Говорить и слушать +8

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сальваторе Роберт «Темный Эльф»

Основные персонажи:
Артемис Энтрери
Пэйринг:
Двайвел Тиггервилис, ОМП, Артемис Энтрери
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, AU
Предупреждения:
Насилие, ОМП
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Двайвел живет своей жизнью после расставания с Артемисом Энтрери. И ей есть чем заняться.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Текст с Фандомной Битвы - 2014.
Действие происходит после цикла "Наемные клинки".
Возможно АУ. Хотя автор предпочитает считать это своим хэдканоном.
Спасибо Хмыку за вычитку!
4 ноября 2014, 18:17
— А вы слышали? На севере, кажется, опять воевать будут.
— Да кому нужен этот север? Холодно, полно монстров и смотреть не на что…
— Точно говорю — будут! Вот моя невестка на той неделе со своей подругой и ее мужем разговаривала, те как раз из Вотердипа вернулись.
— И что? Им местные Лорды свои планы доложить успели?
— А ты сам послушай…
И так — каждый день. В трактир «Медный Муравей» приходили те, кто жаждал узнать новости или добыть какую-то информацию. Но одновременно сами гости заведения невольно становились источниками сведений для тех, у кого есть глаза и уши. У Двайвел Тиггервилис и ее шпионов с ушами и глазами было все в порядке. Слушать она умела, как никто другой.
К тому же, ее народ пользовался незаслуженной славой безвредных коротышек. Иногда Двайвел было даже приятно разрушать этот стереотип. И еще приятнее — пользоваться им к своему благу.
Потому сейчас она спокойно вытирала стаканы за стойкой, краем уха слушая последние сплетни с Севера и мысленно складывая их к другим. Желающие заплатить за новые слухи всегда отыщутся.
Будучи одной из самых влиятельных женщин-хафлингов в Калимпорте, Двайвел прекрасно понимала все выгоды своего положения и извлекала из этого максимальную пользу. Немало людей и представителей прочих рас было благодарно Двайвел и с удовольствием пользовалось ее услугами. Однако находились и те, кто пострадал из-за ее ремесла.
Один такой человек как раз вошел в трактир и, заметив Двайвел, двинулся прямо к ней.
— Что ты натворила?! — прошипел мужчина, немного повысив голос. Его кулак обрушился на стойку бара, а обращенный к Двайвел взгляд метал молнии. — Я думал, мы договорились!
— Я не обещала, что сохраню твои дела в тайне, Рикард из Тэрдабиша, — спокойно ответила Двайвел, не обращая внимания на тон собеседника.
— Поэтому продала меня конкурентам? — прищурился Рикард, попытавшись ухватить Двайвел за руку. Но та ловко увернулась все с тем же равнодушным выражением лица.
— Во-первых, я тебя никому не продавала. Всего лишь сказала пару слов о твоих запросах интересующимся людям за небольшую плату, — размеренно ответила Двайвел. — Во-вторых, ты сам не заплатил мне, Рикард. Потому и я не посчитала нужным сохранять твои тайны при себе. По-моему, честная сделка.
— Твой болтливый язык уничтожил все мое предприятие! — рыкнул на нее Рикард, потянувшись к мечу. Но тут же одумался, осознав, что в зале полно людей, а из-за двери кухни прямо на него смотрит крайне недружелюбного вида хафлинг с арбалетом.
— Свое предприятие ты уничтожил сам, — пожала плечами Двайвел, растеряв показательное равнодушие и добавив в голос недовольства. — Не смей перекладывать всю вину за свою недальновидность и наглость на меня. И теперь, если тебе не нужны еще большие неприятности, стоит забыть дорогу в «Медный Муравей», а лучше — вообще уехать из города. Ведь здесь тебя уже ничто не держит, верно?
— Верно, — скрипнул зубами Рикард. Он оглянулся на закрывшуюся дверь кухни, затем сделал шаг прочь от стойки бара. — Но я этого не забуду, Двайвел Тиггервилис. Лучше теперь тебе оглядываться почаще и спать с открытыми глазами.
— Это не первый раз, когда мне угрожают, — нахмурилась Двайвел.
— Возможно. Но это первый раз, когда тебе угрожаю я, — ответил Рикард, покидая «Медный Муравей».
Двайвел не боялась этого человека. Отчаянный малый, он был простым наемником, а недавно решил окончательно остепениться. Рикард многое вложил в собственное дело, собирался отправиться куда-то на восток и получить с удачного контракта просто баснословную прибыль, но совершенно забыл, что за услуги даже хафлингам надо платить отнюдь не насмешками. И когда его конкуренты перехватили контракт, Рикард был в ярости: он уже успел наделать долгов и щедро раздать обещания. Жена тоже не захотела оставаться с неудачником, забрав ребенка и уехав к родителям куда-то в Тетир. Обанкротившийся Рикард почти сразу понял, кому обязан уплывшим из его рук контрактом. Но Двайвел ничуть не жалела о своем поступке: каждый получает то, что заслуживает. А раз Двайвел не получила денег за проданную информацию, Рикард тоже не мог просто так остаться в выигрыше.
Бесплатно Двайвел работала только для себя, своих многочисленных родственников и немногочисленных друзей. И еще тех, кто крепко держал ее за горло. Никем из перечисленных Рикард не был.
— Может быть, нам стоит усилить охрану? — обратился к ней хафлинг, дежуривший возле кухонной двери.
— Думаю, не повредит, — задумчиво кивнула Двайвел. — По крайней мере, пока Рикард не уберется из Калимшана. Я отдам приказ проследить за ним.
— Не слишком ли откровенно вы с ним говорили? — переминаясь с ноги на ногу, спросил хафлинг. — Быть может, не стоило его сердить? Этот тип выглядел опасным.
— Мой дорогой кузен, я знавала людей, что не просто выглядели опаснее Рикарда из Тэрдабиша, но и были таковыми, — ответила Двайвел, отворачиваясь в сторону зала и показывая, что разговор закончен.
И хотя ее уверенность приободрила родича, сама Двайвел отнюдь не чувствовала себя спокойно, а разговор с кузеном обратил ее мысли прочь от Рикарда и грозящей опасности. Уже не прислушиваясь к последним сплетням в зале, Двайвел задумчиво вздохнула.
«Надеюсь, у тебя все хорошо, друг мой».

Двайвел понимала, что угодила в ловушку, но выбора не было. За спиной оставалась лишь каменная стена, перелезть через которую с ее ростом просто невозможно, а впереди — один поворот и вооруженный до зубов Рикард.
Она все же недооценила жажду мести этого типа. Была уверена, что ему окажется важнее раздать долги и сбежать, чем поквитаться с обманувшей его женщиной-хафлингом. Но Двайвел просчиталась. Эта ее ошибка уже стоила жизни двум охранникам из числа наемников-людей и вот-вот могла стать роковой для самой Двайвел. Ее шпионы сообщили, что он уехал из города, но вот и недели не прошло, как Рикард вернулся.
Двайвел уже почти успела выкинуть его из головы, потому, возвращаясь с важной встречи, никак не ожидала подвоха. До «Медного Муравья» оставалась всего одна улица и несколько переулков.
Осторожно выглянув из-за угла, Двайвел мысленно прикинула, как далеко она сумеет убежать. Получалось не очень обнадеживающе.
— Эй, Тиггервилис, не прячься, — раздался голос Рикарда где-то совсем рядом. — Здесь некуда бежать!
Метаться между слишком высокой для нее стеной и выходом из тупика было глупо. Оставалось только признать, что Рикард прав, и в этот раз ее удачливость не поможет. Но самостоятельно сделать шаг навстречу убийце Двайвел все равно не могла — слишком страшно. Воистину, Двайвел Тиггервилис не хотела умирать, и никто не смог бы упрекнуть ее в этом.
Да, каждый получал то, что заслуживает. Она недооценила Рикарда — и виновата в своем положении только сама.
Его тень наконец-то выскользнула из-за поворота. Рикард хищно улыбнулся, заметив свою перепуганную жертву у стены, ноздри его раздувались от предвкушения, а обагренный кровью охранников клинок жадно потянулся к шее Двайвел.
— Я же говорил тебе, маленькая дрянь — оглядывайся чаще, — прошипел мужчина, хватая ее за плечо.
— Зря не воспользовался своим же советом, — хрипло раздалось из темноты.
Двайвел не успела ничего даже понять, когда Рикард закричал. Он отпустил ее плечо, пытаясь развернуться, но получил вместо этого лезвием по горлу. Кровь хлынула на землю, на стены, попала и на сапоги Двайвел, а тело Рикарда пока еще стояло на ногах. Но не прошло и нескольких секунд, как оно рухнуло в багряную лужу.
— С-спасибо, — невнятно поблагодарила Двайвел темноту, прижимаясь спиной к каменной стене.
— Не пугайся так. Это я. — Темнота немного развеялась, благодаря вспыхнувшему красными всполохами лезвию меча. Человек сбросил капюшон и посмотрел на нее усталыми глазами. — Здравствуй, моя дорогая Двайвел.
— Артемис Энтрери, — произнесла она прежде, чем окончательно узнала его.
Но это был действительно он. Несмотря на то, что Энтрери изменился — его лицо постарело, а изнутри будто покрылось пылью — Двайвел никогда не смогла бы принять этого человека за кого-то другого.
— Я так рада, что ты жив, друг мой, — с чувством произнесла она. И сейчас, как никогда, была искренна с ним.

Они вновь сидели в подвале «Медного Муравья», как когда-то, несколько лет назад. Только теперь за Энтрери не стояли грозные темные эльфы. Но спина его не стала от этого прямее — уж скорее на плечи Артемиса навалился новый непосильный груз.
— Я думала, ты не явишься в Калимпорт так скоро, — осторожно призналась Двайвел, разглядывая своего старого друга и отмечая, что в нем изменилось.
— Я тоже думал, — кивнул Энтрери, задумчиво уставившись в стену. — Знаешь, я много где побывал за это время и многое понял. Едва не стал королем, был рыцарем, охотником за головами, убийцей и пешкой в чужой игре. И мне это надоело. Слишком тяжело для одной человеческой жизни. Поэтому я решил вернуться домой, в Калимпорт. Пусть это и окажется непросто.
— Здесь, у нас, тебе всегда будут рады, ты же знаешь, — успокаивающе заявила Двайвел. Она действительно скучала по Энтрери, вечному чувству опасности рядом с ним, беседам в темноте и постоянному разгадыванию этого человека. Слой за слоем она рассматривала его душу и никак не могла понять — что же из уже известного ей правда. Это одновременно пугало и притягивало.
В порыве чувств Двайвел схватила его ладонь и добавила:
— Я действительно счастлива, что ты жив, Артемис Энтрери.
— Знаю, — спокойно ответил он, посмотрев ей в глаза. — Именно поэтому я вернулся домой. Вернулся к тебе.
Энтрери мягко сжал ее руку, и Двайвел улыбнулась. Что же, теперь он и правда дома, если таково будет его желание. Ведь каждый получает то, что заслуживает.
— Мне столько нужно рассказать тебе, дорогая Двайвел…
— А я очень хочу это услышать.