Три желания короля +9

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Царство

Основные персонажи:
Генрих II Французский, Екатерина Медичи, Нострадамус
Пэйринг:
Екатерина/Генрих/Нострадамус
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Благодаря дворцовым слухам, Катерину обвиняют в измене с Нострадамусом, и лекаря бросают в темницу. Однако Генрих не спешит делать тоже самое с супругой, пытаясь выяснить, так ли это на самом деле. Разгневанная Катерина требует освободить ни в чём неповинного друга, и Генрих соглашается, но на одном условии - королева должна выполнить три любых его желания...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
18 октября 2014, 22:20



Дворец готовился ко сну, оставляя все суетливые дела на завтрашний день. Король отослал всех слуг, надеясь спокойно отдохнуть после такого тяжёлого дня.

Новость об предполагаемой измене жены заставила Генриха прийти в ярость. Но в том то и дело, что измена была предполагаемой, а король не любил глупые дворцовые сплетни, но всё же бросил в темницу этого наглого Нострадамуса. Что-то подтолкнуло его это сделать. Неужели ревность? Казалось, их давно забытые с Катериной чувства всё ещё жили, давая надежду вновь стать ближе. Но они прекрасно знали, что это - всё лишь привязанность. Или нечто большое?

Неожиданно Генрих вздрогнул, услышав непонятный шум и голоса за дверью. Это точно стража, но другой голос, женский, показался ему явно знакомым. Катерина.

Двери распахнулись и в покои влетела королева. Глаза гневно горели, тяжёлое дыхание выдавало желание поскорее добраться до покоев мужа и высказать ему всё, что она о нём думает.

- Ваше Величество, умоляю, простите... - залепетал охранник, стыдливо опустив голову, - Королева хотела... Я говорил, что вы отдыхаете...

Генрих, не став дослушивать, небрежно махнул рукой, давая знак удалиться, и стражник немедленно покинул покои.

- Катерина, что ты делаешь? - в голосе короля слышалось возмущение, но Екатерина не предала этому значения, воскликнув:

- Что я делаю?! Это ты что делаешь?!

Генрих пытался притянуть жену к себе, но та грубо его оттолкнула.

- Ты бросил Нострадамуса в темницу, как пса! Заковал в цепи! - Катерина остановилась, чтобы восстановить дыхание, затем продолжила, - Ты... Как ты посмел?

- Как ты посмела! - зарычал мужчина, заставляя королеву в ужасе уставиться на супруга. Генрих схватил её за горло, прижимая к стене и пытая её диким взглядом, таким страшным, что ледяная рука сжала сердце Катерины, - Ты... Посмела... Посмела изменить мне, да ещё с этим...

Катерина задыхалась, но Генрих даже и не думал ослаблять хватку.

- Дрянь, - выплюнул он, наконец убрав руку, и королева закашлялась, судорожно вдыхая воздух. Ещё никогда супруг не позволял себе такого поведения. И таких слов.

- Дрянь! - снова крикнул он, опрокинув графин с вином, который стоял на небольшом столике. Звон стекла резал слух Катерины, заставляя её поморщиться. Алое пятно расползалось по ковру, от вида которого королеве тут же становилось плохо.

- Это не так, - с трудом произнесла Катерина, вздохнув, - Ты веришь каким-то бредовым слухам, но не мне! Моё мнение вообще для тебя хоть что-нибудь значит?

- Как я могу тебе верить, Катерина? Ты меня предала! - Генрих схватил кубок и швырнул в угол, - Да будь проклят твой чёртов род Медичи, слышала? Откуда же у вас эта гниль, откуда манера искать виноватых, вы всегда вините всех, всех, кроме себя!

- Замолчи! - отчаянно воскликнула Катерина, и Генрих тут же умолк, уставившись на жену, - Замолчи... - тихо повторила она, сдерживая слёзы гнева и боли, - Не трогай мою семью. Хватит.

Королева молча опустилась на кровать, не сводя глаз с мужа.

- Не было никакой измены, - проговорила Катерина, - Между мной и Нострадамусом ничего не было, ясно? И быть не может.

Генрих избегал её взгляда, но чувствовал, как она на него смотрит. Как ненавистно прожигает взглядом, мысленно проклиная и желая ему смерти.

- Я... Погорячился, назвав тебя... - Генрих поник головой, - Прости меня.

- Надо же, - фыркнула Катерина, - Сам король Генрих сейчас извиняется перед сучкой Медичи. Жалкое зрелище.

Генрих стиснул зубы, но ничего не ответил. Воцарилось долгое и напряжённое молчание. Никто не решался заговорить, но король нарушил молчание:

- Я так и не знаю, правда ли всё то, что ты сейчас сказала. Но я отпущу твоего Нострадамуса. При одном условии.

- И что же на этот раз? - спросила Катерина, вставая, - Что ты хочешь?

- Ты исполнишь три моих любых желания.

Королева уставилась на мужа непонимающим взглядом.

- Кто я по-твоему, волшебник? Джинн?

- Ты хочешь вытащить своего лекаря из темницы?

- Не называя его моим, - холодно отчеканила Катерина, - Генрих, ты невыносим. Тебе что, не хватает развлечений? Любовниц? Что тебе ещё нужно?

- Три желания. Любых. Не беспокойся, я не заставлю тебя унижаться, или проводить ночи со мной, чего ты так не любишь.

Королева одарила мужчину гневным взглядом, проворачивая в голове все возможные варианты, какие могли прийти в голову её супругу.

- Хорошо, - согласилась она, - Я держу своё слово. Ради Нострадамуса, я исполню три твоих желания.

- Любых, - подчеркнул Генрих, - Беспрекословно.

Катерина кивнула:

- Беспрекословно. Даю слово. После всего этого цирка, ты отпустишь Нострадамуса.

- Обещаю, - улыбнулся король, - Итак, первое. Скажи, у тебя были любовники, с которыми ты проводила ночи?

Катерина закатила глаза:

- Боже, Генрих...

- Были или нет? Хотя я мог и не спрашивать, но я хочу услышать это от тебя. Были?

- Да, - ответила Катерина, - Были.

Генрих удовлетворённо кивнул:

- Не буду спрашивать, есть ли они у тебя сейчас, и кто они. Этого достаточно. Второе желание, - мужчина подошёл к жене, касаясь её щеки, - Хотя, знаешь... К чёрту второе желание. Я хочу третье.

Что-то в его голосе заставило Катерину насторожиться.

- Пойдём, навестим твоего друга, - Генрих взял её за руку.

- Генрих, ради Бога, что ты задумал? - в ужасе произнесла королева, но он не обратил на её тон никакого внимания.

- Идём. Он там один, скучает. А мы проведаем его.


***


- Ваше Величество, - прохрипел Нострадамус, как только дверь за королём и королевой закрылась.

- Тише, - прошептал Генрих, - Сейчас тебя освободят. Точнее, освобожу я .

Катерина наблюдала, как муж осторожно снимает оковы с Нострадамуса, который, как и сама королева, был шокирован таким поведением короля. Что на него нашло?

- Вот так. Катерина, - Генрих обернулся к жене, - Осталось последнее желание. Поцелуй его.

Женщина опешила.

- Генрих, чёрт тебя побери, что ты говоришь?

- Беспрекословно, - холодно произнёс он, тем самым выражая, что не потерпит непослушания, - Поцелуй. Поцелуй Нострадамуса. А ты, мой дорогой, будешь целовать свою королеву. Тебе ясно?

Нострадамус кивнул, ни в силах что-либо выговорить.

- Ты обезумел, - прошипела Катерина.

- Целуй, - повторил Генрих.

Королева приблизилась к лекарю.

- Прости, друг мой, но мы должны это сделать, - прошептала она.

Нострадамус снова кивнул. Катерина взял его лицо в ладони и осторожно коснулась губами его губ. Лекарь рефлекторно положил руки на её талию. Через мгновение Катерина отпрянула, недовольно глядя на супруга. Но Генрих лишь недовольно покачал головой:

- Нет, моя милая. Это не поцелуй. Я хочу настоящий, страстный поцелуй. Ты ведь держишь своё слово? Докажи.

Катерина возмутилась таким поведением короля, но возражать не стала. Теперь уже они поцеловались по-настоящему, так, как хотел Генрих. Они не знали, сколько времени на всё это ушло. Главное что они это сделали.

- Чудесно, - послышался голос Генриха, - А теперь поцелуй её шею.

Это уже было слишком.

- Что ты себе позволяешь, Генрих? - воскликнула Катерина, но тот жестом её остановил:

- Молчи. Нострадамус, ты меня слышал? Целуй шею королевы.

- Ваше Величество, я не могу... - прошептал он, но королева его перебила:

- Целуй. Делай то, что он говорит.

Мужчина послушно начал осторожно покрывать шею Катерины поцелуями. И они оба осознали, что им это нравится, и что ещё хуже, это нравится королю.

- Достаточно, - прервал их Генрих, - Шоу окончено. Ты свободен, возвращайся в свои покои. А ты, Катерина, иди к себе. Я приду через несколько минут.


***


Стоя перед зеркалом и глядя на своё отражение, Катерина гадала, что могло послужить мотивом такой грязной игры Генриха. Он обещал не унижать её, но не сдержал слова. По крайней мере, для Катерины это было унизительным - целовать своего друга, приближённого, прямо на глазах у мужа.

- Это выглядело лучше, чем я ожидал.

Катерина вздрогнула. Она ненавидела, когда Генрих так внезапно к ней подходил.

- То, что ты... Загадал, это... Отвратительно, даже для тебя. Я тебя ненавижу.

- Я знаю, - прошептал он прямо в ухо королевы, - Тебе есть, над чем подумать.

Поцеловав жену в щёку, Генрих поспешил покинуть покои. Катерина осталась наедине со своими мыслями. Есть над чем подумать. Эту фразу он говорил ей очень часто.


Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.