невзначай положив руку на эфес клинка.
- Никак нет. - Он хмыкнул: конечно, их и быть не может, ведь все, что держит эту свору здесь, - это глупое желание выжить.
Все знали, как работает трибунал военного суда Императорской армии. Дэлис ощущал еле уловимый запах крови - и сгорал от нетерпения. В последнее время не было никаких стычек на море, и адмирал успел заскучать, бесцельно бороздя море.
Нападавших было трое - оптимальное количество, чтобы обеспечить численный перевес и при этом не мешаться друг другу - Дэлиса это даже позабавило: всего трое сухопутных троллей из нынешнего призыва - даже жаль руки марать. Хотя с него не убудет - они все равно подписали себе смертный приговор, напав на старшего по званию, тем более с таким оттенком крови.
Это было быстро и легко: разоружить одного, тут же перерезая ему кортиком горло, проткнуть клинком второго, проворачивая лезвие в груди, сбить с ног третьего, освободившимся клинком отрубив тому голову.
Жаль только рукав опять заляпал - что поделать, он не Ванадис.
- Итак, я повторю: вопросы есть?
На этот раз ответа не последовало.
Дэлис улыбнулся.
- Вот и славно.
***

- Обычно пациенты находят меня сами: или в Троллиане, или их притаскивают партнёры по экстремальным ролёвкам, иногда даже лусусы приносят. Но такое вот впервые. Спасибо тебе, Севил, - сказала Ократа, - Я не представляю, что со мной было бы, если бы ты не пришёл на помощь.
Тролль так красноречиво закатил глаза, будто для него вытаскивать несчастных из лап призыва было самым обыденным делом.

- Пустяки. Сульпуру вот спасибо скажи: если бы он рядом не жил, то ни тебя щас не было бы в живых, ни меня. Военные дерзостей не жалуют, прикончили бы на месте.
- Тьфу, да было бы за что, - заторопился Сульпур, стоило Ократе открыть рот для благодарности, - Больше всего сегодня ты отожгла. Хорошо, что Сева залатала, а то был бы он у нас с дырочкой в правом крыле. Щас надо подумать, лесной уголёчек, как тебя в твою чащобу вернуть.
- Севил не полетит.
- Я щас не в состоянии лететь точно, - Ократа и Севил заговорили почти одновременно.
- А если тебя Фалькором снарядить? - глаза Сульпура загорелись, будто в голове у него включили лампочку, - Папаше точно никто не сможет угрожать. И он животина умная, сообразит, куда тебя отнести.

В воображении Ократы пронеслись картины, как она летит на догоне над рынком, злорадно хохоча и поливая огнём весь военный отряд, пытавшийся захватить её и после подстрелить Сева. Она помотала головой, стряхивая наваждение. Идея была, безусловно, соблазнительная, но...

- Хорошо, я согласна. Но он может лететь, эммм, незаметно? Ну, или в облёт жилых территорий.
- Можно устроить. Но ничего не обещаю: может, он решит спалить к чертям морским все отряды Снисходительства в округе, - Сульпур подмигнул, будто угадывая её мысли. Ократе оставалось надеяться, что ей удастся это предотвратить.

Она бросила взгляд на своего спасителя: у того был весьма флегматичный вид - очевидно, он не считал полёт на догоне опаснее, чем у себя на руках. Значит, всё в порядке.
Сульпур открыл окно нараспашку, высунулся по пояс и оглушительно свистнул, засунув в рот два пальца. Лусус вторил ему бодрым и устрашающим рёвом.

- Вставай на подоконник, мелкая, щас будешь прыгать, - весело сказал Севил. Ократа, которую ничего в перспективе уже не могло напугать, поднялась с места.
- любезныйХлороформ!
- Что-что?
- Мой ник в Троллиане. Держи меня, пожалуйста, в курсе состояния твоего крыла. Как-никак, за него я несу ответственность.
Тролль пожал плечами: сложно было понять это как согласие или как пренебрежение.

Они с Сульпуром и Севилом распрощались, и, когда Фалькор подлетел как можно ближе к окну, Ократа прыгнула на него, ухватившись за густую шерсть. В ней можно было спрятаться хорошенько и, таким образом, пролететь мимо патрулей незамеченными. Фалькора явно тянуло кого-нибудь спалить, но Ократа старалась вести его в обход, используя его длинную гриву за ушами как поводья.
Полёт прошёл без происшествий, исключая взрыв в соседнем комплексе: Ократа попыталась облететь эпицентр, спустившись ниже, но из огромной дыры в стене ей и догону на головы посыпался мелкий морской песок. Остаток ночи после полёта она провела, вытряхивая его отовсюду и вычёсывая Фалькора, которому лес приглянулся, и он решил вернуться к воспитаннику только под утро.
Она даже не сразу заметила, как в заявках в контакт-лист появились два новых ника.

foolishEgoist [FE] начал троллить gratefulChlorophorme [GC]

FE: йо чокак
FE: крыло моё норм но летать пока не собираюсь
GC: доброе у+ро. я рада, ч+о всё в о+носи+ельном порядке. и рада, ч+о +ы вышел на связь.
GC: с Сульпуром я +оже успела пообща+ься, и его сообщения были куда менее ёмкими.
GC: ле+а+ь сейчас тебе в любом случае не с+ои+, пока не снимем швы.
FE: да точно швы я помню
FE: хотя в воздух подняться уже могу так что
FE: жди в гости ◥◣_◢◤
GC: ч+о +ы сказал?

foolishEgoist [FE] перестал троллить gratefulChlorophorme [GC]

Ократа - сплошное беспокойство. Её нерадивый пациент решил навестить её, не подумав о состоянии своих крыльев. Ократа пнула своего друга-лесника, и тот высматривает в округе "чрезмерно крупных бабочек".
Ократа - сплошное концентрированное ожидание.
Ократа слышит шум и матюки на верхушках листвы своего улья.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.