У его пепелища +126

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Fairy Tail

Основные персонажи:
Нацу Драгнил (Саламандр, E.N.D.), Эрза Скарлет (Титания)
Пэйринг:
Нацу(END)/Эрза
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези, Психология, Даркфик, Мифические существа, Эксперимент
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
цвет ее волос.

Посвящение:
Моим дамам, ехохо

Каждой в отдельности и всем вместе.
Ибо заслужили, ибо терпели долго и нудно.
А главное - ждали...

Но именно этот в дарю Харли, она же Мастер, она же Лимонный Капрал.
Лови, Кислая, ты открываешь парад ;)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Из цикла "За гранью".
Каждой даме - свое маленькое безумие в строчках.

И одному пресвятому Джигурдюшке ведомо, откуда Кэп берет такие жанры ._.


И внезапность!
№31 в жанре «Эксперимент»
№44 в жанре «Даркфик»
___
23.10.14

№38 в жанре «Эксперимент»
№42 в жанре «Даркфик»
___
25.10.14

№34 в жанре «Эксперимент»
№44 в жанре «Даркфик»
___
27.10.14

Эм... о_О

У его пепелища

20 октября 2014, 21:18

Это странные ощущения.



Когда демон больше не сидит на цепи, подобно бешеному псу; когда стальные путы больше не стягиваются на шее плотным кольцом, не вырывают из горла сдавленный хрип.
Когда уже нет этих осточертевших рамок и правил, правил и рамок, ведь все эти рамки сгорели дотла, а правила стерлись к чертям.
Когда чувства, обожженные изнутри болью и страхом, больше не сдерживают.

Это приятные ощущения.



Демон щурит глаза, лихорадочно горящие зеленым пламенем, глубже втягивает через ноздри дурманящий запах.
Запах крови, гари и хаоса.

Его мир-пепелище должен пахнуть именно так.

Это ощущения абсолютной, неконтролируемой вседозволенности и свободы.



Драгнил смотрит хитро, с насмешкой, скалится зверем, уже не другом.

Уже врагом.

Как вы это допустили, хвостатые? Ваш мальчик-дракон, воспитанный солнечными улыбками и верой родной гильдии, сейчас держит в когтистой руке все нити, что вас связывали с ним.

И рвет их на части.

Оказалось так просто.
Сжечь крылья феям и заставить кричать от боли.
Вирусом доверия проникнуть под их кожу.

Обмануть.

Предать.

… и они сломаются сразу, как и их чокнутый кукольный мир.



Ну что, заклинатели и спасители, вот он, ваш звездный час.
Ваша сцена. Ваша публика. Ваш триумф.

И дело за малым — всего лишь убить самого достойного из вас, окропив землю кровью демона.
Затушить некогда ваше неугасимое и согревающее всех пламя надежды.

Готовы? Отсчет пошел.
Самый длинный из актов, ненавистные роли, сценарий ни к черту. И нет антракта, нет занавеса, аплодисментов.
Вы ломаетесь, феи.

Как и ваш чокнутый кукольный мир.



Все оказалось куда прозаичнее.



И даже ты, железная и отчаянная, бессильно опускаешь клинок перед победителем.
Ему — честь и слава, тебе — в воспоминаниях отрада. Всего лишь в них.

Не по силам тебе убить дракона, рыцарь?

Ну и к черту, что демон. К черту, что обезумел, предал, убил. К черту твои слезы, сорванный голос и угасающей души немой крик.
Не за то стояли твои святые идеалы. И меч лишь падает у ног, а ты вслед за ним — на колени.

Перед тем, кто равен тебе.
Перед тем, кто тебя признавал тысячу и еще одну сотню раз.

А кругом — пепелище, его личный Ад — и падать уже некуда?



Золотые ключи тускло поблескивают в лужах крови, где-то поодаль еще плавают в воде кусочки льда и лоскутки синего пуховика. Кто-то кричит, кто-то в слезах захлебывается, кто-то пробует сражаться, но все равно ломается — и все летит к чертям.

Души павших друзей больше не греет ни огонь дитя Игнила, ни собственная магия.

Его новоиспеченные братья и сестры приносят в жертву отцу отважных венценосцев, последних из фей.
А ты сидишь перед ним, своим лучшим врагом — и запах крови внутри и снаружи.

Сносит крышу.

Стирает грань.

И ты рычишь, отчаянно сжимаешь онемевшими пальцами землю и проклинаешь-проклинаешь-проклинаешь себя за свою темную, прогнившую сущность.

Ведь ты нравишься им. Нравишься демонам Тартароса, любимым детям Зерефа, они чувствуют в тебе родное дьявольское начало: его видно в твоем упоении битвой, в твоем хищном оскале при виде крови раненной добычи.

Не Титания, а…

Проклятая фея? Павший (не)святой рыцарь.

Самое время смены ролей.



И от осознания хочется кричать до одурения, кричать, кричать, кричать…
Так кричи же, Эрза, кричи, гори и сжигай этот кукольный мир своей болью и железной отчаянностью.
Придай этому миру алых тонов. Окрась в цвет пьянящего вина — в тот самый цвет своих волос.
Но ты не сломаешься, ты не сгниешь и не сгоришь дотла.
Весь мир — пускай, но только не ты.

Драгнил подходит ближе и присаживается рядом на одно колено.
Даже сейчас он остается равен тебе, верен вашим негласным традициям.
Ну и что, что демон. Ты ведь тоже потеряла свой святой чин.

Тянется рукой, гладит по щеке почти нежно, царапая отросшими когтями кожу, размазывая твою-чужую кровь.
И заставляет пробовать ее на вкус, на губы надавливая пальцами, беспрепятственно скользя ими в рот.

А в лихорадочно блестящих зеленым пламенем глазах не то просьба, не то приказ…

— Падай, Эрза, падай вниз.
В мое алое пепелище, в мой личный Ад.
Падай вниз.

Я поймаю.


Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.