Uingukage. Сокрытый в Тени Крыла. 1780

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Минакуро Като
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Экшн (action), Даркфик, POV, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 1247 страниц, 303 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от TarTaros
«Отличная работа!» от Орифиэль
«Потрясающее произведение!» от Rikudo-sensey
«Просто супер!!!» от Лукинофф Азатор
«Добротно!» от Etas
«Мрачненький фанфик))))» от Life in the shade
«Отличная работа!» от XiNatA-chan
«Отличная работа!» от steppppan
«Пожалуй, лучший фик по Наруто.» от Мистер Каюк
«За большую работу!» от Кицунэ Миято
... и еще 32 награды
Описание:
Он пришел в совершенно незнакомый ему мир. Не по своей воле и не по своему выбору. И чем больше он узнавал этот мир, тем очевиднее становилось - это мир сильных, где у слабых нет ни свободы, ни выбора. Он не хотел быть слабым, но стать сильным не так-то просто. Но он готов идти вперед, через тела врагов и, если потребуется, друзей. Он не будет подстраиваться под мир. Он его изменит. Сколько бы времени и сил на это не ушло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первый том завершен.
Второй том: https://ficbook.net/readfic/3451638

Есть набранные из интернета арты персонажей:
http://samlib.ru/img/p/postulans/uingukageneoflud/index.shtml

Глава 84

3 ноября 2014, 19:32
      
      Как же мне не хватает Хьюги! Выбирался из катакомб я очень долго и мучительно, одно хорошо - никого на пути так и не встретил. Бежать из замка особого труда не составило, а вот потом начались проблемы. Карту я помнил достаточно подробно, на местности ориентироваться умел, но двигаться приходилось чертовски медленно и осторожно. Одно дело - напарник с глазами, а-ля рентген, спокойно обходящий стороной любую опасность. И совсем другое - я. Открытое пространство проходил только с маскировкой, в лесу двигался вдвое медленнее, чем обычно. И все же нарывался на редкие патрули. Остров был не сказать, что особо большой, и Ширубабурамби явно не желали, чтобы по территории шарились посторонние. Хоть группы юхеев только при большой удаче могли обнаружить синоби, но пренебрегать такой возможностью наши противники явно не собирались. Патрули были на всех дорогах, а порой и в лесу.
      Ночь тоже не добавляла удобства. Пусть люди и стояли на местах, разбив нехитрые лагеря, мне тоже продвигаться было не сказать, что комфортно. Где-то к утру я прошел холмистую местность и вплотную приблизился к небольшой скальной гряде, в недрах которой и запрятали свое убежище сеннины. Осмотревшись и прикинув перспективы, я решил заныкаться в укромное место и немного поспать хотя бы пару часов. Все же оставались у меня подозрения, что бывшее убежище Змеиного Отшельника будет как минимум охраняться. Удобным местом для меня стала толстая обломанная ветка дерева, едва заметная в густой листве. Пусть не так далеко от нее проходила дорога, может, шагов за пятьсот, но заметить меня здесь могли разве что сильные сэнсоры. Устроившись поудобнее, я быстро задремал.
      Вот только поспать мне так и не дали. Примерно через час по моим внутренним часам на дороге появилась странная процессия. Небольшая колонна из, по виду, беженцев, шла в сторону занятого Огнем берега. Я бы не обратил на них внимания, если бы колонну не подгоняли несколько всадников, временами прохаживающихся по спинам бредущих крестьян плетями, подгоняя их вперед. Зрелище... неоднозначное. Чего именно хотели добиться этим в Озере, я не понимал, вот никак не понимал. Сколько тут беженцев? Чуть меньше, чем полсотни. На берегу их встретят, примут, обработают и отправят подальше, чтобы не мешали. Как диверсия ход бесполезен при любом раскладе. Разве что…
      Лица многих крестьян были закрыты для меня, просто потому, что многие шли в шляпах. Станут ли наши проверять личности всех? Ну, фифти-фифти. Может, да, а может, нет. А шанс, что в этой толпе кто-то, кто хочет выбраться с острова? Нет, сомнительно. Блокады пока нет, у Озера еще как минимум один вполне действующий порт. Так что никаких проблем с тем, чтобы покинуть остров, пока нет. Или я все же чего-то не знаю? Подозрительно это все выглядит, очень подозрительно.
      Еще раз осмотрел это стадо. Ничего особенного: обычная крестьянская одежда, никаких знаков отличия или чего-то подобного. Люди тоже вполне обычные, разве что лица у них какие-то обреченные - так это нормально, война же идет. Всадники? Всадники. Как я сразу не подумал. Даже в войсках Огня кавалерии нет, а тут просто всадники. Форма отдаленно напоминает форму юхеев Озера, разве что богаче. Хм.
      Я некоторое время смотрел вслед удаляющейся процессии, после чего вернулся в свою лежку. Это было не мое дело, каким бы странным оно не казалось. Пропустят их наши - ну и скатертью дорожка. Мне своих проблем хватало с лихвой. Второй раз моя дрема продлилась чуть больше часа, когда с дороги вновь донесся цокот копыт. Выбравшись из укрытия, я рассмотрел все тех же всадников, в одиночестве возвращающихся обратно. Крестьян не было. Вопрос, как далеко они могли уйти? Плетущийся человек двигается со скоростью четыре-пять километров в час. Эти едут со скоростью примерно двенадцать-тринадцать километров в час. Прошло немногим больше часа. Километра три, три с половиной. Что у нас по этой дороге на этом расстоянии? А черт его знает, на карте ничего отмечено не было. Но где-то в этом районе и искомое мной убежище.
      Сбросив остатки сна, я пробежался вдоль дороги. Найти то место, где процессия сошла с дороги, труда не составило. Здесь была хорошо протоптанная тропа, причем достаточно широкая, уходящая куда-то в скалы. Первым звоночком стало истерзанное тело, лежащее у тропы под кустом. Истерзанное явно зверем. Так, становится совсем не смешно. Маскировка, и дальше аккуратными шажочками. Если бы все это представление не происходило где-то рядом с тайным убежищем, хрен бы я сюда сунулся. Вот только если мне не изменяет память, а она у меня, хоть и стерва, но верная, то Орочимару занимался чем-то вроде биологических экспериментов. Злобный ученый, ага.
      Дальше тел становилось больше, и многие из них были сильно покусаны, некоторые порядком объедены. Зверь, подсевший на человечинку? Тогда почему местные водят ему жертвы? Что-то странное здесь происходит. Шаг за шагом я продвигался по залитой кровью тропе, стараясь эту самую кровь обходить. Не то, чтобы брезговал - просто так от меня самого кровью тащить не будет.
      Тропа перешла в узкое ущелье, и уже в нем я обнаружил первое шевеление. Что-то, что с такого расстояния описать было сложно, поедало трупик. Небольшое - не больше средней обезьяны, но почти лишенное шерсти. Кожа бледная и болезненно тонкая, через нее было очень хорошо видно вены и артерии, а также сами мышцы. Уши вросли в череп, глаза впали, челюсти также обезьяньи. На теле несколько оборванных кусков ткани. Второе подобное чудо сидело чуть дальше и так же насыщалось. Ну что же, господин разведчик. Из шпионского детективного боевика мы постепенно перетекаем в дешевый ужастик. Что же мне так не везет на подобные приключения? То мертвецы, пусть и не совсем реальные. То эти мутанты непонятные. Ну что за жизнь?
      Я прошел еще немного вперед, и под ногой хрустнул какой-то камень. Оба странных зверька спохватились, протяжно завизжали и дали деру куда-то вглубь ущелья. Итак, даем оценку. Таких тварей я здесь не видел - в учебниках, в смысле. Искусственно выведены, значит. А раз искусственно выведены, то по умолчанию относим их к творениям одного спятившего экспериментатора. И это, наверное, даже хорошо, ведь я нашел убежище, путь и случайно. Ну, надеюсь, что именно убежище. Твари, к слову, условно опасные. Не поодиночке, а именно в стае.
      Потратив немного времени на поиски подходящей палки, потом на обмотку ее и превращение в факел, и двинулся дальше. Пещера обнаружилась в самой глубине ущелья и особого доверия не внушала. Как ее вообще все еще не завалило, вопрос еще тот. Внутри - темень. Подпалив факел, я шагнул внутрь, практически сразу резко пригнувшись. Потолок был приспособлен разве что для этих лысых орангутангов, что поселило во мне сомнения - а вдруг это все же не главный вход?
      Изнутри доносились различные шумы, от капающей воды и ударов камень о камень, до взвизгов этих самых обезьян. И, похоже, они меня боялись, что даже несколько радовало. Меньше проблем. Пока полз по узкой дыре, ничего, кроме нескольких неровных кучек определенного содержания, так и не встретил. А выполз я в относительно большую пещеру, посреди которой расположился ключ. Вода казалась мутной и грязной, к тому же, из нее тянулись какие-то шланги. Хм, а вот это уже интересно. Трубопровод из грубых матерчатых шлангов уходил куда-то вглубь еще одной пещеры, где я уже вполне мог топать в полный рост. Здесь же нашлось несколько «гнезд». Ну как еще назвать спальные места, собранные в виде гнезда из самого различного хлама? Сами же макаки отступили к прочим пещерам, оттуда зыркали на меня и ругались на своем языке. По крайней мере, они не были опасными. Недолго думая, я направился в пещеру, куда уходили шланги, но быстро обломался, так как через несколько десятков шагов проход оказался завален. Ну, не может же быть все просто, верно?
      Сзади донеслись отчаянные вопли обезьянышей, на которые я вначале даже не обратил внимания. Ну, орут и орут, что такого? А вот потом стало не смешно. Новый рык, пронесшийся по пещерам, принадлежал чему-то куда большему, чем обезьяна. Я бы поставил на хищника, причем крупного. Крики макак стали еще громче, более того, добавилась какая-то обреченность. Шум, гам, крики, новый рык, после которого визг обезьян начал быстро удаляться. Звук хрустнувших костей, и все затихло. Мне даже любопытно стало. Насколько понимаю, это была чья-то охота, увенчавшаяся успехом. Развели, блин, зверинец. Разве что особого страха перед разного рода живностью у меня все равно не было. Человек куда опаснее всякого зверя, а уж синоби - и подавно. Так что, пусть и не теряя осторожности, я побрел обратно к выходу. Тсунаде описывала другой вход в их тайное место, и мне еще предстояло его найти. В пещере с озером совершенно ничего не изменилось, даже следов крови не было. Разве что живность тоже ушла. Я полез наружу, и уже ближе к выходу факел предательски потух. Догорел потому что.
      Выбраться на свежий воздух было приятно и…
      Шорох в стороне, и я рефлекторно хватаюсь за рукоять клинка, а также выхватываю кунай. Но в ущелье стояла какая-то девочка. Лет девять на вид, короткие волосы, платье из грубой плотной ткани, босые ноги. Она выглядела бы безобидно, если бы не обстановка, которая ее окружала. Согласитесь, далеко не каждый человек сможет стоять посреди ущелья, где растерзали полсотни человек, сохраняя полную невозмутимость.
      - Кто ты? Тебе нельзя здесь находиться! - выдала она.
      
* * * * *
      
      В небольшой комнате, выделенной главе группы синоби от Кири, было тихо и сумрачно. Свет давала единственная свеча, стоявшая над небольшой не особо подробной картой островов. Несколько коек пустовало, и вообще не было похоже, чтобы здесь кто-то жил. Обе группы синоби, выделенных в помощь Озеру, сейчас выполняли свои задания. И только Ао навис над картой, неторопливо поедая свой поздний завтрак. К его глубокому сожалению, ситуация на острове развивалась именно так, как он и предполагал. Уже сейчас Ао прекрасно понимал, что время Ширубабурамби начало обратный отсчет. Победа Огня и так-то была предопределена, а после молниеносной атаки на берег, увенчавшейся полным успехом Огня, даже о каком-то шансе затянуть конфликт и думать было нельзя. Сейчас уже начался второй бой в этой войне, и основные силы огня столкнулись со второй армией Озера. Фланговая атака провалилась, а если быть точнее, в ближайшие часы третья армия на место действия добраться не сможет. Небольшой шторм, начавшийся прямо на пути армии, заставил ее буквально ползком пробираться вперед, постоянно подтягивая орудия и повозки. Сам шторм не был какой-то техникой - все же для такого нужен, как минимум, синоби уровня Каге или близкий к нему. Но вот в том, что этот самый шторм синоби Конохи притянули с моря своими силами, Ао почти не сомневался. К вечеру армия Озера сократится еще на треть, последние силы уже развернулись назад и спешат к замку-столице, чтобы принять последний бой. Победа Огня стала делом времени. Похоже, пришло время выслать приказы о возвращении. Синоби Кири следовало убраться отсюда, пока такая возможность еще была. Прорывать блокаду Ао не хотелось совсем.
      В коридоре раздался шум, кто-то кого-то толкнул, послышались приглушенные голоса. Наконец дверь в комнату открылась, и на пороге появился Кетсуки. Парень снова что-то чудил, отделившись от всех сразу после окончания первого сражения. Где он пропадал почти день, Ао не знал, но не особо и хотел. Роль няньки ему импонировала меньше всех остальных.
      - Ао-сан, - Кетсуки снизошел до поклона, причем вполне почтительного.
      Только сейчас глава отряда заметил, что левый рукав его синоби безвольно болтается ниже локтя.
      - Что с твоей рукой?
      - Небольшая травма, к завтрашнему утру полностью заживет.
      Пришлось невольно поморщиться. Способность отращивать себе утерянные конечности все еще слегка пугала опытного синоби. Особенно пугало желание проверить, если открутить наглецу голову, он сможет и ее отрастить?
      - Небольшая?
      Парень стянул свободной рукой свою маску и обозначил невинную улыбку.
      - Именно. Не о чем беспокоиться, Ао-сан.
      - Где ты пропадал все это время?
      Вместо виноватого выражения Кетсуки расплылся в еще большей улыбке, на этот раз практически искренне радостной.
      - Я принес вам подарок! - на стол Ао легла небольшая красная сфера. - Это бъякуган.
      Опытному синоби потребовалось все его самообладание, чтобы с невозмутимостью принять этот факт. Вероятность того, что Кетсуки лжет или шутит, Ао даже не рассматривал. Парень мог с детской непосредственностью говорить правду, причем даже неудобную, и в лицо, но практически никогда не врал. А уж когда дело касалось чего-то серьезного, так и подавно. Обескураживать окружающих чистой правдой ему нравилось куда больше, чем привирать. Но поверить в то, что ему действительно удалось вытащить из Хьюги его додзютсу, да еще и не повредить в процессе…
      - Что с самим… донором?
      Кетсуки сел на край кровати, немного поглаживая отсутствующую руку. Временно отсутствующую.
      - Жив. За ним явились двое его товарищей и спасли. После ритуала извлечения я был несколько не в форме - все же очень тяжелая процедура, и не смог дать достойный отпор. Один из спасателей навязал мне бой, а второй схватил пленника и дал деру. Мне еще повезло, синоби Листа едва мне голову не оторвал, но я все же успел ослабить его технику, подставив свою руку, - все это парень рассказывал с довольной ухмылкой, будто все происходящее было в порядке вещей.
      - Что-то необычное, о чем мне стоит знать? - выдавил из себя Ао.
      Кетсуки задумался, но почти сразу просиял:
      - Да, есть кое-что. Оба синоби были облачены в странную форму, какой не было даже на первых встреченных нами бойцах. Эта одежда ослабляла мои способности, я с трудом почувствовал одного, тоже Хьюгу. Второй вообще казался мне невидимым - мои способности его не чувствовали, Ао-сан. Дрался на уровне хорошего тюнина, немного не дотягивал до специального дзенина, дважды воспользовался техникой «А» ранга. Сильной техникой, если бы не мои способности, меня бы в пыль превратило и развеяло. Попадать под такой прямой удар я никому не советую. Даже вам, Ао-сан.
      - Даже так. Что-то еще?
      Ао постоянно сражался с желанием схватить сферу и проверить, действительно ли внутри глаз с одной из сильнейших техник глаз в мире.
      - Нет, про синоби противника все, больше ничего необычного не показали. Пересадить вам глаз, Ао-сан, я смогу, как только восстановлю руку. Процесс не займет много времени, но вы некоторое время пробудете без сознания.
      Ао все же перевел взгляд на маленькую сферу, кажущуюся сейчас такой хрупкой в неровном свете горящей свечи.
      - Иди, отдыхай. Вскоре мы покидаем страну Озера.
      - Слушаюсь, Ао-сан, - вновь поклонился Кетсуки, и, вскочив с кровати, вышел за дверь.
      За такие подарки Ао действительно готов был очень многое простить излишне наглому молодому синоби. Взяв со стола сферу и покрутив ее в руках, убедившись, что сломать ее будет достаточно проблематично, синоби спрятал ее в одном из многочисленных карманов. Рано, очень рано старейшины сбросили Ао со счетов - теперь он не только вернет себе зрение, но и сумеет восстановить свой статус в деревне.
      
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.