Трепетный интервал +131

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Воин / ясновидец
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, PWP
Предупреждения:
Изнасилование
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он не помнит его лица, он не помнит его имени, он уже давно ничего не помнит… и не хочет. Жизнь смешалась с чужими судьбами: похотливыми, грязными и алчными. Такова судьба ясновидцев. Но чужеземец вернул блеск любопытства своим запросом: рука к руке, кожа к коже… Просмотр начинается!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
27 октября 2014, 13:52
- Входи или не распугивай мне остальных посетителей! – донеслось из-за светлого полога, отчего мужчина вздрогнул, но тут же ухмыльнулся.

Тяжелая шероховатая ткань качнулась за ним, впуская внутрь небольшого шатра, который уже пару лет находился в конце торговой площади и привлекал людей со всех соседних королевств. Точнее, его обладатель – один из самых сильных ясновидцев, гордо отказавшийся от всех гильдий: от их защиты, налогов, запретов, иерархий. Если бы не его чрезвычайный талант, то давно бы ему сидеть в подвалах и петь свои предсказания из-за тяжелых решеток под суровым взглядом палачей. Но связи, выстроенные годами, вынужденный шантаж и дружба с самим королем укрепили его в своем одиночестве, как он того и желал. И именно с таким человеком Юстан и хотел сотворить задуманное. Больше ждать не было сил: если ничего не выйдет, то и голова ему не нужна.

Меч он оставил у порога, там же снял тяжелые стальные ботинки, темный плащ кинул сверху. Шива наблюдал за ним, откинувшись на своих подушках, и покуривал длинную тонкую трубку, дым от которой смешивался с ароматом свечей и въедался во всё, что было внутри. Впрочем, Юстан, переступивший внутренний порог, даже не чувствовал пряного аромата.

- Мне нужно узнать своё будущее, - сказал он, как только сел напротив ясновидца.

- Это нужно всем, кто бывал на твоем месте, - устало выдохнул Шива вместе с очередной порцией дыма: он явно был вымотан. Скоро рассвет, и он может закрыться и уйти поспать хотя бы пару часов. Другие занятия его не заботили: всё вокруг для Шивы было серо, алчно, однообразно. Когда-то улыбка не сходила с его лица, но чем больше он видел, тем больше огонек в его глазах тускнел.

- Я хочу знать, что будет со мной через полчаса, и я хочу, чтобы ты наложил Оковы. Ты же в них не отказываешь?

Воин удивил его. Нет, не оковами – заклинания скрепления маг не чурался, его часто просили для подстраховки. Благодаря ему, ясновидец не мог не закончить начатое, он должен был прикасаться к клиенту, пока не покажет ему всё предсказание. Иначе, разорви он физический контакт, колкие молнии пронзили бы тело, невыносимо больно скапливаясь с каждой минутой до смертельного исхода. Удивительно было другое – время, всего полчаса вперед.

«Может, на этого воина ведется охота, и он проверяет, безопасен ли город в ближайшее время?» - подумал Шива, слегка оживляясь. Давно огонь любопытства не разгорался в его душе.

- Я согласен. Двадцать вакарр сейчас, десять… - он не успел договорить, как перед ним звякнул мешочек с полной суммой. Становилось всё интереснее и загадочнее, Шиве самому захотелось увидеть будущее незнакомца, поэтому он скатился с подушек, отбрасывая трубку, и нетерпеливо взял его довольно грубые ладони в свои. Нежные тонкие пальчики забавно смотрелись на темной коже воина, поэтому кривую ухмылку клиента Шива списал на это, быстро бормоча заклинание.

- Теперь я обязан всё тебе показать, не отпускай меня сам, понял?

- Главное, чтобы ты меня не отпустил, - прохрипел Юстан, не спуская темно-синих глаз с изящных пальчиков.

«Я ж не самоубийца», - подумал Шива, а вслух продолжил: - Сейчас я исполню твоё желание, я буду смотреть и перенаправлять картины будущего тебе.

Шива закрыл глаза, чувствуя только ладони воина, и сосредоточился на даре. Долгие практики помогли увидеть почти мгновенно, но к такому он все равно оказался не готов.

Он потерял дар речи, он хотел вырвать ладони, он хотел закрыть глаза, но не мог. Это был необратимый процесс: пока действие в видении не закончится, пока дар не решит, что всё, хватит, Шиве придется смотреть!

Огромный темный член разрывал его тело… Этот самый воин вбивался в него с громкими шлепками, заставлял стонать, чуть ли не кричать…

- Что ты видишь? – внезапный шепот у самого уха заставил его подскочить, но руки держали крепко, и отпрыгнуть не получилось. – Не молчи, я ведь заплатил… - воин будто бы наслаждался его шоком, Шива мог представить себе его лицо даже с закрытыми глазами.

- Я… Отмени это! – взмолился он, ведь только клиент или сам дар могли заставить ясновидца предвидеть.

- Мы дойдем до конца, ты же сам это видишь, пожалуй, стоит начать?..

Это не был его первый поцелуй, как и воин не был первым партнером. Шива пытался забыться от будущего в похоти, да не вышло. Но сейчас, когда язык настойчиво лизал его губы, стараясь проникнуть внутрь, когда перед глазами соединялись два тела… Всё было по-другому.

Он зашипел, как испуганный кот, когда одна из ладоней покинула его руку и сжала скулы.

- Не бойся, я не отпущу, я же говорил, - почти нежно защекотало над ухом.

- Зачем ты это делаешь? – Шива отвернулся, не давая языку проникнуть внутрь.

- Вопрос в том, почему никто другой не догадался так сделать. Разве в тебе не просыпается буря от происходящего?

- Не… М-м-м… - он всё-таки был пойман и пленен губами чужака. И, пока воин терзал его язык, сильно сжимая скулы и не давая вырваться, Шива видел, как они сменили позу, будто бы специально издеваясь. Сейчас он сам был сверху, с широко разведенными ногами, спиной к воину. Лицо, полное вожделения и похоти, словно и не принадлежало ему, такое… полное жизни. Его активно вздрагивающий член явно набух, а белые капли на животе говорили о том, что он уже один раз точно кончил. Но почему… Сейчас это было… омерзительно? Когда как там, в будущем Шива получал явное удовольствие?

Пока он метался между реальностью и видением, что-то твердое скользнуло ему в горло, легко проскакивая внутрь, оставляя за собой полыхающую дорожку, жар от которой расползался по всему телу, как пожар в низинной деревне.

- Мпф?

- Не бойся, она безвредна. Я хочу, чтобы ты почувствовал то же, что и я… Шива, ты меня не помнишь, я понимаю… Я был твоим… Впрочем, это потом. После.

Был кем? Почему голос воина такой, будто это он здесь жертва? Хотя сейчас Шива уже не мог решить, кто он: член поднялся, совсем как в видении, тело начало дрожать без объятий, без ласки. Чертова отрава ведьм, под которым работают элитные проститутки – заставляет полностью открыться, отдаться с энтузиазмом, достойным только пылких любовников.

- Прошу… Нет! - ясновидец собрал все силы, чтобы сказать это, так как даже разум становился ему неподвластен.

- Тихо-тихо, хоть ты мне и не показываешь то, что видишь, но по твоему лицу я и так понимаю, как тебе там приятно. И я сделаю это с тобой! Мы сделаем…

Зашуршала ткань - по всей видимости, гость раздевался. Стоило ожидать этого, ведь воин, вколачивающийся в него в будущем, полностью обнажен, как и сам Шива…

Вот руки Юстана добрались и до его одежды, тогда ясновидец предпринял ещё одну попытку – может, боль образумит. Он вырвал руку, отшатываясь, снова падая на мягкие подушки, чуть ли не погребаясь под ними. Первый разряд был тихим – предупреждающим, но от второго Шива взвыл, хоть и испытывал его пару раз, когда ещё проверял это заклинание.

- А-а-а!

По его ноге скользнула рука, и от разрядов осталось только бешено скачущее сердце и последние ноты боли.

- Я не хочу причинить тебе вреда! – воин лег рядом и поглаживал его тонкую шею.

«Сколько раз я ускользал из чужих лап, но никогда бы не подумал, что понадоблюсь кому-то для такого!» - с тоской подумал Шива.

Особой красотой он не отличался, но и обычным не был. Худой, внешне болезненный, с типичным для западного Королевства лицом: чуть острый нос, немного полная нижняя губа, довольно тусклые серые глаза – ничего особенного. Никто не питал к нему большого интереса, никто не сворачивал шеи из-за его внешности. Людям нужен был только его дар, Шива же шел впридачу, а, помимо волшебства его глаз, ничего и не было. Он был пуст.

Но сейчас его душа горела, полыхала вместе с телом и разумом. Если на данный момент это не было заметно, то через полчаса он точно будет стонать, извиваться, подмахивать бедрами, отдаваться грубым рукам. Похоть уже расползалась в нем, больно пульсируя ниже живота. Он, к стыду своему, даже чуть качнул бедрами, вжимаясь в ногу воина, но сразу отпрянул назад, снова чуть не потеряв спасающее от разрядов прикосновение. Если бы не зелье!..

- Так как? Расскажешь? Что мы делаем там… в будущем?

Воин мог и не спрашивать, картинка никуда не девалась, от неё нельзя было избавиться. Член разрывал его на части, а сам Шива живо подмахивал, насаживаясь до основания, то и дело скрывая темную плоть в себе.

- Не делай этого, ты пожалеешь… Тебя…

- Меня обезглавят, если ты донесешь, - закончил Юстан за него. – Пускай. Я выполнил предназначение, данное мне тридцать лет назад, больше меня ничто не держит.

О чем он?

Шива не успел задуматься, так как воин рыкнул и прикусил его шею, впиваясь до крови. Так и есть, в будущем Шива уже видел эту кровоточащую ранку. Всё потихоньку сбывалось, даже эта похоть скоро вырвется наружу, Шива чувствовал, как жар накапливался в его теле и искал выход.

Воин был странным: он то нежно, словно Шива был чем-то хрупким и ценным, целовал его, то кусал, стискивал до синяков, показывая свою дикую природу.

«Зачем я ему только понадобился? Только для этого вульгарного секса?..» - Шива больше не сопротивлялся: разум поплыл, оставляя вместо себя что-то поддельное, созданное в нем ведьмовским отваром.

Воин навис над ним, ни на секунду не разрывая прикосновение, он держал слово – молнии больше не появлялись, но вот нечто похуже молний грубо уперлось в его вход. Совсем скоро они соединятся, как и в его видении… больше получаса… Шива тихо всхлипнул – даже в зримом будущем не было видно конца насилию, а для него это только начиналось.

Юстан держал все обещания – не причинять вреда. Он выудил откуда-то флакон - Шива уж думал, что это будет очередное варево лесных тварей, но это оказалась теплая, пахнущая цветами смазка. Воин её не пожалел, вылив больше половины дорогой жидкости себе в ладонь, и мягко коснулся Шивы – в центре, между бледных расставленных ног.

«Как долго я ждал…» - Юстан ловил каждое изменение в лице Шивы: изгиб брови при проникновении, укус нижней губы при добавлении пальца, резко распахнувшиеся глаза, когда он задел особенную точку. Он запоминал всё, чтобы сохранить это в памяти. Это будет его последнее приятное воспоминание.

Когда Шива был готов, воин приподнял его, закидывая таз на свои колени так, что ясновидец сильно выгнулся в спине и уперся головой в одну из подушек.

- Стой! – крикнул Шива в сердцах.

Укол боли снова ударил в самое сердце, но Юстан лишь крепче взялся за его бедра.

- Прошу!.. Имя… Хотя бы скажи своё имя? – Шива закрыл глаза руками, видимо, в будущем творились совсем уж невыносимые вещи, а сейчас будет положено их начало.

- Ты его и так знаешь. Я – Юстан, - ответил воин и потянул Шиву на себя. Тот не был девственником и знал, что делать: сразу расслабился, позволяя члену скользить внутри. Но боль не физическая, а душевная накатывала с каждым миллиметром, раскалывая его на части.

«Юстан? Юстан?..» - Шива схватил себя за волосы во время очередного медленного толчка. - «Я не знаю никаких Юстанов!!! Я не знаю его! А если этот воин ошибся?»

Шиве стало просто невыносимо, всё предавало его: память, тело и дар. Он не мог вспомнить никого с таким именем, он не мог заставить себя чувствовать отвращение, как только член погрузился внутрь – наслаждение захлестнуло его, не хуже волн в переменчивом океане, а уж дар… Не стоило применять Оковы! Но почему сам дар не слышит его молитв? Почему не позволяет окончить процесс? Может, стоит показать воину будущее, тогда всё закончится?

Показать своё бесстыжее лицо и тело… Нет!

Юстан начал ускоряться, из-за чего Шива то и дело елозил головой по бархатной ткани. Он старался не смотреть на воина, но вот от видений не закрыться: лицо Юстана, грустное и нежное. Таким оно было, таким оно и оставалось. Кто же ты?!

Кто же…

Внутри Шивы сломался последний мост к разуму, всё затмила пелена - тягучая, из которой ещё долго нельзя было выбраться. Полчаса, это уж точно…

Последним в голове Шивы была даже не мысль, даже не картинка реального мира. Нет. Последнее было – видение. Юстан наконец-то выпустил его, обессиленного, провалившегося в сладкий обморок. Сам же воин не ушел, он накрыл его своим плащом и лег рядом, с той же странной грустью глядя на его лицо.

Юстан…

***



- Ах! – Шива подскочил, путаясь в подушках и хватаясь за голову.

«Что же слу..?»

Он дернулся, резко поворачиваясь к черной тени у входа в его шатер. Тот самый воин неотрывно глядел на него, почти не шевелясь, - только дыхание и выдавало.

- Не сбежал? – ледяным тоном спросил Шива.

- Нет.

Ясновидец его не боялся: теперь он был свободен от Оков, и с одним человеком как-нибудь да справится, а там уж стража поможет. Но когда Юстан встал, Шиву всё равно тряхнуло, и он против своей воли чуть дрогнул, отклоняясь назад.

- Не бойся, я не прикоснусь к тебе…

«Что за черт? На него смотреть жалко…» - Шива тоже встал, прикрываясь всё тем же темным плащом.

- Я знаю, что ты можешь видеть не самое точное будущее. Ты можешь видеть «Как было бы…».

- Откуда ты знаешь? – Шива напрягся. Такой дар не любили, потому как чаще всего ясновидцы не чувствовали разницы между такими озарениями и обманывались ложными картинами, неся эту ложь дальше в люди. Обладателей подобного дара лишали глаз, чтобы они никому не могли навредить. Но Шива был силен и искусен в своем деле: он прекрасно различал грани грядущего.

- Это в твоей памяти, рядом с моим именем. Вижу, ты так и не вспомнил ни меня, ни обещание. Я долго ждал и, как ты видишь, - воин махнул на подушки, - больше ждать не мог. Итак, посмотри, что будет, если ты не донесешь на меня, загляни на пять лет вперед. Тебе решать - смотреть или нет.

Юстан развернулся, громко лязгнув сапогами, оставляя растерянного Шиву, и только у самого выхода, как бы между прочим, он добавил:

- Я буду на холме, за городом, можешь приводить стражу – меня казнят, это неважно. Я в твоих руках, так же, как ты был в моих этой ночью. До встречи, милый Шива.

Ясновидец осел на месте, не веря собственным глазам. Сначала его изнасиловали, наговорили всякой чуши, одурманили, а теперь условия ставят. После такого воину точно не сносить головы! И никакое псевдобудущее он смотреть не будет и Юстана никакого знать не знает!

Он рассерженно подскочил, тут же хватаясь за низ спины, и рыкнул, оглядывая шатер в поисках вещей.

- Чертов нахал, скотина… изверг! – рычал он, натягивая на себя шелковую рубашку и косясь на оставленный ему мешочек с монетами, заводясь ещё больше. – Секс за тридцать монет, сволочь!

Он всё пыхтел, ругался, распинывал вещи, но тут же ставил их на место. Кто-то заглянул на шум, но тут же испарился, испугавшись летевшей вазы.

Перебесившись, Шива взвыл и снова рухнул на те самые подушки, чувствуя запах воина даже через привычный дым и ароматические свечи.

«Ладно! Будь по-твоему!»

Любопытство пересилило логику, страх и ненависть, поэтому Шива сосредоточился, задавая дару вопрос «А что, если…».

А что, если он не сдаст воина? Что будет через пять лет?

Картина, полная зелени, так резко возникла перед глазами, будто это было абсолютное будущее реальных предсказаний. Шива даже начал сомневаться в своем таланте: пока всё-таки не разглядел тусклую кромку по краям, что значило неясность видения. Тем временем, в зелени проступил дом, озеро, два кресла и…

Видение схлопнулось так же быстро, как сердце Шивы ушло в пятки.

Сила Великих! Быть того не может!

Сколько любви было в том взгляде - у Шивы столько за всю жизнь не было и… И глаза воина с таким же взглядом, таким знакомым… Юстан в простой одежде и без боли в глазах напоминал кого-то… Жаль, Шива мог смотреть будущее, а не прошлое. Увидев столько событий, пересмотрев столько вариантов за многие годы его волшебства – память ясновидца столь же дырява, как карманы голодранца…

Но, может, будущее ему поможет?

Шива снова заглянул в слишком сладкое видение, стараясь не вглядываться, какими глазами он мог бы смотреть, если бы… Неважно. Юстан – насильник. Осталось вспомнить, кто он, и можно сдавать его стражам!

Те двое что-то обсуждали, а сам Шива что-то делал руками… Не видно, образ становился нечетким… Но вот он, сидя на кресле, закончил и весело водрузил венок из красных маков на голову воину. Тот смотрелся нелепо, глупо, но они оба улыбались…

Красный ореол!

Полный крови и солнца – это было первое предсказание Шивы для соседского мальчишки.

Бравым воином ты станешь, защитишь земли от юга Ар’хонга до северных морей Эдона: кровь и солнце воссияют в волосах твоих, и когда соединятся светила, то пройдет комета, что дарует победу на равнине и укрепит имя твоё в земле, в веках, в умах братьев.

Шива тихо шептал первые свои слова, те, что высвободили дар, те из шести предсказаний Гордых, что истинными являются, что меняют историю. Он играл с тем мальчишкой в саду, как обычно, и, коснувшись его руки, предсказал тому будущее.

А комета пролетела полтора года назад!

Шива – маленький глупец, обещал своему другу встречу после той кометы, клятвенно обещал! А потом всё закрутилось – его побег, ясновидение по чьему-то приказу, опять побеги, друзья, враги – жизнь…

Он всё ещё не мог вспомнить имя мальчишки, да и не нужно было… Тогда на нем был всё тот же маковый венок, именно его запомнил Шива после видения.

- Почему он сразу не сказал? – ясновидец снова вскочил и снова схватился за спину. – Черт!

Всё это было глупо! Почему он не пришел нормально, не рассказал, кто он?

«Но… Вряд ли бы я послушал…» - Шива сам понимал, каким он стал: подозрительным, серым, безучастным. Но последние часы его будто подменили – взбодрили.

Он вышел наружу, закрываясь от лучей полуденного солнца, и посмотрел на холм над городом.

- Ладно, воин! Я иду к тебе. Один! Но только потому, что ты не заплатил за второе предсказание!

Шива топнул ногой и помчался вперед, чуть прихрамывая. И всё равно, что Юстан так и не увидел оба прорицания. Но ему и не нужно… Ведь озарения ясновидцев становятся реальностью… когда-нибудь.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.