Uingukage. Сокрытый в Тени Крыла. +1248

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг или персонажи:
Минакуро Като
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Экшн (action), Даркфик, POV, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 1246 страниц, 303 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Потрясающее произведение!» от Rikudo-sensey
«Просто супер!!!» от Лукинофф Азатор
«Добротно!» от Etas
«Мрачненький фанфик))))» от Наруто_и_Сакура_Узумаки
«Отличная работа!» от XiNatA-chan
«Отличная работа!» от steppppan
«Пожалуй, лучший фик по Наруто.» от Мистер Каюк
«За большую работу!» от Кицунэ Миято
«ЭТО_ШЕДЕВР!!!» от chekist_sto
«Отличная работа!» от Evse
... и еще 30 наград
Описание:
Он пришел в совершенно незнакомый ему мир. Не по своей воле и не по своему выбору. И чем больше он узнавал этот мир, тем очевиднее становилось - это мир сильных, где у слабых нет ни свободы, ни выбора. Он не хотел быть слабым, но стать сильным не так-то просто. Но он готов идти вперед, через тела врагов и, если потребуется, друзей. Он не будет подстраиваться под мир. Он его изменит. Сколько бы времени и сил на это не ушло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первый том завершен.
Второй том: https://ficbook.net/readfic/3451638

Глава 66

3 ноября 2014, 19:21
      
      Очнулся я уже в больнице Конохи. Смутно помню, как топал к ближайшему посту, куда отправил и Каору с Данго. Но своими силами не дошел, на полпути меня перехватили группа из "безликого" и трех тюнинов. Спрашивать ничего не стали - я был уже не в состоянии отвечать на вопросы.
      И вот я в Конохе. Больничная палата. В правой руке все еще пульсирует боль - она забинтована почти до плеча. На теле тоже бинты, но ничего не болит, так что не все так плохо. Попытался пошевелить рукой: вышло как-то вяло, будто конечность стала чужой. Не есть здорово.
      В палату зашла медсестра, но, увидев, что я очнулся, просто спросила, не нужно ли мне чего и, убедившись, что все нормально, сразу вышла. И всего минут через десять в палату зашла Амаки-сан. Халат был немного заляпан кровью, на лице едва заметные следы усталости.
      - Очнулся наконец? Молодец. Как себя чувствуешь?
      Я поднял правую руку, насколько смог.
      - Думаю, вам лучше знать. Что со мной?
      Амаки пододвинула к правой стороне кровати стул и села рядом, аккуратно приложив руки, охваченные привычным свечением чакры, к моей руке. И лицо ее не выражало особого энтузиазма.
      - Ничего хорошего сказать не могу. В этот раз ты попал капитально. Сначала сильные физические повреждения, вызванные попаданием инородного тела, да еще и подачей на него сильного разряда молнии вместе с действием раскаленной стали. Представляешь, что это?
      Киваю. А что отвечать? Типа я сам не понял, насколько все плохо, еще тогда, когда получил удар.
      - Но как будто тебе этого было мало. Ты накладывал на руку какую-то технику, чтобы вернуть подвижность, верно?
      Снова кивок с моей стороны.
      - Эта техника почти выжгла твою СЦЧ в руке. И то, и другое по отдельности госпожа Тсунаде вполне могла вылечить, но сразу вместе. Начинать восстанавливать СЦЧ до того, как лечить плоть, было невозможно. Такая попытка нанесла бы телу еще больше вреда. Так что пришлось хирургическим методом собирать твои кости, только после этого сращивать ткани. А когда мы закончили, СЦЧ была уже слишком сильно повреждена. Госпожа Тсунаде старалась не задевать ее и латать, по возможности, но вкупе с остальными повреждениями это было сложно. Вопрос стоял так: не потеряешь ли ты руку вообще? Руку не потерял, но чакру сейчас использовать не сможешь. Теперь потребуются долгие месяцы, чтобы привести все в порядок.
      Вновь киваю. Есть у меня некоторые соображения по этому поводу.
      - В остальном?
      Амаки выдохнула, показывая, что она думает о моем пренебрежении такими ранами, собственными ранами, между прочим.
      - Дырки закрыли, но пара шрамов все же осталась. Не было времени их сводить. Так что в следующий раз будешь хвастаться боевыми ранами перед своей подругой.
      Я хмыкнул. Обвинить меня в чем либо Амаки не могла, а остальное меня не волновало. Или я должен смущаться? Ага, как же, вот так прямо весь покраснел.
      - Като, это было очень опасно. Ты действительно мог лишиться руки.
      - И жизни запросто, кстати. Когда меня выпишут? Уже предвкушаю долгую и интересную встречу с руководством.
      Врач к моему сарказму отнеслась скептически, но ничего не сказала по этому поводу:
      - Никаких болячек ты не подхватил. Небольшая слабость не в счет. И ты бы поменьше использовал пищевые пилюли - снова сильно истощил свой организм. А так… Завтра сможешь топать своими ножками. От миссий отстранен, причем надолго. Чакру использовать запрещаю категорически. До моего разрешения.
      Ладно, с этим разобрались. Самые насущные проблемы решены, теперь менее приятное.
      - А что с моими напарниками? Как Данго?
      Женщина несколько секунд медлила, прежде чем ответить:
      - С Каору все в порядке. Истощение. Несколько небольших ранений, но она уже пришла в норму. А Данго…
      У меня чувство дежавю. Хотя я уже готов к тому, что мне предстоит услышать. Я, по большому счету, подписал парню смертный приговор еще там, в лесу. Так что…
      - Данго? - повторяю вопрос.
      - Он умер, Като, - спокойно произнесла Амаки. Она врач, один из ведущих врачей госпиталя, так что ей уже приходилось отвечать на такие вопросы. - В его теле был сильный яд, да и рана была очень серьезной. Рану мы все же смогли закрыть как-никак, Тсунаде-сама гениальный медик. И ей не хватило какого-то полу часа, чтобы успеть подготовить антидот. Так что, вот.
      Прощай, напарник. Не сказать, что ты был мне настоящим и близким другом, но все же как-то больно от мысли, что тебя больше нет. Как-то я уже привык к этому слегка пришибленному на голову чудику, не слишком разговорчивому, но все же… Все же он помог мне создать мой костюм, так что кое-чем я ему обязан. Но не более того.
      - Умер… - произнес я, будто привыкая к этому слову.
      Или все же я привыкал ко смыслу, которое несло это слово.
      - Да. И Като… - продолжила Амаки-сан. Было видно, что ее смерть очередного пациента не сильно волновала - сколько у нее было таких. - Тебя ждет на разговор госпожа Хокаге, так что сразу после выписки к ней, на отчет.
      Я кивнул, делая вид, что смерть напарника очень глубоко меня задела. Время показывать всем, насколько мне плевать на такие вещи, еще не пришло. Один из лучших ирьенинов госпиталя ушла. Но мне не дали долго находиться в одиночестве. Стук в дверь, и, не дожидаясь моего разрешения, в палату вошла Каору, в больничном халате поверх какого-то платья. Волосы просто сброшены за спину, никаких причесок, глаза немного покраснели, едва заметно. Ее, судя по виду, потеря напарника задела куда больше, чем меня.
      - Как ты? - спросила девушка.
      Где-то между молотом и наковальней. А она ведь не знает всей подоплеки ситуации. Да и ей не настолько плевать, как мне. Ей, наверное, нелегко. Потерять одного напарника и едва не потерять другого. Так что надо ответить что-то позитивное:
      - Лучше, чем может показаться. Ничего непоправимого, в общем-то.
      Радость, причем искренняя. Как редко я вижу искренние чувства. Еще реже хочу их замечать.
      - Я рада. Ты уже знаешь, да?
      Киваю:
      - Да. И не вздумай себя винить, это моя ошибка как капитана. Поняла?
      Она кивает в ответ, хотя и так видно, что не согласна со мной. Ну, сейчас переубедить ее я все равно не смогу, а потом… Посмотрим. Каору неуверенно подходит ближе и садится на край кровати. Неуверенный и вопросительный взгляд в мои сторону. Ей хватит смелости и наглости прямо сейчас развалиться на моей же кровати, если ей этого захочется. Но спрашивает она меня о другом. Не хочется задавать глупый вопрос "Как ты?" - и так все прекрасно видно. Поэтому поднимаю левую руку ладонью вверх и вытягиваю к ней, как бы приглашая. Снова некоторое облегчение, и она своими ладонями немного сжимает мою.
      - Като, вы с ним знакомы были все же больше, чем я. Не скажу, что он был моим другом. Но я все равно к нему привязалась, так что мне жаль.
      - Да, мне тоже.
      Кивок с ее стороны, и девушка встает на ноги, отпуская мою руку.
      - Выздоравливай.
      - Уже завтра, - обнадеживающе ответил я.
      Теперь неплохо бы еще отдохнуть и подумать над завтрашним днем.
      
* * * * *
      
      Идти в кабинет теперь уже годайме Хокаге было для Данзо немного непривычно. Вызывать к себе на разговор Сарутоби казалось забавной игрой, в которой старый друг его неизменно поддерживал. Но Тсунаде Сенджу вообще-то как раз недолюбливала главу Корня. Если оппозицию в лице Сарутоби Хирузена, отошедшего от дел Хокаге, но еще имевшего власть своего клана, она вполне терпела, то терпеть оппозицию еще и в рядах АНБУ… Жаль, на это место не нашлось кого-то более… менее… Кого-то другого, в общем.
      Данзо шел без сопровождающих. Один из четырех АНБУ, постоянно находившихся рядом с Тсунаде, был из его людей - так, на всякий случай. Может, глава Корня и не разделял некоторых взглядов Пятой Хокаге, но никаких особых претензий к ней тоже пока не имел. Она не мешала ему, пока не решалась, и этого было достаточно. Он, в знак поддержания нейтралитета, не мешал ей. Данзо улыбнулся, ему и не нужно было мешать. Что было за Тсунаде, кроме титула сеннина? Нет клана, почти нет настоящих последователей. Госпиталь за долгие годы вполне научился обходиться без нее. Медики, не являющиеся чистыми синоби, вроде этой Амаки, конечно, вступятся за Тсунаде. Но все ирьенины, кем бы они ни были, скорее поддержат свои кланы, кто в них состоит, из оставшихся большая часть принадлежит АНБУ, а остальных можно пересчитать по пальцам. Кланы? Сенджу растеряли свою мощь. Если бы Тсунаде пыталась сохранить силу своего клана, она бы могла это сделать - были те, кто готов был идти за древним кланом из одного человека, полукровки не в счет. Но она не хотела до недавнего времени. А теперь уже поздно. Учих нет. Хьюга и пальцем не поведут: самый мощный клан синоби, они поддержат Коноху вообще, но не Хокаге в отдельности от нее. Союз Яманака, Нара и Акимичи? Примерно та же картина. Курама полностью поддерживает Корень. Инузука не настолько сильны, чтобы идти против остальных, и, пока ситуация не критическая, постараются поддерживать Хокаге. Абураме разве что будут поддерживать АНБУ и Хокаге до последней капли крови. Для них это дело чести, если учитывать, насколько они были связаны с Сенджу. Сарутоби делают вид, что сохраняют нейтралитет, а все остальные кланы, представленные одним, двумя, или тремя синоби, не в счет. Бесклановые? Ну, если найдется что-то, что сможет их объединить, чего не случалось со времен Четвертого Хокаге, об этом можно будет подумать. У Тсунаде не было поддержки - она шла на голом уважении к себе окружающих. Но это продлится ровно до ее первых больших ошибок, чего пока не следовало допускать. Еще не время.
      Данзо постучался и, лишь получив разрешение войти, открыл дверь и шагнул в кабинет. Внешне ничего не изменилось, но все же все было не так. Тот же стол уже без гор бумаги, которые наблюдались здесь последнее время. Сарутоби предпочитал перепоручать канцелярию другим, но Тсунаде, похоже, хотела знать, что подписывает и на что соглашается. Похвально, Данзо никогда не уважал привычку Хирузена скидывать на других свою работу. Шкафы все те же, а вот содержание другое. Меньше всяких бесполезных предметов, больше бумаг и важных документов, свитков и прочего. А вот что кардинально изменилось, так это наличие постоянной помощницы, неизменно держащей при себе эту свинью. Ну, с этим можно мириться - все равно Данзо не собирался разговаривать на важные темы с Тсунаде. А вот отсутствие запаха табака его только радовало.
      - Госпожа Хокаге, - Данзо немного поклонился в знак приветствия.
      - Второй советник, - ответила поклоном Тсунаде.
      Нейтралитет - это тоже хорошо. Шаткий мир куда лучше даже маленькой войны. Данзо предпочитал бы избегать открытых конфликтов, слишком много ресурсов уходит без пользы.
      - Тсунаде-сама, я не слишком рано пришел? - поинтересовался Данзо, усаживаясь на появившийся в кабинете диванчик для гостей.
      - Вы как раз вовремя, - ответила женщина, немного поморщившись. А обращение ей не очень импонирует.
      Спокойный и уверенный стук в дверь. Данзо уже давно хотел лично познакомиться с этим пареньком. Талантливые люди на дороге не валяются. Хирузен раньше был против привлечения его в Корень, но теперь сам предложил сделать это, раз уж лишился поста Хокаге и прямого доступа к синоби узкого профиля. А небольшая тонкая интрига, созданная главой Корня, сама приведет мальчишку к нему в руки.
      - Войдите, - громко сказала Тсунаде.
      Дверь открылась. В кабинет зашел молодой парень в одежде тюнина. Правая рука перебинтована почти до плеча, в остальном ничего примечательного. Разве что пренебрежение. Он не подтянулся, когда заходил, не испытывал ни робости, ни опасения. Или хорошо их скрывал? Насколько знал Данзо, парнишка еще не полностью выздоровел и болевых ощущений ему хватало. Но никакой скованности движений в нем не чувствовалось.
      - Вы хотели меня видеть, Хокаге-сама?
      Парень умел рисковать и знал, какие наглости ему простят, просто закрыв глаза. Обычно это приходит с большим опытом - так могут вести себя дзенины. А он не так давно стал тюнином. Все же в его кандидатуре Данзо ни разу не ошибся. Не слишком талантливый в плане боевых навыков, но умный синоби, обладающий правильным мировоззрением.
      - Да. Сначала как врач. Как ты себя чувствуешь?
      - Прихожу в норму, Хокаге-сама, - ответил он.
      Максимально обтекаемый ответ. Понять можно как угодно.
      - Ладно. Я получила письменный отчет о миссии. Но все же хотела уточнить некоторые детали. Что там произошло?
      Тсунаде изобразила максимально тяжелый взгляд. И у нее это получилось: вряд ли найдется много людей, способных спокойно стоять под этим взглядом.
      - Миссия была провалена, - спокойно и даже уверенно заявил Минакуро Като.
      Данзо невольно улыбнулся.
      - Объясни.
      - Мне было поручено охранять человека, которого назвали как Узумаки Синдзи. Мои действия и стечение обстоятельств привели к смерти объекта защиты, а также потере одного из членов моей команды. Узумаки Синдзи погиб от руки неизвестного нукенина, как и мой напарник Данго. Я не сумел ему помешать.
      Тсунаде явно не ожидала такого спокойного признания своих ошибок. Но не подала виду:
      - Почему вы покинули особняк Бурагурасу?
      - Потому что он был уничтожен атакой команды нукенинов, - спокойно ответил Като.
      - Тогда почему не вышли к одному из наблюдательных постов Конохи? - продолжала опрос Тсунаде.
      В отчете не было причин, только сухой пересказ произошедшего.
      - Кодекс АНБУ. Ситуация предполагала исполнение "Тихого Перемещения". Мы взяли миссию, которую должно было начать прибывшее к нам на помощь подкрепление. В этой ситуации оказание помощи союзными синоби предполагалось только в случае особой опасности. Что и произошло в последствии.
      Тсунаде напряглась.
      - Почему ты действовал согласно Кодексу АНБУ, а не как обычный синоби?
      - Потому что миссия проходила по регламенту АНБУ. А получил миссию от капитана специальной команды, а это расценивается однозначно.
      Хорош, улыбнулся Данзо. Но все это главу Корня не интересовало. Его интересовал лишь один вопрос, задавать который прямо здесь было нельзя. У Тсунаде тоже были вопросы, которые она не хотела задавать прямо сейчас. Интересно, что она там такого узнала.
      - Тело, предположительно принадлежавшее Узумаки Синдзи, было найдено недалеко от места столкновения с нукенинами. На теле была установлена печать самоуничтожения, но ее сумели снять, так что тело скоро доставят в Коноху. После его изучения у меня могут возникнуть новые вопросы. Пока можешь быть свободен - ты отстранен от миссий.
      Парень немного прищурился. Значит, тоже есть, что скрывать. Как интересно. Но в остальном остался хладнокровен. В общем-то, он действовал по регламенту, по Кодексу, так что обвинять его в чем-то было можно, но смысл обвинять человека, и так признавшего свои ошибки? Он ценный исполнитель, которого недостаточно проинформировали и вовремя не поддержали, с него спроса нет. Поклонился:
      - Слушаюсь, Хокаге-сама.
      Като покинул кабинет. Тсунаде перевела взгляд на Данзо.
      - Значит, проходил по регламенту АНБУ. Мне сообщили, что миссию инициировали в Корне.
      Вопрос, но не обвинение.
      - Да, это так, - кивнул Данзо.
      - Этот Узумаки работал с вами?
      Пятая действительно не собирается предъявлять обвинения. Что же, можно поделиться информацией, и получить что-то взамен. Может удастся узнать, что она там такого накопала.
      - Да, некоторое время назад мы пользовались его услугами. Недавно от наших осведомителей пришла копия договора на его устранение. Кто-то заказал старика, и мы решили помочь ему по старой памяти.
      - Помочь? - Тсунаде не скрыла скептицизма.
      - Узумаки Синдзи был ценным… человеком. Мы рассчитывали еще воспользоваться его услугами в дальнейшем. Мои люди были посланы найти того, кто его заказал, да и исполнителя заодно. Но не рассчитали время и прибыли слишком поздно. Думаю, вина Корня здесь куда большая, чем вина Минакуро Като.
      Признавать свои ошибки полезно. Это сбивает с толку оппонентов.
      - Если бы меня беспокоило это, - призналась Тсунаде, - но у меня совсем другие подозрения. Подозрения в верности Като к Конохе. Тело, которое нашли оперативники. В свитке сказано, что тело мало повреждено, и есть подозрение, что оно поддельное. Также в теле напарника Като, Данго, был яд, который и послужил причиной смерти. У Като тоже было поражение этим ядом, но у него я нашла и антидот, о котором он умолчал. Могу понять, что он просто был без сознания, но все же это подозрительно. В отчете сказано, что Узумаки и нукенин, который к слову был отступником из клана Курама, убили друг друга. Но судя по полученным ими ранениям, это не так. Да и зачем Като отослал обоих напарников прямо в разгар боя? Я хочу, чтобы вы начали следить за ним, второй советник.
      Данзо кивнул:
      - Мне понятны ваши подозрения, и я считаю их разумными. Да, мы начнем осторожную слежку.
      Хм, очень интересно. Данзо был рад неожиданным последствиям операции. Появление возможного противника в лице мальчишки сделало Корень и ГоДайме Хокаге осторожными союзниками. Это был хороший результат. Данзо мог гордиться этой операцией. Решил сразу четыре проблемы одним махом. Да, этого мальчишку надо начать разрабатывать.
      - До свиданья, Тсунаде-сама, - поднявшись, он поклонился.
      - До свиданья, Данзо-сан.
      Знаки взаимного уважения были соблюдены. Обе стороны остались довольны встречей.
      
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.