Uingukage. Сокрытый в Тени Крыла. +1248

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг или персонажи:
Минакуро Като
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Экшн (action), Даркфик, POV, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 1246 страниц, 303 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Потрясающее произведение!» от Rikudo-sensey
«Просто супер!!!» от Лукинофф Азатор
«Добротно!» от Etas
«Мрачненький фанфик))))» от Наруто_и_Сакура_Узумаки
«Отличная работа!» от XiNatA-chan
«Отличная работа!» от steppppan
«Пожалуй, лучший фик по Наруто.» от Мистер Каюк
«За большую работу!» от Кицунэ Миято
«ЭТО_ШЕДЕВР!!!» от chekist_sto
«Отличная работа!» от Evse
... и еще 30 наград
Описание:
Он пришел в совершенно незнакомый ему мир. Не по своей воле и не по своему выбору. И чем больше он узнавал этот мир, тем очевиднее становилось - это мир сильных, где у слабых нет ни свободы, ни выбора. Он не хотел быть слабым, но стать сильным не так-то просто. Но он готов идти вперед, через тела врагов и, если потребуется, друзей. Он не будет подстраиваться под мир. Он его изменит. Сколько бы времени и сил на это не ушло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первый том завершен.
Второй том: https://ficbook.net/readfic/3451638

Интерлюдия 12

9 мая 2015, 23:45
      
      Сама идея разделиться Итачи не нравилась. С напарником, прикрывающим спину, всегда лучше, чем в одиночку. Но они разделились. Путь до крупного торгового города не занял много времени, ведь в этот раз они двигались со своей скоростью, а не со скоростью ребят и Суны. Только так был шанс опередить противников... При условии, что Итачи правильно понял их замыслы. Но в своих выводах нукенин не сомневался - он был опытен и умен и не мог проколоться на такой мелочи. Поведение противника было очевидным... Кроме одного момента - состав ударных групп. Идею, что атака будет производиться крупными силами, Итачи отмел сразу. Уингу, Като, именно он вел Коноховцев и имел большой опыт подобных операций. Естественно, он настоял на том, чтобы операции провели малые группы и скрытно. Вопрос в другом. Как распределятся эти малые группы и кто будет в них состоять? Разделятся Коноховцы или нет? Если нет - то Итачи, как только он убедится, что здесь работает группа Сунахамы, стоит быстро расправиться с ними и сразу двигаться на помощь Кисаме. В способностях мечника Учиха не сомневался, но драться против команды практически лучших убийц Конохи... Это было бы опасно.
      Итачи вовсе не считал двух напарников Като опасными, нет. Но с ним Саске, владеющий шаринганом. Кисаме, благодаря Самехаде, небезоружен против гендзютсу, но если Саске будет достаточно искусен, проблем у мечника будет много. Да и синоби из Корня... У него определенно есть какие-нибудь пакости, и если он атакует в нужный момент, а он сделает именно так, то Кисаме может и пострадать.
      Однако, вопреки обыкновению, Итачи не пользовался шаринганом. Он еще молод и даже мангеке сможет пользоваться еще достаточно долго... Но терять свои глаза категорически не хотелось. Да, у этого... странного человека, назвавшегося Мадарой или Тоби, были глаза Учих. Сказка про то, что пересадить можно только глаза кровного брата, - чушь. Учихи - один клан, одна семья. Все они были близки друг другу, все они имели одну кровь. Пересадить можно любые, ведь шаринган пересаживают вообще не Учихам. Хатаке тому ходячее доказательство. Просто именно от глаз брата будет наилучший эффект. В любом случае, Тоби уже оповестил Итачи, что в случае необходимости он поделится парой глаз из своей коллекции. Они могли иметь разное мнение на цели Акацки. Они могли по-разному видеть рамки, в которых могли действовать члены организации. Но все же... Врагами они тоже не были.
      Все было не так просто, как говорил Като. Тогда, с кланом. И сейчас, с работой Итачи в Акацки. Он не понимает целей организации. Он не понимает ее возможностей. Мальчишка Уингу. Он чем-то напоминал Итачи его самого. Но в тоже время был совершенно другим. Итачи в юности был предан Конохе... Фанатично предан. Но Като предан иначе. Не из идеалов, пропаганды, Воли Огня или любых других иллюзий. И дело даже не в его девчонке. Он просто сделал выбор. Осознанно принял решение, что будет работать именно в Конохе. И теперь, чтобы переубедить его, Итачи должен был показать ему, как много возможностей откроется перед ним в Акацки. Сколь многого он сможет достичь. Но сначала стоит показать ему, что он не так уж и силен. Слишком самоуверен. Враги, с которыми он сражался... Итачи казалось, что все они просто не смогли показать Като, насколько он пока слаб. Да, сенчакра - это много. И его навыки и умения кое-чего стоят. Но рядом с лучшими, что работают в Акацки, он будет блеклым пятном. И когда Кисаме ему это докажет, Итачи сможет предложить разочаровавшемуся в себе мальчишке помощь.
      А сейчас не стоило лишний раз напрягать глаза. Тоби может дать ему новые, но чужие могут оказаться слабее своих. В другой ситуации Итачи бы накладывал на всех прохожих гендзютсу, чтобы проверять, не видели ли они синоби Сунахамы или Конохи и одновременно заставлять забывать, что они видели его. Но сейчас он просто шел, внимательно глядя по сторонам.
      Это был не самый большой город, который он видел, и далеко не самый красивый. Так что это движение никак не отзывалось в душе нукенина. Достопримечательностью города был большой оазис, полноценное озеро, вокруг которого рос и развивался город. В остальном все тот же город, такой, как и все в Казе но Куни. Те же дома, те же люди. Разве что дома здесь старались строить повыше, чтобы побольше людей моли жить поближе к озеру. В остальном все то же самое.
      Закончив свой путь по улице, нукенин вышел к берегу озера, взглянув на другой берег. Что же, добыча сама пришла к нему в руки. Небольшое усилие воли, слабое болевое ощущение, и мир обретает недоступную никому четкость и детальность. Итачи смотрит на другую сторону озера и видит трех синоби. Сначала он заметил двоих, одетых, как обычные прохожие... Но их с головой выдавала походка, движения. Третий себя скрывал намного лучше, если бы не шаринган, Учиха и не заметил бы - возможно, что это синоби. И именно третий остановился, повернувшись к нему лицом. Почувствовал? Или действительно заметил. Два других остановились, похоже, слушали команду третьего, более опытного... Коноховца. И дали деру. Итачи не стал их преследовать, без своего лидера они не стоят его внимания. А вот оставшийся... Коноховец наложил гендзютсу, мощное, массовое. Он скрыл себя от всех, будто его и не было, и спокойно стянул с головы ткань, скинув плащ. Костюм АНБУ Конохи песчаной расцветки. Маска Ястреба. И в щелях глаз отчетливо виден полностью раскрывшийся шаринган. Саске.
      Така, немного постояв на месте, глядя на нукенина, стянул свою маску. Секунду его лицо было сосредоточенным и серьезным, а затем он дружелюбно улыбнулся. Открыто, по-доброму, как старому хорошему другу... Как брату.
      - Ни-сан! Давно не виделись! Не пишешь, не появляешься. Я хотел прислать тебе приглашение на свадьбу, но не знал, куда, - Саске неожиданно умело использовал гендзютсу, для создания звука своего голоса на достаточно большом расстоянии, озеро было в ширину не меньше полукилометра.
      Продолжая улыбаться, он расслабленной походкой пошел навстречу брату. Итачи на секунду замешкался, усилием воли применяя "Кай". Но это была не иллюзия. И шаринган в глазах младшего брата был настоящим. Это... Это действительно он? Но все же нукенин тоже шагнул навстречу.
      - Я уже хотел попросить старика Данзо помочь найти моего любимого старшего братика... Но ты сам нашелся! - Саске продолжал улыбаться и еще активно жестикулировал, показывая искренность эмоций. - Мы столько не виделись. Я соскучился, ни-сан.
      Итачи произнес всего одно слово:
      - Саске.
      На что Така вскинул руки к небу:
      - Оно заговорило! - и, снова поворачиваясь к брату, продолжил. - Ни-сан, тебе нужно больше разговаривать с нормальными людьми. Я понимаю, нормальных в наши времена найти сложно, но ты хоть попытайся.
      Итачи никак не мог свыкнуться с мыслью, что это - Саске, его младший брат. Контраст с предыдущей встречи был невероятен. И нукенин уже третий раз использовал "кай", чтобы убедиться - это не иллюзия.
      - Что за балаган?
      - Ты о чем? - внешне удивился младший брат.
      - Ты ведешь себя, как идиот.
      Саске отмахнулся:
      - Нет. Это ты ведешь себя, как идиот... Причем уже лет десять. А я просто дурачусь.
      Итачи понял. Влияние Минакуро Като. Раздражать людей просто для того, чтобы раздражать людей.
      - Похоже, вы с ним одинаково любите мусолить тему уничтожения нашего клана.
      Саске пожал плечами, серьезно ответив:
      - Мне плевать, о чем ты говорил с ним. Это ваше дело. Но у меня к тебе личный должок, ни-сан. Мне все равно, какие у тебя были причины. Мне безразлична ситуация, в который ты оказался. Ты предал мой клан. Ты убил мою семью. Этого я тебе не прощу никогда.
      Все же он еще жаждет мести, пусть и умело это скрывает.
      - Но знаешь... - неожиданно совсем другими интонациями продолжил Така, - я за что-то тебе даже благодарен.
      Нукенин вопросительно изогнул бровь.
      - Я знаю, почему ты оставил меня в живых. Не важно, что ты сам об этом думаешь, - опережая мысли брата, говорил Саске, - я знаю причину. Ты боялся. Боялся остаться один с бременем клана. С бременем последнего выжившего. Вся ответственность, все прошлое, вся вина, все это осталось бы на тебе одном. И потому ты убедил себя, что кто-то должен спастись. Спастись, выжить, чтобы разделить с тобой твое бремя. Вину ты все равно оставил себе, а вот месть за клан и право его возрождения - мне.
      Итачи нахмурился. Ему не нравилась эта трактовка. Брат тоже не понимал, ему заморочил голову этот... Но и рассказать истину нельзя. Не сейчас. А Саске продолжил:
      - Но кое-что изменилось. Месть забери себе, она мне ни к чему.
      Нукенин удивился. Что это значило? Что хотел сказать его брат?
      - Ты и все остальные из нашего рода, все те, кто погиб. Вы блуждали во тьме. Вы смотрели в темноту, и искали в ней истину. Я, благодаря тебе, едва не стал таким же. Но не случилось. Я увидел свет. Ни-сан, прошлое нашего клана остается тебе. Все, что было с кланом Учиха до того, как ты его едва не истребил - оно твое. Я возглавлю новый клан. Другой. В нем синоби не будут убивать своих друзей в погоне за силой. И брат не будет забирать у своего брата глаза, чтобы избавится от слепоты.
      Вот теперь Итачи был действительно удивлен. Откуда он знал все это? Кто ему могу сказать?
      - Удивлен? - Саске улыбнулся. - Я читал ту доску. Не все, но достаточно.
      А затем Саске изогнул губы в насмешке:
      - А затем я уничтожил ее...
      Итачи дрогнул, пытаясь осознать услышанное. Это не укладывалось в его голове. Этого не могло быть, потому что не могло быть!
      - Ха-ха-ха, видел бы ты себя со стороны. Вытянул лицо, будто встретил Рикудо вживую. Да, брат, я избавился от нее. Потому что этот артефакт вел наш клан путем ненависти и страданий. Пришло время это изменить. Ты будешь последним пользователем мангеке шарингана. Мои потомки будут смотреть на мир другими глазами.
      И, завершая эти слова, глаза Саске изменились. Зрачок разошелся к томое, и они создали рисунок, как мангеке шаринган, но без зрачка.
      - Саске... - с трудом выдавил Итачи.
      - Красиво, не правда ли? - ухмыльнулся Така. - Муюкаса шаринган. Взгляд без оков. Я не нашел никакой информации о своих глазах, так что название придумал сам. Мои потомки запомнят меня как того, кто написал новую историю клана Учиха.
      Итачи справился с собой и снова нахмурился:
      - Слишком много тщеславия для обычного тюнина.
      Саске кивнул:
      - Да, именно этих слов я и ждал. Просто хотел похвастаться перед тобой, ни-сан. Я всегда хотел, чтобы ты признал меня. Этого я хотел на самом деле. Даже сейчас это важно для меня. Я признаю это, потому что больше не вру себе и не пытаюсь себя обмануть. Да, к слову, можешь не пытаться наслать на меня гендзютсу. Если я научился видеть правду в себе, то и иллюзии вокруг не станут мне преградой.
      Итачи смотрел на своего младшего брата и не знал, что делать. Саске не показывал агрессии, даже напряженности. Он будто действительно встретил брата спустя много лет и просто говорил с ним. Будто они и не должны сражаться друг с другом насмерть.
      - Ты много взял на себя.
      Коноховец кивает:
      - Да, куда больше, чем ты пытался скинуть на меня, - не упустил возможности вставить шпильку Саске. - Не бойся, не сломаюсь. Да и я не один. У меня есть друзья, которые помогут. И семья, которая поддержит.
      А вот эти слова укололи куда больнее, чем все то, что было сказано ранее. Итачи как никогда сильно вспомнил то одиночество, тоску и боль, которую испытал в тот самый момент, когда накладывал свою технику на маленького брата. Желание сражаться сейчас и так было небольшим, а после этих слов исчезло совсем. Нукенин не хотел себе признаваться, но он чувствовал свою вину перед братом. А еще больнее было переступать через гордость, ведь Саске ни в чем не боялся признаваться себе.
      - Ты хотел, чтобы я тобой гордился, Саске? - все же заставил себя улыбнуться Итачи. - Да, я горжусь тобой.
      Саске улыбнулся с немалым облегчением:
      - Мне приятно это слышать, - он опустил взгляд и приподнял ступню над водой, - жаль лишь, это уже ничего не меняет.
      И резко опустил ступню в воду. Всего на пару сантиметров, но шаринган Итачи отчетливо рассмотрел заряды молнии, что неслись к нему через водную гладь. Контроль техники, без слов, ручных печатей - на одной воле. Это намного больше, чем то, что Саске мог продемонстрировать в прошлый раз. Но этого было недостаточно.
      Итачи точно так же, на голом контроле, напитал воду под ногами своей чакрой, переходящей в элемент воды, создавая препятствие для атаки брата. Его контроль был лучше, и атака завязла. Но Саске только начал. Половину его лица уже покрыл рисунок джуина, но на этом и остановился. Така резко рванулся вперед, на ходу выхватив кинжал. Итачи выхватил кунай - в своей способности противостоять брату на ближней дистанции он не сомневался. Саске сходу начал наносить удар кинжалом, и Итачи уже готов был отводить удар кунаем, перехватываю руку противника своей, когда от лезвия кинжала разошлись искры. Нукенин в последний миг высвободил футон, защищая себя от парализующего действия райтона. Лезвия кинжала и куная столкнулись, высекая искры, Итачи попытался провести захват, схватив руку брата. Но Саске повторил атаку молнией через водную гладь, и разряд, пусть и слабый, ударил в ноги нукенина.
      На мгновение отвлекшись, Итачи едва не пропустил выпад вторым кинжалом, вынужденный резко отскочить назад. Но Саске продолжил напирать. Схватка на короткое время перешла в рукопашный бой, но бесконтактный. Саске пытался не столько задеть противника клинками, сколько коснуться его, чтобы пройти защиту футона и провести парализующую атаку райтоном. Итачи избегал контакта. Он превосходил брата в технике и опыте... Но не мог их полноценно применить. Саске своим шаринганом так же успевал читать движения брата, а владение райтоном на подсознательном уровне позволяло не тратить концентрацию на контроль и высвобождение стихии. Пат, но такая ситуация не устраивала ни одного из противников и потому продлилась не более нескольких долгих секунд обмена ударами.
      Братья почти одновременно с усилием высвободили свою стихию. Саске отправил во все стороны разряды молнии, а Итачи - волну концентрированного воздуха. И оба отпрыгнули друг от друга. Итачи собрал печать концентрации, высвобождая суйтон, поднимая из воды трех водных драконов и отправляя их в атаку. В этот момент лицо Така покрылось пылающей вязью проклятой печати. Он выхватил несколько сюрикенов и, напитав их чакрой, метнул в драконов. А Итачи с некоторым удивлением смотрел, как обычные сюрикены разрезают и разрывают технику "А"-ранга. Но рассмотреть сюрикены, чтобы понять, как такое возможно, нукенин банально не успел, увидел лишь, что они запитаны чакрой молнии.
      А Саске выстрелил в него концентрированной струей темного пламени. Не меняя стихии, Итачи поднял еще одного дракона, чтобы сбить технику... Но технике "А"-ранга не хватило мощности, струя пробила ее, пусть и порядком ослабла. На этот раз Итачи смог увидеть причину. Саске не просто высвободил пламя. Он сконцентрировал проклятую чакру и уже ее преобразовал в катон, делая технику на порядок устойчивее. И даже стихия противовес, вода, не смогла полностью сбить технику. А еще в сгустке пламени прятался кинжал на прочном тросе. Несколько мгновений, которые потребовались Саске, чтобы переключиться с огня на молнию, и Итачи, чтобы отпрыгнуть, и от лезвия во все стороны разошлись разряды тока.
      Нукенин тут же сложил печати, атакуя концентрированным сгустком огня. Но Така выхватил второй кинжал из чакропроводящего металла и, успев снова переключиться на пламя, напитал лезвие чакрой и отбил технику. Итачи, давя собственную гордость, вынужден был признать: техники младшего брата по умолчанию устойчивее и мощнее, и единственный способ преодолеть эту разницу - вкладывать больше чакры. Отбивать техники "А"-ранга просто напитанным чакрой железом - это мало того, что наглость, это...
      Додумать он не успел. Саске быстро убрал кинжалы в ножны и собрал печати. "Чидори", - прочитал нукенин технику брата. Но был не совсем прав.
      - Чидори!
      В левой ладони Саске вспыхнула чакра. Но это было совсем не то же самое, что делал Какаши. Младший Учиха концентрировал проклятую чакру, чистую от собственной, и пускал ее на технику. Поэтому вместо чистой молнии в ладони ярко полыхало нечто темное. И во все стороны разлетались, будто капли раскаленного искрящегося металла, сгустки проклятой чакры. И вместо голубой молнии руку брата ласкали молнии черные и белые. Но это было не все. Саске многообещающе улыбнулся, прежде чем завершить технику.
      - Чидори Нагаши!
      Черно-белые молнии, пусть и менее интенсивные покрыли все тело синоби, но шаринган Итачи видел больше. Его брат сделал то, что не смог бы сдать сам Итачи. Проклятая печать интенсивно вырабатывала чакру, и Саске сжигал ее в технике... Но не в ладони, а по всему телу. Нукенин не мог бы повторить это, но уже видел подобное. Нинтайдзютсу. Пришло время становиться серьезным.
      Така рванулся с места и двигался куда быстрее, чем раньше. Итачи сконцентрировался на футоне и начал высвобождать его так сильно, как мог, потому что проверять на себе воздействие этих молний он желанием не горел. И вновь братья сошлись в рукопашной. Блокируя и уходя от ударов, Итачи медленно отступал. Поддержание такой сложной техники практически не сказались на техничности и скорости младшего брата. А вот самому Итачи мешала необходимость постоянно поддерживать концентрацию футона. Саске не мог пробить защиту Итачи, а Итачи нечем было достать Саске. Бой на истощение, слишком быстрый для обоих, чтобы отвлекаться на использование еще каких-либо техник. Итачи несколько раз пытался наложить гендзютсу, но никакого эффекта это не возымело. Иллюзии, направленные прямо на Саске, проходили сквозь него, не замечая цели. Бой на истощение, и, судя по ухмылке младшего Учихи, такой бой его устраивал.
      Но такой бой не устраивал Итачи, чувствовавшего, как напряжение от поддержания футона дает о себе знать. После очередной связки ударов и блоков нукенин несколькими резкими прыжками разорвал дистанцию, одновременно атаковав воздушным снарядом Саске. Снаряд разбился о покров Чидори ввиду недостаточной силы, а Така выставил вперед ладонь.
      - Чидори сэнбон!
      Сноп черных искр-игл вырвались с его руки и полетел в старшего брата. Итачи собрал технику ручными печатями.
      - Футон: Стена!
      Ударная волна концентрированного воздуха врезалась в иглы, раскидывая в разные стороны. А Саске уже бежал на сближение, запуская вперед напитанные чакрой сюрикены. Итачи отметил, что если напитанное чакрой железо достаточно устойчиво, то отправленную в полет технику ему удалось развеять без проблем. Напрягая глаза, он просчитал траекторию полета сюрикенов Саске, швырнув в ответ свои. Сюрикены Итачи, попадая в сюрикен Саске, сбивали его и отлетали на перехват другого, что позволило нукенину высвободить одну руку для печати концентрации.
      - Катон: Хосенка Тсумабени!
      Ворох концентрированных огненных шаров со скрытыми внутри сюрикенами полетели в Саске. Младший Учиха выпустил кинжалы, схватившись за тросы в метре от рукояти, начав их вращать.
      - Демоническая мельница!
      Напитанные чидори кинжалы, сливались из-за вращения в почти видимые диски, и сам Саске тоже начал вращаться вокруг своей оси. Огненная техника бессильно разбилась об эту защиту. Но Итачи продолжил складывать печати:
      - Суйтон: водная темница!
      Вода, обхватив ступни Саске, резко пошла вниз вместе с ним, быстро образовывая воздушный пузырь. Итачи не хотел убивать брата, но в такой ситуации приходится пересматривать приоритеты.
      - Суйтон: режущая казнь!
      Стены шара, в котором находился Саске, начали вращаться и менять форму, преобразуясь в шипы. Когда техника завершится, ловушка должна схлопнуться, а шипы - разорвать жертву. Но не случилось. Саске резко замер, а затем выставил ладони вверх.
      - Штормовой сдвиг!
      Техника молнии резко свернулась в его ладони и выстрелила потоком в небо, прорезая толщу воды и вытаскивая хозяина за собой. Столб молний поднялся на несколько десятков метров, выбросив туда Саске. Коноховец, перевернувшись в воздухе, приземлился на воду, но покрова из черных молний на нем уже не было. Да и вязь печати исчезла с лица. Вместо этого его тело покрывала обычная для чидори голубая молния. Техника еще действовала, но проклятая печать больше ее не подпитывала. Устал?
      Итачи вновь собрал печати и выстрелил очередным сгустком пламени в брата. Саске сорвался с места и пошел на сближение. Огненный шар он прорезал чидори, второй рукой выхватив кинжал и швырнув в брата. Итачи бросил на перехват кунай и уже выхватил второй для еще одного спарринга в полный контакт. Братья сошлись в очередной раз, но всего через три удара Саске открылся и пошел на сближение. Итачи сразу атаковал в открывшуюся слепую зону, отлично зная, что брат прочитает его движения шаринганом и уйдет от атаки. Но Така не ушел, дав проткнуть себя кунаем. Итачи замер, всего на миг. Он уже начал понимать, что так не должно быть, что есть подвох, но сделать что-либо не успел. Клон, полностью состоящий из чакры молнии, засиял голубым светом и резко высвободил всю чакру, продавливая защиту нукенина и парализуя его тело.
      Итачи замер - ему требовалось всего пара секунд, чтобы вновь вернуть себе контроль над телом, но у него не было пары секунд. Конечно. Покров чидори. Из-за него Итачи не определил клона. А сам Саске использовал маскировку костюма. Ту самую, что отлично скрывала чакру даже от сенсоров вроде Хьюг. К тому же, сейчас вокруг было полно чакры обоих братьев, высвобожденной во время применения техник. Шаринган просканировал пространство перед Итачи, но ничего не увидел. Тогда нукенин, в первую очередь возвращая возможность поворачивать шею, начал оборачиваться, пытаясь найти своего младшего брата. Нашел - Саске уже сближался, держа в руке кинжал. Конечно, никаких техник, чтобы не выдать себя.
      Глаза Итачи меняются, закручиваясь в калейдоскопе. Вокруг его тела вспыхивает черное пламя, собираясь в причудливые формы.
      - Сусано!
      Фигура человека, состоящего из Аматерасу, заставила Саске резко затормозить и разорвать дистанцию. Черное не столько пламя, сколько лепестки сконцентрированной тьмы, закрученные, принявшие форму, сложенные в огромный узор. Сейчас Саске просто не в состоянии что-либо противопоставить этой технике. Игра закончена.
      Вот только сам младший Учиха считал иначе. Глядя на черную фигуру, он выглядел удивленным, но совсем не так, как синоби удивляется технике врага, с которой ничего не может сделать. Его удивление было совсем другим. Он будто увидел нечто, лежащее на самом видном месте, но в тоже время, скрытое ото всех. Что-то настолько очевидное, что впору ругать себя за глупость. Секунда, вторая, третья. Итачи уже размышлял, как закончить этот бой, не убив брата, когда что-то произошло.
      Глаза Саске, сохраняя форму, закружились в калейдоскопе.
      - Сусано: отмена.
      Капилляры в его глазах набухли, и из глаз, вместо слез, потекли тонкие ручейки крови. Но Итачи потерял контроль над своей техникой. Сусано начало распадаться, разваливаться, сгорать, исчезать. И вот этого старший Учиха ожидать никак не мог. Саске, воспользовавшись моментом, швырнул в брата несколько необычных сюрикенов и, спустя короткий промежуток, еще один. Швырнуть сюрикены в ответ Итачи мешало еще не до конца распавшееся сусано, но оно же должно было закрыть его от атаки. Однако сюрикены еще до подлета к черному пламени с хлопком раскрывались, высвобождая какой-то газ. Еще секунда, и последний сюрикен залетел в образовавшееся облако. Искра, и газ взрывается с силой такой, от которой и без того разваливающаяся техника Итачи разлетается на части, а самого его отбрасывает назад. Совершив в воздухе несколько оборотов, Учиха приземляется на ноги. Во все стороны летят брызги поднятой в воздух воды, а в ушах нукенина стоит писк. Перед ним развеивается потрескавшийся кусок брони сусано, поглотивший удар. И его брата в пределах видимости уже нет. Отступил. Понял, что дошел до предела... Нет, переступил свой предел. Сделал невозможное. Итачи потребуется немало времени, чтобы проанализировать этот бой. И решить - готов ли он еще раз столкнуться со своим братом в бою?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.