Uingukage. Сокрытый в Тени Крыла. 1741

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Минакуро Като
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Экшн (action), Даркфик, POV, Попаданцы
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Макси, 1247 страниц, 303 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от TarTaros
«Отличная работа!» от Орифиэль
«Потрясающее произведение!» от Rikudo-sensey
«Просто супер!!!» от Лукинофф Азатор
«Добротно!» от Etas
«Мрачненький фанфик))))» от Life in the shade
«Отличная работа!» от XiNatA-chan
«Отличная работа!» от steppppan
«Пожалуй, лучший фик по Наруто.» от Мистер Каюк
«За большую работу!» от Кицунэ Миято
... и еще 32 награды
Описание:
Он пришел в совершенно незнакомый ему мир. Не по своей воле и не по своему выбору. И чем больше он узнавал этот мир, тем очевиднее становилось - это мир сильных, где у слабых нет ни свободы, ни выбора. Он не хотел быть слабым, но стать сильным не так-то просто. Но он готов идти вперед, через тела врагов и, если потребуется, друзей. Он не будет подстраиваться под мир. Он его изменит. Сколько бы времени и сил на это не ушло.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первый том завершен.
Второй том: https://ficbook.net/readfic/3451638

Есть набранные из интернета арты персонажей:
http://samlib.ru/img/p/postulans/uingukageneoflud/index.shtml

Глава 192

9 мая 2015, 23:52
      
      - Мы это просто так оставим?! - Саске говорил не громко, но вид имел весьма воинственный.
      За день мы провели несколько встреч, каждая из которых длилась достаточно долго. Но Темари сумела проявить себя с правильной стороны, один крупный клан и еще два не столько клана, сколько крупные семьи, встали на нашу сторону. Один достаточно крупный клан согласился на нейтралитет. Плюс еще несколько крупных семей решили остаться в стороне. Представитель еще одного клана был готов встать на нашу сторону, но загнул такую сумму, что даже я удивился его наглости. Наглый старикашка требовал денег, грозясь прямо сейчас пойти и рассказать все Джосеки. Темари обыденным голосом, будто говорила о погоде, сообщила, что после такого поступка Кьюджин в первую очередь сравняет с землей именно их клановый квартал. Старикашка обиделся и ушел, а Саджи пояснил, что этот клан теперь вряд ли сунется в драку. Собственно, на этом переговоры пока и закончились. Но результат и так был неплох. Здесь не Коноха. Кланов, вроде Хьюг или, скажем, Сарутоби, здесь нет. В смысле, был, но только Сунахама. А из оставшихся кто-то выступит на нашей стороне, а большинство, с большой вероятностью, разборку проигнорируют. Ну, все это со слов Саджи. Темари старосте деревни доверяла, мы с Саске помалкивали. А я готовил резервный план, пока только в уме.
      И вот, как только лишних людей рядом с нами не осталось, Така высказал свои претензии.
      - Да, оставим, - киваю, - или у тебя есть другие предложения?
      Учиха хмурится:
      - Прекращай играть словами. Ты знаешь, о чем я.
      Скептически поднимаю бровь:
      - Я знаю, о чем идет речь, но не понимаю, чего ты от меня хочешь?
      - Синоби Сунахама участвовали в подготовке нападения...
      - Я слышал это собственными ушами, - прерываю напарника. - Что теперь? Хочешь прийти к Джосеки, извиниться, что не на тех подумали, и вместе с ним раздавить клан? Или мне тебе еще раз объяснить, что их синоби просто использовали? А реальный организатор находится не пойми где и довольно потирает руки?
      Саске начал злиться:
      - Тогда какого биджу?! Нельзя спускать с рук нападение на столицу Страны Огня! - он все еще говорил негромко, но начинал злиться. - Наш долг как синоби Конохи...
      - Долг? - вновь прерываю его. - Ты снова заговорил о долгах? Я еще не всю дурь из тебя выбил? Мы работаем на благо Конохи. Если для этого придется поступиться какими-то принципами...
      - Мы перестанем быть синоби, - оборвал меня Така. - И мы здесь как раз из-за нашего долга. Долга ответить на удар адекватным ударом. Мы не должны поступаться принципами. Итачи поступился ими. Он перешагнул грань дозволенного. Он поставил благо Конохи выше преданности клану, идеалам, принципам. Куда это его в итоге привело?
      Еще один. Как и Ино, разве что другими словами, он говорит мне о том же.
      - Для блага Конохи я пойду на многое, Саске.
      - Перешагнешь черту, предашь того, кому должен был быть верен, вне зависимости от блага Конохи - станешь моим врагом, Като. Потому что предавший один раз предаст и снова. И я уже не смогу тебе доверять.
      Упертый баран. Я уже хотел спросить, чего именно он хочет, но вошла Темари, мрачно осмотрев нас и остановившись на мне.
      - Кьюджин?
      - Это прозвище сегодня я услышал впервые, как и ты, - отмахнулся я, отходя на свое место, Саске вернулся на свое.
      - Так уж и впервые? - подозрительно спросила химе.
      Высказался Саске:
      - Мне приходилось слышать это прозвище, слухи в основном, но я никогда не связывал их с Уингу. Там много всякого бреда ходит.
      Проблема в том, что Саджи указал на вполне реальные события... Пусть и поставленные под определенным углом, делающим меня главным виновником всех разрушений.
      - А сам ты что скажешь? - вновь обратилась ко мне девушка.
      Еще одна.
      - Что ты хочешь услышать?
      - Правду.
      Поднял на нее взгляд, полный скептицизма.
      - Я не жду, что ты будешь передо мной отчитываться, Като, - Темари осталась вполне спокойной, - но я хочу доверять тому, кого собираюсь впустить в свой дом во главе небольшой армии. Чтобы я могла доверять тебе, разъясни ситуацию. Откуда эти слухи?
      Хмыкнул, но она умеет быть настойчивой. Иногда.
      - Откуда? Я действительно участвовал в той войнушке, в Озере. Но ничего там особо не взрывал, - кроме какой-то лаборатории. - Действовал с другими безликими. Ива? Был там пару раз, по работе. Но ничего не взрывал.
      - Его специальность - проникновение и скрытые действия, - поддержал Саске, - была до недавнего времени.
      Стукну гада.
      - Что там у них произошло на экзамене - я без понятия. Деревня Горячих Источников? Бывал там. Источники, говорят, целебные, но я этого особо не заметил. Да и девушки там вялые, мне не особо понравилось. Что там у них произошло, и кто весь бардак устроил - я, опять же, без понятия, у меня действительно только догадки.
      Така вновь решил высказаться:
      - Эрью разрушал не он, хотя и был там. Это я точно могу сказать, сам к нему на помощь шел.
      Киваю:
      - Там мы были с моей командой. Ученики-гэнины. Мы пересеклись с Орочимару, тебе он известен, - Темари вздрагивает, кивнув. - Один из гэнинов погиб. Двоих доставили в Коноху. Все, что я делал там - убегал и старался выжить. Ты видела взрыв, которым я добил Стилтуин. Этот взрыв не оставляет огромных кратеров.
      Темари кивнула:
      - Я поняла. Но откуда взялись эти слухи?
      Усмехаюсь, но не слишком весело:
      - Я догадываюсь, кому они нужны. И даже могу предположить, зачем.
      Престиж деревни, чтоб его. У Конохи есть еще один дзенин, прославившийся на весь мир, как Копирующий ниндзя Какаши или Гай Зеленый зверь Конохи. Не думаю, что кого-то беспокоит мое отношение к такой сомнительной славе.
      - Ладно. Закрыли этот вопрос, - девушка тоже прошла до своего места, устраиваясь на простенькой кровати прямо в одежде.
      - Это не все, - решил не откладывать в долгий ящик Така, - мы не решили вопрос с участием синоби Сунахамы в организации нападения на столицу Страны Огня.
      Темари скептически подняла бровь, отчего я едва не прыснул. Действительно плохо влияю на людей.
      - Да, участвовали. Нам предложили миссию, несколько синоби отправились туда, выполнили миссию и получили деньги. В самом нападении они не участвовали.
      - Вы все равно должны будете за это ответить.
      Химе хмыкнула:
      - Может, мне потребовать с Уингу ответить за смерть моего брата? Или всю Коноху за погибших синоби Суны.
      - Тогда вы сами на нас напали, - напомнил Саске.
      Темари кивнула:
      - А затем никаких договоров между нами не было. Мы не обязаны ни за что отвечать.
      - Я этого так не оставлю, - стоял на своем Учиха.
      Сунахама хмыкнула:
      - Поговорим, когда власть в Суне вернется в руки моего клана.
      Она перевела взгляд на меня, но я никак не реагировал. В эту разборку я встревать не собираюсь. Надоело решать чужие проблемы, пусть сами разбираются - не маленькие. Видя, что я поддерживать напарника не спешу, химе решила, что разговор закончен. Мы разлеглись и потушили свет. Мои спутники быстро провалились в дрему, и я тоже решил поспать. Хочу домой. К жене. Вернусь - возьму отпуск. А если кому-то что-то потребуется, выставлю ценник, как за миссию "S"-ранга. Как сразу за три миссии.
      Но поспать не дали. Через примерно час появился гость. Он достаточно скрытно подобрался к пузатому домику и некоторое время наблюдал через окно. Саске и Темари пока дремали. Вытащил керамбит и крутанул в руке, Саске тут же проснулся, беззвучно вытащив кинжал. Последней проснулась Темари, но уже в тот момент, когда гость подошел к нашему окну. Суновец. Мне не знаком. Мужчина, взрослый. Ну что же, встречаем.
      Мужчина почти беззвучно открыл окно, почти беззвучно поставил одну ногу на пол и замер. Замер, потому что кончик керамбита уперся ему в шею, лезвие кинжала уткнулось в ткань жилета у самого сердца, слегка мерцая искрами, и один из коротких вееров, что Темари все так же носила, который, к слову, имеет очень острые края, упирался в пах.
      - Кто о чем, а вшивый о бане, - прокомментировал я.
      - Ты к чему? - решил уточнить Саске.
      - Я про нашу спутницу.
      - Для мужчины потерять достоинство и выжить куда страшнее, чем просто умереть, - ответила Темари.
      Мужик, половину лица которого прикрывала... белая ткань? Вертикальная полоска ткани. Она к чему вообще? В общем, он улыбнулся, что в его положении было довольно смело.
      - Темари-тян, ты была хорошей ученицей.
      - Сенсей, - ничуть не удивилась химе, - пока вы еще живы, может, ответите, зачем пришли?
      - Всерьез думаешь, что вы втроем можете меня убить?
      Така улыбнулся.
      - Я очень хочу посмотреть, как он попробует сбежать. Или, что будет еще веселее, попробует убить нас.
      - Спокойнее, мой друг, - отвечаю, но тоже улыбаюсь, - хотя проникать сюда лично, а не посылать клона, было опрометчиво.
      Баки, которого я, наконец, вспомнил. Ну, лично не знаком, но про сенсея команды Суны помнил. Суновец скосился на меня.
      - А может, я все же клон.
      Чуть надавил лезвием на кожу, вызывая кровотечение.
      - Мы можем вскрыть тебя и проверить.
      - Отставить, - вмешалась химе, - я задала вопрос, сенсей. Если следующая ваша реплика не будет ответом, вы умрете, пусть мне бы этого и не хотелось.
      - Могу оглушить часиков на тридцать, - предложил Така, - правда, не обещаю, что он после этого сможет хотя бы ходить.
      Девушка кровожадно улыбнулась:
      - Я жду ответа.
      Баки, наконец, снизошел:
      - Я пришел поговорить.
      - От чьего лица? Не отрицай, что ты служишь Джосеки, - сразу отрезала химе.
      - От лица АНБУ Суны, - ответил дзенин. - И нет, я уже не служу Джосеки.
      - Говорить от лица безликих та еще честь, - хмыкнул я.
      Темари смотрела все так же серьезно, хотя в темноте, наверное, полноценно "видел" только я.
      - Не ври. Я не верю, что ты ушел со службы.
      - Джосеки не доверял нам. Он расформировал АНБУ, передав обязанности клану Такеда.
      Химе мотнула головой:
      - Бред. Ничего о таком не слышала.
      Такеда? Что-то я подозрительно мало знаю об этом клане.
      - Выслушай мое предложение, - тем не менее продолжил Баки, - Джосеки где-то достал свитки принуждения. На каждом из нас стоит печать. Если Такеда найдут повод, они могут убить любого из нас, никому ничего не объясняя. Если ты найдешь способ убить главу Такеда, Такеду Чикогуро, и уничтожить свитки, АНБУ поддержат клан Сунахама.
      Свитки принуждения. Достаточно неприятная вещица, если честно. И объясняет, почему он не использовал клона. Одна печать ставится на самого подчиняемого. Она подпитывается его же чакрой и, стоит ему воспользоваться техникой или просто за раз использовать много чакры - и пух. Накопленную чакру печать выплескивает во все стороны, так что даже совсем не сенсор - и простой гэнин заметит. Если из этой дряни не стравливать накопленную чакру, она убьет того, на кого поставлена. Снять, конечно, можно, нет ничего невозможного. Но ставить печати на самого себя, да еще когда на тебе такая дрянь стоит, занятие для самоубийц. А толковых мастеров данного направления в мире-то не так много, не говоря уже о Суне, где кланов с таким направлением деятельности вообще не было. Безопасно стравить чакру можно с контролирующего свитка, который и принимает сигналы от печати. Но вот тут и кроется неприятная особенность. Маленькая ошибка, которую так и не смогли устранить создатели сего произведения искусства, используемого в тюрьмах для синоби. Уничтожить контролирующий свиток - и печать разрушится сама. Как и почему - объяснять сложно и долго. И я не знаю. Миина бы ответила. Там что-то в управляющих контурах намутили. Вот такой косяк. Вещь, к слову, достаточно дорогая, используется в тюрьмах Страны Земли. Всего в двух тюрьмах. И, опять же, к слову, только в этих тюрьмах из всей страны нет коррупции. Потому что тюрьмы специально создавались как места, из которых не возвращаются.
      Химе задумалась:
      - Откуда ты узнал, что я в Суне?
      - Саджи рассказал. Спроси у него, он сам тебе расскажет.
      - Почему он не сказал мне?
      - Не был уверен, как и я. Сам только что закончил говорить с другими безликими, одобрившими то предложение, что я передал тебе.
      Девушка некоторое время размышляла, после чего кивнула.
      - Хорошо. Я обдумаю твое предложение. Отпустите его.
      Баки расслабился и повернул голову, замерев. Он сидел прямо в окне, и мы с Така успели сплести паутинку из тросов, полностью блокируя маневр дзенина. Не просто же так Учиха угорал по поводу того, как у него получится сбежать.
      - Впечатляет, - признал Суновец.
      Мы его все же с миром отпустили и уставились на задумчивую химе.
      - Клан Такеда?
      - Что-то вроде полиции Суны, - ответила девушка.
      - Мы беремся? - спросил уже Саске.
      Девушка еще некоторое время размышляла, поморщилась, но кивнула.
      - Да. Чикогуро не плохой человек, но слишком преданный. Переубедить его не удастся.
      - Иллюзии? - предложил Учиха.
      - Нет. Не думаю, что сработает. Тогда весь клан надо в иллюзию помещать.
      Я перевел взгляд на Така, протягиваю руку.
      - Проникнуть, убить одного человека, уничтожить свитки. Значит, сканаемся, кто пойдет?
      Тот уже готов был протянуть руку в ответ, когда нас остановила Темари.
      - Пойдет Така. Уингу, у меня для тебя есть еще одна работа, которую сможешь выполнить только ты.
      И как-то мне не понравился задумчиво-решительный вид химе. Совсем не понравился.
      
* * * * *
      
      Тера еще раз просмотрел свиток, что ему принес посыльный от Сунахамы. Еще одна группа. Неприятно.
      Свою задачу Тера выполнил сразу по прибытии в город. Не задерживаясь, выдвинулся в путь. Уже в дороге узнал, что Уингу уничтожил Стилтуин полностью, и вот Така столкнулся с Акацки и отступил, не достигнув цели. Пришлось заскочить во второй город и закончить начатое, что было не слишком сложно. Еще через день он добрался до одной из групп Сунахамы, присоединившись к ней. Клан работал достаточно быстро, видимо, привык уже быть постоянно в движении. Но спокойно двигаться по пустыне, ожидая возвращения группы из Суны, не удалось. Пришло сообщение об уничтожении одной из двигающихся групп, благо, приманки. А через несколько часов уничтожили и вторую.
      Суновцы, видимо, были очень недовольны тем ударом под ребра, что устроили им Коноховцы. Тера чувствовал некоторое темное удовлетворение, пусть даже план принадлежал не ему, да и был он одним из трех основных исполнителей. Но все равно было приятно сделать пакость потенциальному противнику. Что бы там ни говорили о союзе, но между скрытыми деревнями возможен только мир и временный договор, но никак не дружба.
      Но сейчас пришло уже третье сообщение о нападении на группу Сунахамы. Уже после второго было принято решение собрать все группы воедино. Запасной план, для разнообразия разработанный не Като. Уже пришли сообщения о том, что немалые силы Суны ушли на защиту пограничных территорий, где вовсю резвились АНБУ Конохи. Так что больших сил выслать на охоту за Сунахамовцами не могли в принципе. Единственной опасностью мог стать джинчуурики. И, с намного меньшей вероятностью, Акацки, уже один раз серьезно отхватившие от Коноховцв. Но сам боец Корня грешил на элиту Суны и неприятностей ждал именно от них.
      Огляделся. Лагерь, поставленный Сунахамой, прятался у подножья плато. Множество колонн из обласканного пустынными ветрами камня, большинство из которых достигали нескольких десятков метров в высоту и по десятку метров в обхвате. С одной стороны плато, с другой - пустыня. Без малого сотня синоби Сунахамы, плюс около полусотни успевших подойти наемников. Остальные группы как Сунахамовцев, так и наемников, уже двигаются сюда. Хватит уже прыгать по этой пустыне туда-сюда, как только Уингу вернется, начнется подготовка к штурму. Ну, или к перевороту, ведь местные, вроде как, хотят провести большую часть сил в город незаметно, а только потом открыто атаковать. Но пока Тера в эти мелочи не вникал, его интересовало состояние войск. Пусть сам он искренне считал Уингу мудаком, но приказы тот отдавал правильные и нужные. Выходило все куда лучше, чем опасался Тера. Сунахамовцы были неплохо тренированы и хорошо оснащены, да и в группах действовать умели. И, что тоже важно, были мотивированы, как надо.
      Из палатки, в которой ночевал Тера, тихонько выбралась девушка и, помахав ручкой безликому, ретировалась в неизвестном направлении. Ее имени он не запомнил... Если вообще спрашивал. Парню было даже интересно - это ее личная инициатива, или кто подсказал?
      От других палаток к Тере приближался Шира, которого точно не было в лагере вчера. Синоби Сунахамы приветливо махнул рукой:
      - Привет.
      - Привет. Давно здесь? - то, как давно вернулся Шира, подсказало бы, как давно Уингу с остальными проникли в Суну.
      - Ночью пришел, ближе к полуночи. У вас тут все нормально?
      Безликий неопределенно пожал плечами:
      - Это не у меня надо спрашивать. Лагерем кто-то из ваших командует.
      Шира ухмыльнулся:
      - Я знаю. Просто зашел узнать мнение лучшего из действующих.
      - Тогда просто зайди в другой раз. Когда-нибудь... никогда.
      Сунахамовец, видимо, такого ответа не ожидал:
      - Я думал, у вас Уингу специализируется на несмешных шутках.
      - На шутках он. А я не шучу. Если ты просто поболтать пришел, то это не ко мне. Да и по любой другой причине. Лучше займись чем-нибудь полезным. И подальше от меня.
      Безликий закончил разговор, несколькими прыжками взобравшись на одну из скальных колонн, устраиваясь там. Никакого желания развлекать Сунахамовцев болтовней у синоби Корня не было.
      Шира, проводив взглядом Коноховца, который, похоже, был не в настроении, побрел к палатке того, кто здесь командовал. О своем возвращении Шира уже доложил, но ему не поставили никаких задач. А сидеть без дела синоби не хотел, вот и надеялся, что его чем-нибудь да займут.
      Командовал в лагере Кагоморо, старейшина Сунахама, хотя и довольно молодой - ему только исполнилось тридцать, дзенин. У него стояла не столько палатка, сколько навес, постоянно сновали туда-сюда посыльные, приносили отчеты и уносили поручения. Пустынные жители умели сами о себе позаботиться, но лагерь был достаточно большим, и запасы воды уже стали проблемой.
      - Кагоморо-сан.
      - А, Шира-кун, - дзенин закончил что-то писать на свитке и отдал его тюнину, тут же убежавшему куда-то, - выспался уже?
      - Да. Я могу чем-то помочь?
      Высокий худощавый дзенин с седыми короткими волосами и бородой улыбнулся:
      - Только если готов относить поручения. Никогда бы не подумал, что...
      - Саехи вернулся! - крикнули где-то в стороне.
      Кагоморо и Шира одновременно обернулись на крик. В их сторону действительно шли четверо синоби в неброской одежде. Группа Саехи пропала последней, и их уже практически считали погибшими. Но, видимо, им все же удалось вырваться. Синоби были потрепаны, дорожные накидки местами порваны, порезаны, сами они шли не слишком уверенно. окружающие негромко подбадривали их, выражали радость от того, что хоть кто-то вернулся.
      - Саехи, - с облегчением встретил вернувшихся Кагоморо, - рад, что вы вернулись. Отдохнете сейчас, но сначала скажи, кто на вас напал?
      Саехи и его подчиненные уже почти дошли до палатки, когда Кагоморо, неожиданно напрягся. Дзенин, резко выхватив кунай, метнул его в Саехи. Однако тот, уклонившись, сам прыгнул вперед, на стол дзенина. Кагоморо выхватил второй кунай, пытаясь ударить противника, но тот блокировал лезвие рукой. Искусственной рукой. Лицо, выглянувшее на дзенина из-под капюшона, оскалилось, и произнело знакомым Шира голосом:
      - Пришло мое время говорить "прощай".
      Но нанести удар марионеточник не успел. Шира, пусть и с небольшим опозданием, понял, что произошло. Подскочил к противнику и нанес мощный удар ногой в корпус, откинувший того в сторону. Прячущиеся под видом Сунахамовцев противники тоже бросились в бой. Кагоморо махнул рукой в сторону первого из противников:
      - Шира, займись им.
      А затем сам, вместе с ближайшими синоби, схлестнулись с Суновцами. По лагерю пронесся гул тревоги, и откуда-то со стороны донеслись звуки от применения ниндзютсу. На лагерь напали.
      Но Шира сосредоточился на своей цели. Противник, отброшенный ударом, уже поднялся. Бросившийся на него с кунаем воин был проткнут резким выпадом выскочившего из запястья противника лезвия. С другой стороны тюнин, подхватив веер, уже начал замах. Противник вскинул свободную руку, откуда выстрелили иглы. Тюнин не успел защититься, и сэнбоны достигли цели, прервав атаку.
      Шира бросился на сближение. Противник направил на него руки, явно собираясь отстреливаться иглами. Шира на бегу подхватил попавшее под ноги широкое железное блюдо для запекания хлебных лепешек. Он подпрыгнул, целясь так, чтобы упасть прямо рядом с противником, а в полете прикрывался почти метровым в диаметре блюдом. Иглы стучали по металлическому блюду, издавая забавный почти музыкальный звук, но не пробивали его. Приземляясь, Шира с силой треснул блюдом по голове противника, перекатился и повторно треснул еще три раза. На четвертом ударе противник схватился за края изрядно помявшегося блюда, блокировав его перед собой. Шира отпустил блюдо и со всей силы ударил ногой прямо в середину, чтобы отбросить его вместе с противником.
      Суновец вновь отлетел, сломав попутно палатку. Но все равно поднялся. Тряпка, что еще недавно была дорожным плащом, окончательно разорвалась. Суновец сбросил ее, подняв голову и посмотрев на Шира.
      - Канкуро? - ошеломленно спросил Сунаххамовец.
      Мертвая, но очень реалистичная маска на искусственной голове широко улыбнулась. Живые безумные глаза в стеклянных глазницах напряженно всматривались в противника. Существо, застывшее на самой грани между живым человеком и мертвой марионеткой, подняло четыре механические руки, тихо трещащие работающими внутри механизмами.
      - Соскучился по мне? - проскрипела марионетка. - Давно не виделись, Шира-кун. С прошлой жизни.
      Где-то вдали что-то очень громко взорвалось. Сунахамовцы и наемники, находящиеся поблизости, бросились в атаку на марионетку. От нескольких воздушных ударных ниндзютсу Канкуро уклонился, легко отпрыгивая в сторону. Загнув руку в локте, он выстрелил из образовавшегося ствола газовой ядовитой гранатой в ответ. Троица наемников, выхватив оружие, бросилась врукопашную. Но это была не лучшая идея. Марионетка, руки которой были напичканы холодным оружием, легко отбивала выпады сразу всех. Шира приближаться не спешил, не был уверен, что сможет уклоняться от того количества клинков, которым орудовал Канкуро.
      Неожиданно из маскировки выскочил Тера, с криком "СЕКРЕТНАЯ ТАЙНАЯ ТЕХНИКА КОНОХИ: НЕУДЕРЖИМЫЙ ПЕНДЕЛЬ НО ДЗЮТСУ!" ударивший марионетку ногой. Удар вышел раза в два сильнее, чем удар Шира, и отбросил куклу до ближайшей скалы. Тера потер ногу в месте удара, но выглядел довольным.
      - Тера.
      - Предлагаю махнуться, - ответил Коноховец, - там ребята с веерами среди Суновцев, головы не поднять. А с этим я справлюсь.
      Канкуро, сидящий на скале метрах в десяти над землей, направил руки на Теру, выстреливая иглы. Однако Коноховец лишь направил свою руку навстречу. Сэнбоны, оказываясь в метре от его руки, неожиданно теряли форму и втягивались в маленький черный шарик у самой ладони. И, когда все иглы были поглощены, шарик будто выстрелил в сторону противника, врезавшись в скалу в метре от марионетки, вызывая небольшой взрыв.
      - Опять промазал. Иди же! - крикнул Тера и бросился на противника.
      Способность, которую люди Корня выкрали у сильнейших синоби Ивы, работала далеко не на полную свою мощность. Тера отлично знал, на что рассчитывал Данзо-сан. Он хотел получить геном с кеккай тота, на который опирались техники Тсучикаге. Не удалось. Тера был лишь жалким подобием, каким была и Каору со своим посохом. Некогда удачный эксперимент с пересадкой мокутона повторить на других геномах так и не удалось. Все, что мог Тера - сжимать не слишком напитанную чакрой материю и тут же отправлять ее в полет, потому что стабильно держать материю в сжатом состоянии он не мог, она сразу взрывалась. Либо набирать, либо взрывать. Но, стоит признать, способность была достаточно сильной и, если включить голову, еще и очень удобной и многогранной.
      Канкуро прыгнул навстречу бегущему к нему Коноховцу, выстреливая сэнбоны, кунаи со взрывными печатями, газовые шашки. Но весь этот мусор Тера превратил в черный шарик, который отправил обратно Суновцу. Марионетка от атаки увернулась, продолжая сближаться, видимо полагаясь на преимущество в ближнем бою.
      Тера направил руку в сторону земли рядом с собой, и резко сжал чуть больше полукуба песка, выстрелив под ноги Суновцу. Марионетка от прямой атаки уклонилась, но взрыв все равно хлопнул близко отправляя его в полет. Безликий швырнул наперехват кунай со взрывной печатью. Попал, печать сдетонировала при контакте, снова отправляя Канкуро в полет. Тут же присоединились и Сунахамовцы с наемниками. Кто кидал кунаи с печатями, кто атаковал низкоуровневыми техниками. Хлопнуло несколько взрывов, и противник исчез среди поднятых клубов пыли и дыма. Один из тюнинов с веером потоком воздуха разогнал пыль, но марионетка исчезла.
      - Он под землю ушел! - выкрикнул кто-то.
      Тера поспешил прыгнуть в сторону, пинком поднять на ножки стол и встать на него. Однако живая кукла атаковала не его, а наемников, одновременно стреляя сэнбонами по всем остальным. И, если Сунахамовцы успевали отходить от дистанционной атаки, кучку наемников Канкуро порвал быстро. Он не столько старался нанести смертельный удар, сколько вообще задеть, дальше за него все делал яд. Увидев, как несколько воинов замертво упали, получив лишь пару царапин на руках, Тера лишний раз порадовался, что в костюме, который давал пусть не полную, но все же защиту.
      Снова скрывшись в маскировке, Тера пошел на сближение с марионеткой. Канкуро активно двигался, отстреливался от Сунахамовцев, и безликий счел, что марионетка занята боем. Но стоило ему наступить на на что-то хрупкое, хрустнувшее под ногой, противник тут же среагировал, выстрелив иглами в его сторону.
      - Я не забыл о тебе, - прошипела кукла.
      Коноховец от игл уклонился, швыряя в ответ взрывные печати. Суновец бросился в сторону, уходя из зоны поражения, и безликий пошел на перехват. Марионетка, безумно улыбаясь, пошла на сближение, размахивая руками, украшенными лезвиями. Однако на близкой дистанции Тера вновь выставил руки перед собой. Во время очередного замаха на одной из рук Канкуро не стало нескольких лезвий и ладони, а другая укоротилась почти до плеча, и через секунду безликий выстрелил в него своей техникой. Взрывом куклу отбросило, но явно не убило, даже не повредило, если не считать нескольких опалин на теле. Канкуро поднялся, осмотрел оторванную руку и снова бросился в бой, теперь атакуя только с дистанции.
      Синоби Суны атаковали лагерь со стороны пустыни. Несколько человек, используя техники стихии воздуха при помощи веера. Но Сунахамовцы быстро среагировали. Несколько синоби, использующие стихию земли, подняли песок в нескольких местах, создавая защиту. А те, кто использовал веер, взобрались на скальные колонны и кидались техниками оттуда. Эффекта неожиданности, не считая нескольких синоби, прошедших в лагерь под видом группы Саехи, не получилось, и атака завязла в дистанционном обмене техниками.
      Шира, поняв, что сейчас он помочь здесь ничем не может, засел в укрытии вместе с другими синоби ближнего боя. С позиций Суновцев, помимо воздушных и изредка огненных, техник летели гранаты разного содержания. Но гранаты сбивали в воздухе бросками кунаев, не давая долететь. Взрыв на позиции газовой или начиненной иглами гранаты мог убить сразу десяток человек.
      - Атака! - выкрикнул кто-то.
      Шира, морщась от пыли, поднятой постоянно врезающимся в песок воздушным ударам, выглянул из укрытия. Сквозь пыль и порывы ветра он смог разглядеть пять крупных силуэтов, приближающихся к их позициям. Крупные осадные куклы, внешне похожие на крабов с крупной мордой и высоким лбом, служащим защитой для пассажиров, способные выдерживать попадания даже сильных техник. И закрывать собой нескольких синоби, активно швыряющихся сюрикенами. Сам Шира и еще несколько синоби метнули кунаи со взрыв-печатями. Грохнули взрывы, не остановившие и даже не замедлившие кукол. Один из Сунахамовцев, выждав, пока противники подойдут поближе, собрал печати и применил технику:
      - Высвобождение земли: погребение.
      Под лапами краба разошлась земля, заставляя крупную марионетку завалиться на бок. Половину своих лап, попавших в открывшийся пролом, самостоятельно она вытащить не могла. Суновцы выбросили дымовые шашки, да и остальные крабы были уже близко.
      Из дыма веером летят сюрикены, заставляя Сунахамовцев прятаться по укрытиям. А затем начинается атака. Два десятка Суновцев набросились на защитников лагеря. Швырнув несколько сюрикенов навстречу противникам, Шира сошелся в рукопашном бою с синоби в обычной форме Суны, вооруженным парой изогнутых клинков. Уклонившись от пары замахов, Шира сблизился с противником, надавив на несколько уязвимых мест, снова дистанцировался, уходя от удара. С другой стороны на него бросилась куноити, держащая в руке кунай. Пропустив удар над собой, Шира ответил резким тычком локтя в живот и, как продолжение удара, кулаком в челюсть. Первый противник снова атаковал, но не так уверенно, как раньше. Шира перехватил его руку, резким движением вывернул сустав, и оглушил противника сильным ударом в голову.
      Рядом упала газовая граната, заставив резко уходить в сторону, а со стороны Суновцев продолжали прилетать техники. Сунахамовец нагнал двух противников, уже бросившихся вглубь лагеря, одного остановив подножкой, а второго ударяя под ребра. Но синоби удар блокировал, контратаковав Шира. Короткий стремительный обмен ударами показал, что они примерно на одном уровне, поэтому Сунахамовец резко дистанцировался, отбрасываясь сюрикенами. Он применил одну-единственную свою технику.
      - Шичи Тенкохо!
      С открытых участков кожи пошло оранжевое свечение, вены набухли, Шира вдохнул полной грудью и бросился вперед. Пользуясь серьезным, пусть и кратковременным ускорением, он нанес несколько сильных ударов в корпус противника, быстрым движением перекидывая его через себя и впечатывая в песок. Суновец оказался крепким и закряхтел, сразу силясь подняться. Удар в шею поставил точку в его жизни.
      - Шира!
      Парень обернулся, к нему подошел Кагоморо, слегка заляпанный кровью.
      - Противник обошел нас с фланга и атаковал команды на скалах. Помоги им!
      Вокруг все еще стояли клубы пыли, и ему пришлось отступить глубже в лагерь, чтобы увидеть, что происходит.
      А там уже вовсю шел бой. Синоби Сунахамы были атакованы марионетками, не слишком сильными по отдельности, но их было несколько десятков. Сунахамовцы, вооруженные веерами, были вынуждены уходить от прямого боя, но и атаковать техниками не успевали. Синоби прыгали с вершины на вершину, гоняемые марионетками.
      Шира не пошел на сближение с куклами, он начал поиски кукловодов, что должны были быть где-то рядом. Взобравшись на скалы, он пробежал мимо поля боя, туда, где должны были скрываться кукловоды. Несколько марионеток бросились за ним, стреляя иглами, но были слишком медлительны. Суновцы действительно прятались неподалеку. Но кукловодов прикрывали тройка синоби, сразу атаковавшие Шира техниками и железом.
      От сюрикенов парень ушел легко, а вот от огненного снаряда увернулся едва-едва. Шира отпрыгнул в сторону, пробежавшись по стенке колонны, закрывшей его от противников, и атаковав с другой стороны. Там его встретил суновец с клинком, мерцающим от чакры молнии. Шира, уклонившись от нескольких замахов, резко отступает. Противник следует за ним, оставаясь без прикрытия напарников. Пропустив мимо очередной замах, Шира атакует сам, блокируя танкецу на руке суновца, отчего подача чакры на клинок прекращается. Удар в голову лишает противника сознания, и он улетает вниз.
      В этот момент Сунахамовца нагоняют марионетки, наседая сзади и заставляя его выходить под удар команды Суны. Один из Суновцев складывает печати, но за его спиной появляется Тера, вгоняя нинзято в горло и резким круговым движением срубая голову. Шира рывком сближается с марионеточниками, атакуя их, пока Тера разбирается с синоби. Слабые в тайдзютсу кукловоды один за другим улетают вниз, и Шира взбирается на колонну, останавливая действие техники. Туда же поднимается Тера.
      - Где Канкуро? - первым делом спросил парень.
      Коноховец пожал плечами:
      - Та полумертвая-полуживая кукла? Отступил. У нас с ним пат, но подключились другие и начали его зажимать, вот и свалил, - безликий посмотрел на поле боя, где Суновцы постепенно отступали. - Странно. Они либо недооценили нас, либо переоценили себя. Как-то не...
      Договорить он не успел. Раздался грохот, земля затряслась, даже колонны начали покачиваться. Песок между лагерем Сунахамовцев и позициями Суновцев вздыбился, забурлил. Во все стороны пошла пыль. А затем из-под земли начал подниматься монстр. Тера предположил худшее, но поспешил. Это был не Шукаку. Еще нет. Гигантская фигура песчаного демона, но статичная, не двигающаяся.
      - А вот и большой енот пожаловал, - криво улыбнулся Тера.
      На вершине статуи стоял джинчуурики, сложив руки в замок. С грохотом рот статуи начал медленно открываться.
      - Он атакует!
      Сунахамовцы бросились врассыпную. Рот статуи Шукаку открылся полностью, и из нутра статуи со свистом полетели песчаные снаряды-шары. На лагерь упал песчаный град, ближайшие колонны с грохотом заваливались и падали, лагерь был погребен меньше, чем за минуту, пусть большинство Сунахамовцев и сумели разбежаться. Однако атака Суны возобновилась с новой силой.
      Тера и Шира находились в стороне, и их колонна не обвалилась.
      - Давай, выбьем Гаару, и Суновцы отступят.
      Шира скептически посмотрел на безликого:
      - Выбьем? Как ты себе это представляешь?
      - Положимся на твою скорость и мой великолепный ум. Ты обозначаешь атаки и отвлекаешь его внимание. А я работаю с более мощными техниками. Я не смогу сжать его собственный песок, он слишком насыщен чакрой, но весь остальной - легко.
      Джинчуурики уже спустился вниз и пока просто шел вперед, в бою участвовали в основном прочие синоби.
      - Гениально. А если выскочит Шукаку? - с сомнением спросил Шира.
      - Этого я и жду. Контролировать демона не смогут и сами Суновцы. Мы просто отступим, а вот они оставить свое главное стратегическое оружие не смогут.
      Сунахамовец решился:
      - Хорошо. Но это одна из самых плохих затей, в которых я участвовал.
      Гаара шел вперед, едва сдерживаясь от желания побежать. Его держали приказы, но желание убивать горело в груди ярче любого пламени. Но командиры держали его в стороне от схватки, опасаясь, что из-за куража битвы джинчуурики потеряет над собой контроль. Сейчас его задачей было подойти ближе и, если потребуется, вновь обрушить на мятежников что-нибудь мощное.
      Прилетевший справа удар был полной неожиданностью. Защита не сработала, и джинчуурики отбросило в сторону, а вокруг запоздало сформировался песчаный щит. Атаковавшего его синоби Гаара не знал, да и на это ему было плевать. Но его атака... Она кое-что напомнила джинчуурики. Гаара бросил свой песок на противника, но тот исчез, ушел на слишком большой для него скорости. А затем последовал еще один удар в грудь и новый удар в голову. Едва плюхнувшись на песок, Гаара рыкнул. Песок вокруг него выстрелил вверх тонкими песчаными столбами, отгоняя противника. Но джинчуурики извлек уроки из прошлых битв. Его песок начал вращаться вокруг него, оставляя лишь небольшие щели, чтобы видеть окружающее пространство.
      Гаара взмахнул рукой, будто пытался схватить что-то перед собой, и песок под ногами противника, формируясь в ладонь, попытался его схватить. Безуспешно. А затем в кокон сзади врезалась некая атака, раскидавшая песок. На его горле сомкнулась рука и резко швырнула назад, а уже в полете нагнал удар. Гаара рыкнул, заставляя песок вокруг клиньями выстрелить над ним, чтобы отогнать противника.
      Разозлившись, джинчуурики заставил весь песок на десятки метров вокруг прийти в движение. Он уже начал поднимать песок вокруг себя для формирования непробиваемого кокона, когда сверху упал кунай с закрепленной на нем печатью. Песчаная броня сформировалась почти мгновенно, а затем печать взорвалась. Слегка оглушенный, Гаара потерял контроль над техникой, и кокон не сформировался, начав осыпаться песком. К нему полетело еще несколько сюрикенов и кунаев, но песок сработал сам, защитив от опасности.
      "Убить их!" - раздался рев Шукаку в голове.
      - Да! - согласился с ним джинчуурики.
      Резко обрушив остатки защиты, он выстрелил во все стороны песчаными сюрикенами. Один из противников сумел уклониться. Второй сжал его сюрикен в маленький черный шарик и выстрелил им в ответ. Атака безликого разбилась о песчаный щит, но второй противник уже приблизился, занося руку для удара. Гаара взмахнул рукой наотмашь, поднимая целую волну песка, несущуюся навстречу противнику.
      Шира пришлось отступать - волна была слишком высокой, чтобы ее перепрыгнуть, и слишком широкой, чтобы обойти. Тера, заметив, что синоби Суны почему-то отступают и двигаются явно к ним, резко пошел на сближение с медленно звереющим джинчуурики. Отчеты Корня были верны, Гаара с трудом себя контролирует, для провокации Шукаку достаточно нескольких удачных атак. Безликий ухмыльнулся под маской. Уж лучше Узумаки, которому еще нужно постараться, чтобы выпустить чакру биджу, чем это неконтролируемое животное. Тера опустил ладони вниз, забирая как можно больше материи перед последней атакой, после которой он сразу отступит, и лишь надеялся, что у Сунахамовца хватит ума свалить уже сейчас.
      Волна отогнала Шира достаточно далеко, прежде чем он сумел ее перепрыгнуть. Он видел, как Тера атаковал Гаару, и техника безликого разорвалась мощным взрывом. Синоби Суны уже двигались сюда, а Коноховец, скрывшись в маскировке, отступил. Посчитав, что напарник привел план в исполнение, Шира развернулся в обратную сторону и начал удаляться от поля боя, чтобы потом соединиться с силами клана.
      Однако он отошел недалеко. Перед ним из песка выскользнула марионетка, едва не задев своими лезвиями. Шира успел уйти в сторону, швырнув в прыжке сюрикены. Кукла отбила их рукой, безумно улыбнувшись.
      - Уже уходишь? Не досмотришь спектакль до конца?
      - Канкуро, - нахмурился Сунахамовец.
      - Мы перебили старейшин, но я не нашел свою сестру. Не подскажешь, где она? Вы же с ней были неплохо знакомы.
      Марионетка шаг за шагом приближался, а Шира улыбнулся:
      - Я тебе ничего не скажу! Тебе до нее не добраться!
      - Откуда такая фанатичность? - продолжал улыбаться фантом, неожиданно остановившись. - А! Я вспомнил! Шира! Неудачник, что не умеет использовать чакру! Ты бесполезен.
      Марионетка вскинула три руки, атакуя иглами. Шира, отпрыгнув в сторону, выдохнул:
      - Шичи Тенкохо!
      Сунахамовец резко сблизился с Канкуро, нанеся один удар, от которого тот и не пытался уклониться. Марионетка улетела в сторону, пропахав песок, но снова поднялась. Шира хотел атаковать еще раз, но вместо рывка получился шаг. Опустив глаза вниз, он увидел единственный сэнбон, кончик которого торчал из живота.
      - Спектакль окончен, - поклонился Канкуро, прежде чем провалиться в песок.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.