Uingukage. Сокрытый в Тени Крыла. +1256

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг или персонажи:
Минакуро Като
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Экшн (action), Даркфик, POV, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 1246 страниц, 303 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Потрясающее произведение!» от Rikudo-sensey
«Просто супер!!!» от Лукинофф Азатор
«Добротно!» от Etas
«Мрачненький фанфик))))» от Наруто_и_Сакура_Узумаки
«Отличная работа!» от XiNatA-chan
«Отличная работа!» от steppppan
«Пожалуй, лучший фик по Наруто.» от Мистер Каюк
«За большую работу!» от Кицунэ Миято
«ЭТО_ШЕДЕВР!!!» от chekist_sto
«Отличная работа!» от Evse
... и еще 30 наград
Описание:
Он пришел в совершенно незнакомый ему мир. Не по своей воле и не по своему выбору. И чем больше он узнавал этот мир, тем очевиднее становилось - это мир сильных, где у слабых нет ни свободы, ни выбора. Он не хотел быть слабым, но стать сильным не так-то просто. Но он готов идти вперед, через тела врагов и, если потребуется, друзей. Он не будет подстраиваться под мир. Он его изменит. Сколько бы времени и сил на это не ушло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первый том завершен.
Второй том: https://ficbook.net/readfic/3451638

Глава 65

3 ноября 2014, 19:21
      
      Удар левой рукой все же не был поставлен так же хорошо, как удар правой. Но лезвие легко срубило голову отступнику, открывшему мне глаза на очень многие вещи. Красивая подстава, масштабная. Неприятно лишь ощущать себя мелкой шестеренкой в механизме. Пешка в игре. И игрок за обе стороны играет всего один, разменивая одни свои фигуры на другие свои же. Печально и даже больно осознавать свое положение.
      Сзади вздохнул старик Узумаки. Я развернулся к нему, все еще держа в руке оружие. Да, он был предателем. И где-то в глубине души уже бился пульс ненависти. От одной мысли о том, кто он, хотелось его убить. Но я больше не иду на поводу у эмоций. Слишком многого мне стоил в прошлый раз такой поступок. Нет. Так я не поступлю, хотя бы на зло тем, кто пытался мной манипулировать.
      - Если ты захочешь убить меня, я не стану тебе мешать, - говорит мне Синдзи Узумаки.
      Он стар. Очень стар. Он многое сделал в свой жизни, но я ни имел никакого права судить его за это. Хотя это как раз мелочи. Подхожу ближе, но останавливаюсь в десятке шагов.
      - Ты еще сомневаешься? Тогда давай и я тебе кое-что расскажу, раз уж на то пошло. Уничтожение Узушиогакуре - это действительно была моя вина. Я был молод, импульсивен. Талантливый мальчишка, слишком много о себе возомнивший. Это была бы долгая и не слишком интересная история. Не все было просто. Я не хотел уничтожать свой клан. Не хотел терять свою деревню. Но мои ошибки подписали им смертный приговор. Там многое произошло, и чувство вины за то время преследует меня до сих пор. Если откинуть все, что сейчас уже не имеет значения, то это я виноват в гибели собственного клана. А чуть позже и в его повторном уничтожении уже в стенах Конохагакуре. Тогда я уже вполне осознанно позволил старым обидам взять верх над здравыми размышлениями. И Корень тогда был ни при чем, и они сами, и вся Коноха сильно пострадала из-за уничтожения клана Узумаки. Но тогда это был именно я. Сломал защиту, внес ошибки в охраняющие контуры. А потом… потом была длинная жизнь, в которой я ни совершил ни одного хорошего поступка. Мне не страшно умирать. Возможно, это станет облегчением для меня.
      Я смерил старика взглядом. Умен, он ведь умен, но слишком устал, чтобы бороться. Нет цели. У него, как и у этого доморощеного иллюзиониста, нет того, ради чего стоило бы сражаться и выживать. Не сказать, что и меня движет вперед беспредельная преданность Конохе, но все же. Видимо, как-то по-своему восприняв мое молчание, старик продолжил говорить:
      - В конце концов я разошелся и с Корнем. Когда я уже поверил, что смогу что-то исправить. Когда все стало налаживаться. У меня появилась семья. У меня была дочь. Сейчас она была бы уже взрослой женщиной, ей бы исполнилось тридцать. Но… не судьба. Корень интересовался моей дочерью. Она была еще более талантливой. Чем когда-то я сам. Порой могла удивить меня неожиданными сочетаниями, невероятно простыми в своей гениальности построениями. Моя Миино…
      Я напрягся. Черт. Цепочки причинно следственных связей щелкнули в моей голове. Старик опустил голову и, похоже, плакал.
      - Ее убили, двенадцать лет назад ее убили. Отняли у меня. Я не знаю, был ли это Корень. Но почти уверен в этом. Моя Миино. Моя девочка. Какой же она была талантливой.
      Еще раз, это возможно? Нет, серьезно, такое возможно? Одно и тоже имя. Совпадение? На самом деле это просто мелкая деталь, надо идти дальше. Время смерти Миино Узумаки, если я правильно считаю, совпадает с временем рождения Миино Курама. Совпадение? Ага, щас! Как же. И невероятный талант к фуиндзютсу у девочки из клана, где все техники повязаны на гендзютсу. Ага, совсем совпадение. Но тогда какой вывод? А такой. Сознание дочери Синдзи пересадили в тело новорожденной девочки Курама. Сложно поверить, но… Омоложение тела? Как-то с трудом верится. Сознание пересадить, или тело омолодить лет так на двадцать и еще внешне изменить? Я бы скорее поверил в первое, хотя и сложно представляю, кто мог бы это сделать. Как основная рабочая версия потянет. Можно, к слову, проверить.
      - Ее звали Миино?
      Старик, подняв на меня тяжелый взгляд, кивнул. Я подошел ближе и показал печати на костюме:
      - Как вам?
      Ему потребовалось всего несколько минут:
      - Это ее работа! Кое-то мне кажется странным, но в остальном. Ее подчерк! Тут столько деталей, которые ее характеризуют…
      Он остановился, замер, с недоверием глядя на меня:
      - Она жива?
      Отрицательно качаю головой.
      - Нет. Но я почти уверен, что знаю, кто ее убил, - ага, я, собственными руками несколько лет назад.
      Старик устало кивнул в ответ:
      - Да, значит, все же Корень. Теперь уже…
      Хм. А ведь этим можно воспользоваться. Если я правильно понимаю этого старика, если я все учел. Если повезет:
      - Я могу убить того, кто виноват в ее смерти.
      Снова резкий, тяжелый, недоверчивый взгляд.
      - Не осилишь.
      - Не сейчас и не сразу, - киваю в подтверждение я, - к тому же, есть у меня и личные счеты. Но сейчас не это важно. Сейчас у вас нет цели в жизни, нет стержня. Нет, ради чего жить. Дайте мне время, и я отомщу за смерть вашей дочери, и дам цель в жизни. Такую, ради которой стоило бы не только умереть, но и выжить всем назло.
      Взгляд все такой же недоверчивый. Но все же. Он не посылает меня к биджу, так что оценивает мои шансы.
      - Этот дзенин только что рассказал тебе, насколько мы все трое похожи. Почему ты думаешь, что сможешь стать больше, чем слепой пешкой?
      - Я уже больше, чем пешка. Я не совершаю ваших ошибок. Если бы я был таким же, как вы, я бы уже убил вас. Но убивать, возможно, последнего Узумаки, разбирающегося в клановых техниках - это глупо. Я не иду на поводу у эмоций. Так что вас я уже превзошел. Как превзошел и его, - кивок в сторону трупа с отрубленной головой, - потому что уже сейчас знаю, в какую игру ввязался. У меня есть шансы.
      Узумаки отвел взгляд, думая о чем-то своем.
      - И что ты собираешься делать? Привести меня в Коноху?
      На моем лице появилась улыбка. Нет, я буду хитрее. Я знаю, как угодить сразу всем.
      - Я вернусь в Коноху, сказав, что провалил миссию. Сказав, что вы погибли. А вы действительно уберетесь подальше, залезете в самую глубокую нору и схоронитесь там. Я найду вас, когда придет время. Когда у меня будет цель, а с местью будет закончено. Умереть - это слишком просто. Сражаться до конца - это хороший путь, старик. Сложный, тяжелый, заставляющий переступать через самого себя. Но умирать слишком просто и никогда не поздно. Пока мы живы, у нас есть шанс.
      Начал разбрасывать пафосные речи. Старею, мля. Но он, похоже, проникся. Или просто смирился с безысходностью и со странной альтернативой, которую я ему предложил. Старик раскатал один из своих свитков на земле и распечатал из него тело, неожиданно похожее на его самого.
      - Я уже давно подготовил это. Думал, пригодится когда-нибудь. Вот, пригодилось. Я исчезну. И буду ждать тебя, Като. Не подведи.
      Он протягивает мне руку. Маленький заговор двух синоби. Кто он? И кто я? Не важно. Я еще не закончил свою борьбу, я ее только начал. Данзо. Корень. Надо узнать о них побольше. И сохранить собственную шкуру до поры до времени. А куда использовать потом способности этого старика? Ха, найдется, лишь бы он сам дожил до этого момента. Пожимаю ему руку, правда своей левой рукой. Правая висит, и я ее даже не чувствую.
      - Лучше заложи что-нибудь на труп. И прощай, Синдзи Узумаки-сан. Мы обязательно встретимся еще раз.
      - Прощай, Като из Конохи.
      Я развернулся и прыгнул на ближайшее дерево. Заключенная сделка не вдохновляла. Радости от маленькой победы не было. Усталость. Только усталость.
      
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.