Uingukage. Сокрытый в Тени Крыла. +1441

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Минакуро Като
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Экшн (action), Даркфик, POV, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 1247 страниц, 303 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Потрясающее произведение!» от Rikudo-sensey
«Просто супер!!!» от Лукинофф Азатор
«Добротно!» от Etas
«Мрачненький фанфик))))» от Наруто_и_Сакура_Узумаки
«Отличная работа!» от XiNatA-chan
«Отличная работа!» от steppppan
«Пожалуй, лучший фик по Наруто.» от Мистер Каюк
«За большую работу!» от Кицунэ Миято
«ЭТО_ШЕДЕВР!!!» от chekist_sto
«Отличная работа!» от Evse
... и еще 30 наград
Описание:
Он пришел в совершенно незнакомый ему мир. Не по своей воле и не по своему выбору. И чем больше он узнавал этот мир, тем очевиднее становилось - это мир сильных, где у слабых нет ни свободы, ни выбора. Он не хотел быть слабым, но стать сильным не так-то просто. Но он готов идти вперед, через тела врагов и, если потребуется, друзей. Он не будет подстраиваться под мир. Он его изменит. Сколько бы времени и сил на это не ушло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первый том завершен.
Второй том: https://ficbook.net/readfic/3451638

Глава 127

3 ноября 2014, 20:22
      
      Последний кунай из сумки улетел в цель, а я отбил очередной арбалетный болт лезвием ниндзято. Резкое движение руки, с тихим хлопком в ладони появляется клон-сюрикен и улетает в цель, но безуспешно. Последний ниндзя попался какой-то слишком упрямый. Не было бы на лице маски, сплюнул бы. Тонких легких кунаев Игараси в сумке помещалось намного больше, чем обычных, но и они уже кончились, а чакры на клон-печати было жалко. Вот и остался с ниндзято в одной руке и карамбитом в другой. Сближение, взмах клинка, ниндзя принимает его на корпус арбалета, все равно уже бесполезного, успевает даже блокировать удар карамбита. Какой он был по счету? Двадцатый? Кажется, я порядком выдохся, уже почти не превосхожу человека в скорости. Слишком долгий бой.
      Толкаю противника корпусом, просто навалившись на арбалет. Он отступает, пока не прижимается спиной к стене. Резко отскакиваю назад, ударяю ногой в стрелковое оружие, добавляя веса тела. Ниндзя блокирует, но болезненно выдыхает. Еще удар, и его руки уже едва держат оружие. Перехватить карамбит, чтобы использовать, как коготь, зацепиться за какую-нибудь выступающую делать арбалета, потянуть вниз, открывая противника, и сразу резкий удар ниндзято. Все, последний, вроде как, готов.
      Оглядываюсь на поле боя. Мори отступили к самому входу в подземелье - еще немного, и все, ворвутся жители в подвалы клана. Но вот, что странно: я ожидал куда большего количества противников. Не в смысле селян, а именно этих недоделанных ниндзя. Да, даже они сумели меня порядком достать, но я вообще рассчитывал тянуть время, а затем отступить. Но нет, перебил всех и теперь не понимаю: это у них было всего четыре группы, или я что-то упустил?
      Переведя дыхание, быстро отступил обратно к подземелью. В идеале нужно было сейчас делать ноги куда подальше, но я не сопливый гэнин и даже не просто тюнин. Сначала нужно убедиться, что клан ушел и не забыл оставить за собой подарки, которые похоронят все это место вместе с собой. Кто-то должен проверять чужую работу, чтобы не оставить следов и ошибок, о которых потом все будут жалеть.
      Спустился до жилых уровней, и сразу стало ясно, где я просчитался. Запах крови чувствовался достаточно отчетливо - ниндзя все же прорвались сюда. Всего скорее, другими путями. Быстро прошел до жилых комнат, проверяя, нет ли выживших, да и отсюда можно было попасть вниз, минуя основные проходы, где еще могли остаться враги. Тишина, тела людей. Как членов клана Мори, так и нападавших. Некоторые из нападавших порублены весьма основательно, такое катанами не сделаешь. Проходя мимо, зашел и в комнату Хидана и Негеки, нужно было убедиться, сумели они уйти или… Или.
      Нагеки лежала на полу, мертвая, в луже крови. Похоже, в нее просто походя выстрелили из арбалета. Но меня привлекла надпись. Прямо перед девушкой кровью были начертаны несколько иероглифов. Криво, не ровно, и не всегда понятно, но на первый взгляд читалось…
      - Джашин. Какая ирония.
      Несколько иероглифов в начале были стерты шагами, пара случайно упавших капель крови искажали уже написанные и несколько оставались не дописанными. Стерев лишнее и макнув палец в еще не застывшую кровь, дописал:
      - Пусть будет Шина, - прочитал я.
      Закрыв девушке глаза, поспешил вниз. Сверху уже начали доноситься голоса, неровный и нестройный хор. Толпа пробилась внутрь - то, что осталось от толпы. Воины Мори, не перебитые арбалетчиками, изрядно проредили селян. Спустился в зал, где должна была находиться ритуальная коса. Косы на месте не было, зато было с десяток трупов, расчлененных на части. Достав из кармана один из трех оставшихся свитков с многократно усиленной взрывной печатью, производства Узумаки, я оставил ее здесь, активировав. Спустился глубже.
      Лаборатории встретили меня еще большим количеством тел. Считать их не было смысла, и здесь перемешались трупы как нападавших, так и защитников. Я оставил еще печать и уже собрался спускаться на нижний уровень, но остановился. Снизу поднялся Хидан, удерживающий косу на плече. Одежда носила на себе многочисленные дыры, сам парень был просто таки облит кровью. Но, кажется, серьезных ран не имел, двигался без стеснения.
      - Хидан? Какого биджу ты здесь делаешь? Хотя… не отвечай, мстишь за Нагеки, да?
      Но парень улыбнулся мне, крепче сжимая косу.
      - Ты сдохнешь во славу великого Джашин-сама, уебок!
      - Что?
      Едва успеваю отскочить назад, уклоняясь от оказавшейся неожиданно длинной косы. А Хидан уже сближался, взмахивая ею над головой. Прыгаю вверх, уклоняясь от нового замаха. Хидан раскручивает косу над головой и обрушивает на меня смерч из ударов. Лишь от нескольких я успеваю уклониться, а затем приходится жестко блокировать, что едва не ломает мне кости руки.
      - Хидан?
      - Заткни пасть, хуепутало! Я уебашу тебя, а за тобой и всех остальных!
      Хидан вновь раскручивает косу, но на этот раз ловчее и сильнее. Уклоняюсь, в основном отпрыгивая назад. Ритуальное оружие без труда разносит лабораторные столы, раскидывая во все стороны склянки и щепки, и в нос попадает неприятный запах реагентов. Хидан тоже уловил запах, остановился, ухмыляясь.
      - Соси хуй!
      Он высекает косой искру, и по лаборатории проносится взрыв, впечатавший меня в стену с чудовищной силой. Костюм нагрелся, но короткое, пусть и жаркое пламя, выдержал, а вот открытее участки получили ожоги. Из огня горящих столов на меня вышел Хидан. Одежда горела, но ему самому, похоже, это неудобств не доставляло.
      - Умри во славу Джашин-сама!
      - Перебьешься.
      Перехватываю карамбит. Хидан делает замах, но я ловлю древко косы когтем ножа и ногой прижимаю его к полу. Хидан тут же пытается вырвать оружие, и я ему не мешаю, отчего его рывок выходит слишком резким, и он теряет равновесие. Ускоряюсь, сближаясь с противником, и делаю несколько быстрых ударов в основном по связкам сухожилий.
      - Блядь! Уебок! Да я тебя…
      Я уже не слушал - оставив еще одну печать, рванулся к выходу. Парень принял средство для бессмертия. Уж не знаю, сам, или опоили, но это и неважно теперь. Все, я убедился. Клан Мори в этом месте больше не обитает, можно взрывать к чертям.
      Взрыв нагнал меня уже на границе долины, когда до обговоренного места встречи оставалось совсем немного. Но, благо, Миина и два десятка членов клана Мори ждали меня на месте. Они были хмуры, испуганы. И, что самое неприятное, все они были лишь младшими членами клана. Среди спасшихся только Сиола, мельком мне знакомая, была медиком, и еще трое помогали в лабораториях - все остальное просто молодые члена клана. Нагнав их, рухнул на землю, желая просто уснуть на пару часиков. Но все же принял сидячее положение, вопросительно глянув на Миину.
      - нормально? - напарница махнула мне рукой, показывая, что в норме, но по ее виду хорошо читалась усталость.
      - Почему так мало спасшихся?
      - Противники воспользовались тайными проходами. Старшие члены клана остались защищать наш отход, - вместо напарницы ответила Сиола, - это будущее нашего клана.
      Подавил вздох. Как глупо. У них не осталось ни клановых секретов, ни опытных синоби, способных передать знания. Они уже не клан, так, большая семья. Отдаю должное противнику: кем бы он ни был, уже в который раз. Он меня обставил, по всем пунктам.
      - Мне нужно взглянуть на бумаги, что вы взяли с собой.
      - Что? Зачем? - не поняла медик.
      - Это важно! Меня интересует оружие, которое разрабатывал Хидан и его отец.
      Сиола кивнула:
      - Да, все у меня. Хидан сказал, что это должно спасти наш клан. Техника убийства, что очень заинтересует Коноху.
      Миина подобралась, сгруппировалась, как готовящаяся к прыжку кошка. А я грустно улыбнулся, поднимаясь на ноги.
      - Знаешь. Хидан, похоже, все же был идиотом. Это не спасет ваш клан. Он подписал вам приговор.
      - Что? - Сиола напряглась, но все еще не понимала.
      - Миина. Никаких свидетелей.
      С места мы сорвались одновременно. Глупо, черт, очень глупо. Можно было бы отвести ее в сторону и спросить тихо, но я был уверен, что Хидан меня послушает. На что он надеялся, передавая информацию им? Теперь, что бы мы с Мииной не сделали, информация об оружии все равно бы достигла ушей Данзо, а мне это категорически не нужно. Нет. Такие вещи нужно хоронить без всяких следов.
      Я облокотился на дерево, пытаясь отдышаться, напарница присела рядом.
      - Что дальше?
      - Ты сможешь уничтожить трупы без следа? У меня закончилось средство.
      - Смогу, через часик, - кивнула девушка, поморщившись.
      За нами вряд ли кто-то пойдет. Ниндзя должны были осматривать то, что им досталось. Они же наверняка хотели захватить секреты клана. Сейчас у них и так должно быть полно проблем.
      - Я проверю все, что они насобирали, отсеяв лишнее. Когда закончу, ты уничтожишь тела.
      - Вот так и исчезают кланы, да? - грустно спросила бывшая Узумаки..
      
* * * * *
      
      Двое в черных плащах с нанесенными на них красными облаками вошли в деревню, некогда называемую Югакуре. И то, что они увидели, несколько разнилось с тем, что они ожидали увидеть. Всюду тлеющие дома, догорающие пожары, кое-где мертвые тела. Вдали, над лесом, поднимались столбы дыма, что на фоне заходящего солнца выглядело… по-своему красиво.
      - Какузу-сан. Вы уверены, что мы правильно пришли.
      - Да, я узнаю Югакуре.
      - Здесь всегда так? - удивился его спутник. - Весело. Если они подобные праздники хотя бы раз в месяц устраивают, я бы здесь поселился.
      - Идем, - проигнорировал его слова тот, кого назвали Какузу, - ищи живых.
      Какузу пошел вперед, а его спутник, закрыв глаза, прислушался к внутренним ощущениям. Постояв так некоторое время, он, не открывая глаз, пошел вперед, вслед за напарником.
      - Не поверишь, Какузу. Ни одной живой души не чувствую. Один источник чакры поблизости и более никого.
      - Не может быть.
      Напарник открыл глаза и нагнал Какузу.
      - Я серьезно. Никого.
      - Я сказал, не может быть. Либо ты плохо смотришь, либо… Ладно, пошли, найдем этот источник чакры.
      Напарники прошлись по разрушенному селению и вышли в поле. Картина, которую они там наблюдали, была… своеобразной. Множество мертвых людей, разложенных в огромном символе, и единственный человек, стоящий в центре.
      - Что здесь творится?
      Парень с голым торсом и косой, перекинутой через плечо, повернулся к гостям.
      - Еще жертвы во славу Джашина-сама! - крикнул он, и побежал в их сторону.
      - Считаю, что убийство всяких психов, вроде этого - очень полезное и правильное дело,- хмыкнул напарник Какузу, прежде чем сложить печати. - Высвобождение воды: Водяная пуля!
      В психа с косой улетел сконцентрированный водяной плевок, но тот легко поймал его рукой. Вода содрала кожу и некоторое количество мяса, но каких-то неудобств ему не принесла. Напарник Какузу, выругавшись, продолжил стрелять водяными пулями, но теперь псих уклонялся, и техника лишь изредка слегка задевала его. Но, когда противники оказались близко, синоби в черном плаще с красными облаками выхватил катану и встретил косу, сразу вступив в яростный рукопашный бой.
      - Помочь не хочешь? - выкрикнул напарник Какузу, но старик оказался глух к его просьбе.
      Какузу смотрел и не мог понять. Псих получал один удар за другим, но будто не замечал ранений. А вот напарник уставал и все больше ошибался, но пока не попадал под удар. Псих, видимо, ощутив превосходство, начал вращать косу вокруг себя, изображая небольшой смерч, и в какой-то момент сумел достать синоби в плаще. Совсем чуть-чуть, лишь зацепить плоть и пустить кровь. Псих засмеялся:
      - Все, пиздюк! Ты попал.
      Псих резко отступил, возвращаясь куда-то в центр круга из тел, что сам же и выложил. Оказавшись там, он слизал капли крови с лезвия косы и улыбнулся. Несколько мгновений ничего не происходило.
      - Что это с ним? - так и не понял напарник Какузу.
      Но затем псих изменился. Кожа почернела, и на ней выступил белый рисунок. Он достал длинный кинжал и, счастливо улыбаясь, вонзил его себе в живот. Тут же напарник Какузу захлебнулся кровью и упал на землю.
      - Во имя Джашин-сама! - кричал псих, продолжая колоть себя ножом, а под напарником Какузу все росла лужа крови, пока он не издох окончательно.
      - Интересно, - прокомментировал все происходящее сам Какузу.
      - Эй. Ты следующий, - заявил псих.
      - У тебя ничего не выйдет. Я сильнее этого, - Какузу кивком указал на труп.
      - Меня это не ебет, - хмыкнул псих, - я приношу жертвы во славу Джашин-сама!
      - Стой, - Какузу поднял руку, - как тебя зовут?
      - Ну, Хидан, и хули? - ответил псих.
      - Присоединяйся к нам, Хидан. И жертвы, которые ты будешь отдавать своему богу, будут самыми сильными синоби в мире.
      Хидан улыбнулся - такая перспектива ему нравилась. И Какузу слегка улыбнулся под маской. Он всегда умел находить истинную цену вещей. И только что заплатил за сильного синоби одним бездарным слабаком. Хорошее приобретение. Очень хорошее.
      
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.