Uingukage. Сокрытый в Тени Крыла. 1619

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Минакуро Като
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Экшн (action), Даркфик, POV, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 1247 страниц, 303 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Орифиэль
«Потрясающее произведение!» от Rikudo-sensey
«Просто супер!!!» от Лукинофф Азатор
«Добротно!» от Etas
«Мрачненький фанфик))))» от Наруто_и_Сакура_Узумаки
«Отличная работа!» от XiNatA-chan
«Отличная работа!» от steppppan
«Пожалуй, лучший фик по Наруто.» от Мистер Каюк
«За большую работу!» от Кицунэ Миято
«ЭТО_ШЕДЕВР!!!» от chekist_sto
... и еще 31 награды
Описание:
Он пришел в совершенно незнакомый ему мир. Не по своей воле и не по своему выбору. И чем больше он узнавал этот мир, тем очевиднее становилось - это мир сильных, где у слабых нет ни свободы, ни выбора. Он не хотел быть слабым, но стать сильным не так-то просто. Но он готов идти вперед, через тела врагов и, если потребуется, друзей. Он не будет подстраиваться под мир. Он его изменит. Сколько бы времени и сил на это не ушло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первый том завершен.
Второй том: https://ficbook.net/readfic/3451638

Есть набранные из интернета арты персонажей:
http://samlib.ru/img/p/postulans/uingukageneoflud/index.shtml

Глава 87

3 ноября 2014, 19:34
      
      Путешествие до скрытого убежища несколько затягивалось. Девочка, похоже, начала уставать от молчания и все чаще кидала на меня взгляды, но заговорить побаивалась. Что же, упростим ей задачу.
      - Как тебя зовут?
      - Юми. А тебя?
      - Обращайся просто на ты. Тебе же лучше просто не знать моего имени. И не обижайся на меня за грубость, но у меня нет времени на уговоры.
      Юми недобро посмотрела на меня, но кивнула.
      - Ты нас не боишься в отличие от селян. Они называют меня проклятой, а нии-сана - чудовищем.
      - Они всего лишь люди, ничего другого я бы и не ждал. К тому же печать, которую на тебя поставили, действительно называют проклятой.
      Девочка даже остановилась, едва не споткнувшись.
      - Почему?
      Ухмыльнувшись под маской, жестом указываю ей идти дальше.
      - Предрассудки. Насколько мне известно, девять из десяти человек, которым ставят печать, умирают в процессе.
      Юми вновь едва не споткнулась, но совладала с собой и пошла дальше. Деревьев и кустов вокруг становилось все меньше, только голые камни. Мы поднимались все выше, и мне приходилось посматривать по сторонам - не хотелось быть случайно обнаруженными.
      - Это значит, я не смогу вылечиться? И не смогу помочь нии-сану?
      - Если ты жива, значит, печать уже не убьет тебя. Если ты будешь сильной, сможешь подчинить ее и использовать. Ты использовала печать, когда хотела защитить своего брата от меня. Думаю, ты можешь больше.
      - Но я не хочу! - воскликнула Юми, но сразу замолчала и стушевалась.
      И так понятно, что девочке хотелось все вернуть, снова жить так, как они жили до всего этого. Немного наивно, но для ребенка вполне нормально. Про зверя я пока предпочел молчать.
      - Зачем ты хочешь найти то место? - решилась на вопрос девочка.
      - Чтобы уничтожить его, - простой и честный ответ. А то, что я в нем предварительно осмотрюсь, - это не так уж важно.
      Юми хотела еще что-то сказать, но замолчала. Мы наконец добрались до входа. И, на мое удивление, это был самый обыкновенный вход в виде арки, который вел в тоннель, уходящий куда-то вглубь.
      - Там есть ловушки?
      - Я… я не знаю. Меня вынес оттуда нии-сан, так что я не знаю. Правда. И можно я пойду с тобой?
      Уже положив ладонь на рукоять клинка и делая первые шаги во тьму тоннеля, я остановился:
      - Что? Зачем?
      Юми немного замялась:
      - Может быть, я смогу найти лекарство для нии-сана.
      Наверное, даже к лучшему, что мое лицо скрыто маской. Скептического выражения я удержать не смог.
      - Ну… попробуй. Только не мешайся под ногами.
      Ага. На что она надеется? На большой шприц с надписью - «лекарство от ликантропии»? Ну-ну.
      А вот мне нужно быть настороже. Надеюсь, большая лохматая зверюга уже посносила все ловушки на своем пути, когда бежала отсюда. Вообще у меня лишь одно объяснение, как они смогли бежать. Сам Орочимару уже покинул убежище, оставив после себя неповоротливого помощника. А вот уже тот проворонил бегство всех подопытных. Остальные варианты как-то не складываются. Если бы змеиный сеннин просто покинул убежище, то он либо уничтожил бы его за собой, либо бы забрал всю свою работу. Разве что остались совсем уж неудачные особи. Да даже если так, он ведь оставлял очень много рабочего материала, которым запросто могут заинтересоваться. Не думаю, что его опыты так уж бесчеловечны и никому не будут интересны. В любом случае, стоит ждать ловушек. Можно было бы пустить Юми вперед, но я заинтересован в сохранности ее тушки как живого носителя работающей проклятой печати. А если вперед не могу идти ни я, ни Юми, значит:
      - Теневой клон.
      Вызванная моя же копия повернула на меня лицо.
      - Отличное решение, - с немалым скептицизмом сообщил мне клон. Но вперед все же пошел. Мне кажется, или со временем копии становятся все более сознательными?
      Достаточно быстро мы наткнулись на ворота, которые были с корнем выдраны, причем достаточно давно. А спускаясь глубже, находили все больше следов разыгравшейся здесь битвы. Или, скорее, большого побега. Прошли через зал с десятком комнат при нем. Везде мусор и разломанная мебель, стоящая так уже давно.
      - Я не помню этого места, - призналась Юми, внимательно осматриваясь.
      - Неудивительно, - кивнул я.
      Глубже шла развилка. Клон, кивнув мне, пошел в одну сторону, я с Юми - в другую. Здесь следов разрухи было меньше, и я начал натыкаться на примитивные ловушки. Крайне примитивные. А вот с чакрой было глухо. Был в арсенале АНБУ такой свиток, который реагировал на чакру вокруг, использовался для обнаружения ловушек не механического действия. Полной уверенности не давал, ведь, даже почувствовав чакру, он лишь покажет это, но не укажет направления. Сейчас свиток вообще молчал. Н-дя, способностей сенсора иногда так не хватает.
      Мы спускались по какой-то винтовой лестнице, причем достаточно долго, даже пришли «воспоминания» клона. Он нашел клетки. То место, где, возможно, держали подопытных или что-то подобное. Сейчас почти все клетки были пусты, в некоторых лежали мертвые тела. Почти все решетки на камерах были вырваны. Ну, значит, мы с Юми не ошиблись коридором.
      Когда мы дошли до лаборатории, я слегка прифигел. Даже увидев размеры темниц, которые обследовал клон, я не учел размах строения, которое возвел Орочимару. Винтовая лестница опустилась прямо посредине большой двухуровневой лаборатории, неплохо освещенной немногочисленными светильниками. Даже сейчас, находясь в разгромленном состоянии - все это внушало уважение. Второй уровень, на который мы и спустились, являлся балконами над уровнем первым. Здесь стояли многочисленные столы и стеллажи, на которых и проходила основная работа. Один угол этажа был отведен под столики с мелкими колбами и химическими реагентами. Второй - под гербарии: на полках красовались парники, где когда-то выращивали какие-то растения. Еще в одном стояли пять коек, сильно заляпанных кровью, и разное медицинское оборудование вокруг них. Меня интересовал другой угол, где были сложены бумаги. Пусть сейчас там был бардак, но хоть что-то я надеялся найти. Весь же нижний уровень был отведен под огромные, метра три в высоту и метра полтора в ширину, прозрачные емкости. Большинство было разбито, но в некоторых еще лежали ставшие уже бесформенными тела. Здесь когда-то действительно кипела работа, и мне не верится, что Орочимару работал в таком месте один. Или даже вдвоем с Тсунаде. Ой как не верится.
      Юми прошла до заляпанной застывшей кровью операционной и застыла рядом с ней с отсутствующим выражением на лице. Может, вспомнила что-то из того, что здесь происходило. А может, эти воспоминания все витали на границе сознания, но ускользали, не давая покоя. Но я уже переключился на бумаги, активно просматривая все, что попадалось под руки. Времени на поиски было не сказать, что много, а объем бумаги был немаленький.
      Итак, здесь у нас, по крайней мере, семь рабочих мест, на бумагах и свитках можно различить семь почерков. Один принадлежит Тсунаде, один, судя по тем материалам, которые мне показывали, - Орочимару. Владельцы остальных мне не известны. У Тсунаде все сплошь рабочие заметки, мне ничего не говорящие. На неизвестных ситуация примерно та же. В принципе, и осмотр бумаг змеиного сеннина тоже сначала ничего не дал, пока я не нашел заметки. Вот они требовали более тщательного изучения. Так, проставлены даты; пробежался по первым строкам, по содержанию - что-то вроде дневника.
      Юми спустилась вниз и ходила вокруг емкостей. Внизу, кстати, нашлись и выходы в другие пещеры, возможно, я видел еще не все. Убедившись, что больше интересных мне бумаг здесь нет, я также спустился на первый ярус. В одну из пещер уходили уже знакомые мне шланги - на нее я внимания не обращал. А вот в другую вело куда больше проводков и прочего, оттуда даже сочился свет. Естественно, я сразу сунулся внутрь и, похоже, нашел то, что искал.
      Множество медицинского и прочего оборудования весьма архаичного вида, как и все в этой лаборатории, окружало одну-единственную емкость, почему-то положенную горизонтально. Здесь был отдельный стол с бумагами, так же в полном беспорядке, но к нему я пока не торопился. Меня куда больше заинтересовало содержимое емкости. В ней лежал мальчишка лет четырнадцати, плюс-минус пару лет. Светло каштановые волосы отросли до плеч. Лицо вполне обычное. Ничего необычного в нем нет. Странно. Печатей на теле я не видел, хоть имел возможность осмотреть его со всех сторон. Кто же он такой?
      Желая найти ответ, я открыл записи, что лежали рядом. Большинство были рабочими заметками, ничего мне не говорившими, но некоторые меня крайне заинтересовали.
      «…удивлен, когда она пришла ко мне со своей просьбой. Все еще с трудом верится, что она согласилась почти со всеми моими требованиями. Без ее знаний я вряд ли сумел бы закончить свое изобретение. Как я и подозревал, вся проблема лежала не в чакре, а в биологии процесса. Теперь…»
      Так, это не то, идем дальше.
      «…клонирования занял не так уж много времени. Но техникой воскрешения она пользоваться отказалась, а как иначе получить душу мальчика, я не знаю. Время идет, а ничего нового мы придумать так и не сумели. Если все продолжится…»
      Дальше нечитаемо. Не то.
      «…так и лежит, лишь пустая оболочка. Видя ее грусть при взгляде на эту мертвую тушку, я понимаю, что она вот-вот откажется от всего и уйдет. Нельзя! Нельзя, еще не все работы выполнены…»
      И еще вот это.
      «…на крайние меры. Даже самому боязно от того, что я задумал. Поиграть в игры с Шинигами - это далеко не шутки. Но если выйдет, мальчишка действительно получит шанс на вторую жизнь. Или все же не совсем жизнь? Так или иначе, стоит рискнуть…»
      И напоследок:
      «…так и не вышло. Разум слишком искажен. Это нельзя назвать разумным. Никак нельзя. Пришлось изолировать, хотя бы временно. Но как стражник, думаю, это существо будет просто идеальным».
      Собрав листки и спрятав в карманы, я приготовился к минированию, параллельно раздумывая над тем, что же здесь все же произошло. Почему вокруг остались разбросанными столь содержательные бумаги и почему о них никто не позаботился до меня? Странно.
      Я уже закончил с этой комнатой, когда до меня донесся крик:
      - А-а-а! Помогите!
      Черт, даже мысленно вопросы задавать нельзя. Ответ придет в самом неприятном виде, в котором только может. Биджу! Везет, как утопленнику!
      
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.